Статья опубликована в №49 (821) от 21 декабря-27 декабря 2016
Общество

Встречный ветер

Одиночное путешествие вдоль береговой линии континентов длилось 21 год и 21 день
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 24 декабря 2016, 18:01

После трёхчасовой лекции, которую прочитал в медиахолле псковского драмтеатра путешественник Владислав Кетов, я спросил у него: ездит ли он на велосипеде сегодня как обычный человек? По Петербургу, например, где он живёт. Дело в том, что большую часть своего пути, длившегося 21 год и 21 день (с перерывами), Владислав Кетов проделал на велосипеде. Но его невероятное путешествие по 96 странам закончилось в 2012 году. А как теперь? «Очень редко езжу», - ответил Владислав Кетов. Насколько я понял, Владислава Кетова не устраивают «сумасшедшие водители» и вообще малопригодные для велосипедистов российские условия. Но при этом он совершил то, что не сделал ни один человек на свете. И уже больше никогда не сделает. Он проделал путь в 169 тысяч километров.

«Большого понимания на Родине я не нашёл. А если совсем честно – и маленького понимания не нашёл»

Объясню, почему никто такое путешествие повторить не сможет. Не только потому, что мало кто способен посвятить такому путешествию столько времени и сил, постоянно рискуя жизнью (Владислав Кетов по пути побывал в 8 зонах боевых действий и преодолел 7 пустынь в самую засушливую пору). Просто мир за то время, что прошло с 1991 года, сильно изменился. Изменились границы.

Для Владислава Кетова очень важно было уточнить: он впервые в истории совершил путешествие вокруг земли, а точнее - одиночное путешествие вдоль береговой линии континентов. Не путешествие вокруг земного шара, а именно вокруг.

Владислав Кетов не просто так начал свой рассказ с того, сказал, что в юности служил пограничником. Это было на границе с Китаем в 1968-71 годах («там скучно не было»). Что такое границы – ему было известно. Для него граница – это забор. «Почему человек должен ходить вдоль забора?» - задал он себе вопрос. Похожий вопрос в конце 20-х годов прошлого века задал псковский велосипедист-путешественник Глеб Травин, когда отправлялся в своё путешествие. Его именем назван клуб псковского проекта «Ветка», в заседании которого принял участие в декабре 2016 года Владислав Кетов.

Владислав Кетов. Самая западная точка Африки, Дакар. Фото: ketov.ru

В конце 20-х годов ХХ века Глеб Травин, мечтавший объездить на велосипеде весь мир, из своей страны выехать не мог. Его бы не выпустили. По этой причине ему как раз и пришлось ехать «вдоль забора» - вдоль границ СССР. У Кетова в начале 90-х годов ситуация была другая. Перестройка. Загранпаспорт имелся. И он решился отправиться в путь.

Для Владислава Кетова очень важно было в самом начале псковской встречи уточнить: он «впервые в истории совершил путешествие вокруг земли, а точнее - одиночное путешествие вдоль береговой линии континентов». Не путешествие вокруг земного шара, а именно вокруг земли.

Путешествие вокруг земного шара его не интересовало. Он не собирался ничего пересекать. Кругосветных путешествий каждый год совершаются тысячи. Он придумал совсем другое. «Люди не видят то, что перед их глазами, - произнёс Владислав Кетов и длинной указкой показал на береговую линию на карте. - Это единственная линия, которую не надо рисовать». Мало того, это оказалась единственная линия, по которой Кетову в середине 80-х, ещё до перестройки – в 1983 году, захотелось пройти. Проехать. Но тогда такой возможности не было.

«Я понял, что идею надо столбить, - продолжил он свой рассказ. - Пять лет молчал как партизан – до 1988 года. Даже семье не говорил. А потом, когда был объявлен конкурс идей, отправил заявку на конкурс. Но не для того, чтобы выиграть, а по той причине, что «все идеи, присланные на конкурс, регистрировались с точки зрения авторского права». Так говорилось в условиях конкурса. Таким образом, не имея спонсоров и помощников, он оказался обладателем патента. Оставалось только объехать весь мир.

«Открытие удивительного факта, что за всю историю такое путешествие не было даже предложено, помогло понять, что мы живём не столько в реальном мире, сколько в пространстве реальности придуманной и даже навязанной. Поэтому всё путешествие стало важнейшим этапом длинного пути познания реальной картины мира и отказа от иллюзорных представлений и стереотипов». Так думает Владислав Кетов.

«Большого понимания на Родине я не нашёл, - сказал Владислав Кетов. – А если совсем честно – и маленького понимания не нашёл».

И всё-таки родное государство поспособствовало тому, чтобы он сорвался с места. Кетов обстоятельно рассказал о том, как началось его путешествие. То же самое описано в его дневнике под названием «Выхожу один я на дорогу…». Дневник начинается буддийским эпиграфом: «Дороги созданы для странствий, но не ради целей». Странствие Кетова началось так: «13 мая, вечером, по радио сообщили, что служебные загранпаспорта подлежат немедленной перерегистрации, а с 15 числа, то есть через день, они уже недействительны. Обычное государственное хамство…». С государственным хамством Кетов сталкивался часто. Не только советским или российским. Желание не впускать или не выпускать у чиновников разных стран очень сильное.

Известие о том, что загранпаспорт надо срочно перерегистрировать, заставил Кетова срочно принять решение. Велика была вероятность того, что если он промедлит, из страны его могут просто не выпустить. Шёл 1991 год. Время было переходное, непонятное. Ночь прошла в размышлениях, а утром…

«Накануне уволился из Пушкинского ДК, - написал Владислав Кетов в дневнике. - Закрыли нашу, существовавшую 8 лет студию - творческое объединение художников-любителей «Прообраз». Дохода от нас нет!? Была ещё пара сигналов, что время наступило. Именно в тот день я купил газету «Час пик», которую практически никогда не покупал, а тут вдруг подошёл к киоску и купил. После чего, не открывая, протаскал весь день в портфеле. И вспомнил о ней только вечером, когда узнал новость про перерегистрацию».

Владислав Кетов, в Европе. Фото: ketov.ru

Наутро, 14 мая 1991 года, Кетов отправился на велосипеде в Пулково – с загранпаспортом, но без билета. Шансы на вылет в Калининград были минимальные. Но ему повезло. Билет он купил. Это был очередной «сигнал». Ещё одним «сигналом» было то, что велосипед взяли в багаж прямо так, без чехла, а когда Кетов сходил с трапа в Калининграде, грузчики предложили ему прямо из-под самолёта сесть на велосипед. Так что в свой дальний путь он отправился прямо с взлётно-посадочной полосы. В тот момент в голове была одна мысль: «Главное - из страны выскочить». Но сразу выскочить не удалось. На границе ему сурово сказали: «Мы тебя не выпустим» - «Почему?» - «У нас закрытый пограничный пункт». Виза есть, загранпаспорт есть, но всё равно не выпускали. Ближайший пункт – в Гродно. Пришлось отправиться туда. А время истекало…

«Изменение общего направления»

Если открыть сайт Владислава Кетова, то там под фотографией, на которой видны маленький человек и его велосипед на берегу большого экзотического таинственного озера, есть такое высказывание: «Каждый человек – это вектор, часть огромной системы под названием Жизнь. Сумма всех векторов даёт сдвиг системы в ту или иную сторону. Поскольку большинство векторов взаимно уравновешиваются, никто не может с уверенностью сказать, что именно его действие (или бездействие) не стало решающим для изменения общего направления».

Направление Кетова было – двигаться вперёд. Преодолевать границы. Человек на велосипеде с российским флажком на руле и 30-50 килограммами груза на багажнике не думал останавливаться. По его словам, в основном ветер был встречный. Даже тогда когда путешественник сворачивал, огибая какой-нибудь береговой изгиб, ветер сворачивал вместе с ним.

С мая 1991по апрель 1993 года Владислав Кетов побывал в 24 странах, по береговой линии проехав Польшу, Германии, Данию, Германию, Голландию, Бельгию, Францию, Испанию, Португалию, Испанию, Францию, Монако, Италию, Словению, Хорватию, Венгрию, Югославию, Албанию, Грецию, Турцию, Сирию, Ливан, Кипр и Израиль.

Так начиналось путешествие, в ходе которого впервые один человек автономно – в основном на велосипеде - объехал по контуру Европу, Африку, юг и юго-восток Азии, Северную и Южную Америки. 169 тысяч километров, 40 тысяч фотографий, 120 кассет дневниковых записей… В пути, если считать чистое время, он провёл лет семь. Остальное время – это ожидание визы, поиск денег на продолжение путешествие и тому подобное. Советский человек без каких-то особых знаний языков в 42 года отправился в неведомый ему мир – без денег, без связей, но с желанием преодолеть то, что никто другой не преодолевал.

Проблем по пути, по сути, было две (так говорит сам Кетов): бюрократия и финансы. Путешествие начиналось совсем в другую эпоху. Не только в смысле границ (в 1991 году для того чтобы получить визу в Германию он прождал в Польше три месяца). В то время не было ни навигаторов, ни цифровых фотоаппаратов, ни мобильных телефонов… В 1991 году заявить миру, что ты готов отправиться вокруг земли, - это примерно то же самое, что заявить о том, что путешественник готов отправиться на велосипеде на Луну.

Деньги он зарабатывал, рисуя портреты встречавшихся ему по дороге людей. Половину портретов продавал, половину дарил в знак благодарности за помощь. Часть денег отсылал семье в Петербург. Ночевал, в основном, в палатке. И здесь важно было правильно подобрать ночлег. Основную опасность в таких путешествиях представляют не стихийные бедствия (хотя от наводнения в Иране пришлось спасаться), не дикие звери (хотя на Дальнем Востоке он вынужден был двигаться по следам тигра), а люди. Какие-нибудь боевики – вооружённые борцы за независимость чего-нибудь, или просто грабители, для которых делом чести было «проучить» чужака.

Так что Кетов старался ночлег выбирать так, чтобы его никто не видел. Останавливался на дороге в ожидании того, чтобы в зоне видимости никого не было. Если надо – делал вид, что ремонтирует велосипед. Пережидал. Когда убеждался, что рядом никого нет – резко сворачивал в сторону от дороги и разбивал палатку в малозаметном месте. Рано утром отправлялся в путь, в день стараясь преодолевать не менее 111 километров – по какой бы дороге или бездорожью не приходилось двигаться. По пустыням, в которых температура в тени – к 50 градусам – ехал под тентом.

Несколько практических советов он в Пскове дал. Если вас захватят какие-нибудь вооружённые люди – не вступайте с ними в конфликт, не спорьте, в вежливо, а просите встречи с их командирами. Чем выше по званию командир – тем лучше. С вышестоящими командирами можно договориться, пока вас «не пустили в расход». Командиры в странах третьего мира, как правило, заканчивали советские или российские военные училища и знают русский язык. Многие испытывают к России симпатии.

«Там же пройти невозможно…»

Самый первый велосипед, на котором Кетов выехал из СССР в 1991 году, доехал до Парижа. К моменту выезда пробег у него уже был 20 тысяч километров по дорогам СССР. Это был велосипед, который путешественник собирал сам - «Чемпион – шоссе». Детали были частично импортные, частично самодельные. Второй велосипед он получил в подарок в Париже, куда зашёл в марте 92 года сменить заднее колесо. Новый велосипед путешественник усилил задним 26 дюймовым колесом от маунтинбайка и преодолел потом около 40 тысяч километров. В Кейптауне произошла замена. Тайванская компания по его просьбе прислала новый велосипед. Его хватило тоже на 40 тысяч километров – до Владивостока. Четвёртый велосипед оказался самый удачный. Кетов его собрал в Ванкувере («было из чего выбирать. Дольше всего искал раму, с остальным было проще»). На нём он объехал Северную и Южную Америки - более 50 тысяч километров.
Основная опасность на многих дорогах была – мины. В таких случаях лучше двигаться по асфальту, потому что мины, заложенные на такой дороге, рассчитаны на тяжёлую технику, а «велосипед – не тяжёлая техника». Хотя значительная часть путешествия проходила по гравийным, грунтовым дорогам и бездорожью. Зон боевых действий Кетов пересёк как минимум 8 (Югославия, Ближний Восток, Западная Сахара, Ангола, Мозамбик, Северо-Восточная Африка и Аравийский полуостров, Камбоджа, Колумбия). Пустынь преодолел примерно столько же Синайскую, Западную Сахару, Намиб, Восточную Сахару, Аравийская пустыню, Наска, Атакама… По логике, надо было ждать удобного времени года, но визовые и прочие проблемы вынуждали ехать тогда, когда выпадала такая возможность. И всегда это было самое жаркое время года.

Африканский (и частично азиатский) этап (один из самых тяжёлых и опасных) прошёл с апреля 1993 по ноябрь 1995 года. Кетов проехал Египет, Тунис, Алжир, Марокко, Западную Сахару, Мавританию, Сенегал, Гамбию, Гвинею Биссау, Гвинею, Кот-д’Ивуар, Гану, Того, Бенин, Нигерию, Камерун, Экваториальную Гвинею, Габон, Конго, Анголу, Намибию, ЮАР, Мозамбик, Танзанию, Кению, Эфиопию, Джибути, Йемен, Оман, ОАЭ… Попадались совсем уж странные «государства» - такие как африканская Кабинда (самопровозглашённое государство, правительство которого состояло из членов Гражданского общества Кабинды и участников движений FLEC и FAC). Один из самых сложных отрезков был в Южной Анголе. 130 километров путешественник преодолевал 10 дней, в какой-то момент поняв: «А чего-то я ничего не боюсь…». Шансов выйти живым оставалось немного. Когда его потом попросили показать, через какие места он там проезжал, он показал на карте. «Там же пройти невозможно, - ответили ему. Там же ангольский концентрационный лагерь под открытым небом». – «Извините, я не знал».

Сложно было с водой. С собой в пустыню много воды не возьмёшь. Обычно это было 17 литров воды из расчёта на 3-4 дня. Иногда вода заканчивалась, а источников воды всё ещё не было. Но «если сильно прижать – становишься следопытом». Однажды Кетов обнаружил совершенно невидимый колодец. Стоял в трёх шагах и не видел его. И всё же до воды, находящейся на глубине 8 метров, он добрался, «это спасло». Бывало, чтобы выжить, приходилось пить жидкую грязь или находить воду по следам шедших на водопой диких животных.

Несмотря на то, что Владислав Кетов несколько раз говорил, что «на Западе удивлялись, что в России это никому не нужно», несколько фамилий людей, которые ему в этом путешествии на разных этапах помогали, Кетов назвал. В том числе российских дипломатов. Список людей, которые ему оказывали помощь, на его сайте довольно большой. Но первым среди них значится Виктор Бут. Тот самый. В 2012 году Виктор Бут был осуждён в США на 25 лет тюрьмы «за намерение незаконно осуществить торговлю оружием и поддержку терроризма». После лекции я спросил Владислава Кетова о Буте – о том, как они познакомились и что он думает о его аресте.

Окончание следует

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  397
Оценок:  4
Средний балл:  10