Статья опубликована в №50 (822) от 28 декабря-10 января 2016
Общество

Встречный ветер. Часть вторая

У путешественника, преодолевшего за 21 год на велосипеде расстояние вдоль береговой линии континентов, возник не менее грандиозный план
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 07 января 2017, 19:28

За четыре года — к концу 1995 года российский путешественник Владислав Кетов на велосипеде по береговой линии объехал значительную часть Европы и всю Африку. На встрече в Пскове, проходившей в медиахолле псковского драмтеатра в декабре 2016 года, путешественника спросили, не возникало ли у него по пути желания бросить всё и вернуться домой. Владислав Кетов ответил, что нет, не возникало, и объяснил почему: «На мотивации «я хочу» далеко не уедешь, а вот на мотивации «я должен»…» На мотивации «я должен» путешественник преодолел в одиночку 167 тысяч километров.

«Пока мы сами не научимся себя уважать, нас уважать не будут»

Начало азиатского этапа путешествия стало очень важным. Владислав Кетов отправился в дальний путь без спонсоров и вообще без поддержки. Надеялся в основном на свои силы. Зарабатывал тем, что рисовал портреты встречавшихся ему людей. Он и сам прекрасно понимал, что так не делают и что «правильный» путешественник должен заручиться помощью своего государства и хороших спонсоров. Однако понимания в России он не нашёл. Кетов и сам охотно признаёт, что «всё делает неправильно», но выбор у него был невелик: «Или неправильно делать, или правильно бла-бла-бла…» Если бы он всё делал «по правилам», а не сорвался с места после бессонной ночи 14 мая 1991 года, то, наверное, до сих пор бы «готовился» к небывалому походу.

На разных этапах своего путешествия, длившегося с перерывами 21 год и 21 день и закончившегося в 2012 году, Кетов обращался за помощью к влиятельным людям. Например, как выразился Владислав Кетов, к «путешественнику Фёдору с лошадиной фамилией».

Самый известный российский путешественник с лошадиной фамилией в России — Фёдор Конюхов. Но помощи Кетов не дождался. Точнее, дождался, но совсем не от того, на кого мог рассчитывать. В Объединённых Арабских Эмиратах в 1995 году путешественник познакомился с Виктором Бутом (российским предпринимателем, осуждённым в 2012 году в США на 25 лет тюрьмы «за намерение незаконно осуществить торговлю оружием и поддержку терроризма»).

«Вы не верите в то, что он торговал оружием?» — спросил я Владислава Кетова. «Вы имеете в виду фильм?». (Видимо, подразумевался американский фильм «Оружейный барон» с Николасом Кейджем, снятый по мотивам уголовного дела Бута.) «Почему фильм? Приговор же не после просмотра фильма выносили. Вы допускаете возможность, что Виктор Бут всё-таки перевозил на самолётах оружие?» — «Он перевозчик. То, что ему предлагали, он и перевозил. Но арестовали его не за это». — «А за что?» — «Он ввязался в алмазный бизнес в Африке. Вот его конкуренты и устранили. Я предупреждал его, что не надо ему туда лезть. Африку за время моего путешествия я изучил хорошо…»

Владислав Кетов, Нью-Йорк. Фото: ketov.ru

И Владислав Кетов стал рассказывать о событиях, связанных с Виктором Бутом, которые тоже были экранизированы. Но не американцами, а русскими. Это фильм «Кандагар» — о побеге из плена российских лётчиков, сбежавших на самолёте от боевиков Талибана (Бут был прототипом координатора и спонсора побега). И он же, Бут, обеспечил основное финансирование путешествия Владислава Кетова на азиатско-американском этапе — с осени 1995 года до ноября 2000 года.

На сайте Владислава Кетова довольно большой список людей, которые на разных этапах путешествия вокруг земли оказывали ему помощь. Они из разных стран. Виктор Давыдов в 1997—1998 годах серьёзно помог в подготовке этапа «Владивосток — Ванкувер», Джозеф Шор («в Панаме очень выручил в трудный момент странствия»), Михаил Брук, («чья помощь в Нью-Йорке позволила завершить основную часть пути в 2000 году»), Игорь Воеводский («благодаря которому проект был продолжен в 2005—2008 годах»), Алексей Конопелько («единственный, кто верил в реальность проекта с самого начала и кто помог решить яхтенные проблемы на Дальнем Востоке в 1997 году»), Ирина Костина и Наталья Лукьянова из петербургского велотурклуба и студии «Образ», в 1995 году написавшие мэру Петербурга Анатолию Собчаку письмо, после которого была получена первая реальная помощь администрации города…

И всё же во время псковской встречи Владислав Кетов не раз с горечью говорил о том, что в России к его путешествию отнеслись с недоумением. Один из российских послов, который мог бы помочь с долгожданной визой, просьбу проигнорировал («он посол, вот он меня и послал…»).

Владислав Кетов, этот скромный человек, один и без оружия много лет колесил по миру, объехал 96 стран, побывал там, где ни разу не ступала нога русского человека. Если посмотреть на то, как его встречали в разных странах, то это впечатляет. Огромное количество публикаций на ведомых и неведомых языках. Неподдельный интерес. И при этом Владислав Кетов произнёс: «Меня только в России не узнают».

Человек с российским флажком на багажнике был настоящим российским послом, одним своим появлением внушая многим (хотя и не всем) уважение. Через всю Россию он тоже проехал. И самый частый вопрос, который ему задавали именно в России, по его собственному признанию, был таким: «А на фига?» Подобный вопрос у многих не возникает, когда речь идёт о какой-нибудь «маленькой победоносной войне» за пределами России. Зачем мы там воюем — понятно. Если уж не уважают, то пусть хотя бы боятся. «А на фига рисковать жизнью, путешествуя?»

По поводу уважения Кетов на псковской встрече-лекции тоже высказался: «Пока мы сами не научимся себя уважать, нас уважать не будут».

«Когда вы идёте к людям — вы идёте к проблемам»

Визу в Китай Кетов получил только с шестого раза. Для этого пришлось даже возвращаться в Россию. Помочь вызвался замминистра иностранных дел. Он лично подписал от МИД России 17 писем в 17 азиатских представительств. Но Китай, несмотря на официальный запрос, всё равно во въезде Кетову отказал — тоже официально. Однако отступать было нельзя. Путешественник решил попробовать попасть через Гонконг (в тот момент как раз находившийся в переходном состоянии). Но там тоже не получилось. И тут-то Кетов встретил в Гонконге человека по имени Давид. Узнав, что Кетову никто помочь не может, Давид предложил за 800 гонконгских долларов уладить проблему. «Что не может МИД — делает Давид», — сделал вывод Владислав Кетов. Так он попал в Китай.

Правда, есть четыре страны, в которые Кетов всё-таки не попал. Северная Корея, Либерия, Сомали и Ливия. Их ему пришлось объезжать.

Значительная часть азиатского этапа прошла с декабря 1995 года по октябрь 1997 года (Иран — Пакистан — Индия — Бангладеш — Мьянма (Бирма) — Таиланд — Малайзия — Сингапур — Малайзия — Таиланд — Кампучия — Вьетнам — Гонконг — Китай — Россия). Значительная часть американского этапа прошла с 26 сентября 1998 по 14 ноября 2000 года (Канада — США — Мексика — Гватемала — Сальвадор — Гондурас — Никарагуа — Коста-Рика — Панама — Колумбия — Эквадор — Перу — Чили — Аргентина — Уругвай — Бразилия — Гвиана — Суринам — Гайана — Венесуэла — Колумбия — Белиз — Мексика — США — Канада). Потом была Скандинавия — с 14 июня 2005 года по 13 сентября 2005 года (Россия — Норвегия — Швеция — Финляндия). Основной российский этап проекта от Оленегорска Мурманской области до Советской Гавани Хабаровского края состоялся в мае — сентября 2010 года. Сезон 2011 года заняло путешествие «Квебек — Аляска», а последний этап начался там, где всё начиналось в 1991 году, на польской границе. Кетов ехал по береговой линии Польши, Литвы, Латвии, Эстонии, Ленинградской области, финишировав у Медного всадника в Петербурге.

Владислав Кетов в Южной Америке. Фото: ketov.ru

Я видел разных путешественников. Одни прямо-таки стремятся к людям. Например, такие как Григорий Кубатьян (о нём читайте в статье «Тропы в Китай уводят…»). Это тот, кто добирался до Индии на велосипеде через Тибет и доехал до Австралии автостопом. Такие путешественники при любой возможности стараются ночевать не в палатке или гостинице, а в гостях. Просятся на ночлег, ночуют в монастырях и тому подобных местах, попутно знакомясь с местными обычаями, культурой. И есть такие, как Владислав Кетов. У Кетова была совсем другая задача. Не то чтобы он нелюдим (иначе бы не нарисовал столько графических портретов), но к людям он относится с осторожностью. «Все проблемы — из-за людей, — говорит он. — Я радуюсь, что поблизости нет населённых пунктов. Когда вы идёте к людям — вы идёте к проблемам».

Символично, что когда Кетов был за тридевять земель, у него в Петербурге чуть не отобрали квартиру. Пришлось возвращаться и долго улаживать дела («Был наезд шустрых ребят на квартиру, в которой жила жена. Мы почти потеряли квартиру. Привезли из Сибири какую-то «наследницу»-наркоманку, якобы родственницу прежних владельцев квартиры. Суд склонялся в её пользу…»). В конце концов квартиру удалось отстоять, но путешествие надолго прервалось (это было в начале 2000-х годов). Не было ни времени, ни денег. Но незаконченное путешествие не считается. К 2005 году всё нормализовалось, и начался очередной этап.

«В России самая северная дорога идёт вдоль южной границы»

11 паспортов, 5 велосипедов… Об упорстве Кетова свидетельствует и то, что он не довольствовался общеизвестным. Например, всем известно, что самая южная точка Южной Америки — Огненная Земля. По идее, было достаточно обогнуть её и возвращаться на север. Никто бы ему претензий не предъявил. Но Кетов не остановился, потому что, судя по карте, а не по туристическим рекламным проспектам, самая южная точка — это Наварино, чилийский остров, названный в честь Наваринского морского сражения 1827 года, в котором объединённая эскадра России, Британии и Франции разгромила турецко-египетский флот. До Наварино Кетов добирался через пролив Бигл. Впрочем, по поводу самой южной части этого континента существуют разные мнения. Многие считают, что самая южная точка Южной Америки — мыс Фроуард на полуострове Брансуик, находящийся примерно в 100 км к юго-западу от мыса Горн.
Самый сильный ветер, который Кетов ощутил на себе, был в Патагонии («В Патагонии ветры такие, что сильнее только в Антарктиде»). В Рио-де-Жанейро Кетов неожиданно познакомился с православным священником о. Сергием. Бразильский храм был построен в «псковском стиле».

Надо сказать, что и сам Кетов в некотором смысле действовал в «псковском стиле». Как он сказал на заседании клуба путешественников «Тропы» имени Глеба Травина, для отправления в далёкое путешествие «спусковым крючком» стало как раз путешествие на велосипеде псковича Глеба Травина, осуществлённое в 1929—1930 годах. По мнению Кетова, Псков в достаточной мере не использует имя Глеба Травина. Это не псковская особенность. Он считает, что к нашим знаменитым предкам в России относятся не так, как должно («мы не сильно любим, не очень уважаем, не хотим гордиться»). Это, безусловно, так и относится не только к ушедшим, но и к живым. Если бы я написал здесь не о человеке, единственном в мире преодолевшем 167 тысяч километров, а, допустим, о действующем псковском священнике, осуждённом недавно в Пскове за хранение пистолета с глушителем и крупной партии наркотиков, то интерес к статье был бы несравнимо большим.

Правда, у Владислава Кетова есть особенный взгляд на то велопутешествие Травина вдоль границ СССР, особенно на прохождение по Крайнему Северу. По мнению Кетова, в таких условиях проехать на велосипеде невозможно. Так что он считает, что Травин «реально проехал 25-30 тысяч километров, но это всё равно было фантастическое путешествие»).

Владислав Кетов тоже пробовал преодолеть северное побережье России. Но быстро убедился, что на велосипеде этого сделать нельзя. Дорог нет совсем. Собственно, он никогда не обещал, что будет преодолевать всё расстояние только на велосипеде (в заявке было указано: «на экологически чистом транспорте»). Так что иногда он менял велосипед на оленью упряжку или лодку или шёл пешком. Думал, что над побережьем удастся пролететь на «автожире» (он же гироплан, или гирокоптер). Гироплан похож на маленький вертолёт, но действует по другому принципу (винт гироплана свободно вращается под действием аэродинамических сил). Но путешествие сорвалось — вмешался финансовый кризис. Тогда Кетов сел на привычный велосипед и отправился через всю Россию на Дальний Восток — по самой северной из возможных ведущих на восток дорог. Но «парадокс в том, что в России самая северная дорога идёт вдоль южной границы. Такое есть только в Канаде…»

Владислав Кетов в Пскове. Фото: Алексей Семёнов.

«Страна у нас замечательная, а вот государство…»

«Страна у нас замечательная, а вот государство…» — сказал Владислав Кетов. Его скепсис объясним. До того, как отправиться в путь, трудовой стаж Кетова насчитывал 25 лет и 20 дней. Когда он вернулся — стаж стал меньше. Пенсия, которую он сегодня получает, в переводе на американскую валюту насчитывает 150 долларов. Действительно, на пенсионера он похож меньше всего.

Во время лекции, когда демонстрировали фотографии на экране, вдруг завис компьютер. Путешественник не удивился. Он привык к тому, что при его участии всегда что-нибудь «зависает», «сыплется» или того хуже — разваливается. Такое случалось даже с целыми странами (ГДР, Югославией, Гонконгом, Йеменом…). Но потом обязательно всегда начинается что-то новое. Ноутбук быстро заменили, на экране появились новые фотографии. В том числе и велосипед, висящий на канате над водным потоком. Это было после внезапного наводнения в Южном Иране. Тогда пришлось вместе с велосипедом переправляться на канате… На некоторых границах (например, между Ираном и Пакистаном) даже пограничники точно не могли сказать, в какой стороне находится соседняя страна.

68 лет, пенсия 150 долларов… Что дальше? Планы у Владислава Кетова есть. И они не менее масштабные, чем раньше. Как бы далеко он ни забирался, но в некоторых странах, даже очень известных, не был, побережье не проезжал, не проходил, не пролетал. Так что он решил проделать тот же путь, который он уже проделал, заново, но добавить к нему ещё и Великобританию, Японию, Австралию… Разумеется, это будет уже не велосипед, а другой экологический вид транспорта — тот самый гироплан (Кетов создал «Этическое экологическое движение»: он как человек, преодолевший немыслимое количество границ — и не только государственных, думает о «будущем объединённого человечества»).

А пока человечество ещё не объединилось, Кетов решил всю землю облететь — по побережью континентов. По его мнению, весь путь должен занять не так много времени («это реально сделать за год»).

***

Во время велосипедного путешествия Владислав Кетов иногда ощущал себя «велокиллером». В том смысле, что в дороге он встречал других велопутешественников. И когда те узнавали о том, что уже удалось преодолеть Кетову, то взгляд их тускнел. Они понимали, что такого им не повторить. Хотя, на мой взгляд, это не должно выбивать из седла. Для кого-то, возможно, и преодоление на велосипеде расстояния от Пскова до Изборска достижение. И в этом нет ничего смешного.

Путешествие Кетова — это пример того, что непреодолимых препятствий нет. Особенно если у вас имеется в запасе 21 год и 21 день.

На эту тему

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  358
Оценок:  6
Средний балл:  8