Общество

Так что же сказал покойник?

Теперь можно смело издавать книгу избранных некрологов Аркадия Бабченко с предисловием «покойника»
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 02 июня 2018, 18:20

«Лысый аккуратно собирал и складывал фотографии, документы и плёнки с записями и всё допытывался, не вспомню ли я ещё чего-нибудь. Я собралась было сообщить им слова покойника, но лысый удержал меня: «Пока не надо. В настоящий момент это не самое главное».
Иоанна Хмелевская. «Что сказал покойник».

Лишнее слово во всей истории ужасного убийства и чудесного воскрешения Аркадия Бабченко только одно. Это слово «журналист». Всё время подчёркивается: «Готовилось покушение на журналиста» или «Как человек Бабченко воскрес, а как журналист – умер». Почему? В смысле, почему вы решили, что как журналист он умер только в момент, когда в СМИ объявили о том, что его убийство - инсценировка?

«Хотите пользы - дайте мне британский паспорт и защиту»

На следующее утро после известия об убийстве «журналиста Бабченко» я участвовал в журналистском семинаре-практикуме в Москве. Обсуждались профессионально-этические вопросы. Второй день семинара, естественно, начался с минуты молчания. Один из журналистов «Новой газеты», с которой Бабченко когда-то сотрудничал, мрачно произнёс: «Я ни о ком другом, кроме Бабченко, сегодня думать не могу».

Но жизнь продолжалась. Мы принялись обсуждать заранее заявленную тему. Пришло время несколько слов сказать мне. Ситуация была этически сложная. Не мог же я тогда сказать всего, о чём думал: о том, что Аркадий Бабченко человек храбрый, талантливый, его антивоенная позиция достойна уважения, но он совсем не журналист. В этот день и час это было бы неуместно.

Поэтому фамилий я вообще не называл, а сказал о том, в какой момент журналист перестаёт быть журналистом: тогда, когда он становится «борцом за справедливость», спасателем, воином и т.п. Возможно, это будет даже полезнее, чем журналистика. Но называться будет иначе.

Спецслужбы разных стран к инсценировкам убийств прибегали многократно, в том числе и в России. Например, в Красноярске в 2000 году инсценировали убийство криминального авторитета Паши Цветомузыки (Вилора Струганова). Некто Саша-Парашютист явился в ФСБ и объявил себя киллером, которого нанял бизнесмен Анатолий Быков. В ФСБ довели инсценировку до сцены вывоза «трупов» перед камерами журналистов с «места происшествия».

В 2009 году в Петербурге сымитировали убийство ректора Государственной Полярной академии Кермена Басангова.

Но это не совсем то, что произошло в конце мая 2018 года в Киеве.

Как политический беженец Аркадий Бабченко вполне имел право участвовать в операции Службы Безопасности Украины. После убийства в Киеве Павла Шеремета трудно игнорировать информацию о готовящемся покушении.

По версии СБУ, финт с «убийством» Бабченко помог заполучить список у организатора преступления список из 47 потенциальных жертв, включая Евгения Киселёва и Матвея Ганапольского.

Аркадий Бабченко после «воскрешения». Фото: Валентин Огиренко / Reuters.

Уже после «воскрешения» Бабченко прочёл на сайте Би Би Си: «От инсценировки убийства Бабченко больше вреда, чем пользы» и быстро ответил в Фейсбуке: «Дорогая пресса Британии! А иди, пожалуйста, на @@@ [три веселые буквы], а? А хотите пользы - дайте мне британский паспорт и защиту. Вот тогда и будете меня учить, как спасть свою семью. Умники @@@@@ [чертовы], @@@@@ [блин]».

Впрочем, как известно, британский паспорт тоже не гарантия безопасности.

«Я был убит и воскрес уже столетним стариком…»

Помню, как фотографировал Аркадия Бабченко в 2012 году в Москве. Тысячи протестующих двумя колоннами направлялись по дороге от памятника Пушкину на Тверской до проспекта Сахарова. Это было одно из оппозиционных шествий.

Бабченко шёл в одной из колонн, возглавляя большую группу демонстрантов. В руках его был мегафон. Он командовал, скандировал. Журналисты вокруг него бегали с диктофонами и камерами, а Бабченко двигался с мегафоном. Он был участником процесса, действующим лицом, а не наблюдателем. Таким он и остаётся до сих пор. Хотя на время ему пришлось замолчать и даже обмазаться свиной кровью и набрать её в рот – для достоверности.

Но даже «мёртвым» он оставался участником процесса.

Фото: Аркадий Бабченко. 15 сентября 2012 г. Москва. Фото: Алексей Семёнов.

Бабченко – литератор с военным опытом. В противоположном лагере в чём-то похожую нишу занимает Захар Прилепин. Оба публикуют статьи (кто их сейчас не публикует, включая Путина). Один воюет против войны, другой за войну. Основное поле боя – информационное.

С войной оба сталкивались постоянно. Но выводы из одних и тех же войн они извлекали разные. Противоположные.

«Я люблю тебя, война, - говорится в первой книге Аркадия Бабченко «Алхан-Юрт». - В восемнадцать лет я был кинут в тебя наивным щенком и был убит на тебе. И воскрес уже столетним стариком, больным, с нарушенным иммунитетом, пустыми глазами и выжженной душой».

Любовь эта, разумеется, особенная. Герой книги этой любовью не упивается, а давится («Для меня больше нет мира. Для меня теперь всегда война»).

Если есть война, то должна быть и смерть. Война как напоминание о том, «самая паскудная жизнь в тысячу раз лучше смерти». Так рассуждал «Алхан-Юрта».

История с киевским «убийством» и «воскрешением» получилась двусмысленной, циничной, но если бы со всех сторон не разносилось «Бабченко – популярный журналист», то проблемы бы не было. Не нам решать, как должен поступать человек, которому сообщают, что его скоро убьют.

Но если ты продолжаешь называть себя журналистом, то должен вести себя иначе. Тебе же потом статьи писать. Кто потом им верить будет? А заодно и другим авторам.

Бабченко решил сотрудничать с СБУ до конца – вплоть до процедуры опознания тела и лавины некрологов.

Теперь можно смело издавать книгу избранных некрологов Аркадия Бабченко с предисловием «покойника».

В Твиттере Аркадий Бабченко подписывается как Старшина Запаса (StarshinaZapasa). Но это он в российской армии был старшиной, а на информационном фронте он уже как минимум «генерал-майор», а после «воскрешения», видимо, станет «генерал-лейтенантом».

«Я думаю, что это облегчит войну, которую ведёт Россия»

Хоронить Бабченко как журналиста поздно. Похороны состоялись давным-давно. Похоронный оркестр не понадобился. Так что оценивать его надо по другой шкале - как бойца во время информационной войны. Шум с его участием произведён немалый, но репутационные потери той стороны, на которой сегодня Бабченко находится, таковы, что «генерал-майора» надо бы не поощрять, а разжаловать. Как выразился после «воскрешения» глава «Репортёров без границ» Кристоф Делуара: «Я думаю, что это облегчит войну, которую ведёт Россия».

Частное лицо вправе защищать себя и свою семью какими угодно законными способами. Но если ты на фронте, то надо думать и об общем деле. После несостоявшегося убийства противники Бабченко получили козырь. Это, конечно, лучше, чем настоящая смерть Бабченко, но, почему-то, кажется, что был какой-то третий вариант.

Для сторонников нынешних российских властей инсценировка убийства - лишний повод напомнить твиты бывшего «покойника» вроде того, что он написал 25 августа 2017 года: «Я обязательно вернусь в Москву. Есть у меня там еще одно дельце. На первом же "Абрамсе", который будет идти по Тверской, в люке, под флагом НАТО, буду торчать я. А благодарные россияне, забыв про Крым, будут кидать освободителям цветы и, опуская глаза, просить гуманитарной тушенки. И пинать ногами памятник Путину, говоря, что они не знали и в душе всегда были против. Запомните этот твит. Доброе утро».

Разумеется, те, кому надо – запомнили. Но одно дело, когда автор этого высказывания – очередной беженец каких десятки тысяч и совсем другое дело, когда это воскресший «популярный журналист». После таких высказываний российских противников Путина с удвоенной энергией начинают называть агентами госдепа или НАТО.

У Бабченко уже есть опыт езды на танках. 11 августа 2008 года Аркадий Бабченко из Цхинвали написал: «Журналистика вообще поганая профессия, а военная журналистика - особенно. Паразитирование на смерти. Я всегда был против чернухи, всегда считал неприкрытую демонстрацию человеческих останков самым низкосортным вариантом журналистики. Во имя чего ты это делаешь? Денег заработать? Смерть требует к себе уважения. Нельзя с ней вот так вот, попинывая ногами, поигрывая объективом. К тому же война очень тесно связана с метафизикой, а смерть совсем не любит, когда ты с ней запанибрата…»

Да, смерть требует уважения. Как и жизнь. Всё-таки это не кино. Это не фильм «Миссия невыполнима», где героя Джона Войта спрашивают: «Не хотите посмотреть кино, мистер Фелпс?» - «Я больше люблю театр», - отвечает он. - «Даже кинематограф Украины вас не интересует?» - «Подберите что-нибудь на ваш вкус».

В этом фильме тоже происходят инсценировки убийств. В кино это выглядит нормально. Совсем другое дело – в жизни.

***

В декабре 2012 года я написал об Аркадии Бабченко в «ПГ»: «На последнем массовом шествии – 15 сентября 2012 года по Бульварному кольцу - я видел Аркадия Бабченко с мегафоном в руках. Он бодро шёл в левой колонне, улыбался и давал распоряжения. Спустя три месяца он напишет: «Теперь поздно кулаками махать. Этот раунд мы проиграли. Всё. Поезд ушел… Никаких других выходов из этого тупика больше нет…». Как будто это текст, стоя за правым плечом, ему диктовал лично Вячеслав Володин.

Таких людей с неустойчивой психикой как господин Бабченко среди оппозиционеров достаточно. Позавчера они кричали: «Ура, мы победили!», а сегодня они с тем же энтузиазмом кричат: «Караул, мы проиграли!»

Думаю, что происходящее в эти дни в Киеве с участием Бабченко – продолжение той истории, когда человек по-прежнему не определился, кто он. Старшина запаса? Генерал-майор?

В любом случае, если он и уходил в запас, то снова вернулся.


Чтобы оперативно отслеживать самые важные новости в Пскове и России, подписывайтесь на наши группы в «Телеграме», «ВКонтакте»«Твиттере», «Фейсбуке» и «Одноклассниках».

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  594
Оценок:  14
Средний балл:  5.5