Статья опубликована в №40 (812) от 19 октября-25 октября 2016
Общество

Отдать на раздробление

На первый план выходят не пропагандисты, а люди более мирных профессий
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 20 октября 2016, 19:30

13-14 октября в 2016 года в Хельсинки в выставочном зале Ванха Сатама состоялась конференция «Русскоязычные сообщества Европы–2016 в раздробленном медийном пространстве», организованная фондом Cultura. Во вступительном слове министр транспорта и связи Финляндии Анне Бернер рассказала о том, что одна из целей конференции — «объединить русских людей разных стран, чтобы они друг с другом познакомились». Знакомства — это неизбежная часть любой конференции. Тем более такой, как эта. В зале собрались журналисты и учёные из России, Эстонии, Финляндии, Дании, Бельгии, Германии, Франции, Великобритании, Латвии… И это были очень разные люди. Настолько разные, что не было никакой уверенности, что они найдут общий язык, несмотря на синхронный перевод.

«Троллевая империя Владимира Путина»

Большинству участников конференции перевод был не нужен. Почти все разговаривали на русском языке. Финны, датчане, эстонцы… Не говоря уже о русских, живущих по всему миру — от Японии до Великобритании. И всё же иногда казалось, что язык у нас один, а смысл в слова мы вкладываем разный. Но если бы было иначе, то не имело бы смысла созывать конференцию, посвящённую «раздробленному медийному пространству».

Во время приёма в мэрии Хельсинки ко мне подошла русская журналистка из небольшого финского города и стала рассказывать о том, какой у нас замечательный президент, как он просто и понятно умеет говорить о сложных вещах. Имелся в виду Путин. Журналистка и подумать не могла, что я могу считать иначе.

Для многих русских, живущих за пределами России, Путин действительно если не бог, то ближайший его представитель. Безупречный оратор, ослепительный красавец, остроумный человек…

Однако важно задаться вопросом: «для многих русских» — это для скольких? Тем же вопросом задавались некоторые докладчики и участники дискуссий.

Потому что для других русских, живущих за пределами России, Путин и его режим — это та сила, которая прежде всего и повинна в том, что медийное сообщество раздроблено, а такое понятие, как «русский мир», постепенно превратилось в нечто пугающее. Мы говорим «русский мир», а подразумеваем «русская война».

Признаки этого в Финляндии ощущались ещё в позапрошлом году. С весны 2014 года в Финляндии в интернете стал набирать популярность мем под названием Slaavikyykky («славянские корточки»). Финны, насмехаясь над «царём гопников» Владимиром Путиным, облачались в спортивные штаны Adidas и публиковали свои фотографии, где они демонстративно сидят на корточках — «как Путин». На корточки садились целыми семьями и трудовыми коллективами. И всё же в Финляндии в 2014 году ещё чувствовались отголоски российского туристического бума. Взаимовыгодная торговля с Россией приводила к тому, что долгое время рос интерес к изучению русского языка в школах.

Спустя два года, в 2016 году, судя по ответам на мои вопросы, финны уже не сильно надеются на скорое улучшение отношений. Возможность изучать русский язык как второй иностранный во многих школах остаётся, но желающих всё меньше. 

Но даже знание русского языка не даёт гарантии, что мы можем понять друг друга. К примеру, на конференции выступала Йессика Аро — журналист службы новостей компании теле- и радиовещания Финляндии YLE. Она прочитала доклад о российской «фабрике троллей». Сейчас г-жа Аро пишет книгу под рабочим названием «Троллевая империя Владимира Путина».

Во время своего доклада Йессика Аро упомянула о том, как пророссийский финский «эксперт» Йохан Бекман и некоторые другие пропутинские активисты из Финляндии организовали её травлю (сейчас по этому делу ведётся расследование). Это тот самый Бекман, удостоенный высшей юридической премии России «Фемида», литературной премии Союза писателей России «Полярная звезда», литературной премии им. маршала Говорова. Республики Балтии, в отличие от «ДНР» и «ЛНР», Бекман не признаёт, себя называет «официальным представителем ДНР в Финляндии» и организует туристические туры финнов в «Новороссию» (как минимум 13 туристов из Финляндии приезжали в «ДНР» и «ЛНР», в том числе и на линию фронта). Эта линия преподносится как передняя линия, где столкнулся некий «фашистский мир» (Украина, Евросоюз и США) и «антифашистский» (Россия и «Новороссия»). Взгляды Бекмана мало чем отличаются от взглядов представителей «Изборского клуба».

Йессика Аро напомнила, что некоторые финские граждане воевали на стороне «ДНР». Сам Бекман в своих многочисленных интервью это подтверждал. После разоблачительных статей г-жи Аро ей на телефон стали поступать угрозы из России, Казахстана, Украины…

«Русский мир пришёл»

Ещё одна финская фамилия, прозвучавшая в сообщении Йессики Аро, — это Янус Путконен (директор и главный редактор информагентства DONI). Материалы о Путконене можно легко обнаружить в русскоязычном интернете. Название одной из статей говорит само за себя: «Финский журналист Янус Путконен: На Донбассе нет российской армии, но есть сердца русских людей». Путконен не скрывает, чем он занимается на Донбассе. «Я здесь помогаю выиграть войну», — говорит он. То есть никакой он не журналист. Когда он заявлял: «Не секрет, что многие финские добровольцы сейчас воюют в подразделении «Призрак» на территории ЛНР», — то это была часть информационной войны. Он занимался и продолжает заниматься тем же, чем заняты несколько десятков его соотечественников, приехавших в Донбасс воевать с «украинским фашизмом». «Если в Финляндии, да и в любой другой западной стране узнают, что в действительности происходит на Донбассе, там будут массовые выступления протеста против украинской агрессии», — рассказывает Путконен, не так давно в торжественной обстановке получивший «паспорт ДНР» и переехавший на постоянное место жительства в «свободную страну».

Русские жители Германии празднуют 9 Мая в Трептов-парке. 2015 год.

На конференции в Хельсинки таких, как Путконен, конечно же, с выступлениями не приглашают, но это не значит, что в зале не было сочувствующих ему людей, особенно среди прокремлёвских журналистов.

Ещё один докладчик — Николай Митрохин (публицист запрещённого в России издания «Грани.ру») , представлял японский университет Саппоро, но его выступление касалось Германии, в которой Митрохин проработал 15 лет. Тема доклада: «Русский мир пришёл: сети сторонников России и Донбасса среди русскоязычного населения Германии». В Германии сегодня живёт, по разным оценкам, от 2,7 до 4 миллионов русскоязычных граждан, и это больше, например, чем турок. На некоторых предприятиях Германии трудится до 50% русскоязычных. Считается, что они интегрировались в немецкое общество. Но всё не так просто. Николай Митрохин обратил внимание на немецкое отделение клуба «Ночные волки», на популярную в среде русских немцев эстетику советских праздников, на ксенофобские митинги протеста, прошедшие в 2016 году в 40 немецких городах… Он рассказал, что только в одном маленьком баварском городе Кемптоне с населением 62 тысячи человек в интернете есть закрытое сообщество путинских сторонников в количестве 745 человек, а по всей Германии создавались организации по образу и подобию тех, что формировались года два назад в Донбассе.

Руководитель департамента Европы и России из Deutshe Welle Инго Маннтейфель попытался с Николаем Митрохиным поспорить: «Картина в Германии не настолько мрачная, как вы представляете… Протестующих всего 30-50 тысяч». Маннтейфель стал приводить оптимистические цифры опросов русских немцев. «Средний русский немец с социологом разговаривать не будет, — ответил ему Николай Митрохин. — А если и будет, то это будет ложь».

Николай Митрохин рассказал, что в Донбассе на стороне сепаратистов воюет около 200 выходцев из Германии (в это время на экране появился портрет одного из сепаратистов, дезертировавшего из бундесвера и погибшего на войне с «украинским фашизмом»). Русскоязычные немцы — по мнению Митрохина, это благоприятная среда для манипуляций с помощью российской пропаганды. Так создаётся «мифологизированная Родина», становятся популярными «вежливые люди»… Их «деды сидели при Сталине в трудлагерях, бабки голодали в Казахстане», а внуки склонны ностальгировать по сталинской эстетике и поддерживают крайне правые организации, легко поддаваясь на провокации вроде «изнасилования девочки Лизы»… В значительной степени информацию эти люди получают из соцсетей типа «Одноклассников» и из программ российского телевидения. Иначе говоря, они не пользуются русскоязычными СМИ. Их заменяют пропагандистские каналы.

Впрочем, в одном из выступлений российский философ Владимир Щербаков произнёс: «Русского мира» не надо бояться, потому что это микромир…» То есть болезнь локальная. Неприятная, но не смертельная. Что же касается российского телевидения… Об этом Владимир Щербаков тоже сказал: «Телевизор не СМИ, а член семьи, которому доверяют…»

Но снова возникает вопрос: многие ли ему на самом деле доверяют? Цифр на конференции прозвучало множество. Доверие, конечно, не стопроцентное. 30-40%... Этого вполне достаточно, чтобы будоражить общество. Но говорить о всеобщем ослеплении или оглуплении ещё рано.

Создаётся ощущение, что «вежливые люди», лозунги типа «Сегодня Крым, а завтра Рим» и запись добровольцев на войну в Луганск и Донецк — это уже не очень актуально. Жить в постоянном нервном напряжении довольно быстро надоедает. И здесь на первый план выходят не пропагандисты, а люди более мирных профессий.

Русское медийное пространство в Европе, может быть, и раздробленное, но если отвлечься от политической пропаганды, то быстро обнаружится, что никаких непреодолимых границ не существует. Когда речь заходит о качественной журналистике, российском кинематографе, литературе, музыке, театре и многих других вещах, то выясняется: точек соприкосновения всё ещё много.

Окончание следует.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  895
Оценок:  8
Средний балл:  8.8