Статья опубликована в №1 (923) от 16 января-29 января 2019
Общество

Маска будет страшна

Об одном и том же человеке писали: «играет с Люцифером», «раскрывает дух Космоса», «оккультный коммунист», «борется за живое искусство против мертвечины и казёнщины»
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 22 января 2019, 15:50

У Николая Рериха есть плакат, который он нарисовал в 1915 году (по другим данным – в 1914 году). Называется он «Враг рода человеческого». Рерих выступил против разрушения памятников архитектуры, в данном случае – во Франции во время Первой мировой войны. Через двадцать лет был подписан Пакт Рериха. Это первый в истории международный договор о защите культурного наследия. Полное его название: «Договор об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников». В городе Остров Псковской области есть старинный дом, который называют «Домом Рериха». В Остров приезжал юный Рерих. В Острове жила его бабушка Татьяна Ивановна и его мать Мария Васильевна. В Острове сыграли свадьбу родители Николая Рериха. Осенью 2018 года старинный двухэтажный дом начали сносить бульдозерами. Снесён второй этаж, после чего власти начали «устанавливать мемориальную ценность дома». Если есть возможность что-нибудь безнаказанно снести, то почему бы не снести?

«Распространять о себе самые невероятные слухи»

Во многом, биографию художника и философа-мистика Николая Рериха предопределило то, что его отец Константин (родом из Курляндии) женился на Марии Калашниковой – дочке купца из Псковской губернии. Калашниковы жили в Острове. Принадлежность к купеческому сословию позволила Николаю Рериху в будущем преодолеть некоторые сословные барьеры. Правда, сам он утверждал, что его отец не незаконнорождённый сын курляндской служанки, а ведёт свой род от Рюриковичей (Елена Блаватская, поклонником которой Рерих являлся, утверждала, что ведёт свой род от Ярослава Мудрого).

О Николае Рерихе часто пишут буквально теми же самыми словами, что и о Блаватской. Например, то, что Рерих любил и умел «распространять о себе самые невероятные слухи и легенды». Или то, что под маской мистика на самом деле скрывался шпион – в случае с Рерихом – советский (Блаватскую называли «русской шпионкой»).

Наверное, многие вещи, которые пишут о Рерихе – действительно выдумка, но и того, что абсолютно точно происходило, достаточно, чтобы сделать вывод: Рерих прожил невероятную жизнь.

Одна из самых интересных и одновременно скандальных страниц биографии Рериха – его тесное общение до середины 30-х годов с руководителями США, особенно с министром сельского хозяйства, а потом и вице-президентом США Генри Уоллесом (Уолесс называл Рериха своим гуру, а знакомство Уоллеса с творчеством и идеями Рериха произошло ещё в 1927 году, когда будущий вице-президент США был всего лишь редактором скромной сельскохозяйственной газеты Wallace’s farmer из Айовы). Николай Рерих утверждал, что стал гражданином США (как в своё время и Елена Блаватская). Но американцы это отрицали.

Гражданином Франции Рерих, по его утверждению, тоже был, добавив к своей фамилии «де» - получился де Рерих (французы его гражданство тоже не подтверждали). Через некоторое время Уолессу (его эзотерические имена «Друг» и «Галахад») пришлось усиленно открещиваться от своего «гуру», когда тот стал, вроде бы, высказывать симпатии к агрессивной японской внешней политике. Именно тогда Рериха заподозрили в том, что через него советские коммунисты и ОГПУ-НКВД (с помощью координатора Тибетской миссии чекиста-террориста Якова Блюмкина) пытаются оказывать влияние на политику США. Блюмкина в 1929 году в СССР расстреляли. Его роль в жизни Рериха так до конца и не выяснена. Зато чуть позднее президентом США стал Франклин Делано Рузвельт (его эзотерические имена «Главный», «Пламенный», «Шаткий»), находившийся под сильным впечатлением от идей Рериха. Так что обвинения во влиянии нашей страны на первых лиц Белого дома возникли задолго до появления в овальном кабинете Дональда Трампа.

Древний Псков. Николай Рерих. Музей Николая Рериха. Нью-Йорк, США. 1936.

Некоторые авторы связывают два события, произошедшие в один и тот же день: установление в 1934 году дипломатических отношений США и СССР, и открытие третьей конференции, посвященной подготовке Пакту Рериха (в действительности, дипломатические отношения установили 16 ноября 1933 года).

Пакт Рериха подписали в 1935 году. Но в том же году в Белом доме произошёл скандал. Это случилось после публикации в «Чикаго Трибьюн». В газете говорилось о прояпонской деятельности Рериха на Дальнем Востоке. А о его связях с Генри Уолессом и мэром Нью-Йорка (с 1926 по 1932 год) Джеймсом Джоном Уокером к тому времени в США хорошо знали. «Я склоняюсь к выводу, - вынужден был заявить в 1935 году будущий вице-президент США Генри Уолесс, - что его последователи боготворят профессора Рериха и видят в нём некоего сверхчеловека. Они настроены решительно и не остановятся ни перед чем, чтобы помочь ему реализовать какую-то необычную фантазию Азиатской власти».

А ведь за несколько лет до этого Рериха принимали в США с почётом. В Нью-Йорке в центре Манхэттена возвели 29-этажный Дом Учителя (Master Building), предназначенный для музея Рериха. Но к середине 30-х годов стало понятно, что так называемый Круг Рериха, состоящий из персон разных национальностей, окончательно распался. Некоторые ближайшие последователи религиозно-философского учения Рерихов выступили с заявлениями, издали статьи и книги. Из них следовало, что Николай Рерих не совсем тот человек, за которого себя выдаёт.

Впрочем, госдеп США наблюдал за деятельностью Рериха с 1921 года. В частности, американцев интересовали контакты русского эмигранта Рериха (обладателя паспорта Временного правительства) с советским правительством. Похожая информация собиралась и британской разведкой. В её донесении говорилось, что «профессор Рерих заподозрен в проявлении симпатии к деятельности коммунистов».

Так было в двадцатые и тридцатые годы прошлого века. А сейчас о Рерихе, время от времени, пишут совершенно противоположное. Особенно стараются такие люди как Сергей Кургинян.

Старый Псков. Эскиз декорации к опере Н.А.Римского-Корсакова Псковитянка. Николай Рерих. 1922.

Кургинян обвинил Николая Рериха в том, что он способствовал развалу СССР. Учитывая то, что Николай Рерих умер в Химачал-Прадеше – в Индии, в 1947 году, а СССР распался в 1991, обвинение довольно смелое. Но Кургиняну не привыкать. Он в два счёта сумеет связать всё со всем, в данном случае считая, что Рерих «подставил» просоветски настроенного Уоллеса, и это привело к власти Гарри Трумэна, при котором разгорелась «холодная война», приведшая к распаду СССР. Звучит довольно дико, но верно здесь одно: художник Рерих – не просто художник.

Правда, самого Рериха просоветски настроенным долгое время было назвать трудно. Точнее, у него возникали симпатии к советской власти, но разве не Рерих входил в руководство Скандинавского Общества помощи Российскому воину, финансируя войска генерала Николая Юденича, действовавшие на территории Псковской губернии? И это был не единичный порыв. 

Но чуть позднее Николай Рерих начал пересматривать взгляды на большевизм. Особенно он симпатизировал учению Ленина, а вернее – его делам. Симпатии имели материальное подтверждение.

«Можно многое принять ради Ленина»

Рерих в июне 1926 года лично вручил советскому наркому иностранных дел Георгию Чичерину письмо тибетских махатм и ларец с гималайской землёй, на котором было написано: «На могилу брата нашего, махатмы Ленина».

В этом письме говорилось: «На Гималаях мы знаем совершаемое Вами. Вы упразднили церковь, ставшую рассадником лжи и суеверий. Вы уничтожили мещанство, ставшее проводником предрассудков. Вы разрушили тюрьму воспитания. Вы уничтожили семью лицемерия. Вы сожгли войско рабов. Вы раздавили пауков жизни. Вы закрыли ворота ночных притонов. Вы избавили землю от предателей денежных. Вы признали ничтожность личной собственности. Вы признали, что религия - есть учение всеобъемлемости материи. Вы угадали эволюцию общины. Вы указали на значение познания. Вы преклонились перед красотою. Вы принесли детям всю мощь космоса. Вы открыли окна дворцов. Вы увидели неотложность построения домов общего блага!..» Махатмы обращались к Ленину как к живому.

Очевидно, Рерих выступил здесь не только в роли почтальона. В учении Рериха об Агни-йоге, в первом издании книги «Община», говорится: «…Видя несовершенство России, можно многое принять ради Ленина, ибо не было другого, кто ради общего блага мог бы принять большую тяготу. Не по близости, но по справедливости, он даже помог делу Будды… Книги его мы меньше любим, они слишком длинны, и самое ценное в нём в книгах не выражено. Он сам не любил свои книги. Ленин – это действие, но не теория… Лучше прочитать жизнь Ленина. Никогда не жаловался, никогда не считал себя ущемлённым, говорил, как непреложную, свою веру. Появление Ленина примите, как знак чуткости Космоса...»

Псков. Николай Рерих. 1922 год.

Генри Уолесс действительно временами был настроен просоветски (вряд ли только благодаря Рериху). Это тот самый Уолесс, который уже в статусе вице-президента США в мае 1944 года посетил Колыму. Ему устроили там пышный приём. Так что вице-президент США улетел из СССР в полной уверенности, что народ на Колыме благоденствует. Какие лагеря? Какие заключённые? Позднее Уолесс свою поездку на чудесную советскую Колыму подробно опишет.

Тем не менее, было время, когда учитель Уолесса Николай Рерих высказывался о большевистских порядках резко отрицательно. Русскоязычные газеты Харбина напечатали интервью Рериха, в котором он о СССР говорил так: «Сейчас ещё довлеет Тьма, силы которой – коммунизм, марксизм, безбожничество и прочие пагубные злоучения, – хорошо организованы и ведут стремительную атаку на человечество». Но и с противниками большевиков – русскими фашистами, вольготно чувствовавшими себя в Харбине, живший в Маньчжурии Рерих тоже во взглядах не сошёлся.

Позднее Николай Рерих напишет: «В Харбине русские фашисты (какие отбросы) с угрозами вымогали деньги». Это тем интереснее, что Рериха до сих пор подозревают в симпатии к фашистам, особенно в симпатии к Муссолини. Супруга и соратница Николая Рериха Елена Рерих (Шапошникова) 28 ноября 1935 года оставила любопытную запись: «Почтим память покойного проконсула Рима - Муссолини. Мы решили его конец. Нельзя нарушать законы человеческие. Немало ещё ходит по земле конченых людей. Муссолини получил Нашу помощь, но оказался неблагодарным. Опять много землетрясений, но это как преддверие к году битвы. У Нас решено помочь Абиссинии. Вы помните, с кем она будет потом. Там много неоткрытых золотых приисков. Соломон знал их».

Между прочим, Бенито Муссолини был тогда жив-здоров. Его убьют только через десять лет - 28 апреля 1945 года. Запись явно навеяна началом Второй итало-абиссинской войной: вторжение итальянцев произошло в октябре 1935 года, после чего мистически настроенная семья Рерихов мысленно Муссолини похоронила. Но важно другое. Жена Рериха написала: «Муссолини получил Нашу помощь, но оказался неблагодарным». У Николая Рериха Муссолини тоже упомянут - в том же абзаце, что и русские фашисты Харбина: «Из Италии призрак советовал всецело передать наш Пакт об охране культурных сокровищ в руки Муссолини, который проведёт и утвердит его».

«Царство Шамбалы – гегемония России»

И всё же Рерих, по крайней мере, в первой половине тридцатых годов, больше ориентировался на США. В дневниках Елены Рерих, в записи от 24 мая 1933 года («Высокий Путь», том 2), приводятся такие слова создателя учения Агни-йоги («Живой этики»): «Так не осуждайте Японию, которая для вас куёт безопасность. Именно она проявляет мужество, которое так поразительно для Запада. Франция и Бельгия много потеряли, помогая нашим врагам. Страны не представляют себе, как могут вредить сами себе, идя против Нас. Я послал луч Уоллесу, чтобы Рузвельт принял совет Фуямы (эзотерическое имя Рериха – Авт.). Теперь их дело, иметь ли успех. Уже Гувер (директор ФБР – Авт.) явил пример, насколько неполезно отвергать Мой совет. Так и теперь Рузвельт имеет возможность помочь славе Америки принятием Моего Указа. Если бы он узнал, что потеряла Москва непринятием Моего Указа, пожалуй, он поторопился бы прислушаться к Моей Воле».

Рерих, похоже, иногда ощущал себя повелителем Америки (Пакт Рериха подписали 18 государств – все они находились в Южной, Центральной и Северной Америке). Он считал, что владеет сверхзнанием и способен через руководителей крупнейших стран решать судьбы мира. Параллельно рождалась идея создания на просторах Азии нового сверхгосударства. Немало публикаций, где утверждается, что во главе его он видел себя. В беседе Елены Рерих с Учителем от 4 апреля 1936 года сказано: «Царство Шамбалы – гегемония России, эта формула – камень краевой. Можно заметить, сколько чудесных подробностей для этого происходит в мире. Разве не чудесно повсеместное удивление и почитание мощи России. В самых дальних частях мира похваляются всем русским».

Успенская Пароменская церковь в Пскове. Николай Рерих. Начало 1900-х. Государственный Русский музей. Россия. Санкт-Петербург.

У Елены Рерих в письме 16 мая 1935 года есть такие слова, адресованные Николаю Рериху: «Теперь особенно часто вспоминаю слова Е. П. Блаватской, которые у неё однажды вырвались не совсем к месту и нажили ей много врагов, именно, что Великим Учителям приходится рассматривать людей, как пешек в большой игре. Но ведь это великая истина, ибо сотрудников нет, есть лишь работники».

Вообще, Рерих чрезвычайно удобен для критики благодаря огромному количеству убийственных цитат, которые с лёгкостью извлекаются из его трудов и трудов его жены. Извлекаются и интерпретируются на свой лад. Например, такие: «Фундаментальные трактаты живой этики допускают необходимость убийства во имя торжества своих идеалов» (Трактат «Община», страница 146).

Чаще всего его критики цитируют книгу «Сокровенное знание. Теория и практика Агни Йоги» Елены Рерих – запись от 29 апреля 1938 года. Глава называется «Вмещение противоположностей». Она, как и почти все труды Рерихов, написана туманно и двусмысленно. Как хочешь, так и понимай. Обычно приводятся такие слова, действительно звучащие зловеще: «Мало кто понимает, что целесообразность, вытекающая, как следствие, из противоположностей, главенствует во всей Вселенной. Есть и такие, которые видят в проведении целесообразности даже аналогию иезуитской формулы – цель оправдывает средства…»

Но сразу же после этого Елена Рерих пишет: «Такие сознания самые опасные, и часто они почти безнадёжны...» Казалось бы, она и её муж осуждают иезуитский девиз. Но сами тексты таковы, что они непременно к чему-то подталкивают. Далее у Елены Рерих следует вопрос: «А как будет понято древнее изречение – «Когда колесница направлена ко благу, то возница не отвечает за раздавленных червей»? Комментарий к высказыванию следует такой: «Истинно, чистый дух всё поймёт, но затуманенный всё исказит». И чтобы уж окончательно «добить» читателя, в «Сокровенном знании» сказано: «Самые Высокие Учения, которыми держится ещё равновесие мира, были причинами наибольшего пролития крови. Сколько крови на Христе! Самое высокое в невежественных и злобных руках становится орудием жестокого преследования и насилия». Чем выше учение, тем больше крови – если власть попадает в руки невежественных и злобных людей. Вот только кто признается, что он невежественен и злобен?

Рерихи с симпатией отнеслись к Большому террору в СССР. «Не будем думать, что Р[оссия] в терроре, - написала Елена Рерих в 28 июня 1937 года. - Смерть висит над теми, кто причинил её другим. Так действует Высшая Справедливость». А 4 июля 1937 года, отзываясь на репрессии, добавила: « В Р[оссии] превосходно – пусть уберут сор».

4 апреля 1936 года в уже упомянутой беседе Елены Рерих с Учителем проясняются контуры будущей сверхдержавы, которую замыслил Рерих: «Вы можете наблюдать, как крепнет путь Российской Азии. Уже сейчас каждая карта есть свидетельство мощи России. Но прибавьте мысленно Турцию и Персию, и вы получите новые границы Шамбалы». Границы эти – почти вся Азия, за исключением Индии. От Японии включительно и до Алтая. Китай, Монголия, Афганистан… В наше время похожие планы появляются снова. Причём не обязательно эти планы вынашивают последователи учения Рериха.

«Душить можно и с улыбкой…»

Нелицеприятно о Рерихе отзываются не только Кургинян и ему подобные, но и такие люди как Андрей Кураев, у которого издан на эту тему целый труд, рекомендованный к печати отделом религиозного образования и катехизации Московского патриархата. Называется двухтомный труд хлёстко: «Сатанизм для интеллигенции. О Рерихах и православии». Названия частей и глав не хуже: «Рерихи против Евангелия», «Церковь против Рерихов», «Оккультный расизм», «Оккультный коммунизм», «Игры с Люцифером»…

Но как бы то ни было, а многострадальная Анастасиевская православная часовня архитектора Алексея Щусева в Пскове, стоящая неподалёку от дома Батова, расписана по эскизам Николая Рериха. Правда, туристы, проезжающие по мосту через Великую, её видеть не могут, потому что сегодня она, в отличие от начала ХХ века, находится почти под мостом. Прохожие на неё смотрят, в основном, сверху вниз.

Псков. Николай Рерих. 1922.

«Среди многочисленных российских оккультистов немногочисленная школа рериховцев, пожалуй, самая большая и самая известная, - пишет Андрей Кураев. - Рериховское учение утверждает, что оно нашло способ объединения всех религий. Соответственно, любая дискуссия с рерихианством оказывается борьбой против веротерпимости и просто агрессивной выходкой. Но от кого же в данном случае исходит агрессия? Любой человек, читавший труды Блаватской, знает, с каким раздражением она при каждом удобном случае отзывается о христианстве. Но дело не в эмоциях. Душить можно и с улыбкой…».

В главе «Игры с Люцифером» Кураев цитирует Николая Гумилёва, одно время увлекавшегося теософией: «Прежний ад нам показался раем, // Дьяволу мы в слуги нанялись // Оттого, что мы не различаем, // Зла от блага и от бездны высь…»

Но нельзя сказать, что за Рерихов некому заступиться. Сторонников учения Рериха, в том числе и именитых, достаточно. Двадцать с лишним лет назад небольшой информационный шум вызвало открытое письмо. В нём говорилось: «Мы, представители рериховского движения, торжественно заявляем, что не дозволим злостным хулителям-клеветникам порочить то, чем жив дух нашего народа – его устремления к Свету, Красоте и гармонии! Потому мы встаём ныне единым фронтом в защиту великого духовного наследия нашей Родины!». Среди подписавших это письмо был лётчик-космонавт Георгий Гречко.

Но потом появляется какой-нибудь богослов, тот же Андрей Кураев, цитирующий Рерихов и их учителей махатм, в частности махатму Морию (он же Морья, Алал-Минг, один из «Учителей Мудрости»). И у изумлённых читателей снова появляются сомнения в том, что учение Рериха – свет, а не тьма.

6 ноября 1931 года Елена Рерих записала: «Утверждён вождь Российской Азии, Алал-Минг, во всех его состояниях». Но План предусматривал, что в будущем будет создана новая династия. И родоначальником её станет вовсе не Алал-Минг, а Николай Рерих. Точнее, появится новая Россия «под скипетром новых русских царей Рерихов-Рюриков»

«Чтобы дискредитировать имя Рериха»

Все скандальные высказывания Рерихов искать несложно. Они есть в их изданных трудах: «Гитлер – хороший загонщик к вашей пользы, - говорит «махатма» Рерихам (Агни-Йога. Высокий Путь (часть 2: 1929-1944). М., 2002, с. 354). Или другой совет от «махатмы» Мории (его впервые упоминала ещё Блаватская): «Фашисты могут быть вам полезны не своим учением, но шумом. Они в разных странах напоминают о существовании несдавшихся явленных организаций. Потому не порицайте их, но судите как явления загонщиков. Кроме того, в числе их имеются хорошие люди».

А потом вы открываете дневник ученицы Рериха Зинаиды Фосдик («Мои Учителя. Встречи с Рерихами. По страницам дневника 1922-1934 г.г.»), где написано: «Н.К. (Николай Константинович Рерих – Авт.) говорит, что свастика - это крест, брызжущий огнём». И вот у вас в голове уже вырисовывается почти готовый образ фашиста. А если вы к тому же прочтёте в дневнике американской последовательницы Рериха Эстер Лихтман, что ближайшим соратником семьи Рерихов и семейным доктором был итальянский подданный Константин Лозина-Лозинский (полная фамилия: Любич-Ярмолович-Лозина-Лозинский – сводный брат известного поэта Алексея Лозины-Лозинского), то ещё больше насторожитесь. Лихтман пишет, что доктор Лозина-Лозинский был не только участником знаменитой Центрально-Азиатской экспедиции Николая Рериха и членом-корреспондентом Института Гималайских исследований, но и членом партии итальянских фашистов. Возможно, Рерих через него мог контактировать с Муссолини – до 1935 года. Хотя не исключено, что уроженка Каменец-Подольского вице-президент Общества Друзей Музея Рериха Эстер Лихтман (эзотерические имена «Ояна», «Ента»), просто сводит с Рерихом счёты (Елена Рерих после разрыва называла её «Главная предательница»).

Нельзя сказать, что в конце жизни взгляды Рериха на политику не менялись. Потеряв надежду вернуться в Северную Америку после разрыва с руководителями США, Рерих предпринимал усилия вернуться в СССР. Вопрос о его возвращении, точно так же как вопрос о возвращении Александра Вертинского, Алексея Толстого, Александра Куприна, рассматривался на самом верху. Толстого, Вертинского и Куприна обратно пустили, а Рериха нет. Умер он в Индии. Хотя опосредованные контакты с советскими представителями у него всё же были. В 1938 году через Таллин ему прислали книгу «Волга идёт в Москву». Это книга о строительстве того самого канала Москва-Волга им. И. В. Сталина, для которого создали «Дмитлаг». На его строительстве трудилось единовременно около 196 тысяч заключённых, а в общей сложности 600-700 тысяч человек. Условия содержания были нечеловеческие. Только в больницах умерло 22 тысячи 842 человек. И это не считая расстрелянных или умерших прямо на рабочем месте. В книге, отосланной Рериху, об этом, разумеется, не говорилось. Рерих был растроган и ответил: «Меня очень тронуло понимание друзей моих патриотических направлений. Действительно мы должны знать все преуспеяния. Такие монументальные сооружения, как описанный в книге канал, принадлежат уже всей нации, каждому русскому». В этом смысле он мало чем отличался от своего бывшего ученика Генри Уолесса, посетившего Колыму и не заметившего лагерей.

Один из ближайших соратников Рериха американец Луис (Леви) Хорш (участник Центрально-Азиатской экспедиции), в середине 30-х годов порвавший с Рерихами, называл своего учителя позёром. По версии Хорша, Рерих собирался «аннексировать Сибирь для Японии». Доказательств, конечно же, не найти. Хотя определённо известно, что Рерих встречался в Токио с Тейджи Цубоками, членом японского правительства, отвечавшим в японском правительстве за ведение пропаганды в Маньчжурии. Рерих рассказывал, что встречался в Токио и с военным министром Хаяши. Якобы Рерих просил у японцев на свою деятельность 25 миллионов долларов (на «ведение подрывной работы»). Госдеп США был очень недоволен и быстро отреагировал: «Такие действия г-на Рериха (не американского гражданина),[который находится] в Маньчжурии как член американской государственной экспедиции, не соответствуют отношению американского правительства к нынешней власти в Маньчжурии и поэтому ставят в неловкое положение Государственный департамент и американское правительство».

В целом, Эстер Лихтман о Рерихе всегда в дневниках отзывалась хорошо. Но даже у неё позднее случались «срывы», и тогда она могла написать о своём учителе что-нибудь вроде: «Он поощрял действия Японии, оккупировавшей Маньчжурию. Примерно тогда же, когда мы разорвали наши с Рерихом отношения, он выступал за то, чтобы Япония захватила Сибирь, и тогда он бы сделался «белым царём»…» Это отрывок из письма Лихтман президенту США Рузвельту от 29 апреля 1942 года.

Почитатели Рериха с гневом эти обвинения отметают. Они считают, что Хирш, Лихтман и Уоллес «сделали всё, чтобы дискредитировать имя Рериха в международном масштабе».

Противники Рериха тоже не молчат. Достаточно почитать статьи типа «Рерихианство или рерихнутость?». Савва Григорьев в ней цитирует: «Кладбища вообще должны быть уничтожены как рассадники всяких эпидемий». Слова о кладбищах есть в книге «Сокровенное знание. Теория и практика Агни Йоги».

Достаётся даже, казалось бы, самому невинному занятию Рериха – охране памятников («Недоумение по поводу избирательности культуро-защитной деятельности Рерихов не может никто развеять. Обратите внимание на странное молчание Николая Рериха по поводу гонений на Церковь и прямых разрушений народных святых и древних храмов в "Ярой Стране" (СССР – Авт.). Давайте прочтём письмо Рериха. В нём выражается одобрение большевикам за то, что они "упразднили церковь, ставшую рассадником лжи и суеверий", и "признали, что религия есть учение всеобъемлющей материи»).

«Хочется сразиться с этими драконами»

Но кому не интересен Рерих-гуру, тому может быть интересен Рерих-художник, тем более что он имел прямое отношение не только к живописи, но и к театру – в один из самых плодотворных его периодов. Рерих делал декорации и занимался сценографией при подготовке одного из самых заметных произведений ХХ века - знаменитого балета Игоря Стравинского «Весна Священная». Он возглавлял художественное объединение «Мир искусства». Делал Рерих и эскизы к опере «Псковитянка» Римского-Корсакова.

Известны около двух десятков картин Николая Рериха на псковскую тему. Он их писал не только тогда, когда совершал поездки по нашим краям (в Изборск, Печоры, Псков, Порхов) в начале ХХ века, но и значительно позже, в эмиграции – в 20-е и 30-е годы. «Старый Псков», «Псков. Вход в город», «Псков», «Древний Псков», «Успенская Пароменская церковь в Пскове», «Псков. Окна старого дома», «Монастырские стены и башни», «Ризница», «Печоры. Полуверка. (Крестьянка в праздничном наряде)», «Общий вид Кремля», «Изборские башни», «Крест на Труворовом городище», «Большая звонница», «Псковский погост», «Дозор», «Вижу врага», «Тайник», «Земля славянская», «Пскович»… Это всё Рерих. Правда, в Псковском музее-заповеднике есть только одна его картина – «Крик змия».

«Ты дивуешься на Псков, а мне он очень близок, - написал Николай Рерих за год до смерти из Индии Игорю Грабарю. - Были мы с Еленой Ивановной там, а матушка моя Мария Васильевна Коркунова-Калашникова исконная псковичка». Картины и эскизы Рериха - это не только впечатления того периода, когда Рерих целенаправленно приезжал в Порхов, Псков и Печоры, чтобы рисовать и заниматься археологией (в основном, он изучал древние курганы в Порховском уезде, находящиеся по среднему и нижнему течению рек Шелони и Удохи). Свою роль сыграли и детские впечатления, когда он гостил у своей бабушки Татьяны Ивановны Коркуновой-Калашниковой.… В 1939 году Рерих написал статью под названием «Псков» - о своих впечатлениях юности.

К псковской тематике в прозе и стихах он обращался несколько раз. Одна из самых трогательных историй –маленькая зарисовка «Меч деревянный», написанная в 1937 году, а в СССР опубликованная в 1958 году в журнале «Октябрь», № 10. Здесь нет ничего глобального – ни «новой страны», ни «новой расы». Обошлось без гигантомании. Наоборот, всё приземлённо. Вместо Гималаев и нью-йоркских небоскрёбов – маленький домик в Псковской губернии: «Остров, древний псковский город на реке Великой. Крепость на острове. 1879 год. Мы гостили у бабушки Татьяны Ивановны Коркуновой-Калашниковой. На Липенке - старинный дом с большим заросшим садом. Нижний этаж белый каменный, а верхний и чердак деревянные - охряные, со ставнями и белыми наличниками окон. Под косогором Великая, а за ней парк какого-то большого поместья с белым екатерининским домом. В саду у бабушки много ягод, немало и репейника. Хочется сразиться с этими драконами. Но меча нет…»

Рерих вырос, а идея сражаться с драконами осталась. Драконы тоже выросли.

«Впрочем, во дворе живёт строительный подрядчик Иван Иванович Чугунов, - продолжает вспоминать островское детство Николай Рерих. - Всё чай пьет вприкуску. У него всякие мастерские где-то. Он услыхал про нужду в мече и скоренько принёс новенький. Хорошо сделано, и ручка вырезана с навершием, и длина хороша. Одно горе - меч-то липовый, деревянный, а выкрашен под медь. Нечего делать, и такой послужит. Много драконов было сражено в бабушкином саду…»

***

Николай Рерих сочинил много стихов. Одно из самых важных создано в 1918 году: «Готово мое одеянье. Сейчас // я маску надену. Не удивляйся, // мой друг, если маска будет // страшна. Ведь это только // личина. Придётся нам // выйти из дома. Кого мы // встретим? Не знаем. К чему // покажемся мы? Против свирепых // щитом защищайся. // Маска тебе неприятна? // Она на меня не похожа?..»

Кажется, что Николай Рерих всю жизни носил маску. Она его защищала. «Под бровями не видны // глаза? Изборожден очень лоб? // Но скоро личину мы // снимем. И улыбнёмся друг // другу. Теперь войдём мы // в толпу».

Личину снять не так-то просто. Даже посмертно.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  578
Оценок:  18
Средний балл:  7.1