Статья опубликована в №34 (856) от 06 сентября-12 сентября 2017
Общество

Колёса любви. Часть третья

Харуки Мураками: «Такое ощущение, что из саламандры ты за одно мгновение эволюционировал в страуса»
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 05 сентября 2017, 21:45

Продолжение. Начало здесь и здесь.

«С бегом у меня проблем не возникло, потому что я и так был бегуном, но для того, чтобы справиться с двумя другими этапами, пришлось много тренироваться. Я с нуля переучился плаванию, освоил технику езды на гоночном велосипеде, укрепил нужные мышцы. На всё это у меня ушло немало сил и времени».

Харуки Мураками. «О чём я говорю, когда говорю о беге»

В Стокгольме у меня уже появились знакомые велосипеды. Когда идёшь или проезжаешь мимо, то мимолётом смотришь: как они там? Не утратили ли они что-нибудь с прошлого раза? Иногда оказывается, что утратили. Лишились колеса или седла. Или того и другого.

Но большая часть велосипедов и велосипедистов чувствует себя нормально. В Швеции перемещаться на велосипеде удобно и летом, и зимой. Однако есть люди, которым велосипеда мало. Таких и в России хватает. 25 и 26 августа 2017 года в Стокгольме проходил восьмой этап Мировой серии по триатлону ITU (World Triathlon Stockholm).

В сущности, любой велосипедист немного триатлонист. Выезжаешь из дома, но обстоятельства часто вынуждают спешиваться. Правда, плавать приходится редко. Хотя на российских дорогах, когда «плывёшь» в потоке автомобилей на велосипеде, действительно хочется нырнуть в настоящую воду и какое-то время провести в воде без велосипеда. Там по крайней мере нет машин.

Стокгольм. Придётся переходить на бег. Фото: Алексей Семёнов / «ПГ»

В Стокгольме 26 августа триатлонисты преодолевали олимпийскую дистанцию (1,5 километра — плавание, 40 километров — велосипедная гонка и 10 километров — бег). Кажется, не такое большое расстояние для физически здорового человека. Ведь бывают же ещё декатриатлоны (десять триатлонов в течение десяти дней), квадратлоны (после плавания атлеты не сразу садятся на велосипед, а пересаживаются на байдарку) и т. д. Но дело не в расстоянии, а в скорости. Лучшие триатлонисты буквально мчатся. Даже на одном этапе за ними мало кто угонится.

Победитель стокгольмского этапа, за которым я наблюдал, проплыл 1,5 километра за 17 минут 54 секунд, промчался по стокгольмским улицам, намотав 10 кругов за 59 минут 23 секунды, и пробежал 10 километров за 30 минут 47 секунд (призовой фонд Мировой серии — 2 миллиона долларов, и это значит, что футболист средней руки и ноги получает в год больше, чем вся триатлонная элита за весь сезон). В Стокгольме победил британец Джонатан Браунли. А второе и третье места определились в результате финишного спурта. Норвежец Кристиан Блюменфельт вырвал второе место у француза Пьера Ле Корру. Последний беговой этап норвежец вообще чуть не выбежал из 30 минут (30:05). Среди женщин первой пришла Флора Даффи (Бермуды). Три этапа она преодолела за 2 часа 9 секунд.

Стокгольм. Джонатан Браунли на финише.

Российская сборная, входящая в элиту триатлонистов как среди мужчин, так и среди женщин, на старте была довольно многочисленной: Андрей Моисеенко, Денис Васильев, Илья Прасолов, Вячеслав Васильев, Анастасия Абросимова, Мария Чуйко, Валентина Рясова, Анастасия Горбунова и Елизавета Жижина. Но до финиша добрались только двое: Илья Прасолов (38-е место) и Денис Васильев (43-е место). Остальных либо сняли с дистанции, либо они сошли.

Предупреждений и удалений в триатлоне бывает даже больше, чем в футболе. За каждое произвольное сокращение длины маршрута на открытой воде назначается пенальти (задержка спортсмена на 15 секунд после финиша заплыва). Если нарушения происходят во время велогонки или бега, то триатлетов предупреждают жёлтой карточкой. Две жёлтые карточки во время одного этапа, как и в футболе, превращаются в красную.

Новость на официальном сайте триатлона России о стокгольмском этапе называлась просто: «Шведские трудности». Почти всех российских спортсменов сняли как раз во время велогонки.

О «позоре дисквалификации» в триатлоне и о том, как его смыть, доходчиво написано у Харуки Мураками в книге «О чём я говорю, когда говорю о беге». Писатель не только марафонец, но и триатлонист. Его в 2000 году дисквалифицировали. Во время заплыва у него неожиданно начались проблемы с дыханием. Позднее он понял, в чём дело («И тут меня осенило: перед самым стартом я дышал слишком часто и глубоко. Наверное, из-за нервного напряжения. В мой организм поступало слишком много кислорода, и ритм дыхания не совпадал с ритмом движений»).

Стокгольм. Женская гонка.

Действительно, когда плывёшь, едешь или бежишь на тренировке, то никакого волнения нет. Другое дело — соревнования. В Стокгольме одна из триатлонисток не справилась с велосипедом на не самом трудном повороте и упала под ноги зрителей. А во время плавания бывает и не такое. Со стороны иногда кажется, что человек попал в водоём с крокодилами. У Мураками это было так: «На моём первом триатлоне старт был из воды, и пока мы ждали сигнала, пловец по соседству несколько раз пребольно пихнул меня в бок. Это соревнования — понятно, что все хотят получить преимущество перед соперниками и добраться до цели кратчайшим путем. Когда тебя пихают во время заплыва под локоть или лягают ни с того ни с сего так, что ты начинаешь глотать воду и очки падают у тебя с головы, — это всё в порядке вещей. Однако те, первые в моей практике, пинки, надо сказать достаточно сильные, совершенно меня потрясли, и, может быть, именно поэтому я в какой-то момент утратил способность плавать».

В этом-то всё и дело. Проплыть 1,5 километра, казалось бы, дело элементарное. Меньше 1,5 километра я вообще никогда не плаваю. Это почти то же самое, что пройти по парку километров 5. Но в сочетании с велосипедной гонкой это не просто смена этапа, а переход в другую стихию. «Такое ощущение, что из саламандры ты за одно мгновение эволюционировал в страуса», — сказано у Харуки Мураками.

Действительно, после выхода из воды это уже какое-то другое тело. Твоё, но не совсем. Приходится заново привыкать. Только что ты зарывался лицом в воду и вытягивался, и вот уже, переодевшись и добравшись до старта второго этапа секунд за тридцать-сорок, согнувшись, мчишься на велосипеде. Словно ты сменил оболочку. Кожу. Со стороны именно так оно и выглядит. Триатлонисты выскакивают из воды (в Стокгольме старт и финиш водной дистанции были возле знаменитой ратуши, где вручают Нобелевские премии) и на ходу стягивают гидрокостюмы. Под ними надета форма для велосипедной гонки и бега. Номера нарисованы прямо на теле. Остаётся сменить плавательную шапочку на велосипедный шлем.

В Стокгольме были дополнительные особенности. Часть велосипедной трассы (финиш у Королевского дворца) проходила по старому городу, а это значит узкие улочки, булыжная мостовая…

Я стоял среди зрителей и наблюдал, как действуют организаторы в жёлтых жилетах, умело регулирующие туристические толпы. На огромной скорости мимо проносятся мотоциклы сопровождения и велосипедисты, но это не мешает сотням и тысячам туристов идти своей дорогой. Задержка происходит только на минуту-другую. Все действуют по свистку. Свисток — и люди быстро переходят улицу. Ещё один свисток — и пешеходное движение приостанавливается. Вот бы так было и во время свадьбы шведского принца Карла Филиппа и Софии. Тогда центр Стокгольма перекрыли намертво, и мы чуть не опоздали на важную встречу. Хотя на месте гонщиков я бы всё равно беспокоился. Когда ты несёшься в составе группы с горы по булыжной мостовой, а на расстоянии вытянутой руки находятся сотни людей, то всегда есть опасность столкновения. В Стокгольме зрители, кажется, вели себя нормально, а вот 31 августа на 12-м этапе веломногодневки «Вуэльта Испании» на обочине оказался велогонщик швейцарской команды Katusha-Alpecin Максим Бельков (на горную дорогу выскочил психически больной человек и столкнул гонщика вместе с велосипедом с трассы за ограждение).

Стокгольм. 4 января 2017 года и 26 августа 2017 года. Фото: Алексей Семёнов / «ПГ»

Есть вещи, которые предотвратить трудно, а есть те, которые предотвратить легко. Много лет назад случилась анекдотическая история с преодолением триатлонной дистанции в Ницце. Когда атлеты выскочили на берег пляжа, чтобы сесть на велосипеды, оказалось, что велосипедов нет. Их украли (позднее были задержаны воры российского происхождения). Но это было давно. Сейчас такое представить трудно. Ни в Ницце, ни в Стокгольме…

Да, велосипеды — они такие. Они есть — и вот их уже нет.

Триатлонный опыт хорош уже тем, что если у вас всё-таки украли велосипед, то можно перейти на бег. Или прыгнуть в воду и уплыть.


Чтобы оперативно следить за самыми важными новостями, подписывайтесь на наши группы «ВКонтакте», «Телеграме»«Твиттере» и «Фейсбуке».

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  242
Оценок:  3
Средний балл:  10