Статья опубликована в №50 (872) от 27 декабря-02 января 2017
Общество

Когда к тебе рвётся медведь

Иван Охлобыстин: «Если Путина не выберут, то я за Беркову. Я всё о ней знаю. Она для меня открытый лист»
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 26 декабря 2017, 16:30

Во время одного из предыдущих выступлений Ивана Охлобыстина (в 2008 году он был ещё действующим православным священником) священника-миссионера в Пскове спросили: почему он пришёл на встречу не в рясе, а в куртке с серпом, молотом и надписью «СССР»? «Я любящий многодетный отец и муж», - застенчиво улыбнувшись, ответил священник, объяснив, что он просто по-своему пожалел жену, которой теперь не надо будет после дальней дороги «стирать пять метров ткани» его подрясника. На вопрос о том, причём здесь серп и молот, о. Иоанн тоже отшутился: «Потому что такой же куртки со свастикой не было».

«У русских национальная идея: не допускать реализации великих национальных идей всего остального мира»

Иван Охлобыстин на псковской встрече образца декабря 2017 года заявил, что в Пскове раньше никогда не выступал. Не знаю, что он имел в виду. Осенью 2008 года он провёл здесь несколько встреч. Это была, конечно, не филармония. Билеты на его выступления тогда не продавали, но суть была та же самая. Большая аудитория, перед которой долго и витиевато излагает мысли Охлобыстин.

И тогда, и сейчас большинству присутствующих он был, прежде всего, интересен не как священник или литератор, а как киноактёр. В прошлый раз было больше шуток, и зал оживлялся чаще. Но зато в этот раз женщины всех возрастов несли ему букеты. Охлобыстин – тот человек, на которого многие смотрят не просто с интересом, а с обожанием. Ловят каждое его слово.

Книга «Песни созвездия Гончих Псов», которую в декабре 2017 года Иван Охлобыстин представлял в Пскове в большом концертном зале филармонии, начинается с эпиграфа «Употребление в пищевых целях опасно для жизни». (Надпись на этикетке туалетной воды «DIOR HOMME»). Ту же самую предупредительную надпись надо бы ставить и на афишах концертных выступлений Охлобыстина (концерт называется «Новая русская философия»).

Было время, когда вместе с Иваном Охлобыстиным в представлении участвовал сын Никаса Сафронова Лука. Он играл «Лунную сонату» - как выразился в Пскове Охлобыстин: «Тешил слух». Но потом православный священник, находящийся в долгосрочном отпуске, решил, что все эти красивости ни к чему. Они лишние и только занимают драгоценное время. С тех пор Охлобыстин находится на сцене в одиночку, собирая большие полные залы и даже стадионы.

Впрочем, концерт ли это? Спектакль ли? Есть ли там философия – имея в виду название «Новая русская философия»?

По форме это обыкновенный творческий вечер без изысков (музыкальных вставок, приглашённых гостей и даже без видеоотрывков).

Артист Охлобыстин два часа без перерыва находится на сцене и рассказывает байки из своей жизни, читает прозаический отрывок из одной из своих книг, а в завершении зачитывает свой поэтический текст, написанный в форме газели).

Иван Охлобыстин с паспортом «гражданина ДНР»

Но это всё-таки не совсем творческий вечер. Похожее я видел в Пскове, по меньшей мере, трижды. Так было, когда здесь выступали Михаил Задорнов, Александр Проханов и всё тот же Иван Охлобыстин.

Правда, в отличие от Проханова, Охлобыстин с готовностью играет на понижение своего образа. Он всё-таки лицедей. Там, где Проханова распирало от гордости, Охлобыстин с готовностью прибедняется (дескать, он недостойный, грешный, «два часа делился с вами своим сумеречным сознанием»).

И всё-таки зрители приходят не только на актёра Охлобыстина. Актёр лишь приманка, рекламное лицо, занимающее на баннере несколько квадратных метров над главным входом в Псковскую областную филармонию… Иначе бы они не спрашивали его о политике – о Путине, Навальном, Распутине, Задорнове, о сексе и о любви… Охлобыстин ведёт себя как гуру и, по обыкновению, много шутит. Это чёрный юмор цвета подрясника. Его спрашивают: «Может ли настоящая любовь прийти после бурного пьяного секса?». И он, вздохнув, отвечает: «Увы, в большинстве случаев это так и начинается…»

Свои шутки он перемежает рассуждениями о Боге и предлагает «новую идеологию».

Новая идеология совсем не нова (Охлобыстин это сам подчёркивает: «Давайте попробуем вспомнить то, что мы с вами забыли»). Например, он предлагает вернуть в уголовный кодекс статью 121 («За мужеложество»), вернуть сметную казнь (за педофилию) и вообще ужесточить «либеральное» законодательство.

За два часа в зале смеялись часто, но дружные аплодисменты раздавались только несколько раз. Едва ли не в первый раз они раздались, когда Охлобыстин предложил вернуть в России смертную казнь.

Действительно, введение смертной казни - это то, что может объединить в едином порыве России десятки миллионов людей противоположных убеждений. В сущности, это и есть реальная национальная идея, сформулированная в трёх словах.

Парадокс в том, что эти же люди, включая Охлобыстина, охотно согласятся с тем, что независимых судов в России нет. Однако возвращение смертной казни они всё равно поддержат (слишком уж много вокруг тех, кого им хочется отправить на тот свет).

Когда Охлобыстина спросили: «Ваше поколение застанет время, когда будут исполняться законы?», то он мгновенно ответил: «Ни одно поколение этого не застанет. Надо трезво отдавать отчёт, признаться себе – не постесняться… Закон, что дышло, как повернул, так и вышло. Надо всегда надеяться не на силу закона, а на живое человеческое общение».

В целом Охлобыстин, разумеется, Путина поддерживает. Особенно его внешнюю политику («Когда к тебе рвётся медведь, ты не пойдёшь за капустой»).

Иван Охлобыстин (в центре) в «ДНР».

Фраза про медведя и капусту относилась к оценке ситуации в России, находящейся во враждебном окружении. Россия вынуждена защищаться от агрессивных хищников и ей не до выстраивания нормальной жизни. В этом смысле Иван Охлобыстин, способный собрать большой зал почти в любом населённом пункте страны (он объехал более трёхсот городов), очень похож на миллионы соотечественников. Они могут быть недовольны низкой зарплатой, чиновничьим произволом и воровством, низкой пенсией, несправедливыми судами, ужасными дорогами, карательной медициной и прочим, но их убедили, будто во всех бедах виноваты хищники извне. По этой причине выступления Ивана Охлобыстина находят столь восторженный отклик. Он произносит вслух то, что другие произносить в таких выражениях стесняются.

По словам Охлобыстина, «у каждого народа есть своя великая национальная идея, одна и та же идея - мировое господство. Только у русских другая, диаметрально противоположная: не допускать реализации великих национальных идей всего остального мира».

«Готика, милитаризм, рашизм…»

Много времени Иван Охлобыстин посвятил рассказу о том, как в 2011 году начинались его масштабные выступления по стране. Здесь он, по привычке, преувеличил, сказав, что после Олимпиады-80 московский стадион «Лужники» столько публики, сколько собрал он, Охлобыстин, если не считать футбола, не собирал. Конечно же, собирал. Но то, что на двухчасовой политический перформанс Охлобыстина под названием «Доктрина-77» купило билеты 37 тысяч человек – всё равно впечатляет (Владимир Путин и Григорий Лепс через неделю на том же футбольном поле собрали всего 12 тысяч.

Охлобыстин рассказал, как подходила подготовка к тому историческому выступлению в «Лужниках» («Мы потом ездили обговаривать. За столом был главный милиционер, фээсбэшник, главный пожарный…»). Когда начальники его попросили простыми словами объяснить, что это будет, он ответил откровенно: «Готика, милитаризм, никакого гендерного равноправия…». Услышав это, начальство немедленно дало согласие.

Иван Охлобыстин несколько раз во время псковского концерта-проповеди повторял ключевые понятия своей идеологии: «Готика, милитаризм, рашизм, Крым наш, Донбасс наш… И не только. Всё наше!» Как правило, произносит он это с хитрой улыбкой – как бы не всерьёз и в то же время всерьёз. Осенью 2011 года в этом можно было ещё сомневаться, но после поездок Охлобыстина в Донбасс и получения им паспорта «гражданина ДНР» из рук Александра Захарченко понятно, что шуточки здесь – не главное. Во время того выступления в Лужниках стоящий под осенним дождём в белом плаще на огромной белой пирамиде Иван Охлобыстин произнёс: «Любое описание происходящего с русским человеком может быть описано только в превосходных степенях. Иначе не имеет смысл и рот открывать». Что-то похожее звучало и в Пскове.

Псковскую землю он назвал своей «духовной Родиной по многим параметрам». «В Изборске на кладбище далёкие предки похоронены, - пояснил он. - Иоанн Крестьянкин был духовным отцом моего духовного отца».

Охлобыстина в Пскове с одинаковой готовностью приветствовали почитатели «Изборского клуба», «Новороссии» и сериалов типа «Интерны» и «Метод Фрейда».

«Логика империума – логика строителей идеального общества, по предначертанному создателем, плану, - утверждал шесть лет назад с высокой пирамидальной трибуны Охлобыстин. - Подарите своим детям сказку о прекрасном будущем, о великой империи, которую мы, русские, обязаны построить, которую мы должны созидать на пепле прошлого».

Иван Охлобыстин получает паспорт «гражданина ДНР» из рук Александра Захарченко.

У Охлобыстина талантов и экстравагантности больше, чем у штатных кремлёвских пропагандистов, и поэтому его слова более доходчивы. Идеальное общество для своих Путин, в общем-то, уже построил, но остановиться на достигнутом не позволяет логика, в том числе и «логика империума». Колесо истории затягивает.

Охлобыстин, Проханов, Михалков и прочие в определённом смысле правы, когда твердят о великой идее, без которой прагматизм слишком мелок и для огромной России не подходит. Но в том-то и дело, что все эти люди с Путиным во главе, прежде всего, сами прожжённые прагматики. Они могут говорить всё что угодно, но по лицу, несмотря на актёрство, у того же Охлобыстина то и дело скользит усмешка. Хитрый взгляд не укрыть за стеклами очков (так же как хитрую усмешку не утопить в густых усах Михалкова…) Всех этих людей, включая Путина, объединяет не Великая империя, а маленькая хитрость. В каком-то смысле, это вера в Большую Хитрость. Святая вера.

Охлобыстин не чиновник и в государственном смысле человек безответственный. Поэтому ему легко проговариваться, рассуждая о «волшебной стране». Он говорит о том, что надо вернуть «сознание ребенка к общей мечте – империи».

Это новый этап развития России. Погружение в сказочный сон, оно же – наивное детство. «Русский рожден быть героем или святым! – хитро улыбается Охлобыстин. - Посередине ничего нет! Или есть, но не русское». Но, видимо, он ещё не выбрал – кем хочет стать. Героем или святым? И тем и другим быть больно. Чтобы как-то смягчить эту боль, он мечтает о единомыслии.

В «Доктрине 77» Охлобыстин говорил: «Только единомыслие народа по этому вопросу, по созданию вопроса идеального общества, создает необходимый фон для обретения личного счастья». Далее он переходил к имперской идее в духе «Изборского клуба», к которому примкнул: «И единственным решением разумно считать строительство могучей империи, возглавляемой помазанником Божьим – императором. Империи, гарантирующей выполнение нашим народом поставленной перед самим Богом задачи – защиты мира от самоуничтожения».

«Доктрина 77» была необычайна банальна, и в этом её сила. Она составлена из общих мест, к которым привыкли. Привычка может сбить с толку. Дескать, мы это уже сто раз слышали и, значит, так оно и есть.

Нет ничего банальнее, чем рассуждать про особый путь России. И Охлобыстин без стеснения говорил: «Как это ни печально – славянам не по пути с остальным миром. Вся история моего народа – этому подтверждение. Эпохи экономической стабильности делали простой русский народ инертным и приводили к вопиющей нищете. Эпохи политической стабильности неизбежно заканчивались самоистреблением. Эпохи благопроцветания сталкивали русскую нацию в пропасть духовного разложения…»

Что ж, хорошо жить вредно, а плохо жить хорошо.

Но здесь Охлобыстин всё-таки переходил границу банальности и как человек, умеющий сочинять киносценарии, обострял сюжет. «Мы созданы для войны», - утверждал он, выступая в Лужниках» 10 сентября 2011 года.

Выходит, чтобы кино не получилось скучным, героев необходимо отослать на войну. Кого-то придётся убить. Для достоверности и эффекта.

«Путин пусть правит тридцать лет…»

Охлобыстину солдаты на войне нужны не только для обострения конфликта. «Воин не должен сомневаться в своей победе», - объяснял он свою наигранную воинственность. Здесь он выглядел примерно так же, как выглядел Сергей Курёхин, когда вместе с Дугиным и Лимоновым в начале 90-х годов создавал национал-большевистскую партию.

Охлобыстин чем-то напоминает Курёхина. Тот же тип человека – неугомонного, моложавого и, опять же, хитрого, способного творить безумства и говорить, казалось бы, невозможные вещи. Этот образ наиболее точно воплощен в фильме Аркадия Тигая «Лох – победитель воды», в котором главную роль сыграл Курёхин, а мог бы и Охлобыстин, если бы был тогда чуть старше. По сюжету безобидный тихий человечек превращается в Воина. Защитника. Безжалостного Мстителя. А на стенах домов всюду развешены предвыборные листовки со слоганом: «Последняя надежда страны». Только так и можно победить разбушевавшуюся воду – лить её на национал-имперскую мельницу.

Охлобыстин в «Доктрине 77» рассуждал о необходимости «генетического конструирования идеального бойца». «Особого, заметьте, бойца, - уточнял он. - Для ведения пожизненных боевых действий. И что промыслительно – не вести вышеупомянутые действия для русского человека означает верную гибель. Все варианты сохранения русской нации до назначенного Господом срока её исчезновения в огне Апокалипсиса».

Шесть лет назад это была теория, а теперь уже давно практика. Об этом Охлобыстин напомнил с самого начала своего псковского выступления, когда сказал: «Было столько событий, которые изменили нас, прежде всего, внутренне… Донбасс, Сирия, художественные скандалы и художественные открытия, выходили непотребные фильмы… Слава Богу, проявляла себя и другая сторона…». К «другой стороне» он тоже относится. «Новая русская философия» и почти заполненный самый большой зал в Псковской области доказывает, что к «рашизму» и милитаризму можно смело добавлять оптимизм (это когда кричат: «Шапками закидаем!»).

После Охлобыстина, много лет назад объявившего себя «законченным национал-патриотом», хоть потоп. Самое важное в его словах – слово «пожизненное» - «для ведение пожизненных боевых действий». Это ключевое слово «Доктрины 77», да и «Новой русской философии». Пожизненное – значит до смерти. Он – сторонник монархии, и вопрос только в родоначальнике династии. Кого выбрать? «Не Романовых, - произнёс Охлобыстин. - Они больно много с Гитлером тусили. А вот Путин… Почему бы и нет? Пусть правит тридцать лет. И с этим проводим с Богом, как говориться».

Имея в виду «Доктрину 77» и попытку выдвижения в 2011 году Охлобыстина на пост президента Российской Федерации, его иногда спрашивают: «А правда, что ты хотел быть президентом?» Ответ давно готов. Он в стиле Охлобыстина. Сидит он у себя в избе на даче перед русской печкой – пишет очередной роман в стиле фэнтези. Вдруг появляется правительственный кортеж…

«Всё очень просто, - улыбнулся Иван Охлобыстин. - Приезжает ко мне Сергей Кужугетович на машине и говорит: «Иван Иванович, Владимир Владимирович ни в какую не хочет быть президентом. «Хочу, говорит, рыбу ловить, Крым – ваш… Всё сделал». Не идёт, а кроме вас никто не соглашается…»

Услышав это, скромный Иван Охлобыстин предлагает товарищу Шойгу пройти в дом, поесть борща. И там, на охлобыстинской кухне, должно произойти нечто мистическое. Там прозвучит извечный русский вопрос: «А постный майонез есть?»

Постный майонез может решить судьбу России, а то и всего мира – учитывая всемирную миссию русского народа.

«У нас удовольствие начинается на стадии отравления»

Итак, по мнению Охлобыстина, «любое описание происходящего с русским человеком может быть описано только в превосходных степенях».

Заметьте, важно не само превосходство, а чувство превосходства. Это существенно. Речь не о государстве и не о деятельности Воинов и Императоров, а об описании всего этого. Как происходит на самом деле – не столь важно.

Самое важное – правильно подобранные слова. Дела забудутся, слова останутся. Выдуманный мир важнее реального.

В общем, как и в случае со изборским Священным холмом и строительством Пятой империи Проханова (так называемой Путинской империи), правильнее говорить не о реальности, а о мечтах. Всё это – Словесная империя, подкреплённая, для достоверности, памятными постмодернистскими знаками типа Священного холма или георгиевскими ленточками.

О том же когда-то вспоминал и Охлобыстин: «Надо произвести серию мероприятий по собственной самоидентификации, до смешного простых поначалу. Символика, ленточки, звёздочки… А там, глядишь, и до Империи дойдём».

Не дойдём. И всё потому, что мелкие люди не могут воссоздать огромную Империю. Как бы ни старались.

А эти не особо и стараются. Даже слова подбирают без вдохновения, пользуясь первыми попавшимися.

То есть их Империя даже на словах выглядит неубедительно и усыхает прямо на глазах. В их словах есть приставки и окончания, но нет корня. У них нет необходимости стараться. Их хитрые улыбочки иногда превращаются в глумливые. На воинов с передовой они совсем не похожи. Они мало напоминают героев или святых, не говоря уже о том, что они ими не являются. И это значит, что они рано или поздно перехитрят сами себя.
Вот ещё несколько высказываний Ивана Охлобыстина, прозвучавших на вечере в Псковской областной филармонии:

- «Если Путина не выберут, то я за Беркову. Я всё о ней знаю. Она для меня открытый лист».

- «Мы же русские люди. У нас удовольствие начинается на стадии отравления» (о русской культуре употребления спиртного).

- «Чем не император Сталин был? До сих пор его многие почитают. У Гарика (Сукачёва) на груди есть татуировка со Сталиным… Не знаю, чем руководствовался. Кого из правителей ни возьми – всё равно царь. Царь как представитель Бога».

- «Чтобы получить деньги на кино, надо дважды предать Родину».

- «У нас же (в РПЦ) как у ментов – задним числом увольняют».

 «Я-то чувак странный, но ко мне приходят люди в три раза страннее».

 «Умирать, надеюсь, не придётся, но других заставим».

- «Распутин не был, конечно, святым человеком… Но и злодеем не был. Всё это чушь собачья. Был среднестатистический неплохой семьянин… Его подставляла английская разведка, французская разведка… Он - заложник ситуации».

- «Как многодетный отец я бы всех женишков поставил к стенке. Но мне придётся смириться…»

- «Между нами священнодействие – даже если мы переругиваемся с соседом по площадке, чтобы он мусор вынес. У нас везде священнодействие, чего ни возьми… Мы наделены величайшей силой богослужебного языка».

- «Глуповатый чувак. Глуповатый. Ввёл сухой закон. Жену свою любил, но больше никакого позитива». (О Михаиле Горбачёве).

- «Величайший человек, столп столичного благочестия» (о священнике Дмитрии Смирнове).

- «Проклятая тринадцатая статья Конституции, запрещающая нам единую идеологию. Есть ещё пятнадцатая статья: примат европейского законодательства над нашим законодательством. Если так будет продолжаться, скоро нашим старикам есть будет нечего – придётся идти в гомосексуалисты».

- «Я больше трёхсот городов объехал. Мы самые душевные, мы самые комфортные, мы самые позитивные» (о жителях России).

- «Я современный человек. Я – тушинский панк».

Получается такой «рашизм» с прибаутками. Учитывая то, что в основе много в жизни Охлобыстина лежит рок-н-ролл, можно слегка изменить небезызвестный девиз – отталкиваясь от того, что постоянно декларирует Иван Охлобыстин. Девиз такой: «Традиционный секс, абсент, рок-н-ролл» (вместо абсента допустимо порто). Правильному употреблению абсента и порто Охлобыстин посвятил несколько минут своей «Новой русской философии».

***

Властителями умов в новом веке в России постепенно стали тушинские панки, питерская шпана, бывшие чеченские боевики… На глазах они превратились в философов, священников, депутатов, министров, миллиардеров, докторов наук, академиков… Но внутри они остались прежними.

Размах другой, а замашки прежние.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  719
Оценок:  10
Средний балл:  9.1