Общество

Дом восходящего сумасшествия

Владимир Оболенский: «Россия представляет из себя огромный сумасшедший дом, и какую бы избирательную систему ни применять – ничего, кроме чепухи, не может получиться»
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 22 января 2018, 17:00

«Он пел о блаженстве безгрешных духов
Под кущами райских садов…»

Михаил Лермонтов, «Ангел».

Сто лет назад, не успев как следует начать работу, Всероссийское Учредительное собрание силой было распущено навсегда. Осенью 1917 года в выборах в Пскове принимали участие представители девяти партий и движений. В Псковской губернии в избирательных списках значилось много известных имён: Лев Каменев, Василий Шульгин, Николай Рузский, Андрей Шингарёв, Пётр Батов, Иван Залит (первый министр обороны Латвии)…

«Землю без выкупа! Немедленный мир! Свободу и хлеб!»

Учредительное собрание начало свою работу в Петрограде 5 (18) января 1918 года, хотя первоначально предполагалось, что оно соберётся значительно раньше. В июне 1917 года объявили, что дата выборов назначена на 17 сентября. Первое заседание предполагалось провести через две недели - 30 сентября. Если бы так произошло, то, возможно, никакой бы Октябрьской революции не случилось. Или революцию большевики попытались бы провести раньше – в сентябре, скорее всего, безуспешно. Но выборы не состоялись ни в сентябре, ни в октябре.

После так называемого Корниловского мятежа Временное правительство перенесло выборы на 12 ноября. Предполагалось, что первое заседание состоится 28 ноября.

Однако до выборов Временное правительство Керенского не дожило. После захвата власти в России появилось совсем другое правительство – во главе с Ульяновым (Лениным). Оно тоже считалось временным. Временное – значит до созыва Учредительного собрания, которое и призвано было решить судьбу России и определиться с формой правления.

Ленин, несмотря на все противоречия со своим предшественником эсером Керенским, после прихода к власти в Петрограде подтвердил, что выборы в Учредительное собрание состоятся 12 ноября 1917 года. Он вынужден был это сделать – под напором товарищей-однопартийцев. По этому поводу 27 октября 1917 года Совет народных комиссаров во главе с Лениным опубликовал постановление, где говорилось: «Все избирательные комиссии, учреждения местного самоуправления, Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и солдатские организации на фронте должны напрячь все усилия для обеспечения свободного и правильного производства выборов в Учредительное собрание в назначенный срок».

Плакаты на Невском проспекте Петербурга о выборах в Учредительное собрание. Фото: regnum

Большевики и примкнувшие к ним левые эсеры, разумеется, не собирались легко расставаться с властью, которая свалилась к ним в руки. Но они рассчитывали, что население России, уставшее от войны и старого режима, поддержит партии, которые никогда не были у власти. Их партии.

Голосование в Пскове проходило в здании Городской думы, в Коммерческом училище, в Министерской школе, в Александровской земской школе, в Александровском городском училище, в Ильинской земской школе…

Голосованию предшествовала довольно бурная кампания. Наибольшую активность проявляли левые: большевики и эсеры. В Пскове состоялись II съезд представителей Советов солдатских и рабочих депутатов и II съезд Советов крестьянских депутатов. Подробнее о псковских выборах можно прочесть в работах псковских историков Анатолия Филимонова и Олега Королькова, в псковских газетах конца 1917 года… Из самых свежих работ – статья Олега Королькова в журнале «Псков» (№46, 2016 г. ).

Первый номер большевистской газеты «Псковский набат», вышедший 27 октября 1917 года, открывался призывом «ко всем крестьянам, солдатам и рабочим и всем обездоленным голосовать за список №6». Лозунги были такие: «За светлое будущее социализма! Землю без выкупа! Немедленный мир! свободу и хлеб!».

Кроме собственно большевиков список №6, если верить газете «Псковский набат», поддержали «Профессиональный союз металлистов Пскова, Эстонская организация социал-демократической партии, социал-демократия Польши и Литвы, социал-демократия Латвии».

В субботу, 28 октября 2017 года, большевики решили устроить в доме имени Пушкина (нынешнем драмтеатре) концерт-митинг с участием солиста Мариинской оперы Гуальтьера Боссе (бас). Афиши обещали: «У рояля свободный художник Борис Нахутин… с речами выступят Лев Каменев и Иоффе-Крымский». Концерт-митинг был платный (билеты от 1 рубля 40 копеек до 4 рублей 90 копеек).

«Митинг всё-таки сошёл благополучно, в том смысле, что нас не избили»

Бывший депутат Госдумы, член ЦИК партии кадетов князь Владимир Оболенский (в молодости он служил несколько лет земским статистиком в Псковской губернии), приехавший в Псков и выступавший перед потенциальными избирателями на митинге, потом напишет: «Было совершенно ясно, что симпатии населения не на нашей стороне... Псков, в котором были расквартированы тыловые части, был переполнен солдатами, находившимися под влиянием большевиков. Говорить приходилось перед заведомо враждебной аудиторией. Наши речи прерывались криками, руганью, а порой - сплошным рёвом озлобленной толпы. Митинг всё-таки сошёл благополучно, в том смысле, что нас не избили».

Но сказанное не означает, что народ, не доверяя кадетам, симпатизировал большевикам. Псковская губерния, как и вся Россия, была аграрной. Почти 90 процентов населения Псковской губернии жили в сельской местности. Настроения в городах – это не настроение большинства. Тем более что в Пскове было расквартировано множество военных частей. Не они определяли общее настроение.

Народ, конечно же, кадетов в большинстве своём не поддерживал, но и большевики, ориентировавшиеся, прежде всего, на пролетариат, ещё были не совсем понятны. Не все они пока выбрались из подполья. Репутация у них была не самая лучшая.

Население Псковской губернии сто лет назад значительно превосходило нынешнее население Псковской области (здесь проживало более 1 миллиона 200 тысяч человек). В Пскове жило намного меньше жителей, чем сейчас, зато в деревнях – большинство.

Именное удостоверение избирателя Всероссийского Учредительного собрания

Столица была недалеко. Так что в Псков зачастили представители разных партий: будущий председатель Учредительного собрания Виктор Чернов (о нём - здесь и здесь), «бабушка русской революции», Екатерина Брешко-Брешковская (она была родом из Невельского уезда)…

Кого только здесь, в Пскове, в те дни не было. Приезжали Крыленко, Керенский… Не все поездки были предвыборными. Шла борьба за власть. Особенность предвыборной кампании была в том, что она происходила на фоне Первой мировой войны, очередной революции (переворота) и начинающейся Гражданской войны. Участники борьбы понимали, что сами по себе выборы могут ничего не решить. Большевики, к примеру, выборов никогда не выигрывали. У них не было такого опыта. Максимум, чего они достигали, – это проводили в Госдуму нескольких депутатов. На местном уровне они тоже себя мало проявили. Пораженческая позиция во время продолжающейся войны делала их позиции уязвимыми, а их лидеры лишь недавно вернулись в Россию.

Однако у большевиков появилась неплохая площадка для давления на власть: Советы. Таким образом, набирающие силу большевики старались занять все возможные политические площадки: Временное правительство, те же Советы… Учредительное собрание было ещё одной такой площадкой. Но выборы большевики проиграли.
Возможно, результат был бы другим, если бы выборы состоялись ещё позднее. Но правительство Керенского свергли в ночь с 25 на 26 октября. До выборов оставалось всего две недели. Принципиально изменить настроение по всей стране было нереально. Многие города России контролировались совсем другими силами. Выходили газеты разных направлений, в том числе и антибольшевистские. Большевики очень старались изменить ситуацию, закрывали неугодные газеты, производили аресты… Но даже в Пскове, в котором их позиции были сильны, они не успели заручиться поддержкой большинства.

«В потоках крови, грабежах и убийствах погибнет наша свобода»

Избирательных списков в Пскове было девять. Большевики шли под номером шесть. Их главные конкуренты - Псковская губернская организация партии социалистов-революционеров (эсеров) и Псковского губернского Совета крестьянских депутатов - были внесены в бюллетень под номером три.

Перед самыми выборами псковским кадетам удалось создать избирательный блок, объединившись с «карликовыми» партиями и движениями: Псковской объединённой демократической группой горожан, крестьян и рабочих, Латышским крестьянским союзом и латышской радикально-демократической партией, Островским отделом Всероссийской лиги равноправия женщин. Кадетский список возглавлял Андрей Шингарёв. Но это кадетам не помогло. Как и присутствие в кандидатском списке Псковской объединённой демократической группы горожан, крестьян и рабочих бывшего командующего Северным фронтом русской армии генерала Николая Рузского (того самого Рузского, который вместе с Гучковым и Шульгиным на псковском железнодорожном вокзале за полгода до этого уговорил Николая II отречься от престола). Именно тогда, в феврале 1917 года, в Пскове был сделан первый шаг к созыву Всероссийского Учредительного собрания. Император отрёкся от власти в пользу своего младшего брата Михаила (не спросив у того согласия). А Михаил позднее согласится принять корону только при условии, что об этом его попросит Учредительное собрание.

Шансов, что Учредительное собрание о чём-нибудь попросит Михаила Александровича, было ничтожно мало, а к осени 1917 года шансов не осталось совсем. Идея монархии была абсолютно непопулярна. Даже среди монархистов трудно было найти тех, кто открыто симпатизировал Романовым. Собственно, царя уговорили отречься от престола не какие-нибудь социалисты, а самые что ни на есть монархисты вроде Шульгина.

Василий Шульгин тоже участвовал в выборах. Он возглавлял кандидатский список Псковского губернского союза землевладельцев.

Псковский список большевиков, как уже говорилось, возглавлял Лев Каменев – будущий председатель ВЦИК и будущий член Политбюро ЦК ВКП (б).

Солдаты Северного фронта должны были голосовать отдельно от гражданского населения. Это позволяет теперь узнать предпочтения в солдатской среде и сравнить их с мнением гражданских людей.

Провести выборы за один день не было никакой возможности. Это было понятно заранее. То же самое происходило и в других губерниях. Таким образом, в Псковской губернии голосовали три дня подряд: 12, 13 и 14 ноября 1917 года. В первый и второй день – с девяти утра до девяти вечера, в третий день – с девяти утра до двух дня.

Избиратели предъявляли именное удостоверение и получали конверт с печатями Окружной и уездной комиссий по делам о выборах в Учредительное собрание. Обдумывание происходило в соседнем помещении. Затем избиратель ставил значок, запечатывал конверт с бюллетенем, возвращался в первое помещение и вручал конверт председателю участковой комиссии. Тот здесь же опускал конверт в избирательную урну.

Нарушения были, но они оказались не такие значительные, как можно было бы подумать. Ведь первоначально, после известия о приходе к власти в Петрограде большевиков, казалось, что никаких выборов вообще не будет.

Судя по дошедшим до нас сведениям, в Псковской губернии были выявлены случаи скупки бюллетеней (в Торопецком, Опочецком уездах), выемки бюллетеней из урн и замены их на другие (в Опочецком уезде), голосование под угрозой физического насилия (в Новоржевском уезде).

К примеру, утверждалось, что в Сиверстской волости Торопецкого уезда председатель комитета Союза земельных собственников организовал скупку бюллетеней по две-три копейки за штуку, но был быстро разоблачён. В итоге Союз земельных собственников набрал меньше 1 %. А «в погосте Дуняны дьякон был уличён в том, что вынимал из урны списки большевиков и заменял их кадетскими». Не везде были приготовлены урны. В Дроздовской волости бюллетени «охапками бросались на стол»... На общий итог эти нарушения не повлияли. Это была частная инициатива, способная изменить результат только на отдельно взятом участке. Массовые нарушения начнутся совсем в другие времена.

Всего в выборах в Псковской губернии приняло участие 854 тысяч избирателей. Это значительно больше, чем всё нынешнее население Псковской области, включая младенцев.

«Российская республика брошена в кровавый водоворот гражданской войны»

Газета «Псковская жизнь» могла бы публикацию о приходе к власти в столице Ленина и Троцкого озаглавить как-нибудь так: «Переворот в Петрограде». Но нет, статья называлась «Срыв Учредительного собрания». Казалось, что выборы в ближайшее время не состоятся. Но 27 октября новая петроградская власть подтвердила: выборы состоятся в установленный срок.

В статье «Срыв Учредительного собрания» говорилось: «Власть сметена. Российская республика брошена в кровавый водоворот гражданской войны. ...Проклятье тем, кто дерзнул толкнуть мятежные войска на свержение власти и порядка, которые так нужны нам теперь, накануне Учредительного собрания! Захват власти большевиками - дело безумное, преступное и безнадёжное. И, главное, - очень и очень краткосрочна будет эта власть. В потоках крови, грабежах и убийствах погибнет наша свобода - вот что ужасно и обидно! Учредительное собрание - сорвано. И самое опасное, что ... безумная попытка большевиков захватить власть в свои руки кончится победой контрреволюции и реакции».

Листовка партии эсеров на выборах в Учредительное собрание.

Прогноз «Псковской жизни» не оправдался. Советскую власть не назовёшь краткосрочной. Но грядущие неизбежные выборы в Учредительное собрание всё-таки повлияли на подготовку того, что потом назовут Октябрьской революцией. Ленин спешил возглавить российское правительство до выборов. Он говорил: «Ждать до Учредительного собрания, которое явно будет не с нами, бессмысленно, ибо это значит усложнить нашу задачу». А задача у Ленина была одна: прийти к власти и удерживать её как можно дольше.

Первая часть задачи была решена в ночь с 25 на 26 октября.

В сатирическом стихотворении про «ленинские небылицы» с названием «Разумейте языцы!» в газете «Псковская жизнь» опубликованы были такие строки: «Большевичьи гаубицы // Уж наведены на Псков…»

Несмотря на «большевичьи гаубицы», «Псковская жизнь» какое-то время продолжала выходить. Её большевики закрыли только после выборов – 28 ноября, то есть в тот самый день, когда Учредительное собрание должно было начать свою работу в Петрограде. Но не начало. Выборы по стране затянулись на три месяца. Начались они досрочно - 29 октября на Камчатке, а завершились спустя месяц после разгона Учредительного собрания – на Кубани в феврале 1918 года. Выборы во время разгорающейся Гражданской войны – специфическое мероприятие.

Победителем на этих выборах стала партия эсеров, традиционно считавшаяся крестьянской. Из 766 мест 374 были их. Большевики получили 180 мест, украинские  эсеры 81, кадеты - всего 24, меньшевики 22… Остальные (мусаватисты, дашнаки, сионисты, автономисты и федералисты, украинские социал-демократы) сумели провести в Учредительное собрание по несколько человек. Впрочем, в первом и единственном заседании принимали участие не все, а только 410 делегатов.

Так что эсеры на первых выборах в новых условиях – за счёт голосов миллионов крестьян – вроде бы победили.

Именно поэтому их лидер Виктор Чернов был в январе 1918 года избран председателем Учредительного собрания. Казалось бы, всё ясно. Но некоторые историки утверждают, что избиратели будто бы были введены в заблуждение. Якобы народ массово голосовал не просто за эсеров, и тем более не за правых эсеров вроде Чернова, а за левых эсеров, союзников большевиков. Отчасти это было верно. В случае с Псковской губернией верно втройне. Среди пяти псковских эсеров, делегированных в Учредительное собрание, четверо принадлежали к числу левых эсеров. Однако союз левых эсеров и большевиков был недолгим. Тем более что даже вместе с левыми-эсерами большевики не смогли собрать в Таврическом дворце больше 38 % своих сторонников. Большевики оказались в меньшинстве.

В 1918 году обе партии – левые эсеры и большевики - уже начинали враждовать. Так что если представить, что Учредительное собрание не было бы разогнано, то сторонникам Ленина и Троцкого пришлось бы трудно. Они контролировали бы всего треть голосов. Таким образом, участь Учредительного собрания была предрешена.

Большевики не могли блокировать выборы по всей стране (потому что всю страну они пока что не контролировали), но зато способны были организовать вооружённый разгон в отдельно взятом Петрограде – на подступах к Таврическому дворцу.

«Нужно изжить массовое помешательство»

В Пскове кадеты набрали всего 5 процентов, остальные ещё меньше: список №1 (ТНСП и трудовых крестьян) - 0,8%; №4 (объединенной РСДРП) – 0,9 %; №5 (Псковского губернского союза землевладельцев) - 0,6%...

А победила, как и по всей России, партия эсеров и Псковского губернского Совета крестьянских депутатов. В Псковской губернии список №3 набрал 57,3%. В Учредительное собрание от Псковской губернии прошли пять социалистов-революционеров. Большевики значительно отстали, набрав 33,7% (три делегата). В Псковской губернии большевики победили только в Псковском гарнизоне, набрав 60,6 %.

Первая попытка провести в Таврическом дворце Учредительное собрание не удалась. В назначенный срок – 28 ноября 1917 года – во дворце собралось только 50 человек из выбранных к тому времени 300 (выборы в разных избирательных округах России продолжались и в декабре, и в январе). Кворума не было (декрет Совнаркома 26 ноября постановил, что для законного открытия собрания требуется не менее 400 избранников). К тому же не все выбранные и зарегистрированные делегаты решались приехать в революционный Петроград. В день несостоявшегося открытия Учредительного собрания - 28 ноября, Совнарком объявил Партию народной свободы (кадетов) партией «врагов народа». Декрет «Об аресте вождей гражданской войны против революции» подписал председатель Ленин  и восемь народных комиссаров, включая Сталина, Менжинского, Дыбенко

В декрете говорилось: «Члены руководящих учреждений партии кадетов, как партии врагов народа, подлежат аресту и преданию суду революционных трибуналов». Так официально было введено в оборот понятие «враг народа».

Тем не менее, некоторые кадеты, в том числе и лидер псковского списка Шингарёв, отважились приехать в Петроград.

По этому поводу князь Оболенский написал в своих мемуарах: «Риск был слишком велик, да и не целесообразен. Что, в самом деле, могли сделать 10 кадетов в тысячном собрании! А появление их в Петербурге, не говоря уже о выступлениях с трибуны собрания, грозило им арестом, а может быть и смертью… Но несколько человек всё-таки не сочли возможным уклониться от своих обязанностей народных представителей. В Петербурге оставался Родичев, из Москвы приехали Астров, Новгородцев, кн. Павел Долгоруков, Кокошкин, вернулся из поездки по провинции Шингарёв…».

В тех же мемуарах Оболенский приводит слова Фёдора Родичева, члена Госдумы всех четырёх созывов (он был автором выражения «столыпинский галстук», после чего Столыпин вызвал Родичева на дуэль). 

 Разгон Учредительного собрания («Караул устал»).

Оболенский вспоминал: «Родичев доказывал, что всеобщее избирательное право для России непригодно, т.е. непригодно то, за что мы боролись с 1905 года. И не один Родичев такого мнения, его поддерживали и другие… Удивительно как люди не понимают, что всеобщее избирательное право ни при чём в неудачном результате выборов. Ведь Россия сейчас представляет из себя огромный сумасшедший дом, и какую бы избирательную систему не применять в сумасшедшем доме - ничего кроме чепухи не может получиться. Нужно изжить массовое помешательство. А от своих демократических убеждений я из-за происходящей чепухи отказываться не намерен».

Помешательство, может быть, и было массовым, то всё-таки не таким, как казалось Оболенскому. Если народ не голосует за кадетов – это не значит, что он сошёл с ума. В конце концов, последующие события показали, что не все в России были готовы безоговорочно поверить в обещания большевиков. Да и эсеры вовсе не сидели безропотно в ожидании того, что их разгонят. Боевой революционный и террористический опыт у них был не менее серьёзный, чем у большевиков. Предвидя разгон, члены военной комиссии Партии социалистов-эсеров за несколько дней до 5 января стали стягивать в Петроград вооружённых союзников. Вот что по этому поводу писал член военной комиссии эсеров Борис Соколов: «Через наши как эсеровские, так и родственные фронтовые организации, мы вызвали в экстренном порядке наиболее энергичный и боевой элемент. В продолжение декабря прибыло с фронта свыше 600 офицеров и солдат, которые были распределены между отдельными ротами Преображенского и Семёновского полков» (Борис Соколов. Защита Всероссийского Учредительного собрания // Архив русской революции. Т. XIII. М., 1992).

Более того, рассматривался план устранения или захвата Ленина и Троцкого («изъятие из употребления в качестве заложников»). Но «изъятие из употребления» Ленина и Троцкого не состоялось – несмотря на то, что возможность такая представилась. Участник военной организации партии эсеров устроился дворником в доме, в котором жила сестра Ленина – Мария Ульянова (Ленин в этом доме бывал). Затем дворника перевели на работу водителем на автомобиль, на котором Ленин передвигался. Однако эсеры решили, что накануне заседания Учредительного собрания «изъятие» одного из большевистских лидеров только повредит делу. «Арест или убийство Ленина, - рассказывал Борис Соколов, -  вызовет такое возмущение среди рабочих и солдат, что это может окончиться всеобщим погромом интеллигенции. Ведь для многих и многих Ленин и Троцкий популярные вожди. Ведь за ними идут народные массы…»

В свою очередь большевики тоже готовились к открытию (и закрытию) Учредительного собрания. Чрезвычайная комиссия по охране Петрограда предупредила население: «Всякая попытка проникновения… в район Таврического дворца и Смольного, начиная с 5 января, будет энергично остановлена военной силой».

Предупреждение подействовало только отчасти. Жители Петрограда всё равно вышли на улицу – поддержать Учредительное собрание. Возглавлявший комендатуру района «Смольный - Таврический дворец» ближайший соратник Ленина Владимир Бонч-Бруевич распорядился: «В случае неисполнения приказа обезоруживать и арестовывать. На вооруженное сопротивление отвечать беспощадным вооружённым отпором».

Однако не менее 60 тысяч человек на улицы Петрограда всё-таки вышли.

Руководитель петроградских боевых дружин эсеров Паевский вспоминал: «Состав шествия был следующий: немногочисленное количество партийных, дружина, очень много учащихся барышень, гимназистов, в особенности студентов, много чиновников всех ведомств, организации кадетов со своими зелёными и белыми флагами, поалей-цион и т. д., при полном отсутствии рабочих и солдат». Рабочие всё-таки были, но меньше, чем хотелось бы сторонникам Учредительного собрания.

Кровь пролилась. По словам Якова Свердлова, сменившего на посту Председателя ВЦИК Льва Каменева, при разгоне демонстрации был убит 21 человек. Характерно, что объявил об этом Свердлов в том самом Таврическом дворце, в котором недавно ещё заседало Учредительное собрание. 5 и 6 января 1918 года по дворцовым коридорам ходили члены «учредиловки», а 10 числа там же открылся Третий Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов (кто выбирал этих «представителей народа»?)

Одной из первых жертв разгорающейся Гражданской войны стал №1 в псковском списке кадетов Андрей Шингарёв (земский и политический деятель, врач общей практики, публицист). Он, несмотря на то, что в ноябре 1917 года кадетов объявили «врагами народа», отважился прибыть в большевистский Петроград. Его арестовали 28 ноября 1917 года в особняке Паниной – через час после того, как особняк покинул Владимир Оболенский, избежавший ареста. Шингарёва отправили в Петропавловскую крепость. А в день разгона Учредительного собрания его вместе с ещё одним арестованным кадетом Фёдором Кокошкиным перевели в Мариинскую тюремную больницу. В ночь с 6 на 7 января в палату Шингарёва ворвались солдаты караула и принялись стрелять в безоружного больного человека. Шингарёв был смертельно ранен тремя пулями: в лицо, грудь и живот. В соседней палате тем же способом убили Кокошкина. Начиналась другая эпоха. Безнаказанное убийство безоружных входило в привычку.

***

В конце XIX – начале ХХ века молодые вольнодумцы в разных уголках России мечтали о свободе. В Пскове Владимир Оболенский с единомышленниками создал кружок, собиравшийся раз в неделю для совместного чтения марксистской литературы и обсуждения социально-политических вопросов. Здесь же, в Пскове, Оболенский познакомился с Владимиром Ульяновым, приехавшим в 1900 году после ссылки в Шушенском. К январю 1918 года единомышленники стали непримиримыми врагами. В мемуарах «Моя жизнь. Мои современники», написанных в эмиграции князем Оболенским, есть такой эпизод: «Помню, как перед отъездом из Пскова (Оболенский уезжал после пятилетней службы в Орёл – Авт.) я сидел с Лениным на берегу живописной реки Псковы. Он приглашал меня сотрудничать в «Искре» и объяснял, как пользоваться шифром для переписки с ним. Ключом нашего шифра мы избрали «Ангел» Лермонтова. Насколько помню, этим шифром я воспользовался лишь один раз, послав корреспонденцию из Орла, а Ленина увидел лишь через много лет, да и то издали, когда он произносил отвратительно демагогическую речь с балкона особняка Кшесинской…»

У России была возможность учредить с помощью Учредительного собрания какую-никакую, но мирную жизнь. Но вместо неё была учреждена кровопролитная Гражданская война.


Чтобы оперативно отслеживать самые важные новости в Пскове и России, подписывайтесь на наши группы в «Телеграме», «ВКонтакте», «Твиттере», «Фейсбуке» и «Одноклассниках».

 
Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  867
Оценок:  11
Средний балл:  10