Статья опубликована в №45 (817) от 23 ноября-29 ноября 2016
Регион

Струги Красные. Оставалась не только «поварёшка»

«Псковская губерния» - с места трагедии в Псковской области, где подростки вели прямую трансляцию последних часов своей жизни
Людмила САВИЦКАЯ Людмила САВИЦКАЯ 17 ноября 2016, 14:28

Дорога из Пскова в Струги Красные занимает примерно полтора часа. Сеть почти не ловит — вокруг глухой заснеженный лес. Всю дорогу удивляемся неизвестному сотовому оператору: подростки вели трансляцию онлайн, практически не прерываясь.

«Не понимаю, зачем был нужен штурм»

Дом на Кудрявцева местные жители нам показывают сразу. Они сами узнали о стрельбе из интернета и телевидения. Выстрелов не слышали: дом находится на глухой улице, где в основном летом живут приезжие дачники. 15 ноября в доме напротив была бабушка. Соседи думают, что просто задержалась с выходных, не успела вернуться в город. Окна дома бабушки затянуты плёнкой: подростки стреляли и по нему.

На калитке дома, где произошла трагедия, висит замок, но увидеть дворовую территорию можно через пулевые отверстия в заборе. Их здесь много, они широкие, в некоторых местах больше напоминают решето. В самом доме нижний оконный проём заколочен свежими досками.

«Не понимаю, зачем был нужен штурм. Почему они решили не в осаде быть, а штурмовать? Тем более что дети вели себя не совсем адекватно, у них был психический смех. Я как педагог, работавший с детьми такого возраста, замечаю эти вещи», — рассуждает местная жительница Любовь Герасимова.

«В таком возрасте нужно понимать, что ребёнок выпить может, покурить, сбежать, — философствует живущий на соседней улице Сергей. — У меня сыну 15 лет… Да нормальный этот хозяин дома был, мы и с отцом его Вовкой водку пили, сидели тут. Не думаю, что Алексей (отчим Кати. — Л. С.) мог бить эту девочку. Это всё другое…»

Дом, в котором произошла стругокрасненская трагедия. Фото: Людмила Савицкая / «ПГ»

Дом на улице Кудрявцева строил Владимир Власов, отец отчима Кати, афганец, местный предприниматель — его магазин на въезде в Струги Красные работает до сих пор. О том, кем работает Алексей, местные не знают, при этом отмечают, что «нормальный он человек».

По информации «Псковской губернии», Алексей Власов имел отношение к частным охранным предприятиям в Пскове.

За стрельбой подростков по полицейским наблюдали в основном дети с расстояния 7-10 метров. «Вон там я стоял, — показывает 12-летний Никита. — Ближе не пускали, я пробовал. А Вовка из 8-го класса даже снимал, ему журналисты потом заплатили. А вы мне заплатите за то, что я вам рассказываю?»

Местные рассказывают, что не сразу «включились» в происходящее: накануне в Стругах Красных мужчина задушил супругу, которая работала дворником в сельской администрации. В семье осталось шестеро детей. «Благополучные они были, следили за собой», — недоумевают стружане.

Кто-то вспоминает несколько детских самоубийств в Стругах Красных около десяти лет назад. Тогда сначала покончил с собой «хорошо учившийся» пятиклассник, через неделю — восьмиклассник.

Многие восприняли ЧП как сериал. «Мы всей семьей скачивали ролики из интернета и смотрели. Детей позвали, у меня их двое, — делится продавец магазина на улице Комиссаровской. — Была сначала мысль, что их (Дениса и Катю.Л. С.) могли и застрелить, но потом вроде по-другому там всё. Мы думали, что от вас, от прессы, правду узнаем — здесь нам-то когда скажут её. Вон у знакомой сына год назад сбили, полицейские до сих пор не говорят, кто. А знают, может», — добавляет она.

Все три дня подростки в Стругах жили тихо. Судя по теперешним показаниям, их видел лишь таксист — это было около десяти вечера после побега из Пскова. Да и тот до конца не уверен, что это были именно они. Местные убеждены, что купить алкоголь в Стругах подростки не могли: год назад поселковый магазин был оштрафован на 200 тысяч рублей как раз за продажу спиртного несовершеннолетним. «Теперь у нас с этим строго, им бы никто не продал. Скорее всего, нашли в этом же доме бар. Всегда же на дачах есть запас спиртного», — убеждена Любовь Герасимова. Информацию о том, что подростки находились в состоянии алкогольного опьянения, 16 ноября подтвердил Следственный комитет.

«Их жизни им были не нужны»

На сегодняшний день только СК и имеет полномочия официально комментировать трагедию и некоторые детали следствия. Сотрудникам МО МВД по Стругокрасненскому району так же, как и их коллегам из областного управления, разговаривать с прессой о подробностях операции запрещено. Начальник МО МВД России по Стругокрасненскому району Сергей Петров в разговоре с «Псковской губернией» сообщил, что именно он возглавлял операцию.

«Я вам никаких подробностей рассказывать не буду, потому что есть уголовное дело, которое находится в производстве у Следственного комитета… Послушайте, вы мне на жалость не давите! Я руководил этой операцией, но не вправе говорить об этом, пока не будет закончено следствие. Если следователь СК, у которого это дело находится в производстве, посчитает возможным какую-то информацию вам предоставить — пожалуйста. Единственное, что я могу вам сказать, мы сделали всё для того, чтобы не пострадали люди, чтобы сохранить жизни сотрудников полиции и сохранить жизни тех детей, которые застрелились. Но им они [жизни] были не нужны», — заявил он.

«Псковской губернии» удалось пообщаться с сотрудником Стругокрасненского отдела УМВД, который принимал непосредственное участие в руководстве операцией. По соображениям безопасности редакция не называет имя источника.

«Какие психологи, если по нам стреляют и нам не высунуться? — искренне удивляется он на наш вопрос, были ли на месте в момент трагедии психологи. — Мы с ними общались только посредством мобильной связи. И то это было очень сложно, потому что они периодически выключали телефон».

Подростки не хотели говорить даже с начальником местного МВД. «Контакт был практически односторонним, только с нашей стороны. Им этот контакт был не нужен», — считает участник операции.

Дом находится на глухой улице, где в основном летом живут приезжие дачники. Фото: Людмила Савицкая / «ПГ»

При этом сотрудники местного МВД, кажется, всерьёз убеждены в том, что лучших собеседников, чем полицейские, для ребят не могло быть, а если бы такая возможность и появилась, то подростки бы ею не воспользовались. На вопрос, есть ли в отделении специально обученные для таких кризисных переговоров люди, он убеждённо отвечает, что «у нас есть всё», и специально обученным главным переговорщиком называет всё того же начальника. «Что такое переговоры? Тот, с кем их ведут, может выбрать не меня, а дворника из отдела или знакомого. Варианты были разные, но на контакт пошёл с матерью», — пытается донести до нас свою абсолютную истину силовик.

Он рассказывает, что первыми на место, вопреки слухам о стажёрах-полицейских, выехали капитан и прапорщик, давно аттестованные опытные люди. «Они не знали о том, что в доме есть оружие, они подъехали туда и получили заряды картечи. Сразу, без всяких объяснений», — переживает за своих коллег полицейский.

В местном МВД отказываются признавать, что штурмовали дом с детьми. «Штурма не было, это не штурм. Если Следственный комитет считает, что это был штурм, то пусть он так и считает... Когда полностью прекратилось всякое общение с ними (с подростками.Л.С.), когда они ни на шумовые гранаты, ни на звонки — ни на что не отвечали, было принято решение войти в здание. СОБР вошёл в здание, обнаружил два трупа. Вот и всё. Что ещё можно тут сказать?! Другой стрельбы там не было».

Источники в полиции добаляют, что оружие, которым пользовались дети, принадлежало отчиму девочки. Тот находился рядом с полицейскими, за линией оцепления и сразу дал подробную информацию о количестве оружия и патронов. Поэтому, когда дети выкинули «травматик» и одно охотничье ружьё из окна, полицейские знали, что у подростков осталась не «только поварёшка», как они утверждали на видео, но и второе охотничье ружьё, сейф с которым им также удалось вскрыть. «Дверь сейфа пятнадцатилетние подростки выломали, завернув "восьмёркой"», — говорит силовик, утверждая, что последнюю проверку хранения оружия стругокрасненские полицейские проводили месяц назад. Сейф прошёл перерегистрацию, само оружие также было в ходе проверки предъявлено.

Как это согласуется с предыдущими словами силовика о том, что капитан и прапорщик, выезжая на место, не знали, что в доме есть оружие, так и осталось непонятным.

Наш источник утверждает, что решение войти в дом было принято, когда полицейские были убеждены, что детей уже нет в живых. «Да мы поняли, что их уже нет! Вы понимаете, что мы поняли, что их нет, поэтому и пошли туда! Потому что патронов у них было достаточно! На наши попытки общения они отвечали выстрелами, потом стали общаться с матерью, но когда перестали общаться с матерью и перестали стрелять, значит, надо полагать, что что-то там не так!» — срывается правоохранитель. Впрочем, тут же говорит, что свето-шумовые гранаты использовались для того, чтобы отвлечь вооружённого человека.

В руководстве стругокрасненского МВД не сомневаются в том, что дети ехали в Струги для самоубийства, и, кажется, не особенно хотят разбираться в мотивах. «Они ехали сюда с явным намерением. Вот и всё. Это возникло не сиюминутно. Они были к этому готовы, поэтому и размещали в интернете всевозможные свои реплики и прощались. Значит, это у них замысел был, сами понимаете, не в момент, когда мы там были, а значительно раньше. Что их там подвигло к этому? Пусть разбираются следователи», — ещё раз объясняет нам участник операции.

Последних выстрелов, по его словам, полицейские практически не слышали: стояли «в кустах», чтобы не получить заряд картечи: «Можно было и не понять, выстрелы это или нет. Хлопки будут, как в ладоши».

По информации «Псковской губернии», патологоанатомическая экспертиза завершилась 16 ноября вечером, тела подростков уже переданы родственникам, похороны прошли 17 ноября.

 
Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  12395
Оценок:  33
Средний балл:  8.1