Статья опубликована в №49 (821) от 21 декабря-27 декабря 2016
Регион

Гдовские рассказы

В Гдове подготовились к приезду журналистов, но запутались в показаниях
Павел ДМИТРИЕВ Павел ДМИТРИЕВ 27 декабря 2016, 10:03

Попытка наладить работу гдовских очистных сооружения с помощью ещё советских отстойников застопорилась. Местным депутатам слишком долго не сообщали, удалось ли запустить новый агрегат, поэтому «Псковская губерния» решила съездить и собственными глазами взглянуть на «грязное место». Началась наша поездка, конечно, с удивительных историй о том, как всё в Гдове хорошо.

Встреча с «крайним»

В эксплуатирующей гдовские очистные сооружения организации - МУП «Гдовпроект» - нас встречают без особого энтузиазма. Директор Александр Екимов и главный бухгалтер предприятия Марина Кушнарёва сидят в одном отапливаемом кабинете. Судя по характерному запаху, топят чуть ли не с помощью печки. В коридоре же почти минус – здесь экономят. Екимова удаётся разговорить минут через пять: сначала он подозревает, что мы приехали, чтобы назначить крайнего, затем говорит, что объяснить что-то журналистам сложно, ведь мы не профессиональные «очистники».

Первый термин, с которым мы сталкиваемся, - это БПК. «Это степень как бы гниения воды, так скажем, биологическое потребление кислорода», - на пальцах объясняет Екимов. БПК должно быть на уровне 2 мг на литр, такой показатель на новых очистных и закладывался, но его они за два-три года не достигли ни разу. Достичь этого результата в теории можно, однако даже чистейшая родниковая вода имеет лишь «тройку», что вроде как говорит нам о некоторой сложности такого предприятия. Чтобы было с чем сравнивать: грязная вода поступает на очистные с показателями БПК в 600 единиц, то есть воду нужно сделать чище ровно в 300 раз. А что же мы имеем на самом деле?

«На сегодняшний день очистные работают, очистка воды происходит. Конечно, не на нормативных показателях, но близко к ним», - говорит Екимов, а Марина Кушнарёва дополняет: уровень БПК сейчас около 20 мг/л. Это сравнительно неплохо: например, в реку по российским стандартам можно сбрасывать воду с 10-12 единицами, в некоторые водоёмы – до 30 единиц. Местные очистные по факту сливают воду в реку Гдовку, но до Чудского озера всего километр, так что им приходится выдерживать озёрные стандарты в 3 единицы БПК.

Центральный вход в офис МУП «Гдовпроект». Фото: Павел Дмитриев / ПГ 

И вот здесь бы сделать крайним Александра Екимова и его команду, но не получается. После запуска очистные выдали концентрацию БПК в 12 единиц. Неплохо, но по документам должно бы быть в шесть раз лучше. Однако комиссии, принимавшей очистные, всё понравилось, нареканий не появилось и у представителей Евросоюза, которые оплачивали весь этот «праздник». Затем очистные сдали «Гдовпроекту», теперь они работают в диапазоне от 15 до 20 единиц. За это предприятие платит 20-30 тысяч рублей «негативки» в квартал. По факту это не штраф, но как не назови, а деньги немалые: на них можно нанять четырёх новых операторов, зарплата у которых – около 8 тысяч рублей.

Хорошо бы задать несколько вопросов компании «Эколос-Стройпроект», которая возводила сооружение, но она обанкротилась. Екимов на это смеётся: «Они одну букву в названии поменяли и работают, как работали», - говорит он. Гарантийные обязательства при этом почему-то канули в лету. Другим забавным фактом о новых очистных становятся 2-3 миллиона рублей, которые здесь теперь ежегодно расходуют. Старые очистные выходили предприятию всего в 800 тысяч рублей, рассказывает Кушнарёва, но теперь ей приходится ежемесячно платить по 200 тысяч за электроэнергию. Раньше этих расходов не было, потому что обогревать сооружения было не нужно. На новых без обогрева умрут бактерии, которые «кушают» грязь и чистят воду. Знали ли власти о том, что стоимость эксплуатации сооружений вырастет в 2-3 раза? Знали. Теперь угадайте с трёх раз, кому приходится платить за всё это удовольствие.

Правильно, потребителям-гдовичам, тарифы для которых выросли. 

Ты туда не ходи

А вот теперь настало время перейти к самой интересной части нашей беседы с «Гдовпроектом». Во-первых, Александр Екимов отмахнулся от сведений, которые в мае 2016 года депутатам Гдовского районного Собрания предоставил инженер Виктор Морозов. Дескать, а где этот Морозов был, когда нас суд штрафовал на миллион рублей? Затем, правда, выясняется, что Екимов ждал Морозова в суде, так того туда и не пригласив. Тем не менее он высказал серьёзные опасения в компетентности петербургского специалиста, который, напомним, сообщал, что очистные надо перестраивать, либо они так и будут загрязнять озеро. Однако источник в администрации Гдовского района подтвердил «Псковской губернии», что Екимов спокойно общался с Виктором Морозовым, что странно, если тот некомпетентен. Более того, ещё весной Екимов в беседе с «ПГ» сведениям Морозова вполне доверял. Что же случилось за полгода?

Новый отстойник в Гдове работает воздушно-капельным путём. Фото: Павел Дмитриев / ПГ

Кроме того и Александр Екимов, и Марина Кушнарёва в один голос уверяют, что очистные зимой стали работать лучше. Об этом им сообщили в «Псковводпроекте», но подтверждающих эти сведения документов мы не увидели, потому что они ещё в Пскове, пояснили нам в «Гдовпроекте». По их версии очистные стали работать лучше, потому что в начале декабря здесь установили новый отстойник. Он большего объёма, чем старые, поэтому вода стала распределяться равномернее, концентрации вредных веществ в воде снизились. Отстойник рекомендовали поставить в «Псковводпроекте», рекомендации выполнены, уверяет Екимов. Также он заявил, что бактерии в аэротенках живы. Когда похолодало, их «взбодрили» специальными реагентами, вода в аэротенках нагревается до необходимых восьми градусов, полагают в Гдове.

Чтобы проверить эту информацию мы отправляемся на сами сооружения. Екимов сначала не хочет, чтобы журналисты туда ехали, но когда мы настаиваем, собирается и едет с нами.

Мы обходим очистные, подходим к новому свежевыкрашенному отстойнику. Затем просим проводить нас к месту, где вода сливается в Гдовку. Екимов опять не хочет: далеко идти. Мы выражаем готовность отправиться как угодно далеко, и всё же добираемся до трубы, но уже без директора «Гдовпроекта», а с оператором очистных. Идти сюда всего 10 минут, не так уж и далеко. Вода из трубы вытекает мутная, от неё пахнет канализацией. Если это улучшение, то что же было раньше? Мы уже без сопровождающих возвращаемся к чудодейственному отстойнику и обнаруживаем, что он… пустой, аппарат не подключен к самим сооружениям, трубы для этого лежат рядом с ним. Либо вода из него поступает в очистные воздушно-капельным путём, либо нам просто соврали. 

А можно нам правду рассказать?

За правдой мы отправляемся в местную администрацию. Сначала мы встречаем человека, который попросил не называть его имени. Наш источник по долгу службы прекрасно знаком с тем, что происходит на очистных, он подтверждает: отстойник ещё не подключен. К нему нужно подсыпать землю, если залить воду сейчас, он просто рухнет под собственной тяжестью. Также нас уверяют, что бактерии вряд ли живы: система нагревания воды здесь кустарная, больше похожа на обычные комнатные обогреватели, которые поставлены под аэротенки. И нагреть десятки литров воды менее чем за сутки она не успевает.

Почему же нам не рассказали этого в «Гдовпроекте»? Собеседник говорит, что в Гдове ещё накануне узнали, что к ним едут журналисты (это не удивительно, мы договаривались о встречах), и вполне возможно, попросили Екимова слегка приукрасить действительность, да и отпустить журналистов в Псков с миром.

Ай-яй-яй.

Гдовские очистные сооружения сделала фирма «Эколос», затем она обанкротилась. Фото: Павел Дмитриев / ПГ

Затем мы застаём на месте председателя местного контрольно-счётного органа Евгению Никитину. Она, выслушав нас, подтверждает, что новый отстойник пока не работает. Также Никитина, к примеру, объясняет, почему Екимов предложил нам не ходить наверх к аэротенкам: там воняет. А вонять не должно: вот и не повёл. Запах канализации летом не только возле места слива воды, говорит нам Никитина. Там уже пахнет река, «канализационное» пятно примерно на километр продвинулось внутрь озера и продолжает распространяться в сторону эстонской реки Нарвы. Осталось немного: километров десять.

Представители ЕС к гдовским проблемам относятся наплевательски потому, что это не их проблемы, возмущается Никитина, но пройдёт не очень много лет, и проблема собственным ходом доползёт и до них: тогда запоют по-другому. В Гдовку же рыба на нерест в 2016 году не пошла. Нарва может потихоньку готовиться к этому. 

Почему у них всё по-другому?

Главу Гдовского района Михаила Разумнова мы на месте не застаём, зато напротив кабинет первого замглавы Николай Капитонов. Мы буквально вваливаемся в его кабинет с прямым вопросом, когда же заработает отстойник. Капитонов подтверждает, что отстойник пока подключать боятся, земельные работы не удалось закончить из-за того, что банально закончились средства. На отстойник и так потратили 140 тысяч рублей, больше пока нет. Работы планировали завершить к 31 декабря, когда они закончатся теперь, Капитонов не знает.

Первый замглавы района не согласен с тем, что бактерии в аэротенках уже погибли: нужно градусов 20 со знаком минус за бортом, чтобы они «померли», говорит он. Капитонов рассказывает, что в Европе на таких же очистных бактерии как-то выживают в любые температуры: «Аэротенки на высоту 2-этажного дома подняты. Там ветер такой дует, мы там были – задубели. «У нас температура 10 градусов поддерживается», - говорят. Ну, я не знаю, как там поддерживается 10 градусов, когда мы были, там 0 градусов был весной», - недоверчиво качает головой Капитонов.

Друзья, всё просто: у них нормальный подогрев снизу. Давайте у нас тоже поставим?

Так выглядит вода, которая вытекает после очистки в Гдове. Фото: Павел Дмитриев / ПГ

…Да, качество воды в декабре действительно улучшилось. Но произошло это из-за того, что стало холоднее, биологические процессы в воде замедлились. Когда новый отстойник подключат, станет ещё лучше. Возможно, даже удастся добиться пресловутого БПК в 12 единиц, тогда с помощью химреагентов воду можно «довести» до искомых 2-3 единиц. Но всё это стоит денег, которые заложат в тарифы гдовичам.

Зачем в Гдове построили очистные сооружения, которые в несколько раз дороже в эксплуатации, чем старые, и которые нужно доводить до ума с помощью советских отстойников? Почему самарской фирме позволили построить очистные по какому-то собственному проекту, который гдовчам не подходит хотя бы потому, что здесь работает молочный завод, а на молочную кислоту здешние аэротенки не рассчитаны, в чём ни Екимов, ни Капитонов, ни Разумнов не виноваты? Почему все комиссии закрыли глаза на то, что свежепостроенные очистные работали в шесть раз хуже, чем должны были? На все вопросы, мы верим, ответят компетентные органы (когда им выдадут денег на экспертизу).

И ещё: если рассказывать журналистам, что отстойник работает, но не подключить его, то вода чище не станет. Мы проверяли.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  849
Оценок:  13
Средний балл:  9.1