Статья опубликована в №13 (835) от 05 апреля-11 апреля 2017
Политика

ЗОЖ курильщика

Администрация Псковской области нарушила закон под предлогом массовых акций за здоровый образ жизни
Светлана ПРОКОПЬЕВА.	 Светлана ПРОКОПЬЕВА.  05 апреля 2017, 18:47

Павел Чернов выиграл суд против администрации Псковской области, ранее отказавшей ему в согласовании митинга против коррупции 26 марта. Ответчик не убедил судью, что власть была попросту не в состоянии выполнить требование закона (и предложить истцу другое время или место для митинга): якобы город в тот день был целиком и полностью занят иными публичными мероприятиями.

Напомним, как всё начиналось. В начале марта Фонд по борьбе с коррупцией выпустил 40-минутный фильм «Он вам не Димон» с подробным рассказом о дворцах, яхтах, виноградниках и кроссовках, принадлежащих премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву. 14 марта руководитель ФБК, политик Алексей Навальный призвал сограждан выйти 26 марта на акции протеста с антикоррупционными лозунгами. Его призыв был услышан в сотне городов России, в том числе в Пскове. Здесь уведомление о публичном мероприятии организатор Павел Чернов отослал в администрацию области вечером 15 марта и отнёс лично копию 16 марта.

Закон №54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» требует в течение трёх дней сообщить заявителю о возможных проблемах с мероприятием. И вот уже 17 марта из администрации пришёл ответ, что митинг 26 марта на площади Ленина с 12 до 14 часов «не представляется возможным».

Ещё одно требование закона — предложить организаторам альтернативную площадку — выполнено не было. Письмо за подписью замгубернатора области Максима Жаворонкова без труда уместилось на одной странице: извините, место занято, до свиданья.

Тем не менее псковичи всё равно вышли на антикоррупционную акцию в назначенное время. Единственное, люди собрались не у памятника Ленину, где действительно нарисовались человек шесть-семь с символикой «Молодой гвардии Единой России», а около неработающего кинотеатра «Октябрь». Там, на ступенях «Октября» под табличкой «Площадь Ленина, 3», сотрудники полиции и задержали Чернова в первые же минуты митинга — за «незаконную агитацию». Всего в автозак попали семь участников акции.

Митинг против коррупции в Пскове собрал порядка 100 человек — и собрал бы ещё больше, если бы был санкционирован. Фото: Тимур Галимов / «ПГ»

Но ещё до митинга и до своего задержания Павел Чернов обратился с иском в Псковский городской суд с требованием признать действия администрации незаконными. Аналогичные иски были поданы и в других городах (акции на 26 марта нигде не получили согласования), и в ряде случаев суды успели признать правоту заявителей. Псковский процесс был назначен на 30 марта.

Судья Сергей Падучих не мог принять решение за один день, поскольку обе стороны оказались не вполне готовы. Истец захотел уточнить исковые требования, но не сумел сразу выдать нужную формулировку, а ответчик не принёс в суд никаких конкретных данных о том, что помешало администрации области выполнить требование закона. Говорилось только, что буквально весь город в тот день был расписан под иные мероприятия. Управление внутренней политики (УВП), дескать, получило на 26 марта аж 14 уведомлений. От кого и на что именно — с ходу ответчик сообщить не смог. На вопрос судьи, почему не был предложен другой день, юрист УВП развёл руками: «Ну, наверное, на другой день тоже были уведомления!»

Наконец в понедельник, 3 апреля, иск был рассмотрен по существу и в деталях.

Оказалось, что 12 из 14 заявок на 26 марта были поданы активистами «Молодой гвардии Единой России». Ещё две были от «Справедливой России», которая продолжает пикетировать в городе с баннерами «Турчака — в отставку!». По мнению УВП, эти 14 заявок закрывали собой абсолютно весь город, полностью, да ещё и с 7 утра до 22 вечера. То есть ни малейшего окошечка для всероссийской антикоррупционной акции в Пскове не оставалось.

Ответчик предоставил суду копии этих уведомлений. Все они, кроме одного, были поданы Лидией Драгуновой, депутатом Псковского областного Собрания, в компании с ещё одним активистом (эти фамилии менялись). На каждой площадке предполагалось пикетирование «с целью информирования населения по вопросам здорового образа жизни». Каждый пикет численностью до 30 человек собирался стоять на улице с 7 утра до 22 вечера, то есть максимально возможное, согласно закону, время. Помимо площади Ленина, соратники Драгуновой планировали занять Детский парк, Летний сад, Четыре угла и другие менее очевидные места на Октябрьском проспекте, на улицах Юбилейной, Яна Фабрициуса и даже Леона Поземского.

Вот те самые документы о принятых заявках на публичные мероприятия, поданные с разницей в минуту. Фото: Светлана Прокопьева / «ПГ»

Как-то жаль даже, что столь масштабная акция так и не состоялась. Если бы «молодогвардейцы» и правда вышли по всему городу да на целый день (а не на два часа в двух точках, как в действительности), это же какой прорыв мог случиться в пропаганде здорового образа жизни! Вдохновлённые бодрым примером молодёжи псковичи массово бросились бы отказываться от курения, алкоголя и прочих вредных привычек. Занялись бы спортом, стали меньше болеть, а значит, меньше ругать нашу медицину и власть заодно. Жизнь так и наладилась бы, если бы Лидия Драгунова и вправду вывела за ЗОЖ по 30 человек на двенадцать площадок Пскова.

Впрочем, сторона истца цинично подозревала, что на самом деле пикеты за ЗОЖ преследовали куда более скромную цель: просто занять место. Документы, предоставленные ответчиком, это подозрение подтверждали.

Если верить подписям на полях, все уведомления были поданы 13 марта, ещё до того, как Навальный призвал народ выходить на улицу. В управлении внутренней политики их зарегистрировали в первые же минуты рабочего дня. Первое уведомление поступило в 9:02, второе — в 9:03 и так  далее, с разницей в одну минуту до 9:14 включительно. Итого 12 уведомлений за ЗОЖ было принято за 12 минут — потрясающую оперативность проявили и сами заявители, и сотрудники УВП, и, главное, тот старик, который регистрирует посетителей в бюро пропусков областной администрации.

Судья Падучих вспомнил, что площадь Пскова составляет порядка ста квадратных километров, и усомнился, что, кроме описанных ответчиком четырнадцати площадок, в городе не нашлось больше ни одного свободного лоскутка. Он спросил, почему, например, не рассматривалась набережная Великой, где часто проходят ярмарки и городские праздники. Ответчик сослался на некие требования безопасности. Получалось, что ярмарку — можно, а митинг — нельзя.

На судебное заседание против администрации Псковской области пришли многие участники митинга против коррупции. Фото: Светлана Прокопьева / «ПГ»

При этом ответчик пытался убедить суд, что никакого отказа в согласовании митинга со стороны администрации не было, ведь нет же слова «отказать» в письме Жаворонкова. «Так вы согласились с проведением митинга?» — спрашивал представитель истца. «Нет», — отвечал юрист УВП. «То есть отказали?» — «Нет». Под смешки в зале ответчик выкручивался: «Закон вообще не предусматривает основания для отказа». «Предусматривает, их там два», — тут же ловил его истец. «Но оба они не относятся к данному случаю!» — окончательно попался ответчик.

В итоге исковые требования Павла Чернова были удовлетворены частично. Суд признал незаконным неисполнение администрацией области п. ч. 1 ст. 12 закона № 54-ФЗ. Но отказал в требованиях признать нарушенным право истца на свободу собраний и признать незаконным отказ в согласовании митинга.

Решение пока не вступило в законную силу — у сторон есть месяц на апелляцию. Однако Чернов заявил «Псковской губернии», что продолжать судебный спор не собирается: исходом дела он в целом доволен.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  1072
Оценок:  12
Средний балл:  9.1