Статья опубликована в №8 (780) от 02 марта-08 марта 2016
Общество

Пристав на миллион

Новый руководитель службы судебных приставов Псковской области привез с предыдущего места работы очень сомнительный шлейф
Владимир КАПУСТИНСКИЙ Владимир КАПУСТИНСКИЙ 02 марта 2016, 11:00

29 февраля Псковская область официально получила нового главного судебного пристава. Исполняющим обязанности руководителя регионального управления ФССП России стал Сергей Колесников, ранее работавший в Амурской области. В Приамурье Колесников занимал должность заместителя руководителя областного управления судебных приставов, и вот теперь отправился на повышение в Псковскую область. Приезду в регион варягов разной руки псковичи привыкли давно. Но это назначение примечательно не только своей логистикой – неожиданный переброс пристава с Амура на Великую, видимо, совсем не случаен. В настоящий момент бывшему руководству судебных приставов Амурской области предъявлено обвинение в злоупотреблении должностными полномочиями: путем махинаций начальство незаконно начисляло себе повышенные премии, уверено следствие. Одним из тех, кто по документам больше всех получал сомнительные поощрения, был как раз Сергей Колесников.

Давайте знакомиться

Кресло главного судебного пристава Псковской области в последнее время напоминает перевалочный пункт. Вполне вероятно, тенденция может сохраниться и в будущем, учитывая бэкграунд новой кандидатуры. Предыдущий и.о. руководителя регионального управления приставов Саидмагомед Сааев не проработал в своей должности и трех недель. Приказ о его назначении был датирован 3 февраля, но уже 19-го числа стало известно, что Сааев покидает Псковскую область и, предположительно, перебирается в Новгород.

С чем был связан фальстарт при назначении руководителя ФССП по Псковской области, можно только догадываться. Возможно, виной всему именно ситуация с Колесниковым, которому надо было срочно найти новое место работы, причем желательно подальше от Амурской области.

Хотя останься Сааев на своем посту подольше, можно было ожидать, что управление претерпит серьезные изменения. Или на худой конец регион получит еще одного управленца, способного на пёстрые высказывания. За время своего краткого вояжа Сааев успел запомниться пресс-конференцией, на которой обещал поднять региональное ведомство в рейтинге по России, привить псковичам положительные ассоциации с приставами, а также собирался наладить работу с духовенством, чтобы в Псковской области снизилось число злостных неплательщиков алиментов.

Помнится, прокурор Псковской области Сергей Белов не так давно сетовал, что родители не часто цитируют своим детям Евангелие. Частично из-за этого, считает прокурор, в регионе совершаются те или иные преступления, а так их было бы меньше. Историко-культурное наследие Псковской области с её церквями и паломническими местами, похоже, действует на представителей правоохранительных ведомств сакральным образом.

Продолжится ли тенденция в случае с Сергеем Колесниковым, станет ли он взывать к неплательщикам через атрибуты духовенства или все-таки выберет иные методы в своей работе, еще только предстоит узнать. Пока же про нового главу судебных приставов, который к своим обязанностям официально приступил на днях, известно немного. Родился он 22 февраля 1985 года, в 2010 году окончил Санкт-Петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права по специальности «юриспруденция». С 2005 года Колесников служил в УФСПП по Республике Хакасии. В амурском управлении судебных приставов он работал с 2012 года, с февраля 2013-го – в качестве заместителя главы ведомства.

Именно с последним местом работы Сергея Колесникова и связан тот самый негативный шлейф. Летом 2015 года к управлению судебных приставов Амурской области было приковано пристальное внимание местных СМИ. Сотрудники ведомства неожиданно направили письмо аж президенту России, в котором жаловались Путину на свое начальство. По словам рядовых приставов, руководство управления систематически начисляло себе огромные премии, при этом остальной персонал по итогам квартала получал суммы, чуть ли не в тысячи раз меньше.

Цифры действительно поражали. Как пишут коллеги из «Амурской службы новостей», в апреле 2015 года рядовой персонал управления судебных приставов получил квартальную премию в диапазоне от 60 до 300 (!) рублей, при этом во втором квартале над людьми издеваться не стали – никаких премий приставы не получили вообще.

На тот момент руководитель управления Владимир Дубина в конечном счете изыскал возможность премировать персонал, но не весь, а только руководящий состав. За особые условия гражданской службы, за сложность, напряжённость и высокие достижения в труде отдельным приказом на премирование были поощрены три заместителя Дубины: Сергей Колесников, Павел Павлов и Виктор Шульга.

На заместителя руководителя управления Сергея Колесникова было издано целых три приказа. По информации «Aмурской службы новостей» в апреле Колесников получил 53 000 рублей в качестве ежемесячной надбавки «за особые условия гражданской службы». Месяцем ранее по приказу все с той же формулировкой он получает 71 000 рублей. Кроме того, в апреле его фамилия оказалась и в приказе на премирование, где стояла сумма в 46 000 рублей.

Махинации с премиями не помешали Сергею Колесникову успешно продолжить карьеру. Фото: r28.fssprus.ru

В совокупности из всех замов Колесников по официальным приказам должен был получать поощрения не только чаще остальных, но и больше своих коллег, стоящих с ним в одной строке в «табели о рангах».

Другие замы тоже получили далеко не по 60 рублей. Фамилии Павла Павлова и Виктора Шульги также значились в апрельском приказе на получение 46 000 рублей. Кроме того, на Шульгу был составлен еще один документ об оказании материальной помощи с той же формулировкой, что и у Колесникова, в размере 10 тысяч рублей. Павлову по второму приказу выделили денежное поощрение в размере одного должностного оклада.

Впоследствии Владимир Дубина затруднялся подтвердить, были ли его заместители, упомянутые в приказах, на самом деле премированы на указанные суммы. Однако начальник отдела госслужбы и кадров Амурского управления ФССП Оксана Чернышева призналась журналистам, что около 10 рядовых сотрудников на самом деле получили материальную помощь, превышающую 100 тысяч рублей.

По заслугам

Проверять жалобу амурских приставов приехала комиссия из Москвы. Федеральная проверка ситуацию развернула изящным образом: премии были выплачены всем, а значит, указанные в жалобе доводы не подтвердились. И неважно, что премия Колесникова по документам превысила за один квартал 170 000 рублей. Остальные сотрудники ведь тоже получили поощрения, пускай и по 100-200 рублей.

Видимо, всему виной та самая пресловутая напряженность, за счет которой образовалась такая разница. Иное объяснение найти трудно. Вряд ли Колесникову, заработавшему согласно декларации о доходах за 2014 год 2 млн 32 тысячи рублей, сильнее других требовалась материальная помощь. Да, все дело в напряженности, только в ней.

В документах на премирование замов Дубиной говорится, что выделение материальной помощи проводилось за счёт сэкономленных средств фонда оплаты труда управления. Этой экономией в дальнейшем заинтересовалась прокуратура, а также Следственный комитет. В результате выяснилось, что амурская служба судебных приставов в 2014 году получила пять миллионов рублей на погашение задолженности перед сотрудниками трех районных отделов ведомства. Весь долг ведомства составлял 5,7 миллиона рублей.

При этом в Следственном комитете выяснили, что задолженность была выплачена только действующим сотрудникам за период с 2011 по 2014 годы в общей сумме около 2,3 миллиона рублей. Остальные деньги – более 3,4 миллиона рублей – стали значиться как средства экономии по фонду оплаты труда. Именно за счет этих денег руководство ведомства получало повышенные премии по итогам 2014 года.

В 2015 году, узнав о проводимых проверочных мероприятиях, Дубина принял решение о погашении имеющейся задолженности перед сотрудниками управления из фонда оплаты труда 2015 года. Разумеется, что в таком случае на предусмотренную законодательством Российской Федерации премию по итогам работы во втором квартале 2015 года для сотрудников управления средств не осталось. Всем работникам, кроме руководящего состава, выплатили по несколько сотен рублей за квартал. Однако уменьшать нули в своих премиях начальство постеснялось.

После вмешательства прокуратуры и Следственного комитета в отношении главного судебного пристава Приамурья Владимира Дубины, начальника финансово-экономического отдела ведомства Натальи Смирновой (бухгалтер выписывала премии не только себе, но и своим родственникам, работающим в управлении) и заместителя руководителя Виктора Шульги в октябре 2015 года было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями».

«А с другой стороны, у кого из нас мост не падал?» - говорили себе в оправдание герои фильма «День выборов-2». Похоже, в примерном ключе рассуждал и Дубина со своими заместителями, выписывая заоблачные премии. Бывает, что уж: из Москвы выделили деньги на погашение долгов перед сотрудниками, а они ушли на поощрение и материальную помощь руководящему составу. Такое может случиться у всякого. Потом пришло время, и остальную задолженность погасили за счет премиального фонда. Пускай для квартальных денег уже не хватало, зато для руководящего состава барыши для стотысячных премий все равно нашлись.

В истории с амурскими (почему-то так и тянет написать тиграми) судебными приставами (они не такой уж и исчезающий вид) примечательна дальнейшая судьба руководства управления. После того как началась проверка Следственного комитета, Владимир Дубина и Виктор Шульга были отстранены от своих должностей и помещены под домашний арест. Смирновой избрали меру пресечения в виде подписки о невыезде.

Заместитель главного пристава по Амурской области Павел Павлов 30 сентября, за месяц до отстранения остального руководства, покинул пост по собственному желанию. И лишь Сергей Колесников, который по документам получал премию больше всех остальных, странным образом миновал последствия, получил оперативный перевод и отправился на повышение в Псковскую область. Тоже неплохая премия, надо сказать.

«Ох, Колесникова, оказывается, к вам направили, - удивилась шеф-редактор «Амурской службы новостей» Ирина Пономаренко, когда мы обратились к коллегам за комментариями. – А мы думаем, куда его перекинули? Кстати, с Павловым тоже интересно получилось, его в итоге перевели куда-то в Москву, где он сейчас и работает. Для Дубины и Шульги изменили меру пресечения и продлевать домашний арест не стали. Мы направляли запрос в Следственный комитет, нам ответили, что они не несут опасности для общества. Правда, на что заменили домашний арест, из ответа так и не ясно. У нас, как и у многих изданий, со Следственным комитетом отношения напряженные».

Возможность продолжить карьеру у Колесникова появилась благодаря тому, что в приказах на поощрение его подписи нигде не стояло. Автографы под документами ставили Дубина, Шульга и Смирнова.

И.о. главного судебного пристава Псковской области Сергей Колесников официально предстанет перед местной общественностью уже 3 марта, когда выступит с докладом по итогам деятельности псковского управления в 2015 году. А уже через месяц ему предстоит подписывать приказы о квартальных премиях. И не только подписывать, но и получать тоже – работа такая.

 

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  6339
Оценок:  80
Средний балл:  9.9