Статья опубликована в №7 (78) от 14 февраля-20 февраля 2002
Город

Начальная история Спасо-Мирожского монастыря

  14 февраля 2002, 00:00

(авторский взгляд исследователя на данную проблему)

Летопись.
Глава 16-я. Часть 2.

Таисия КРУГЛОВА,
кандидат исторических наук.

(Окончание, начало в № 6).

По сравнению с Новгородом в Пскове этот запрет не получил распространение. Во владычных списках псковских синодиков (правда, все они относятся к XVI-XVII векам) имя Иоанна Попьяна находится на соответствующем месте. В.Л.Янин полагал, что эта традиция восходит к последней трети XII века, когда наметились существенные расхождения между новгородским и псковским пантеонами. Так, в 1192-м году в Пскове был канонизирован изгнанный из Новгорода и погребённый в псковском Троицком соборе новгородский князь Всеволод Мстиславич (Св.Гавриил). В рамках этих мероприятий псковичи отказались от исключения имени Иоанна Попьяна из поминаний.

Где же тогда находился удалившийся на покой владыка в течение 14-ти лет, прошедших со времени отречения до его смерти? Скорее всего, в одном из монастырей Новгородской земли. Но позднее ни один из них не связывал свою историю с именем этого святителя. Летописные источники дают богатый материал о ктиторской деятельности новгородских архиереев того времени: будущий архиепископ Аркадий «съруби» деревянную церковь Успения Богородицы и «състави собе манастырь» (1153); архиепископ Илья со своим братом Гавриилом, который впоследствии тоже станет новгородским архиереем «създаста манастырь» и Благовещенскую церковь (1170); Мартирий до своего избрания на владычную кафедру «сърубиша» Спасо-Преображенский храм и «створи манастырь»(1192). В отношении Иоанна Попьяна и Нифонта подобные сведения отсутствуют. Герман Воята, составивший в новгородской летописи подробную роспись деятельности Нифонта, ничего не говорит о его монастырском строительстве. Сведения об Иоанне Попьяне, как мы знаем, были изъяты безжалостной рукой позднейшего редактора.

Не исключено, что после своей отставки в 1130-м году уже немолодой Иоанн Попьян удалился от суетной жизни в Псков, в основанный им незадолго до этого монастырь? Монашеская обитель в Пскове могла быть основана Иоанном Попьяном в последние годы его святительства. Тогда же, судя по размерам плинфы, были начаты подготовительные работы. Основной объем работ по возведении Спасо-Преображенского собора мог быть выполнен между 1132-м и 1135-м годами. В это время в Новгороде каменное строительство не велось. Только в 1135-м году на месте сгоревшей накануне деревянной церкви был заложен каменный храм Успения на Торгу, для чего, вероятно, была отозвана строительная артель из Пскова. В результате последующих событий оба храма - один в Новгороде, другой в Пскове, оказались недостроенными. При активном участии псковичей в 1136-м году из Новгорода был изгнан князь Всеволод Мстиславич. Но на следующий год он и его сторонники неожиданно появились в Пскове. Город потому стал центром оппозиции новгородскому боярству, что при восстановлении своих позиций Всеволод Мстиславич и его союзники надеялись на поддержку и авторитет человека, который около двух десятков лет занимал архиерейскую кафедру. Иоанн Попьян принял сторону князя и этого ему не смогли простить новгородцы, вычеркнув его имя из своей памяти.

Как известно, в 1142-м году на новгородском княжеском столе оказался младший брат Всеволода Мстиславича Святополк. Первым делом он завершил строительство церкви Успения в Новгороде. В 1144-м году Святополк вместе с новгородским владыкой Нифонтом действительно могли перевезти гроб с покойным Иоанном Попьяном из Пскова в Новгород и торжественно похоронить в Мартирьевской паперти, в гробнице с выполненной для этой цели фреской. Кто как не Нифонт должен был после смерти ктитора взять на себя работы по завершению строительных работ в Спасо-Преображенском соборе (с некоторыми изменениями архитектурного облика) и росписи интерьеров. Монастырь, по праву, превратился во владычную резиденцию. Все новгородские архиереи XII-XIII веков останавливались в нем во время своих периодических посещений Пскова. В Ладоге Нифонт ограничился сооружением в 1153-ом году владычного храма в честь Св.Климента, взяв за аналогию перестроенный храм Спасо-Мирожского монастыря.

В связи с предложенной гипотезой становится понятной одна из особенностей иконографической программы росписи Спасо-Преображенского собора - погребальное назначение некоторых сюжетов. Об этом писал В.Д.Сарабьянов: «Весьма вероятно, что именно здесь Нифонт предполагал место своего будущего погребения, поэтому нельзя исключать влияние погребального назначения храма на его декоративную программу». Любопытно, что подобное предположение в отношении Нифонта сделала В.Г.Брюсова, только речь у нее шла о Мартирьевской паперти: «Деисус» написан над местом погребения неизвестного архиерея; не исключена возможность, что погребение предназначалось для самого Нифонта». Вызывает сомнение тот факт, что Нифонт одновременно готовил для своего погребения как гробницу в Мартирьевской паперти, так и Спасо-Преображенский собор Мирожского монастыря.

Между этими объектами, действительно, существовала определенная связь. Роспись монастырского храма в Пскове и фреска с семифигурным «Деисусом» в Мартирьевской паперти тесно связаны между собой не только одновременностью исполнения (середина 40-х годов), едиными мастерами, общим заказчиком, погребальным назначением, но и личностью новгородского архиерея. Но им был не Нифонт, а скорее, Иоанн Попьян. В основанном монастыре он провёл последние годы. Здесь был создан храм, который стал ему своеобразным мемориальным памятником, а не местом погребения. По решению новгородских властей его останки должны были находиться в Мартирьевской паперти Софийского собора рядом с другими епископами. Но жизнь всё рассудила иначе, политика взяла верх. Несколько лет спустя прах покойного владыки был попран, все факты о его деятельности были изъяты из новгородской летописи, а память о нём предана забвению. Инициаторы этой посмертной расправы добились своей цели. Сегодня мы почти ничего не знаем об этом новгородском архипастыре.

Итак, все собранные вместе обстоятельства: архаический размер плинфы, кардинальные изменения в архитектурном замысле, погребальный характер отдельных элементов живописи, отсутствие каких-либо сведений об основателе монастыря, наименование Нифонта строителем собора, пристальное внимание псковских синодиков к имени Иоанна Попьяна, негативная оценка его личности после смерти в Новгороде, попранная гробница неизвестного архиерея в Софийском соборе - позволяют предположить, что в начальной истории Спасо-Преображенского монастыря особую роль сыграли два новгородских владыки, последовательно занимавших архиерейскую кафедру в X II веке - Иоанн Попьян и Нифонт. Но лишь последнему достались победные лавры вследствие его последующей канонизации, в то время как имя другого, который, возможно, был основателем монастыря и первым строителем каменного собора, так и осталось в тени.

На фото:

  • Спасо-Преображенский собор Мирожского монастыря. Сретение. Фреска XII в.

  • Спасо-Преображенский собор Мирожского монастыря. XII в. Вид с востока.

  • Спасо-Преображенский собор Мирожского монастыря: слева - первоначальный замысел собора; справа - измененение первоначального замысла в процессе строительства. Реконструкция М.И. Мильчика и Г.М. Штендера.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3242
Оценок:  0
Средний балл:  0