Статья опубликована в №3 (74) от 17 января-23 января 2002
Город

Начальная история Спасо-Мирожского монастыря

  17 января 2002, 00:00

(авторский взгляд исследователя на данную проблему)

Летопись.
Глава 15-я.

Таисия КРУГЛОВА,
кандидат исторических наук.

От далекого XII века до нашего времени сохранились два каменных храма: Рождества Иоанна Предтечи и Спаса Преображения. Обе церкви находились некогда в стенах иноческих обителей, первая в девичьем (женском) монастыре, вторая - в мужском. Начальная история многих древних псковских монастырей покрыта тайной, разгадать которую бывает порой очень трудно. Причина подобного положения кроется в полном отсутствии исторических сведений о времени создания этих иноческих обителей, об их ктиторах (основателях).

Историографическая традиция, оформившаяся в местной краеведческой литературе XIX века, прочно связала основание Спасо-Мирожского монастыря с именем Св. Преподобного Нифонта, новгородского архиепископа, занимавшего владычную кафедру с 1130 по 1156 год. Подобным образом эта проблема решается нередко и в наше время. В распоряжении исследователей (как прошлого, так и настоящего времени) имеется довольно узкий и стабильный круг источников, повествующих о ранней истории Спасо-Мирожского монастыря. Он включает в себя Новгородскую Первую летопись, Служебник Стефановской церкви Мирожского монастыря, Житие Св. Преподобного Нифонта и надпись на деревянной чаше, связываемой с именем Св. Нифонта, которая в очень ветхом состоянии сохранилась до нашего времени.

Самым ранним по происхождению источником является Новгородская Первая летопись старшего извода, представленная единственным Синодальным списком (XIII-XIV вв.). Почерком писца второй половины XIII века в этом списке под 1156 годом передается сообщение о кончине новгородского архиепископа Нифонта: «Тои же весне преставися архепископ Нифонт, априля в 21: шъл бяше Кыеву противу митрополита; инии же мнози глаголаху, яко полупив святую Софию, пошьл Цесарюграду; и много глаголаху на нь, но собе на грех. О сем бы разумети комуждо нас: которыи епископ тако украси святую Софию, притворы испься, кивот створи и всю изъвну украси; а Пльскове святого Спаса церковь създа камяну, другую в Ладозе святого Климента».

Итак, автор летописной заметки, которую добросовестно переписал писец XIII века, связывал с именем новгородского архиепископа только «создание» каменного Спасо-Преображенского собора. Создателем церкви Св. Нифонт назван также в Служебнике Стефановской церкви, который был составлен не позднее 1539 года: «Помяни господи архиепископа Нифонта, создавшего храм боголепное Преображение Господа нашего Иисуса Христа».

В 1549 году новгородский архиепископ Нифонт был канонизирован. В связи с этим обстоятельством по заказу московского митрополита Макария в 1558 году псковский писатель-агиограф Василий (в иночестве Варлаам) составил Житие Св. Преподобного Нифонта, в котором начальная история монастыря представлена уже иначе: «И по сем блаженный Нифонт в богохранимом граде Пскове созда церковь во имя боголепнаго Преображения... между двою реку - Великия реки и малыя Мирожи... и созда монастырь превелик зело и честен, и украси и вельми, и села вдаде многы на устроение монастырю своему, и братию собра многу на славословие Божие. И ту святый остави во обители боголепнаго Преображения Христова жезл свой на воспоминание братии и в память родом грядущим (жезл же той святаго Нифонта цел даже и до днесь молитвами его святыми пребывает в большей церкви Святаго Преображения всем видим), и старейшину им игуменом постави единаго от братии честнаго и свята, и все ему святый преда - строение монастыря своего и попечение еже о пастве; а сам же святый Нифонт отъиде в Великий Новгород». В тексте этого Жития Нифонт впервые назван не только строителем Спасо-Преображенского собора, но и основателем монастыря; ктитором, который заложил основы материального благосостояния иноческой обители.

Откуда эти сведения могли попасть в текст литературного памятника середины XVI столетия? В своей работе Василий (Варлаам) использовал одну из редакций Киево-Печерского патерика (XV в.). Однако в «Сказании о Нифонте» этой редакции не было ни слова о строительной деятельности Нифонта в Пскове и Ладоге, тем более об основании монастыря. Кроме уже известной нам летописной заметки 1156 года Василий (Варлаам) привлекал также в своей работе текст написанного им чуть раньше Жития Св. Благоверного князя Всеволода - Гавриила, современника Св. Нифонта, мощи которого покоились в Троицком соборе. Как видим, в источниках, которыми пользовался псковский агиограф, нет ни слова о ктиторской деятельности новгородского владыки. Работая над составлением житийных произведений этих новоявленных святых, псковский литератор явно испытывал большие трудности из-за полного отсутствия каких-либо исторических сведений об их жизни и деятельности, особенно касающихся Пскова. Материал собирался буквально по крохам. Так, в Житии впервые появилось упоминание о посохе, который, по мнению автора, принадлежал новгородскому пастырю. И сообщение об основании Св. Нифонтом иноческой обители в Пскове также впервые появилось именно в его Житии. Эта идея прижилась на псковской почве, обрастая со временем новыми подробностями.

Вернемся к посоху, который хранился в Спасо-Мирожском монастыре до 1805 года, когда во время чтения Св. Евангелия над умершим архимандритом Иаковом был неизвестно кем похищен. Сведений об этой исчезнувшей монастырской реликвии у нас сохранилось очень мало. Известный псковский краевед второй половины XIX века И.И.Василёв привел в одной из своих работ следующее описание внешнего вида посоха, взятое им из монастырской описи: «в длину мерою аршин и шесть вершков, золоченый по дереву и вверху обложенный серебром гладким, на нем камни - хрусталь белый и лазоревый».

На серебряной пластине посоха когда-то был текст, но все псковские краеведы поза-прошлого столетия заимствовали его из исторического труда Николая Ильинского, который воочию видел жезл до его исчезновения. В «Историческом описании города Пскова и его пригородов», изданном в 1790-1795 годах, Ильинский пишет: «Сего Святаго Епископа посох и чаша хранятся в Спасо-Мирожском монастыре: посох и чаша деревянныя, первый с позолотою, а другая выкрашена красною краскою, сверх того по местам обложены серебром; на них следующие надписи, вырезанные на серебре старинным писмом; на посохе: лета 6664 (1156 - К.Т.). Сей посох Святителя Нифонта Епископа Новгородского чудотворца Создателя Мирожского монастыря построения (то есть обложения серебром - К.Т.) Михайлы Сарпунова».

Одновременно с посохом тем же мастером была поновлена и обложена чаша из ризницы монастыря, о чем свидетельствует соответствующая надпись: «707 (т.е. в 1707 году - К.Т.) по благословению тое обители архимандрита Киприана и братии построен жезл тот и чаша сия и серебряным венцем обложена подаянием Михаила Сарпунова». Из записи видно, что известный псковский мастер Михаил Бенедиктович Сарпунов обложил верх святительского посоха и края деревянной чаши серебром и сопроводил эти монастырские реликвии соответствующим текстом на серебряных пластинах. Кроме того, по краям чаши был помещен текст, заимствованный из Жития Нифонта и дополненный новой информацией о святительской чаше: «В лето 6664 году (1156 - К.Т.) святый епискуп Нифонт рождения имея града Киева от благочестивых родителей и монашество восприят Киево-Печерской обители и на престоле епискупствова в Великом Новеграде 25 лет и будучи на престоле многия святыя обители и церкви оустрои со благоверным князем Всеволодом Псковским и по преставлении князя Всеволода прииде святой Нифонт во Псков и созда между рек Великою и Мирожею церковь Преображения Господня и обитель преславну украси и братию собра и игумена постави и села многия вдаде на устроение церкви и обители в тои же церкви и обители Преображения Господня остави жезл свой и чашу на воспоминании братии тое обители и всем православным христианом и отиде к Нову граду и в Киево Печерски монастырь лето 6... году». Кроме этого на круглой пластине по дну добавлено: «В лето 6664 апреля в 8 день в пречестную обитель Преображения Спасова Мирожского монастыря».

Текст на чаше был прямо заимствован из Жития Нифонта, при этом мастер не мог назвать ни одной конкретной даты, кроме 8 апреля 1156 года, которая считалась днем памяти святому, мощи которого покоились в Киево-Печерском монастыре. Таким образом, упоминание о чаше впервые помещено в надписи на самой чаше, украшенной в 1707 году вместе с посохом псковским мастером серебряных дел. И если посох мог в действительности иметь прямое отношение к этому новгородскому святителю, то чаша древней работы только к началу XVIII века была связана с именем Нифонта, коль скоро внимательный и добросовестный псковский агиограф Василий (Варлаам) в 1558 году не упоминал о ней в своем труде.

Что касается надписи на посохе, то, судя по ее содержанию, она была отчасти скопирована Сарпуновым с более древней пластины середины XVI века. В пользу этого говорит употребление характерных оборотов «епископ новгородский, чудотворец» и «создатель Мирожского монастыря» не только в тексте на посохе, но и в надписи на серебряной коробочке с гербом для хранения мощей святителя на иконе Преподобного Нифонта, которая находилась когда-то в стенах нашего монастыря: «мощи Преподобного Нифонта Епископа Новгородского Чудотворца Киево-Печерского создателя Мирожского монастыря, еже в Пскове».

По обычаю, перед установлением празднования памяти святого всегда проводилась большая подготовительная работа по удостоверению в подлинности чудес при гробе почившего (а часто - в нетлении мощей). Затем устанавливалось торжественное богослужение в местном храме и назначался день чествования cвятого, составлялась особая служба, писалась икона, а также Житие с изложением чудес, удостоверенных дознанием церковной власти. Очевидно, что заказ на изготовление иконы с изображением преподобного, снабженной его мощами, специально привезенными для этого из далекого Киево-Печерского монастыря, был сделан во время канонизации Нифонта вместе с составлением церковной службы и Жития во второй половине XVI века, между 1549 и 1558 годами. Тогда же, возможно, появились надписи на коробочке с мощами и на посохе. Михаил Сарпунов, украшая в 1707 году посох, воспроизвел более ранний текст, а для серебряной окантовки чаши использовал текст Жития Нифонта, включив туда упоминание о той реликвии, которая к тому времени была связана с именем этого новгородского владыки. В этом нет ничего удивительного, ведь в ризницах таких древних обителей, каким был Спасо-Мирожский монастырь, всегда хранилось много безымянных предметов церковной утвари, история появления которых в их стенах постепенно была утрачена. Вокруг этих древних вещей нередко ходили легенды, слухи и домыслы, которые не всегда имели под собой веские исторические основания.

Подведем итоги. Традиция, приписывающая основание Спасо-Мирожского монастыря пастырской деятельности новгородского архиепископа Нифонта, возникла только в середине XVI века в связи с канонизационной практикой московского митрополита Макария и литературным творчеством псковского агиографа Василия (Варлаама), получила широкое распространение в XVII - начале XVIII веков и в таком виде дожила до нашего времени. Источники более раннего происхождения (до середины XVI века) однозначно считали Нифонта лишь создателем грандиозного Спасо-Преображенского собора. А кто же тогда был основателем этой древней псковской монашеской обители? Об этом мы поговорим в следующий раз.

На фото: Спасо-Мирожский монастырь. Фото начала XX века.
Спасо-Мирожский монастырь в наши дни.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3321
Оценок:  2
Средний балл:  5.5