Статья опубликована в №9 (731) от 11 марта-17 марта 2015
НРАВЫ

Варварство как традиционная ценность

Сводить счёты с жизнью можно по-разному. Кто-то вешается, а кто-то начинает вешать других
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 11 марта 2015, 10:17

«Даже представить себе не можешь, на краю какой бездны ты оказался».
Из фильма «Трудно быть богом». Сценарий: Светлана Кармалита, Алексей Герман-старший

Это очень характерный тип людей. Они не наёмники. Вначале кажется, что они действуют, руководствуясь идеями. Сущность этих идей двумя словами не объяснишь. Понятие «консерватизм» в данном случае слишком туманное и неопределённое. Понятие «фундаментализм» точнее, но и оно многого не объясняет. В общем, это люди, которые цепляются за какие-то свои настоящие или выдуманные корни. Их пугает всё новое и неизведанное. Им кажется, что всё лучшее – в прошлом.

Кадр из фильма «Трудно быть богом».

Злоба дня и ночи

Но главное не в этом. Движущая сила, толкающая таких людей на «подвиги», – не страстное желание завалиться на спину и рухнуть в прошлое, в «золотой век». Главное – озлобление на весь мир. Мир, по их мнению, настолько несовершенен, что требует сильнодействующих средств и встряску.

Откуда берутся головорезы разных национальностей и вероисповеданий? Они появляются из числа тех, кто замучен жизнью. Из неудачников. Из тех, кто не видел ничего хорошего, или из тех, кто видел, но ослеп. Ослеп от ненависти. Такие люди легко верят в подлость других людей. Они заранее знают, что человек по природе своей ничтожен. И когда им объясняют, что некто - вор, убийца, шпион, то они охотно верят.

В каком-то смысле такие люди бескорыстны. В той степени, в какой бескорыстен может быть фанатик. У фанатиков просто другая корысть. Их интересуют не деньги, а возможность свести счёты. Извести грехи.

Сводить счёты с жизнью можно по-разному. Кто-то вешается, а кто-то начинает вешать других. Последнее, как им кажется, не так страшно. Хотя позднее они даже готовы уничтожить самих себя. Люди, озлобленные на весь мир, к смерти относятся по-особенному. Они её любят – кто издали, а кто и вблизи.

Человеком быть не проще, чем быть богом. У Алексея Юрьевича Германа в прощальном фильме «Трудно быть богом» почти три часа нам показывают не убийства даже, а умерщвление. В том вымышленном, но таком похожем на некоторые уголки Земли мире насилие изменило свою сущность. Насилие стало единственным средством коммуникации - самым доходчивым языком.

У Германа мир показан мутным, чавкающим, вонючим. Мир гниёт. Всюду болтаются повешенные, словно огромные ёлочные игрушки. Но это всего лишь внешняя сторона насилия.

Кадр из фильма «Трудно быть богом».

Злоба же вырывается изнутри. Она то и дело выплевывается или выблёвывается. Мы видим, что человек сидит на цепи. Возникает естественное желание его освободить, несмотря на то что звучит предупреждение: «С трёх лет – на цепи. Отпустишь – сдохнет». Но цепь перерубается, и проживший всю жизнь на цепи почти мгновенно подыхает. Это смерть раба.

Смерть в таком мире не приходит. Ей неоткуда приходить, она – всегда под рукой. Убить могут за что угодно и кто угодно. Например, «за не восторженный образ мыслей».

Книги сжигают, немногочисленных умников вежливо спроваживают на тот свет. Но вежливости хватает ненадолго.

Где-то, наверное, бывает вечная весна, но в таких краях – только вечная резня. Вопрос «Легко тебе дышится в освобождённом Арканаре?» повисает в вонючем воздухе.

Варвары изъясняются на привычном языке, источая яд. Варварство в таком мире – единственная традиционная ценность. Это дно, в котором процветает искусство насилия, оно же – признак вырождения.

Захватывающее время

Время от времени в жизни происходят события, которые выводят на историческую арену тип людей, о которых идёт речь. Когда у истории затишье, такие люди сидят по углам или действуют исподтишка. Но иногда история даёт им шанс проявить себя. И тогда наступает время Последней Битвы. Так им кажется. В такие годы они остро чувствуют, в чём смысл жизни. Наступает их время. И тогда они срываются с места и несутся на край Земли или просто на край. В Ливию, в Сирию, в Донбасс, в Афганистан… Куда-нибудь. Политические идеи у многих противоположные, но движет такими людьми страстное желание переломить жизнь. Она у них беспросветна, и только Битва (непременно с большой буквы) способна отбросить на такую жизнь свет. Так они думают.

Кадр из фильма «Трудно быть богом».

Однако не надо забывать, что они – неудачники. Ведь неспроста у них в мирной жизни было что-то не так. От перемещения в пространстве внутренний червь не исчезает. Не в силах заткнуть червоточину, эти люди начинают буравить всё живое, что попадается им на пути. В конечном итоге у этих неудачников всё валится из рук. Они обречены. Но это не значит, что всё наладится само собой.

Сидеть на месте они уже не способны. Они – захватчики. Им всё время требуется новая порция острых ощущений. Кого-то убивает война, а их убивает мир. Правда, война их тоже убивает, но они предпочитают умирать в своей стихии. Поэтому война для них предпочтительнее.

Здесь важно повторить: политические и тем более экономические идеи для них вторичны. Социализм, капитализм… Это всё от ума. Здесь важнее чувства. Они даже важнее религии. У таких людей могут быть твёрдые убеждения, а могут и не быть. Это не столь важно. Убеждения иногда меняются, но не меняется главное – выстраданная злоба.

При этом их не устраивает банальный садизм. Голая жестокость их не прельщает. Как и большинство преступников, они обязательно находят своим действиям идейное оправдание. Захватчики ловким движением мысли превращаются в защитников чего-либо.

Если оглянуться вокруг, то на глаза непременно попадётся что-нибудь, что срочно нуждается в защите.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3718
Оценок:  44
Средний балл:  9.8