Статья опубликована в №8 (730) от 04 марта-10 марта 2015
Общество

Петербург! Я еще не хочу умирать!

1 марта жители Санкт-Петербурга и гости города почтили убитого Бориса Немцова Маршем Памяти
  04 марта 2015, 10:13
Петербург! Я еще не хочу умирать!

1 марта. Санкт-Петербург. Марш Памяти Бориса Немцова. Фото: Евгений Клюев

Петербург! Я еще не хочу умирать!
У тебя телефонов моих номера.
Петербург! У меня еще есть адреса,
По которым найду мертвецов голоса*. 
Осип Мандельштам

Потрясшее всю страну жестокое убийство в центре Москвы не оставило в стороне и вечный город-антагонист нашей столицы. Организаторы антикризисного марша «Весна» в Санкт-Петербурге оперативно изменили формат акции на марш памяти имени Бориса Немцова. Позитивный весенний баннер на страничке мероприятия в социальной сети Facebook перекрасился в черный и обзавелся четырьмя «пулевыми» отверстиями, а длинное описание и многочисленные требования сменились коротким предложением: «Убит Борис Немцов. 1 марта сбор в 14.00 у станции метро «Горьковская». И если еще за пару дней до этого у меня были сомнения, стоит ли ехать за 300 километров на акцию со столь размытыми целями, то теперь гражданин во мне просто кричал – ехать нужно.

Питер встретил меня обычной для этого города хмурой погодой и далеко не столь характерными хмурыми лицами горожан. Впервые приехавшим в этот город для участия в марше заблудиться было бы сложно уже на входе в метро – где-то мелькнут в толпе две гвоздички, где-то скатанный в рулон плакат, где-то черный шарик.

«Хлебные крошки» вели напрямую к станции Горьковской – месту сбора участников шествия. Поодиночке и группами люди выливались из дверей метрополитена и дисциплинированно самоформировались в колонны с минимальной помощью организаторов. В движении доставали плакаты – «Россия будет свободной!», «Это пули в тебя и в меня» и самый популярный - «Борись».

Огибая группки фотографов и журналистов, огромная человеческая цепь маршировала уже по Троицкому мосту. Движение по левой стороне моста не было перекрыто, и в какой-то момент встречные водители стали приветствовать колонну сигналами, из междугородних автобусов махали пассажиры, как по волшебству выглянуло из-за туч солнце, и люди, до этого двигавшиеся с мрачной решимостью, словно получили второе дыхание: появились улыбки, смех, и, как ни странно, это настроение никак не диссонировало с заявленными целями шествия. Корректные действия полиции также настраивали на добродушный лад, цепь омоновцев по маршруту движения была упакована в защиту, но ничем не вооружена. Барражирующий над толпой полицейский вертолет медленно описывал круги, давая возможность сфотографировать себя всем желающим. Спускаясь на набережную, непременно следовало оглянуться – зрелище полностью забитого тысячами человек моста потрясало и пробирало до дрожи.

Начало митинга организаторы подзатянули. В ожидании люди разбрелись по площади, многие взбирались на монументы мемориального комплекса, откуда их неизменно просили спуститься бдительные стражи порядка. Ожидавшие увидеть полицейский произвол были разочарованы – после профилактической беседы любителей лазить по памятникам отпускали. Места перед сценой было явно не достаточно, кроме того, сама она была практически перекрыта флагами участников. Не по-весеннему прохладная погода также не способствовала гражданской стойкости. Тем не менее почти никто не ушел. Люди стояли, переминались среди луж Марсова поля под песни Шевчука и Цоя, негромко беседовали, но ждали.

Минута молчания, объявленная организаторами, казалось, прекратила всякое движение в радиусе десятка километров. Дальнейшее эмоциональное выступление Андрея Пивоварова, сопредседателя Петербургского отделения партии «РПР-Парнас», действительно нашло отклик в сердцах собравшихся: «На каждом из нас лежит ответственность, чтобы его дело продолжалось, если раньше мы знали, что мы можем посидеть дома, потому что выйдет Немцов и скажет за нас… теперь его нет, некому говорить за вас… мы должны продолжить его дело! Борис говорил, что на похороны приходит мало людей – а за хорошими поводами приходит много, так давайте сделаем так, чтобы он был прав!».

Однако с каждым новым выступающим людей все больше одолевала скука. Несколько тысяч сознательных граждан самого образованного города России, пришедших сегодня почтить память Бориса Немцова, ничего нового для себя узнать не могли. Несколько разбавила апатию собравшихся закончившаяся провалом попытка полиции задержать одного из участников за анархистский флаг, привычно принятый ими за флаг «Правого сектора». Украинские флаги не вызывали такой бурной реакции, как и баннер то ли феминистической, то ли ЛГБТ-организации «Все люди – сёстры», который, ужасаясь собственной храбрости, выставили две молодых участницы в масках зверей. Разброд и шатание сопровождали митинг все оставшееся время. Люди расходились с чувством неполного удовлетворения: мы, конечно, «не забудем, не простим», но кто нам вернет Немцова? Или хотя бы покарает его убийц? Те, кто собрались сегодня на митинг, не страдали излишним оптимизмом.

Численность протестных маршей в Санкт-Петербурге никогда не была высока. Даже в лучшие годы оппозиции «колыбель трёх революций» показывала максимальный результат в пределах 10 тысяч человек. На нынешней акции был, должно быть, установлен рекорд – только на самом митинге, по подсчетам «голов» на фото с квадрокоптеров, присутствовало не менее 11 тысяч человек. Можно даже смело предположить, что в шествии участвовало не менее 15 тысяч человек – неплохой результат для мемориальной акции человека, чья популярность, по словам пресс-секретаря российского президента, была чуть выше, чем у среднестатистического гражданина. Сколько искренне сочувствующих мы увидим на шествии в память самого Дмитрия Пескова или даже его шефа – для меня открытый вопрос.

* Это стихотворение опальный поэт написал, когда в поисках жилья и пропитания он бродил по родному городу, а бывшие друзья боялись пустить его в дом, опасаясь репрессий.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  1786
Оценок:  26
Средний балл:  9.5