Статья опубликована в №37 (659) от 25 сентября-01 сентября 2013
Культура

Натурный портрет Истории

Выставка графических работ Валерия Николаевича Куликова «Город пышный, город бедный» завершилась в картинной галерее Псковского музея-заповедника
Юлий СЕЛИВЕРСТОВ Юлий СЕЛИВЕРСТОВ 30 ноября 1999, 00:00

Выставка графических работ Валерия Николаевича Куликова «Город пышный, город бедный» завершилась в картинной галерее Псковского музея-заповедника

На выставке было представлено почти сто угольных и полихромных рисунков, щедро и безвозмездно переданных автором в фонды ПГОИАХМЗ в продолжение последних пяти лет. Выставка получилась долгая – более четырёх месяцев. Следовательно, все псковичи, сколько-нибудь интересующиеся искусством и текущей жизнью музея, не могли не посмотреть её. И всё же нельзя не написать вслед этому завершённому событию хотя бы несколько слов.

В. Н. Куликов. Автопортрет. 1996. Бумага, уголь.

Об искусстве Валерия Николаевича Куликова (род. 1937) – нашего современника, уроженца города Опочка, выпускника академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина в Санкт-Петербурге – я уже имел честь и высокую радость говорить на страницах «Псковской губернии». [ 1 ] Освещал его и Алексей Владимирович Семёнов [ 2].

Однако указанная графика принадлежит к тем предельно нечастым художественным феноменам, принципиальная смысловая и эстетическая неисчерпаемость которых заставляет до бесконечности мысленно вглядываться в них.

В первой половине 1990-х годов – в эпоху лишений, прикровенного голода и явного, выставленного наружу преступного террора на каждом шагу – Валерий Куликов работал как портретист и рисовальщик с натуры посреди Невского проспекта, вздыбленного и очень быстро менявшегося. Сотни живых непохожих друг на друга людей прошли перед его острым взором, попали под угольный грифель, цепкий и верный. Но не гламурным «манекенам», довольно скоро вышедшим на свет, служил художник в своё страшное время, не на их коммерческое портретирование расходовал свой дар.

В. Н. Куликов. Музыканты подземного перехода. 1992. Бумага, ретушь.

Напротив, отверженные – нищие, бродяги, уличные проститутки и музыканты, «собачники», собирающие деньги на корм для животных, цветочницы гулких и страшных подземных переходов у метро – вот кто раз за разом становился для Куликова внутренними собеседниками и моделями.

Подобно врачу, верному высокой клятве несмотря ни на что, раз за разом художник был чуток и внимателен к лицу и судьбе своего конкретного соплеменника – к живой маленькой капле, подобные которой всё ещё, назло всем смертям и чертям, сливаются в море русского народа, единое и необоримое.

Стремление осмыслить созданный В. Н. Куликовым, одновременно с чистым состраданьем и изяществом, эпический портрет Санкт-Петербурга 1990-х годов является, таким образом, внутренней необходимостью понять недавнюю и актуальную судьбу России – докопаться до её корней и мистического смысла.

В. Н. Куликов. Страдание. Бумага, уголь.

Своим гуманистическим и протестным художественным свершением – подвигом христианского сострадания, явленным в искусстве и столь драгоценно-редким сегодня – В. Н. Куликов постулирует заново сверхприродный и сверхвременной Смысл самой русской истории.

Ведь социальная и национальная катастрофа России в 1989–1994 годах (русская революция, последняя из совершившихся, запечатлённая художником на мостовых Невского проспекта в такой человеческой многоликости и полноте) не могла быть только следствием властного обмана и народного самообмана, измены, игры недружественных разведок – следствием, более или менее случайным, посюсторонним и «плоским», «стелящимся по земле».

В. Н. Куликов. Уличный художник. 1992. Бумага, ретушь.

Нет, это колоссальное историческое событие-процесс было – как и та, главная, Русская Революция – тем же сораспятием России и народа её с господом Иисусом Христом: во искупление грехов мира и человека, в грядущее Воскресение (которое уже читается в графике В. Н. Куликова как нравственно неизбежное). Именно такой «вертикальный», упирающийся в небо Смысл призвано видеть и утверждать подлинное гуманистическое искусство нашего времени.

И жаль, что лишь очень немногие художники оказываются духовно способными к этому. Хоть по-другому, как всегда происходит в истории – конечно, и быть не может.

Сегодня превысивший сто единиц фонд графики В. Н. Куликова уже навсегда стал заметным и незаменимым достоянием псковского музейного собрания – духовной драгоценностью, которая (надеюсь) переживёт время и неопределённо долго, что называется «всегда», будет принадлежать гражданам Пскова, будущим поколеньям, народу и стране.

Юлий СЕЛИВЕРСТОВ

 

1 См.: Ю. Селиверстов. Чёрные и Белые линии Куликова из Опочки// «ПГ», № 30 (451) от 11-16 августа 2009 г.

2 См.: А. Семёнов. Уличное движение// «ПГ», № 41 (613) от 24-30 октября 2012 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2286
Оценок:  21
Средний балл:  10