Статья опубликована в №23 (645) от 12 июня-18 июня 2013
Политика

Беспредельно высокое Собрание

Депутаты Псковского областного Собрания депутатов снова принесли памятники культуры в жертву интересам классово близкого бизнеса
 Константин МИНАЕВ 12 июня 2013, 10:40
Беспредельно высокое Собрание

Впервые двухдневная по продолжительности сессия Псковского областного Собрания депутатов, открывшаяся отчетом губернатора Андрея Турчака о работе областной администрации в 2012 году, обсуждение которого накалило отношения губернатора с оппозицией и депутатов между собой, продолжилась и завершилась 30 мая. Едва ли авторы идеи «спектакля в двух частях» поставили себе задачу измотать депутатов, но, так или иначе, крупный вопрос «О внесении изменений в Закон Псковской области «Об областном бюджете на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов», внесенный губернатором в дополнительную повестку дня, прошел без доклада и без вопросов, хотя на заседании комитета по бюджету и финансам вопросы были. Впервые за многие бюджетные сессии заместитель губернатора Татьяна Баринова ушла с заседания, не сказав ни слова. Основные баталии разразились у депутатов по законопроектам, в рамках которых была внесена какая-либо законодательная инициатива оппозиции. По дискуссии было заметно, что существо вопроса представителей парламентского большинства как не интересовало, так и не интересует. Их задачей по-прежнему является блокировать любые оппозиционные предложения, чего бы они ни касались. Большинство Псковского областного Собрания осталось верным себе.

Между тем при внимательном рассмотрении вопросы изменений в бюджет заслуживали внимания. Администрация области внесла самые крупные с осени 2012 года поправки в бюджет.

Большинство из них связаны с дополнительными поступлениями из федерального бюджета.

Доходы областного бюджета на 2013 год увеличены на 1 млрд. 720 млн. 323 тыс. руб. и составят 21 млрд. 634 млн. 567 тыс. руб., расходы увеличены на 2 млрд. 21 млн. 348 тыс. руб. и составят 28 млрд. 614 млн. 108 тыс. руб., дефицит бюджета увеличен на 301 млн. 25 тыс. руб. и составит 6 млрд. 979 млн. 541 тыс. руб. или 52,3% от общего объема доходов областного бюджета без учета безвозмездных поступлений.

Администрация области дополнила план приватизации объектов стоимостью свыше 2 млн. руб. Согласно внесенным поправкам, в 2013 г. предусмотрено акционировать и продать акции четырех государственных предприятий Псковской области: ГП ПО «Псковжилстрой», ГП ПО «Бюро технической инвентаризации», ГП ПО «Медтехника», ГП ПО «Лесхозпром». Средства от продажи акций в сумме 363 млн. руб. планируется направить на покрытие дефицита областного бюджета в текущем году.

По предложению комитета по бюджету, финансам и налоговой политике решено внести в повестку дня очередной сессии для рассмотрения в рамках парламентского часа вопрос «О ходе выполнения работ по созданию инженерной, транспортной, социальной и иной инфраструктуры особой экономической зоны промышленно-производственного типа «Моглино».

Сингапурские партнеры проекта едва ли почтят сессию регионального парламента своим присутствием, а к представителям администрации области и непосредственно руководителю управляющей компании – государственного ОАО «Особая экономическая зона промышленно-производственного типа «Моглино» Ольге Торбич (бывшему председателю комитета по имущественным отношениям администрации Псковской области) вопросы наверняка будут. Уставный капитал компании формируется бюджетными деньгами области, к целесообразности чего при отсутствии внятной информации о деятельности предприятия появляются вопросы.

«Знаете, когда убили человека и каждый еще по разу в голову должен выстрелить, чтобы каждый стал участником преступления»

Самая острая дискуссия на сессии предсказуемо вспыхнула по вопросу «О даче согласия на отклонение от предельных параметров высоты разрешенного строительства здания на земельном участке с кадастровым номером 60:27:0110111:27 по адресу: г. Псков, ул. Ижорского батальона, д. 7, с высотной отметкой до 51,0 м; здания на земельном участке с кадастровым номером 60:27:0110104:54 по адресу: г. Псков, ул. Ижорского батальона, д. 11, с высотной отметкой до 38,0 м; здания на земельном участке с кадастровым номером 60:27:0110104:53 по адресу: г. Псков, ул. Ижорского батальона, д. 15, с высотной отметкой до 51,0 м.».

За обилием адресов и цифр скрывалась весьма известная в Пскове история со строительством на ул. Ижорского батальона трех высотных домов, существенно превышающих высотный регламент (17 м), установленный Проектом зон охраны памятников истории и культуры г. Пскова, утверждение которого Псковским областным Собранием депутатов состоялось в 1995 году [2].

Разрешить отклонение от предельно допустимой по регламенту высотности может только глава администрации города, но на пути к его решению (которое может быть как положительным, так и отрицательным) инициатор отклонения от регламента (застройщик) должен получить целый ряд согласований, в том числе областного Собрания – как государственного органа, утвердившего Проект зон охраны памятников истории и культуры Пскова.

Первым о предмете согласования задал вопросы депутат от ЛДПР Василий Салопов, явно знакомый с темой, и получил ответ от Владимира Яникова, что «один дом возведен, отделка недоделана, остальные...».

Г-н Салопов спросил: «А как получается так, что дома построены, и сейчас они начинают получать разрешения на отклонения от высотности? То есть, они, по определению, не собирались ни с кем это согласовывать, хотели это сделать самостроем, а сейчас их начали дергать проверяющие органы и они решили получить разрешение? ... Пусть тогда 20 метров пока снесут, а когда будет разрешение, тогда и достроят...».

Владимир Яников предпочел за благо предоставить слово председателю совета директоров производственно-строительного объединения «ЖБИ-1» Игорю Полякову, который назвал происходящее «кознями» и в порядке нескромной рекламы сообщил депутатам, что «Псков и Псковская область занимают последнее место по вводу жилья в эксплуатацию, и наша компания за прошлый год заняла первое место по вводу жилья в эксплуатацию, построив 40 000 кв. м жилья. Мы продаем [квартиры] по самой минимальной цене в городе, 33-34 тысячи, когда цена в городе 39-42 тыс. Я, безусловно, согласен с теми доводами что вы приводите, в будущем мы таких нарушений допускать не будем. Но мы хотим, чтобы это нарушение сейчас не превратили в какой-то пафос или еще что-то, а юридически грамотно, спокойно вышли из этой ситуации».

Легкий «наезд» предпринимателя на Собрание вызвал возмущенную отповедь Сергея Макарченко: «Вы же понимаете что это нарушение, вы сами об этом сказали. И теперь вы приходите в областное Собрание и просите узаконить нарушение, запачкать пытаетесь, в банду превращаете, знаете, когда убили человека и каждый ещё по разу в голову должен выстрелить, чтобы каждый стал участником преступления. Вы нас сейчас просто пытаетесь вовлечь в свое нарушение, узаконить то, что вы нарушили. У вас разрешение на строительство 5-этажного дома, вы строите 16 этажей, а потом приходите и рассказываете нам о том, что вы Овсище превратили из помойки в город-сад, разрешите мне построить на 11 этажей больше…».

После этого Игорь Поляков сделал заявление, способное войти в историю как минимум псковского парламентаризма: «То, что вы говорите, – это негосударственный подход к строительной индустрии и строительству. Каждый имеет право на нарушение. Если вы ездите там, где ограничение 50 км/час или 60 и вы не нарушили ни разу правила, то, извините меня, я тогда сейчас сниму шляпу и извинюсь перед всем Собранием».

«Но вам же не приходит в голову прийти в ГАИ и сказать: узаконьте мои нарушения, я тут нарушал целую неделю, ездил не по правилам, вы узаконьте, пожалуйста, что через двойную сплошную, конкретно мне, разворачиваться можно. Я ж видел, кто-то еще разворачивался...», – парировал Василий Салопов.

Г-н Поляков настаивал: «Поэтому все нарушения имеют право на какой-то срок реабилитации. В этой ситуации мы сейчас разбираем не конкретно адрес, а мы разбираем комплексную концептуальную застройку данного участка: Алехина, Инженерная, Техническая. Мы вышли не с одним объектом, чтобы выйти из ситуации, а с комплексным решением…».

По г-ну Полякову получалось, что если вы построили один незаконный высотный дом, то для «маскировки ситуации» надо построить еще десять таких же, и про нарушение уже никто не вспомнит: за лесом деревья не видны.

«Никакое ЮНЕСКО, никакой туристический поток, никакое уважение к культурному наследию нам не грозит в такой ситуации»

Справедливоросс Олег Брячак выступил в роли третейского судьи. Аккуратно попеняв коллеге по бизнесу за состоявшиеся нарушения, он дал свою оценку перспектив деятельности застройщика: «Если мы сейчас не поддерживаем этого человека, то он опять вываливается из правового поля, у него возникают проблемы – 11 этажей надо сносить, другие дома не построить, то есть деньги в наш город не вкладываются, жилые метры по приемлемой цене не строятся, соответственно, квартиры нуждающимся людям по социальным обязательствам не передаются. И как ему дальше работать я, если честно, не знаю. Я тоже занимаюсь бизнесом. А если мы поддержим этот законопроект, то этот инвестор, который деньги в наш город вкладывает, уже начинает работать в правовом поле».

Г-н Брячак не сомневался, что застройщик продолжит работы, невзирая на законы, и его беспокоил именно сам факт легализации нелегального.

«Яблочник» Лев Шлосберг, который безуспешно противостоял проекту согласования излишней высотности на заседании комитета по законодательству, подробно повторил все ранее озвученные аргументы и прокомментировал документы [3], которых депутаты почему-то на сессию (как и на заседание комитета) не получили:

«Уважаемые коллеги, я хочу в первую очередь обратиться к коллегам-депутатам, для которых город Псков является родным городом, кто здесь родился, живет и будет жить.

Когда мы с вами обсуждали несколько месяцев назад первый случай отклонения от параметров разрешенного строительства, мы обсуждали факт создания прецедента, когда к нам могут поступать решения, которые отрицают закон как таковой, когда нам как законодательному собранию будет предложено узаконить незаконное [4].

Хочу обратить ваше внимание, что мы сегодня рассматриваем два случая разрешения на отклонения от разрешенной высотности: по ул. Бутырской, 24, где у нас есть и письмо Госкомитета по культуре, и письмо Министерства культуры, и вопросы по ул. Ижорского батальона 7, 11 и 15, и в пакете документов, которые мы получили и в печатном, и в электронном виде, сопроводительных документов нет. Это вещь абсолютно недопустимая, у нас отсутствуют документы, мы сейчас не можем в полной мере оценить позицию федерального органа охраны объектов культурного наследия.

Этот дом [на Ижорского, 15] был предметом внимания прокуратуры еще в минувшем году, я получил ответ от прокурора Пскова господина Юдина, прокуратура выявила факт нарушения, вынесла в адрес генерального директора ООО СК «Возрождение 4» предостережение о недопустимости нарушения норм Градостроительного кодекса, на следующие сутки установила, что предписание прокуратуры не выполнено, возбудило административное депо, вынесла штрафное взыскание в 30 000 рублей, и после этого, несмотря на то, что прокуратура в интересах защиты культурного наследия, вышла в суд, компания продолжила строительство.

Любой из вас может выйти на берег реки Псковы, прямо под стены Кремля между Плоской и Высокой башнями в устье Псковы, это – лицо нашего города, и увидеть абсолютно уродливый, бездарный, с точки зрения архитектуры, бетонный 16-этажный дом, который сегодня нельзя ввести в эксплуатацию, потому что это незаконное строение.

Лев Шлосберг: «Никто не имеет права уничтожать Псков, потому что памятники культуры нужно каждые 20-25 лет реставрировать, а бетонный дом будет стоять 100 лет». Фото: Александр Сидоренко

Понимаете, коллеги, есть в нашем городе, который является одним из немногих в России сохранившихся в целом как ансамбль исторических поселений, эти виды – это чистое небо, эта возможность быть в устье Псковы, смотреть на противоположный берег и не видеть там диссонирующей застройки. Это охраняется федеральным законом!

Теперь, в дополнение к этому 16-этажному дому, нам предлагается узаконить еще два. Это абсолютно навсегда, это неисправимо, эти бетонные дома не сносятся. Мы с вами создаем прецедент визуального уничтожения памятников, этот вид уже уничтожен, здесь 11 незаконных этажей.

И не идет речь о том, социальное это жилье или не социальное, какую социальную деятельность ведет компания, она в любом случае не имеет права нарушать закон. Никто не имеет права уничтожать Псков, потому что памятники культуры нужно каждые 20-25 лет реставрировать, а бетонный дом будет стоять 100 лет, и ничего будет невозможно сделать, вернуться к исходному положению дел будет невозможно.

…Они уничтожают то, с чем Псков пытается войти в ЮНЕСКО, мы пытаемся войти в ЮНЕСКО с ансамблем Псковского Кремля, вот этот вид, устье Псковы, – это часть ансамбля Псковского Кремля. Никакое ЮНЕСКО, никакой туристический поток, никакое уважение к культурному наследию нам не грозит в такой ситуации.

Игорь Евгеньевич, вы предлагаете нам коллегиально принять участие в уничтожении культурного наследия города Пскова, которое нас с вами должно пережить на тысячу лет, а не эта бетонная чушка, совершенно бездарная, это не архитектура, это освоение объемов, это только жажда наживы, и если мы это поддерживаем, тогда мы показываем, что деньги в городе Пскове решают всё, что угодно…».

«Лев Маркович, у вас регламент заканчивается!», прервал выступавшего председатель Александр Котов.

«У нас город Псков не должен закончиться, Александр Алексеевич! Такая застройка уничтожает город Псков, это недопустимо, я прошу вас вдуматься в то, что происходит. Убедительно прошу Собрание не поддерживать данный проект, потому что это поддержка прямого беззакония и издевательство над городом Псковом, издевательство!», - ответил Шлосберг.

«Я включил фотошоп, попробовал там дома повтыкать, всё получается очень красиво. Мне показалось, что это красиво»

Следующим предсказуемо выступил Алексей Севастьянов, которому, похоже, поручено реагировать на выступления оппозиции в Псковском областном Собрании в плановом порядке.

Г-н Севастьянов пошел в целом по пути, проторенному Олегом Брячаком, апеллируя к опыту собственного бизнеса: «Каждый из нас сталкивался, что мы строим, а по ходу согласовываем документы, потому что если будешь согласовывать документы, а потом строить – ты не построишь никогда и не оплатишь никогда никакие кредиты, и это не будет похоже на бизнес.

Надо поставить на весы, что мы выиграем. Я специально проехал вчера в тот район – кроме свалок, сараев, старых огородных зон вокруг ничего нет, к сожалению.

Мне довелось быть на крыше Кремля, и я представляю, как наших предков радовал взгляд, когда за окраиной Пскова перед тобой раскидывались возделанные поля, паслись стада животных. Где нам строиться еще вокруг Пскова, чтобы не нарушать нашу жемчужину России? Только на окраинах. Скажите, мои дорогие, как мы будем решать вопрос о выделении квартир учителям, врачам, как мы привлечем сюда бизнес?

Олег Михайлович [Брячак] правильно сказал – бизнес несет свою социальную ответственность, но только тогда когда бизнес зарабатывает. Да, каждый этаж выше – это удешевление себестоимости, но мы с вами потом за это отчитываемся, что мы этим людям помогли, 200 человек получили [г-н Севастьянов так и сказал – получили, а не купили – Авт.] эти квартиры. Было так страшно сказано, что мы испоганим Псков, нам все равно надо строиться. Мы сегодня материально не можем позволить себе малоэтажную застройку».

Василий Салопов попытался вернуть обсуждение к вопросу о законности или незаконности инициативы застройщика: «У нас всё время звучат слова про благотворительность, про социальную нагрузку и так далее. Хотел бы сообщить, что жилищное строительство на сегодняшний день является одним из самых ликвидных видов строительного бизнеса. При себестоимости, немного превышающей 10 000 руб., квартиры продаются по 30 000 руб. То есть рентабельность – 300%, чуть меньше, чем на наркотиках. При такой рентабельности можно всё, что угодно, себе позволить, но почему-то мы видим несоблюдение закона.

Мы сейчас можем принять прецедентное решение, и у нас завтра на площади Ленина построят 16-этажный дом, придут и скажут: «Ребята, ну если вы узаконили это, почему вы не узакониваете то, что я построил? Есть прецедент. Или вы все взяточники – вы тем узаконили, а мне не хотите, или какие-то у вас двойные стандарты?».

Нужно понимать, что завтра за этим поступком нам придется объяснять всем остальным строителям города Пскова, почему у нас для них одни требования, а для этих – другие требования. Я, честно говоря, не очень себе представляю, как каждый из нас это сможет объяснить».

Ряды оппозиции расколол депутат и также предприниматель Игорь Савицкий: «Вчера на комитете жарко обсуждался этот вопрос. Вообще мы тут говорим о вкусовщине. Вот Лев Маркович считает, дело его вкуса, когда он смотрит мимо двух башен на Завеличье – там ничего стоять не должно. Я включил фотошоп, попробовал там дома повтыкать, всё получается очень красиво. Мне показалось, что это красиво, хотя я тоже пскович.

Мы тут не архитекторы, речь идет не об историческом центре города, а о Завеличье, о Запсковье и о тех местах, которые не входят в так называемый исторический центр города. Я считаю, там этажность ограничивать просто нельзя. Построено, я видел из окон, великолепное здание, очень хорошо смотрится, украшает город, а мы тут сейчас решаем, давать разрешение или не давать, да конечно давать!

Вообще, с точки зрения архитектуры и сохранения исторического центра, чтобы из нашего города сделать красивый город – очень важно, чтобы с высотных зданий хорошо смотрелся Кремль, а не из Кремля какие-то лачуги на другой стороне города полутораэтажные смотрелись, это неправильно, это вкус Льва Марковича Шлосберга, не более того!».

Кого-то когда-то испортил квартирный вопрос как таковой, а депутаты Псковского областного Собрания столкнулись на ниве противоречий между культурой и квартирным бизнесом.

Сергей Макарченко (ЛДПР) снова попытался вернуть разговор от прибылей, убытков и вкусов к законности: «Я чувствую себя депутатом областного Собрания – государственного законодательного органа власти. Мы сейчас хотим узаконить нарушение. Человек идет по такому пути: построил, а потом начинает получать разрешение. Вы говорите, что по-другому нельзя. Я считаю, что это неправильно. Мы не должны поощрять такие вещи. Нам предлагают поучаствовать в преступлении, именно поэтому я предлагаю проголосовать против».

«В материалах действительно отсутствует заключение Министерства культуры, заключение комитета Псковской области по культуре, поэтому оценку вынести нельзя»

В конце дискуссии Александр Котов неожиданно произнёс: «Слово для выступления предоставляется депутату Котову».

В зале негромко рассмеялись.

Но это было впервые в практике областного Собрания пятого созыва: председатель сам себе предоставил слово для выступления.

Очевидно, г-н Котов решил, что вопрос имеет исключительную важность.

Возможно, он опасался, что проект не пройдет, и по каким-то причинам ему очень этого не хотелось.

Редко когда ранее можно было увидеть председателя областного Собрания настолько заинтересованным в принятии экономически мотивированного решения.

Он выступил как руководитель крупной строительной корпорации.

Александр Котов: «А где тогда эти высотки строить? Больше негде. У нас везде, сплошь и рядом, памятники». Фото: Александр Сидоренко

Александр Котов сказал: «Действительно, у нас есть постановление областного Собрания, 1995 года, в котором установлены зоны охраны памятников, и эта зона одна-единственная – она в границах города Пскова, то есть в границах города Пскова вообще запрещается строить высотные здания [5]. Это абсурд.

Два года назад администрация Псковской области взялась за разработку проекта зоны охраны памятников истории и культуры. Сейчас этот проект ещё в стадии разработки, потому что у нас много разных мнений, много разных специалистов в области культуры, которые считают, что нужно так и сохранить, всё оставить в пределах границ города Пскова.

Тогда мы с вами на законных основаниях вообще ничего не построим, то есть у нас не будет ни жилья, ни нормальной архитектуры, будет один Псковский кремль и голубое небо, как сказал Лев Маркович.

Наша задача – найти конструктивное решение, которое позволило бы инвесторам, застройщикам работать здесь, гражданам иметь возможность выбора жилья на рынке, увеличить количество построенного жилья, потому что это приведет к снижению цены квадратного метра. Чем больше квадратных метров мы сдаем – тем дешевле должно стоить это жилье, это закон рынка.

Мы сами такие условия создаем для наших застройщиков, что они вынуждены делать это за взятки.

Да, закон нарушен, однозначно. Застройщик нарушил закон – 16 этажей там строить было нельзя, разрешение на строительство дано на 5 этажей.

Если в принципе мы с вами не возражаем, что на улице Ижорского батальона можно строить многоэтажные дома, это в принципе отвечает требованиям охраны памятников, о чем говорит нам Министерство культуры, наш комитет по культуре и, Лев Маркович, научно-методический совет, а вы пытаетесь опровергнуть целый научно-методический совет, в котором ваши коллеги, специалисты по культуре и работают [6].

Либо мы вообще предлагаем не разрешать там строительство и ограничиться только пятью этажами, больше строить нельзя. А где тогда эти высотки строить? Больше негде. У нас везде, сплошь и рядом, памятники.

Коллеги, подойдем к этому конструктивно: пока у нас нет нового проекта зон охраны, который избавит нас от каждого случая давать согласие на увеличение предельной высоты застройки, дадим возможность строителям, пусть они строят на благо наших жителей, чтобы это жилье предлагалось на рынке».

Депутат Александр Котов показал себя предпринимателем не в меньшей степени, чем предприниматель Игорь Поляков.

Страшно предположить: либо у председателя областного Собрания дефицит жилья, либо профицит бюджета.

Виктор Антонов посчитал нужным смягчить акценты: «Мне бы очень хотелось знать мнение прокуратуры. И речь идет не о том, красиво это или не красиво, ломаем ли мы исторический облик города, а речь о нас с вами, о законодательстве. Мы принимаем законы, а кто-то позволяет себе их нарушать. Федеральный закон тоже принимает законодатель, и его кто-то позволяет себе нарушать. Сегодня встает вопрос: мы кто, судьи? Мы прощаем, милуем, наказываем или как? Или мы законодатели?».

Прокурор Сергей Тимофеев был осторожен: «Вопрос сложный, иначе бы вы приняли решение минут 50 назад. Единственное, что могу сказать, – в материалах действительно отсутствуют заключение Министерства культуры, заключение комитета Псковской области по культуре, поэтому оценку вынести нельзя. Если вам необходимо мотивированное и значимое мнение прокуратуры, у вас есть право направить запрос Собрания или депутатский запрос. А в части принятия мер прокурорского реагирования уже было известно, что прокуратурой города Пскова такие меры предпринимались».

Лев Шлосберг попытался зацепиться за выступление прокурора и предложил председателю: «Александр Алексеевич, вношу предложение перенести данный вопрос на следующую сессию до получения в полном объеме документов Министерства культуры, госкомитета по культуре, эти документы сейчас у нас отсутствуют, нет письменного мотивированного заключения прокуратуры. Прошу перенести на одну сессию, чтобы с учетом всех документов рассмотреть вопрос».

Александр Котов раздраженно и почти зло, повысив голос, спросил сотрудников аппарата: «Мне как-то странно сейчас слышать о том, что отсутствуют документы. Кто-то может объяснить, почему у депутатов отсутствует надлежащий пакет документов, я обращаюсь сейчас к нашему аппарату, к комитету по законодательству, почему у депутатов отсутствует надлежащий пакет документов, ответьте! Вы можете ответить? Я лично эти документы все видел».

«Александр Алексеевич, в электронном виде документы есть у всех», – ответил с места руководитель аппарата Собрания Дмитрий Хритоненков, но это была неправда.

«Нет у нас документов», – раздались голоса депутатов, открывших свои рабочие ноутбуки.

Но на эти возгласы никто не отреагировал.

Не обращая внимания на голоса «документов нет!» и подтверждение их отсутствия со стороны прокурора, Александр Котов форсировал завершение обсуждения: «Лев Маркович, еще раз повторяю: есть три документа – положительное заключение государственного комитета Псковской области по культуре, научно-методический совет, в котором работают уважаемые люди, которые в состоянии оценить, что нарушает наш архитектурный облик, а что не нарушает [7], и есть положительное заключение Министерства культуры РФ. Я подтверждаю, что сюда приезжал руководитель департамента Министерства культуры РФ, который непосредственно этим занимается. Зачем давать информацию, которая не соответствует действительности?».

Этот вопрос после всего произошедшего уместно было задать самому Александру Котову, но вопросы им уже не принимались: «Коллеги, выступления закончены, все желающие выступили, переходим к голосованию».

Из 38 присутствовавших депутатов при необходимых для принятия решения 23 голосах 26 поддержали проект (22 – «Единая Россия», 3 – «Справедливая Россия» и 1 – КПРФ, Игорь Савицкий).

3 депутата (Лев Шлосберг, Сергей Макарченко и Василий Салопов) проголосовали против. 9 депутатов (в основном члены фракции КПРФ) не голосовали, дистанцировавшись от спора.

Когда вопрос о культуре превращается в квартирный вопрос, всё дальнейшее происходит по Булгакову.

«В очередь, сукины дети, в очередь!».

Константин МИНАЕВ

 

2. См. в этом выпуске «Псковской губернии» материал Л. Шлосберга «Согласование наглости».

3. См. подробно в этом выпуске «Псковской губернии» материал Л. Шлосберга «Согласование наглости».

4. См.: К. Минаев. Многофункциональный центр // «ПГ», № 13 (635) от 3-9 апреля 2013 г.

5. А. А. Котов ошибся. Упомянутое им постановление признает Псков историческим населенным пунктом в пределах городской черты, а зона охраны памятников истории и культуры, где запрещено строить высокие здания, занимает только около 3% от общей территории города. К ней прилагает зона регулирования застройки, где высотность зданий ограничена. – Авт.

6. А. А. Котов ошибся. Научно-методический совет, в состав которого входят независимые от чиновников специалисты, по вопросу о возможности отклонения от разрешенной высотности зданий на ул. Ижорского батальона не созывался и эту ситуацию не рассматривал. Вопрос рассматривало совещание государственных служащих под руководством председателя госкомитета по культуре А. И. Голышева. – Авт. См. подробно в этом выпуске «Псковской губернии» материал Л. Шлосберга «Согласование наглости».

7. См. предыдущее примечание.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2887
Оценок:  17
Средний балл:  9.5