Статья опубликована в №15 (637) от 17 апреля-23 апреля 2013
История

Рвы в памяти

Для увековечения памяти погибших в «Шталаге-372» упорно не делается ничего – очевидно, в надежде на полное их забвение
 Лев ШЛОСБЕРГ 17 апреля 2013, 10:00

11 апреля мир отметил День освобождения узников фашистских концлагерей. В Пскове по этому поводу прошло торжественное заседание с участием чудом выживших. Но никто из официальных лиц не появился в трагических местах самой памяти – на псковских братских захоронениях погибших в концлагерях – как отмеченных знаками памяти, так и заброшенных. Самое трагическое, до сих пор не устроенное, место в Пскове – место бывшего «Шталага-372» и «Дулага-376», около улицы Юбилейной. Узники помнят о нём. Написано про это место много. Но написанное не привело ни к чему, кроме временной приостановки строительства многоэтажных домов на костях тысяч советских военнопленных. «Главное – достроить дом», – таков оказался девиз чиновников и предпринимателей, но – самое страшное – и многих жильцов, как уже вселившихся в «квартиры повышенной комфортности», так и вложивших в них свои деньги [см.: М. Киселев. На псковских могилах не ставят крестов; Е. Ширяева. Живые и мёртвые; Е. Ширяева. Город мёртвых; А. Старков. Дважды убитые; Редакция. Хоронить нельзя строить; Л. Шлосберг. Главное – достроить дом?; Л. Шлосберг. Пески забвенья; М. Сафронова. Псковлаг]. Напоминание обществу о трагедии десятков тысяч сограждан остается делом единиц – немногочисленных родственников, нашедших своих родных в списках «Шталага», и псковских добровольцев, попытавшихся – отчаянно и безуспешно – провести раскопки, доказать очевидное и остановить глумление над останками павших [см.: Л. Шлосберг. Пески забвенья; Л. Шлосберг. Список Елизара; Частица многих тысяч].

Захоронения советских военнопленных на территории «Шталаг-372» по улице Юбилейная в Пскове. Схема «Шталага-372», изготовленная в процессе работы Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию злодеяний и преступлений немецко-фашистских захватчиков в Псковской области. 1945. ГАПО. Ф. Р-903. Оп. 3. Д. 12. Л. 71.

«Может, и не было в Пскове никаких лагерей?»

13 апреля 2013 года историк Алексей Старков, участник раскопок на территории «Шталага-372» в 2010 году, сделал запись в своём блоге в Живом Журнале:

«Радуйся жизни на костях советских солдат...

11 апреля тихо и незаметно прошел в России очередной День узников фашистских концлагерей.

Как и следовало ожидать, в Пскове никто не возлагал цветов на могилы советских военнопленных «Шталага-372» ибо на них... живут добропорядочные приобретатели недвижимости.

Фрагмент немецкого аэрофотоснимка Пскова, сделанный 22 августа 1943 года в 10.20 (время берлинское). Территория лагеря «Шталаг-372» и прилегающая территория военного городка. Публикуется впервые. Из личного архива Андрея Иванова.

75 тыс. военнопленных погибли в этом лагере. Останки части из них вывезены на свалку при строительстве домов 32 и 36 по улице Юбилейной. Незначительная часть* перезахоронена в 2010 году, остальные находятся под жилым кварталом, и в том числе под новостройкой под номером 36.

Подробно про историю строительства на костях я неоднократно писал [см.: А. Старков. Дважды убитые; Редакция. Хоронить нельзя строить; Л. Шлосберг. Главное – достроить дом?].

Дав себе зарок хотя бы раз в год возвращаться к этой теме, сегодня я в очередной раз вспоминаю о забытых советских солдатах, чьи останки попраны властью, питерским стройкомплексом и людским равнодушием.

Благо и повод для этого есть. Из почтового ящика выпадает рекламный буклет питерской сети магазинов «Улыбка радуги», приглашающей радоваться жизни в царстве косметики и парфюмерии как раз над траншеей № 7 с останками советских военнопленных. И, как назло, на глаза попадается в старой газете объявление о продаже квартир в новостройке...

Глубина захоронений превышает глубину котлована под домом № 36, и на свалку была вывезены останки только из неглубоких могил.

Привязка аэрофотоснимка 1943 года к сегодняшней местности (наложен на современный спутниковый снимок территории). Произведена с помощью Google Maps Александрой Богдановой (г. Псков). Номерами обозначены конюшни №№ 1-12. Заштрихованы контуры наиболее интенсивно эксплуатируемых конюшен – бараков «Шталага-372». Пятна белой заливки – места массовых захоронений. Публикуется впервые.

Когда мы начали разбирать эту траншею, то поняли, с какой проблемой столкнулись. Потом ливнем затопило котлован.

Потом мы были отстранены от работы и нам на смену пришли поисковики, выбравшие руками курсантов траншею в сторону дороги. Как это происходило, участники «раскопок» предпочитают не вспоминать. Никакой документации не велось, в интернете есть всего две фотографии, сделанные на мобильник.

Какие останки выдали одному из родственников погибших военнопленных, одному богу известно, ибо никакой разборки по индивидам не производилось, а, как обычно, все кости складывались в одну кучу. Будем надеяться, что этот человек никогда не узнает, что, скорее всего, перезахоронил на родине «костяной набор», а не останки своего отца.

Застройщик в который раз перекапывает экскаватором территорию в поисках захоронений. Только ему невдомек, что их глубина доходит до 4 метров от современной дневной поверхности. Нарытые ямы максимум глубиной до двух метров.

Не удивлюсь, что уже есть документ о том, что захоронений не обнаружено – можно строить.

А где тогда лежат эти 75 тысяч умерших от голода и болезней советских военнопленных? Ведь официально за все годы перезахоронено немногим более трехсот. Может, и не было в Пскове никаких лагерей?».

«При сильно скученных условиях содержания с тремя ярусами нар в восьми бараках единовременно могли находиться максимально около 10 000 человек»

Коллега Алексея Старкова по проекту «Забытые крепости ХХ века», псковский историк Андрей Иванов, принес в минувший вторник в редакцию «Псковской губернии» уникальные материалы, которые никогда ранее не публиковались в печати: фрагмент немецкого аэрофотоснимка территории «Шталага-372», подлинные письма одного из охранников лагеря с октября 1941 по март 1942 года, личные фотографии немецких солдат.

Псков в период оккупации. Обер-ефрейтор Люфтваффе на конной повозке. На заднем плане – храм Александра Невского. Фото предположительно 1941-1942 гг. Из коллекции Михаила Туха (г. Псков). Публикуется впервые.

Андрей Иванов сообщил**, что немецкий аэрофотоснимок Пскова сделан 22 августа 1943 года в 10.20 (время берлинское) при ясной погоде.

На снимке хорошо виден советский военный городок – по данным сотрудника Псковского музея-заповедника Марины Сафроновой, бывший военный городок Омского пехотного полка, приспособленный в 1930-е годы для 5-го кавалерийского корпуса, самым известным командиром которого в 1937-38 гг. был Константин Рокоссовский.

Городок использовался немцами по назначению. Там расквартировывались войска, в т. ч. Люфтваффе, находились склады имущества, боеприпасов, вооружения в т. ч. артиллерии, базы ремонта автотехники. К местам складирования вела железнодорожная ветка.

Псков в период оккупации. Унтер-офицер Люфтваффе около жилого здания в районе храма Александра Невского. Фото предположительно 1941-1942 гг. Из коллекции Михаила Туха (г. Псков). Сохранилось до настоящего времени (ул. Мирная, д. 4). Публикуется впервые.

Военное имущество хранилось как в конюшнях, складах, так и под открытым небом. При городке находилось 30 конюшен, 20 из них однотипны по своему устройству.

Восемь бывших конюшен использовалось для концлагеря «Шталаг-372».

Анализ снимка дает нам много новой информации.

Фотография – один из тех исторических документов, который не врёт.

Снимок сделан в очень хорошем разрешении, масштаб 1 : 8000 (в 1 см – 80 м).

Псков в период оккупации. Обер-ефрейтор Люфтваффе (то же лицо) около здания казармы военного городка. Фото предположительно 1941-1942 гг. Из коллекции Михаила Туха (г. Псков). Сохранилось до настоящего времени. Используется по прежнему назначению. Публикуется впервые.

Чтобы проанализировать фотоснимок, нужно взять известную схему «Шталага-372», изготовленную в 1945 году в процессе работы Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию злодеяний и преступлений немецко-фашистских захватчиков в Псковской области, в состав комиссии входили судмедэксперты (в т. ч. главный судебно-медицинский эксперт Ленинградского фронта подполковник медицинской службы профессор Андрей Павлович Владимирский), юристы, представители местных властей.

На схеме видно, что конюшни расположены на площади 700 х 1300 метров и сгруппированы в рядах по четыре.

Письма немецкого солдата Люфтваффе, охранявшего «Шталаг-372». Из личного архива Андрея Иванова. Публикуется впервые.

Конюшни №№ 1, 2, 3, 4 (нумерация приводится в соответствии со схемой Чрезвычайной комиссии) находятся в общем периметре из колючей проволоки, причем каждая конюшня огорожена внутри периметра.

Южнее находятся еще 4 конюшни, обнесенные колючкой. Отдельно обнесена забором конюшня № 12.

Согласно схеме комиссии, напротив конюшен №№ 6-5 обозначено захоронение трупов. Возле конюшни № 1 (карцер) обозначено место сжигания трупов и захоронение размером 30 х 50 метров.

За общим периметром обозначены еще 3 захоронения. Возле строения № 3 на схему нанесены контуры еще нескольких захоронений.

Так в 2010 году выглядела вырытая экскаватором траншея, разрезавшая траншею с захоронениями военнопленных. На фото чётко видно, что захоронения уходят под дом № 36. Фото: Алексей Старков

Захоронения по форме напоминают не траншеи, а прямоугольные ямы.

Что мы видим на аэрофотоснимке?

Мы можем подсчитать общее количество конюшен. Их тридцать.

По забору из колючей проволоки мы четко определяем, какие именно конюшни использовались для лагеря военнопленных. Это хорошо видно, разрешение снимка позволяет увидеть даже тени от столбов.

Лагерь можно разделить условно на три зоны.

Первая – это конюшни №№ 1 (карцер), 2, 3, 4. Они огорожены по периметру, при этом каждая конюшня огорожена в отдельности. Это полностью совпадает со схемой Чрезвычайной комиссии.

Останки советских военнопленных на территории застройки ул. Юбилейной. 2010 год. Публикуется впервые. Фото: Андрей Иванов

Вторая зона – это ещё три конюшни в глубине городка. На схеме конюшни №№ 9, 10, 11 расположены в одном периметре, но по снимку видно, что каждая также обнесена колючкой.

Третья зона – конюшня № 12 – выделена на схеме обособленно, что хорошо видно и на аэрофотоснимке.

Въезд в первую зону был со стороны нынешней ул. Юбилейной через ворота под навесом. Здесь же мы видим здания размещения караула и охраны. На снимке видно, что дорога хорошо накатана.

Также существовал въезд из второй зоны, но он использовался не активно (на снимке видно, что дорога не накатана).

По плотности цвета почвы на фотографии можно определить степень «нарушенности» грунта. Чем светлее грунт, тем вероятнее, что его вскапывали или он просто вытоптан.

Место захоронения в наши дни. Приямок с козырьком, под который уходит траншея с останками. Фото: Алексей Старков

Все постройки военного городка соединены между собой хитросплетением троп и дорог.

На снимке августа 1943 года видно, что наиболее активно используются первые четыре конюшни. К ним ведет широкая проезжая дорога. Пространство перед выходами из конюшен сильно вытоптано, т. е. можно предположить, что внутренний периметр использовался для прогулок и построения военнопленных.

Вокруг общего периметра были установлены будки: именно будки, а не вышки, длина тени объекта позволяет определить его высоту в 2-3 метра.

К конюшням №№ 9, 10, 11 ведут тропы. Заметна некая их заброшенность. Можно также предположить, что эти конюшни интенсивно использовались только летом 1941 – зимой 1942 года (это время максимальной эксплуатации лагеря, когда был максимальный уровень смертности), и за два летних периода растительный покров восстановился, что соответствует тёмным участкам на аэрофотоснимке.

Последний не дорисованный чертеж траншеи № 7 в самом начале разборки. Чертёж: Алексей Старков.

Обособленность и активность использования конюшни № 12 можно предположительно объяснить существованием тут некоего приёмно- распределительного фильтрационного пункта.

Конюшня № 5 также могла относиться к лагерю, но использовалась для хозяйственных функций – на снимке вокруг неё видны следы движения автотранспорта, места складирования тюков, ящиков и других неидентифицируемых объектов.

На фотоснимке видно, что непосредственно к лагерю примыкало около двух десятков строений, которые на схеме Чрезвычайной комиссии не обозначены.

На схеме комиссии можно увидеть места захоронений. Наибольшее их число располагается возле конюшен №№ 1 и 3.

Из аэрофотоснимка очевидно, что места нарушений грунта полностью совпадают с обозначенными на схеме Чрезвычайной комиссии местами захоронений внутри общего периметра, таким образом, можно с большой долей вероятности утверждать о наличии в этих местах захоронений.

Полевой, не перебеленный чертеж захоронений напротив центральной части фасада дома № 36 по ул. Юбилейной. Здесь хоронили в небольших ямах по 2-15 человек в каждой. Всё, что на плане, выбрано полностью, задокументировано, разобрано по индивидам и захоронено на мемориале в Песках осенью 2010 года. Чертёж: Алексей Старков.

Не совпадают с аэрофотоснимком только захоронения за периметром лагеря около конюшни № 1 и напротив конюшен №№ 5 и 6. Их наличие не очень хорошо просматривается на аэрофотоснимке, но вероятность расположения там захоронений остаётся. Нельзя исключать ошибки в составлении схемы 1945 года, или же данные захоронения были сделаны уже после 22 августа 1943 года (когда был сделан аэрофотоснимок).

Размеры 20 однотипных конюшен, зафиксированных на фотоснимке, примерно 18 х 75 метров с двумя пристройками, десятью вентиляционными трубами, десятью слуховыми окнами. Все эти детали очень четко видны на аэрофотоснимке.

Помещение каждой конюшни было разделено на две примерно равные части кирпичной перегородкой.

Площадь конюшни составляет примерно 1300 кв. м., т. е. при сильно скученных условиях содержания с тремя ярусами нар в восьми бараках единовременно могли находиться максимально около 10 000 человек.

Очень важно то, что до настоящего времени в практически неизменном виде сохранились восемь конюшен, которые сейчас используются в качестве складов 76-й дивизии, расположенных по улице генерала Маргелова.

Таким образом, мы можем представить, как выглядел концлагерь «Шталаг-372» в военное время.

Конюшни, располагавшиеся непосредственно на месте лагеря, были снесены в только в 1980-х годах, а, по некоторым данным, даже в начале 1990-х годов.

До настоящего времени в практически неизменном виде сохранились восемь конюшен, которые сейчас используются в качестве складов 76-й дивизии, расположенных по улице генерала Маргелова. Фото: Андрей Иванов

На сделанной нами «привязке» аэрофотоснимка к местности в ее нынешнем состоянии видно, что на месте конюшен и некоторых захоронений уже построены жилые дома, разбиты детские площадки.

Но основной массив захоронений располагается в зоне перспективной застройки.

Таким образом, сохраняется шанс исследовать реальную территорию захоронения, установить масштабы нетронутой части погребения и при уточнении информации провести мемориализацию трагического места.

Увидеть полную картину захоронений «Шталага-372» позволят аэрофотоснимки Пскова, сделанные сразу после освобождения. Можно рассчитывать на их наличие в архивах, т. к. последние немецкие аэрофотоснимки окраин Пскова выполнены в декабре 1944 года.

В нашем распоряжении имеется несколько фотографий военного городка в Пскове, сделанные, предположительно, в 1941-1942 годах.

Фотографий этого района Пскова периода оккупации чрезвычайно мало, в первую очередь из-за расположения в этом же районе штаба Абвера, поэтому фотографирование здесь не приветствовалось.

Немецкие военнослужащие одеты в форму наземного персонала Люфтваффе. Это не случайно. Как выяснилось, охрана «Шталага-372» была возложена на подразделения Люфтваффе. Почему? Пока не понятно. Предположительно, часть военнопленных могла привлекаться для тяжелых работ на аэродроме в Крестах.

«Не проходит и дня без того, чтобы кто-нибудь ушёл на тот свет»

Также в наших руках оказались подлинные письма одного из охранников «Шталага-372». Это 106 писем, отправленных из Пскова с октября 1941 по май 1942 года.

Квартал улиц Юбилейной, генерала Маргелова и Шестака. На этом месте располагаются могильные ямы, в которых погребены советские военнопленные. Фото: Андрей Иванов

Фриц, автор писем, писал своей жене Тейле о службе в Пскове – о городе, окрестностях, о сослуживцах, партизанах и о лагере для военнопленных.

Вот выдержки из двух писем:

«13.10.1941. Мы расположены здесь во Пскове, по-русски Psoko. Стоим на дороге, ведущей на Ригу, от города примерно 3 км. Здесь находится большой лагерь для военнопленных, и наша задача его охранять. Хотя это и неприятное дело, но оно должно быть выполнено. Ты не можешь себе даже представить, как это для нас тяжело, так как большинство пленных из Пскова, и знают здесь каждый камень. Но мы к этому готовы.

30.11.1941. Сегодня, после 6 рабочих дней, снова воскресенье. Мы бы этого и не знали, если бы не состоялся общий подсчёт наших заключённых. Мы должны были это делать, так как ежедневно «отправляются» одни и снова приходят другие. […]

Не проходит и дня без того, чтобы кто-нибудь ушёл на тот свет. Это все такие измученные лица, которые едва держатся на ногах. Из них у нас уже есть небольшое кладбище. Некоторые погибают при попытке к бегству. А уж кого при этом схватили, тому будет плохо. Война – это страшное слово, но ещё страшнее действительность. […]».

+ + +

Закон РФ «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества», принятый еще в январе 1993 года, установил, что увековечению подлежит память в том числе «погибших, умерших в плену, в котором оказались в силу сложившейся боевой обстановки, но не утративших своей чести и достоинства, не изменивших Родине».

Квартал улиц Юбилейной, генерала Маргелова и Шестака. На этом месте располагаются могильные ямы, в которых погребены советские военнопленные. Фото: Андрей Иванов

В этом же Законе сказано, что основными формами увековечения памяти погибших при защите Отечества являются в том числе: «сохранение и благоустройство воинских захоронений, создание, сохранение и благоустройство других мест погребения погибших при защите Отечества, установка надгробий, памятников, стел, обелисков, других мемориальных сооружений и объектов, увековечивающих память погибших; сохранение и обустройство отдельных территорий, исторически связанных с подвигами погибших при защите Отечества; проведение поисковой работы, направленной на выявление неизвестных воинских захоронений и непогребенных останков, установление имен погибших и пропавших без вести при защите Отечества, занесение их имен и других сведений о них в книги Памяти и соответствующие информационные системы».

А Федеральный закон «О погребении и похоронном деле», принятый в 1996 году, установил, что «использование территории места погребения разрешается по истечении двадцати лет с момента его переноса. Территория места погребения в этих случаях может быть использована только под зеленые насаждения. Строительство зданий и сооружений на этой территории запрещается».

На проклятой территории «Шталага-372», по прежнему принадлежащей Министерству обороны РФ, законы Российской Федерации оказались бессильны. Какая-то сила остановила их действие и попыталась на адском месте поселить потомков солдат Великой Отечественной войны.

Потомки, даже узнав, правду, не возражали. Более того – возражали и возражают именно против мемориализации этого места.

Их желание, соединенное с волей чиновников, изложено в одной фразе – «главное – достроить дом».

Это и стало в Пскове законом.

Его авторы уверены, что навсегда.

Лев ШЛОСБЕРГ, совместно с Андреем ИВАНОВЫМ и Алексеем СТАРКОВЫМ


* По данным, которые были объявлены псковскими властями в 2010 году, из траншей на месте «Шталага-372» и новой стройки были изъяты останки 438 человек. Но судебно-медицинской или антропологической экспертизы не было. А. Старков утверждает, что вёл раскопки по методике, приближенной к археологической, а других участников поисковых работ критикует за отсутствие элементарной фиксации, а также идентификации останков – прим. ред.

** Текст главки с этого места принадлежит А. Ю. Иванову.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4678
Оценок:  30
Средний балл:  9.5