Статья опубликована в №50 (622) от 26 декабря-31 декабря 2012
Политика

Чёртова сессия

Губернатор Андрей Турчак заставил большинство депутатов Псковского областного Собрания поддержать закон против усыновления российских сирот иностранцами
 Константин МИНАЕВ 26 декабря 2012, 09:30

Тринадцатая сессия Псковского областного Собрания депутатов не обещала ничего экстраординарного в завершение политического года. Администрация была намерена продавить свой вариант закона о публичных мероприятиях, минимизировавший возможности оппозиции, не поддержать внесенные прокуратурой области законопроекты об усилении статуса и ресурсов уполномоченных по правам человека и по правам ребенка. Депутатам предстояло в последний раз принять изменения в бюджет области на уходящий год, утвердить новую редакцию Избирательного кодекса области, назначить Петра Слепченко уполномоченным по защите прав предпринимателей в Псковской области и заслушать второй ежегодный отчет начальника УВД по Псковской области Бориса Говоруна. Но все эти вопросы отошли на второй план после того, как накануне сессии, в понедельник, комитет по труду и социальной политике во главе с Виктором Антоновым внёс в Собрание вопрос «О проекте федерального закона № 186614-6 «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушению прав граждан Российской Федерации».

«Я предлагаю поддержать это хорошее дело и проголосовать за»

Депутатам Псковского областного Собрания предложили высказать свое мнение о скандальном законопроекте, запрещающем усыновление российских сирот гражданами США и других государств, принявших решения об отказе в допуске на свои территории и аресте имущества лиц, которые в проекте закона обозначены как лица, чьи права нарушены, а на деле – это лица, совершившие миллиардные хищения из российского бюджета и убийцы бухгалтера Сергея Магнитского [ 1].

24 декабря на заседании комитета по труду и социальной политике его председатель Виктор Антонов сообщил, что инициатива рассмотрения закона принадлежит председателю Собрания Александру Котову и призвал коллег по комитету: «Я предлагаю поддержать это хорошее дело и проголосовать за».

На заседании комитета проблем не возникло, от голосования воздержалась только директор Печорской школы-интерната для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей Вера Печникова. Этому не придали значения, а зря.

Виктор Антонов («Единая Россия») сообщил, что инициатива рассмотрения закона принадлежит председателю Собрания Александру Котову и призвал коллег: «Я предлагаю поддержать это хорошее дело и проголосовать за». Фото: Александр Сидоренко

Это была первая сессия областного Собрания пятого созыва, на которой присутствовал губернатор Андрей Турчак, но в зале заседаний он не произнес ни слова. Некие оказавшие сильное влияние на ход событий слова г-н Турчак скажет несколькими часами позже, во втором перерыве сессии, но услышат их только депутаты фракции «Единой России».

Судя по произошедшему, Андрей Турчак отнесся к проекту закона «против акта Магнитского» особенным образом, как к своему собственному. События показали, что это был единственный вопрос, ради которого губернатор провел на сессии областного Собрания три часа.

Внесение скандального законопроекта на рассмотрение псковского регионального парламента было весьма странным: прошедший три чтения в Государственной Думе закон уже был передан в Совет Федерации и никаким корректировкам не подлежал.

Псковским депутатам был предложен короткий проект постановления, в котором предлагалось проект закона поддержать и направить это решение в Совет Федерации.

Очевидно, что волна сильного общественного возмущения законом заставила его инициаторов задуматься о неких мерах публичной поддержки.

Позиция Псковского областного Собрания оказалась нужна для неких влиятельных лиц, так как погибший в США в 2008 году Дима Яковлев, именем которого федеральные единороссы цинично назвали проект закона, был усыновлен из Печорского дома ребенка.

«Я не хочу повышать свой уровень до федерального статиста»

Вопрос дополнительной повестки дня стал своего рода испытанием для псковской оппозиции: фракции КПРФ и ЛДПР в Государственной Думе поддержали закон во всех трех чтениях, но в Псковском областном Собрании поддержать инициативу «Единой России» может только «Справедливая…», а КПРФ, ЛДПР и «ЯБЛОКО» образовали некий оппозиционный блок.

Псковские фракции КПРФ и ЛДПР сохранили свое псковское лицо и выступили резко против рассмотрения вопроса о поддержке закона.

Сергей Макарченко (ЛДПР) сказал, что «не понимает, зачем вообще рассматривать закон, прошедший три чтения в Государственной Думе и одобрен на пресс-конференции президентом России». «Благодаря двум известным фракциям [г-н Макарченко имел в виду, очевидно, «Единую» и «Справедливую» России] я уже неоднократно был на сессиях региональным статистом. И я не хочу повышать свой уровень до федерального статиста», – занял позицию г-н Макарченко.

«Если мы не поддержим этот закон, то президент его не подпишет?», – почти всерьез спросил Александра Котова член фракции ЛДПР Василий Салопов.

«Мы по предложению комитета по труду и социальной политике выразим свою позицию, которая будет или не будет учтена», – ответил г-н Котов.

Александр Рогов поинтересовался у Виктора Антонова, «какова природа этого законопроекта, кто конкретно его предложил, откуда он появился».

«Вас устроит, если я возьму на себя эту инициативу?», – после некоторой паузы спросил-ответил Виктор Антонов.

«Да, конечно!», – ответил ему из стана КПРФ предприниматель Игорь Савицкий. О г-не Котове как инициаторе г-н Антонов не сказал ни слова.

Вопрос был включен в повестку дня при 28 голосах за и 5 против, 5 депутатов не голосовали.

Причем из дополнительной повестки он был перенесен в начало основной, на пятое место. Было очевидно, что администрацию области очень волнует явка депутатов и возможное ее сокращение по мере рассмотрения вопросов.

Предваряя обсуждение, в продолжение ранее начатого диалога с Александром Роговым, Виктор Антонов сообщил, что имеет право вынести любой вопрос на рассмотрение Собрания, а по данному вопросу его позиция «совпадает с позицией абсолютного большинства депутатов Государственной Думы, было бы странно и забавно, если бы мое мнение с ними не совпадало».

И добавил: «Я считаю, что голосование по вопросу, который чрезвычайно политически важен для страны и для каждого из нас, будет своеобразным тестом на политическую и гражданскую зрелость».

Вот так прямо – это не о сиротах, это – политика. Доклад на этом был закончен.

Начались вопросы.

«Я не вступаю в вашу партию, чтоб отвечать: знаешь ли ты Карла Маркса, читал ли ты Конституцию, что такое демократический централизм…»

Их начал задавать «яблочник» Лев Шлосберг, у которого состоялся с Виктором Антоновым целый диалог:

- Виктор Васильевич, читали ли вы Конституцию Российской Федерации?

- Не понял я вас, Лев Маркович…

- Это логично. Знакомы ли вы с текстом Конституции Российской Федерации? Есть такой высший правовой акт Российской Федерации, называется Конституция Российской Федерации. Вы с ним знакомы?

- Лев Маркович, а причем здесь текст Конституции?

- Прямая зависимость, прямая. Конституцию читали, Виктор Васильевич?

- Лев Маркович, мы же сегодня обсуждаем не мое персональное дело и не задаем вопросы. Я не вступаю в вашу партию, чтоб отвечать: знаешь ли ты Карла Маркса, читал ли ты Конституцию, что такое демократический централизм… То, что я знаю, то я знаю.

Виктор Антонов явно понимал, что вопросы задаются неспроста, но задумку оппозиционера сразу понять не мог, и от этого начал раздражаться.

- Следующий вопрос. Известно ли вам о том, что согласно Конституции международные правовые акты, которые ратифицированы Российской Федерацией, имеют на ее территории высшую юридическую силу?

Виктор Антонов понял, о чем речь и постарался предупредить продолжение.

- Лев Маркович, мне известны противоречия, они действительно есть. Не случайно этот законопроект вызывает и в обществе, и у политиков неоднозначную позицию.

- Еще один вопрос. Известна ли вам Конвенция о правах ребенка, которая ратифицирована нашим государством 15 сентября 1990 года, конкретно ее 21 статья, которая регулирует вопросы усыновления, в том числе международного усыновления детей?

- Мне это известно, Лев Маркович.

- Тогда последний вопрос. Известно ли вам распоряжение правительства РФ от 12.07.2011 № 1202 «О подписании Соглашения между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о сотрудничестве в области усыновления (удочерения) детей», подписанное Владимиром Владимировичем Путиным?

- Лев Маркович, это только вы можете знать, – поначалу сдержанно отказался от продолжения Виктор Антонов, но не удержался. – И потом, какое это отношение имеет сегодня для обсуждения вопроса?

- Прямое и непосредственное, Виктор Васильевич!

Игорь Савицкий продолжил линию Александра Рогова и попросил Виктора Антонова «рассказать подробнее, сделать развернутый доклад о том, что произошло, что это за законопроект, как он возник» и добавил: «Зачем это нужно? Мы теперь все вопросы Государственной Думы будем выносить на обсуждение? Расскажите подробнее, как-то вы нас стесняетесь».

Виктор Антонов капитулировал быстро: «Игорь Николаевич, не я автор законопроекта, и было бы неприлично мне сегодня его докладывать».

Но Савицкий не отставал: «А если бы наши правоохранительные органы посадили людей, которые убили Магнитского, и завели уголовное дело на людей, которые украли из бюджета миллиарды долларов, может быть, этого вопроса не было бы?».

Антонов попытался уклониться: «Игорь Николаевич, мы не обсуждаем сегодня «Закон Магнитского», не обсуждаем коррупцию, она чудовищна, и все об этом говорят, в том числе президент. Что вы хотите?».

Савицкий наступал: «Тогда давайте обсудим вопрос о том, чтобы изъять из США 400 миллиардов долларов, которые там лежат под 1% годовых или грохнуть базу НАТО в Ульяновске, через которую переправляются военнослужащие в Афганистан, а не прикрываться сиротами?».

«При чем здесь это?», – заученно скомкал ответ Виктор Антонов.

«Псковскому областному Собранию депутатов предложено присоединиться к этой подлости»

Выступления открыл Лев Шлосберг, использовав все допустимые возможности регламента:

«Нам предложено разделить политическую ответственность, притом в полной мере, за один из самых позорных законов, принятых в истории Российской Федерации.

Этот закон прошел три чтения в Государственной Думе. Никогда с 1994 года Псковское областное Собрание депутатов не выражало свою позицию по законопроекту, прошедшему три чтения в Государственной Думе и переданному в Совет Федерации. Псковское областное Собрание депутатов высказывает свою позицию либо по законам, прошедшим первое чтение в Государственной Думе, либо еще до первого чтения.

Имена людей, которые на самом деле были инициаторами принятия этого проекта, в пояснительной записке к законопроекту отсутствуют. Эти люди почувствовали общественную реакцию, которая произошла в эти две недели. И точно так же, как они прикрылись больными детьми в борьбе с дипломатическими и иными ведомствами иностранного государства, теперь они пытаются прикрыться законодательными собраниями субъектов Федерации.

На этот день в поддержку этого законопроекта выступили только три законодательных Собрания, это Астраханская областная Дума, Тамбовская областная Дума и Московская городская Дума, принявшие решения 11-12 декабря, и больше никто в это дело, извините, не вляпался. Нам сегодня предложено в это дело вляпаться.

Я хочу обратить ваше внимание на название законопроекта: «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушению основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации».

Но этот закон воздействует на других лиц.

Этот изуверский законопроект принят в ответ на то, что в США принят т. н. «Акт Магнитского», в котором, кстати говоря, нет пока никаких имен. В течение 120 дней с момент вступления закона в силу госдепартамент США должен определиться с перечнем этих имен.

Но т. н. «Список Магнитского» опубликован по результатам независимого расследования. Там 60 человек. Это работники прокуратуры, следственных органов, ФСБ, судьи федеральных судов и арбитражного суда, работники федеральной службы исполнения наказаний – те лица, которые сфабриковали дело, украли три коммерческие компании, затем украли через незаконный возврат НДС 5,4 млрд. руб. у этих трёх компаний и еще 11 млрд. по той же схеме в тот период, когда г-н Сердюков возглавлял Федеральную налоговую службу. Этого украдено более 16 млрд. руб. российских налогоплательщиков.

Бухгалтер Сергей Магнитский проводил аудит в трех компаниях, учрежденных фондом Hermitage и обнаружил это воровство. Он написал заявление в министерство внутренних дел РФ о возбуждении уголовного дела по факту хищения в особо крупных размерах средств бюджета Российской Федерации. Но это заявление попало к тем людям, которые украли эти три коммерческие компании, организовав в 2007 году их рейдерский захват, включая печати и уставные документы. Эти люди без решения суда посадили Магнитского более чем на 12 месяцев, они его пытали, они его избили и они его убили.

Вот этих людей цивилизованные государства не хотят пускать на свою территорию, цивилизованные государства не желают, чтобы на их территории в собственности этих бандитов что-либо находилось. Собственно, об этом – Акт Магнитского.

Есть решение Европарламента, рекомендующее всем 27 странам, входящим в Европейский Союз, принять аналогичные документы. Как только одна страна ЕС принимает эту норму, она становится нормой Европейского Союза.

Лев Шлосберг («ЯБЛОКО») призвал коллег «кто может проголосовать против – проголосовать против, заявить свою гражданскую позицию, к тем, кто не может проголосовать против, – воздержаться от участия в подлости, потому что участие в подлости является пожизненным». Фото: Александр Сидоренко

Сейчас общество прочитало этот новый российский закон. В нем не указаны люди, например, производившие независимое расследование, и если представить себе, что они не правы, а виноваты, и виноват сам Магнитский, против которого уже после его убийства было возбуждено уголовное дело, то там должны быть их имена, но их там нет, а есть норма о том, что граждане США и всех других государств, которые поддержат Акт Магнитского или примут аналогичные акты, не имеют право выступать усыновителями российских детей.

Вот что главное. Это – не действие против потенциально виновных лиц, это действие против абсолютно беззащитных детей. Это закон людоедский, живодерский, бессовестный и подлый. Псковскому областному Собранию депутатов предложено присоединиться к этой подлости. И персонально каждому депутату подписаться под этой подлостью.

Уважаемые коллеги, я хочу обратиться к каждому из вас, хорошо зная, как голосовала Государственная Дума. Люди, которые поддержали этот законопроект в Госдуме, люди, которые завтра будут поддерживать этот законопроект в Совете Федерации, это люди, которые не смогли осознать меру своей пожизненной ответственности за такого рода решения.

Каждый, кто проголосовал за этот закон, становится виновным в потенциальной смерти ребенка, которого не смогла вылечить российская система.

Я хочу напомнить вам нормы Конвенции о правах ребенка, и соглашения между Россией и США, которое 12 июля 2011 года утвердил Путин, что только после того, как российские усыновители отказались от ребенка, он может быть передан на международное усыновление.

В 2011 г. российскими гражданами было усыновлено 7416 детей, иностранными — 3400. При этом у нас в стране погибло в приемных семьях 1220 усыновленных российскими гражданами детей за 15 лет, а в «проклятых США» — 19.

И за четыре года в российские детские дома было возвращено 50 тысяч детей по инициативе российских приемных родителей, потому что они не справились с ними ни материально, ни методически, а из иностранных семей возвращается в год только один ребёнок.

Нам с вами, уважаемые коллеги, должно быть абсолютно всё равно, где несчастный больной ребенок обрел свое счастье. Если наше государство сегодня, к сожалению, не смогло обеспечить каждому ребенку семью, пусть это сделает хоть кто-то.

Соглашение, подписанное в 2011 году между Россией и США и которое отменяется этим законом, гарантирует права примерно 50 тысяч российских детей, уже усыновленных в США и которым еще нет 18 лет. Его отмена лишает этих граждан защиты Российской Федерации, в том числе консульской поддержки.

Я хочу обратиться ко всем коллегам: к тем, кто может проголосовать против – проголосовать против, заявить свою гражданскую позицию, к тем, кто не может проголосовать против, – воздержаться от участия в подлости, потому что участие в подлости является пожизненным и это будет невозможно исправить никогда и никому».

«Игорь Николаевич, мне ничего не кажется, я абсолютно здоров!»

Игорь Савицкий поднял руку и сказал, что хотел спросить у Виктора Антонова, но не успел, не кажется ли ему, что вопрос об этом законе – это «вопрос не политический, а моральный». Антонов раздраженно ответил: «Игорь Николаевич, мне ничего не кажется, я абсолютно здоров!».

Василий Салопов, оговорившись, что крайне отрицательно относится к тому, что США вмешиваются во внутренние дела других стран и полностью поддерживает ответы по принципу «глаз – за глаз, и хвост – за хвост», «но в данном случае допущен очень серьёзный перегиб и выбрано неправильное направление для ответа».

Вспомнив недавний дикий случай, когда из-за матери, «находившейся в пьяном угаре», замерзли трое малолетних детей, и маленькому мальчику врачи «ампутировали всё, что ниже пояса», г-н Салопов отметил, что даже это – не повод «запрещать сельским жителям рожать детей после этого», «нельзя лишать других детей из-за этого права на достойную жизнь».

«Каждый случай гибели ребенка – это трагедия, но надо помнить, что каждый год 60 тысяч детей остаются без попечения родителей, и только 10 тысяч из них усыновляются, а остальные остаются на попечении государства.

И государство не может большинству из этих детей, которые страдают неизлечимыми болезнями, помочь, им помогают иностранные усыновители, которые могут создать условия для проживания этому несчастному ребенку. За нашим голосованием стоят человеческие жизни», – отметил г-н Салопов и добавил: «Думаю, будет правильным, если мы обратимся к президенту Российской Федерации с просьбой не подписывать этот закон и таким образом прекратить его действие. Нам нужно просто пожалеть наших детей».

Почувствовав, что нити обсуждения перехвачены оппозицией, Александр Котов взял слово и сказал, что «не надо оперировать такими жесткими категориями», «вопрос сугубо политический», как и тот «вопрос, который рассматривал Конгресс США по Акту Магнитского, и это со стороны США грубое вмешательство в дела Российской Федерации», и повторил, что рассматриваемый законопроект – «тоже сугубо политический акт, который направлен против неадекватных действий США»

И тут же неожиданно сместил акценты, сказав, что «Лев Маркович прав, когда говорит о Конвенции о правах ребенка и преимуществах норм международного права над российским, именно эти вопросы обсуждались вчера в комитетах Совета Федерации, где есть специалисты, которые на это указывают», и, кроме того, «при принятии закона возможны поправки», да и действовать этот закон начнет «только тогда, когда в официальном порядке по установленной процедуре прекратит действие международное соглашение», поэтому «уж в течение следующего 2013 года абсолютно ничего не произойдет», а после принятия закона у «депутатов Государственной Думы, членов Совета Федерации, правительства появится возможность обсудить сложившуюся ситуацию со своими коллегами из США».

И уж совсем по-простому сказал: «Я очень надеюсь, что эта ситуация разрешится».

Александр Котов словно успокаивал коллег: голосуйте, это не страшно, это можно, ничего плохого никому не будет, только голосуйте: «Я не стал бы драматизировать и считать, что этот законопроект направлен против наших детей. Но это шаг, который заставит нас, правительство Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, в том числе нас с вами, обратить внимание на положение детей-сирот, детей, оставшихся без родителей».

Другого мотива для того, чтобы «обратить внимание на положение детей-сирот», очевидно, председатель областного Собрания не усматривал.

Перед голосованием Лев Шлосберг напомнил коллегам, что Совет Федерации не имеет права вносить поправки в принятые Государственной Думой законы, и данный закон в соответствии с его текстом должен вступить в силу с 1 января 2013 года. В проекте же постановления областного Собрания написано просто: «Поддержать». Г-н Шлосберг сказал, что «лучшее, что может сделать Псковское областное Собрание в регионе, где есть дома ребенка, детские дома, школы-интернаты – это не иметь никакого отношения к такого рода законам».

Он также поддержал предложение Василия Салопова о принятии обращения к Путину с предложением «не подписывать этот закон», и отметил, что «тогда наша совесть будет чиста».

Голосование шло в полной тишине.

Когда на мониторе высветилось, что проголосовали только 27 депутатов из 38 находившихся в зале, Александр Котов тревожно спросил: «Уважаемые коллеги, все проголосовали?», но ответом была тишина.

Через несколько секунд стало ясно, что Псковское областное Собрание депутатов не поддержало проект федерального закона № 186614-6 «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушению прав граждан Российской Федерации».

Для принятия решения было необходимо 23 голоса.

За высказался 21 депутат (18 членов фракции «Единой России»: Виктор Антонов, Елена Бибикова, Ирина Богачёва, Александр Братчиков, Александр Василевский, Валерий Василевский, Александр Гизбрехт, Андрей Козлов, Александр Козловский, Александр Котов, Александр Лебедев, Аркадий Васильев, Михаил Мурашкин, Олег Савельев, Юрий Сорокин, Алексей Севастьянов, Алексей Фёдоров, Владимир Яников и 3 члена фракции «Справедливой России»: Олег Брячак, Лилия Никифорова, Наталья Тудакова).

Против проголосовали: Дмитрий Михайлов, Александр Рогов, Игорь Савицкий, Алексей Фёдоров (КПРФ), Василий Салопов (ЛДПР), Лев Шлосберг («ЯБЛОКО»).

Не голосовали: Ян Лузин, Жанна Малышева, Ульяна Михайлова, Борис Полозов, Анатолий Тиханов, Алексей Васильев, Вера Печникова («Единая Россия»), Антон Минаков, Сергей Макарченко (ЛДПР), Анатолий Копосов, Аркадий Мурылёв (КПРФ).

Отсутствовали на сессии: Геннадий Бубнов, Иван Штылин и Мария Мышинская (КПРФ), Борис Каракаев и Валентин Каленский («Единая Россия»), Николай Егоров («Справедливая Россия»).

Предложение Василия Салопова об обращении к президенту Путину о неподписании закона нашло поддержку 14 депутатов. И столько же (14) проголосовали против.

«Вот у нас постоянно возникают с техникой проблемы какие-то»

За всё время обсуждения Андрей Турчак не сказал ни слова.

В перерыве членов фракции «Единой России» срочно собрали в малом зале областного Собрания. Собрание проводил Андрей Турчак лично.

Что именно он сказал депутатам – пока неизвестно: грозил ли, пытал ли, ублажал, детали наверняка станут известны позже, а вечером вторника депутаты фракции «ЕР» были во вторник недоступны для комментариев, но начало третьей части работы сессии было следующим.

«Уважаемые депутаты, продолжаем работу, – сказал Александр Котов. – Пожалуйста, Ян Вячеславович, что вы хотели?»

Слово взял Ян Лузин. Немного дрожащим голосом он произнёс: «Можно обратиться? Вот у нас постоянно возникают с техникой проблемы какие-то, просто я не стал выступать, поскольку думал, что я один, но здесь в перерыве ко мне ряд депутатов подошли из нашей фракции и тоже сказали, что не сработала техника на голосовании по пятому вопросу дополнительной повестки дня. Я всё-таки хотел попросить вас еще раз вернуться к этому вопросу и еще раз поставить его на голосование, потому что, в частности, мой голос системой не был замечен и ряд голосов еще наших коллег».

«Я должен поставить на голосование этот вопрос», – немедленно произнес Александр Котов.

Всё стало ясно.

Лев Шлосберг попросил у Александра Котова слово по мотивам голосования: «Уважаемые коллеги, все понимают, о чем идет речь. Я очень прошу вас остановиться. Не надо возвращаться к этому вопросу. Все понимают, что происходит. Всё, достаточно. Я прошу не вносить вопрос о возврате к голосованию и не голосовать повторно за законопроект. Это сделает положение некоторых наших коллег абсолютно… тяжелым», - сказал он.

Выслушав и не ответив, Александр Котов произнес: «Я вношу на голосование вопрос о возвращении к голосованию…»

Ян Лузин («Единая Россия») после перерыва в работе сессии сообщил, что просит «ещё раз вернуться к вопросу [о проекте федерального закона] и еще раз поставить его на голосование, потому что, в частности, мой голос системой не был замечен и ряд голосов еще наших коллег». Фото: Александр Сидоренко

В зале не было членов фракции ЛДПР (они не стали возвращаться после перерыва), уехал единоросс Анатолий Тиханов.

К 21 депутату, проголосовавшим поддержку законопроекта в первом акте, добавились Ян Лузин, Ульяна Михайлова, Жанна Малышева, Борис Полозов и Алексей Васильев.

Директор Печорской школы-интерната для детей-сирот Вера Печникова снова не участвовала в голосовании.

Фракция КПРФ демонстративно не стала участвовать в голосовании.

Против проголосовал один депутат – Лев Шлосберг.

Набралось 26 голосов «за». Псковское областное Собрание депутатов поддержало проект федерального закона № 186614-6 «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушению прав граждан Российской Федерации».

Дважды чёртова дюжина голосов.

Тринадцатая сессия.

Ну вот и не верь после этого в числа.

Только-только показалось, что есть еще жизнь в этих стенах – и вот оно, парламентское кладбище.

Сыро и холодно, как на официальных поминках.

Что-то там голосовали про публичные мероприятия (ни одна из трех поправок оппозиции не прошла, хотя УВД было согласно и большинство рабочей группы поддержало поправки), попытались принять законы об усилении статуса и ресурсов уполномоченных по правам человека и по правам ребенка (все провалены большинством).

Практически не было докладов, вопросов, дискуссий.

Депутаты молча и быстро голосовали, смотря в столы перед собой.

Так же молча и быстро разошлись.

В парламентской жизни Псковской области наступил 2013 год.

Константин МИНАЕВ

 

1 См.: Л. Шлосберг. Сукины дети // «ПГ», 49 (621) от 19-25 декабря 2012 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  20511
Оценок:  285
Средний балл:  9.9