Статья опубликована в №46 (618) от 28 ноября-04 ноября 2012
Общество

Мусорное дерево

Мусор как художественное явление вышел за пределы литературы и искусства и стал неотъемлемой часть российской власти
 Лев ШЛОСБЕРГ 28 ноября 2012, 14:20

Самое интересное в книгах, написанных государственными деятелями, не сами книги, а отзывы о них. Отзывы страстные, если не сказать – подобострастные. Художественное творчество министра культуры РФ Владимира Мединского – не исключение.

В 2012 году в издательстве «Олма» Владимир Мединский выпустил свой первый исторический роман – «Стена».

Предваряется роман словами писателя Виктора Ерофеева. Без всякого стеснения Ерофеев пишет: «Знаток русской истории, автор взял на себя обязательство сделать каждую подробность убедительно достоверной. Детали одежды, еды, обрядов, мельчайшие подробности военной жизни – все радует пытливого читателя, который любит почувствовать своим носом историческую пыль повествования».

О том, какой Мединский «знаток истории», за последнее время написано немало.

Министр культуры РФ Владимир Мединский. Фото: kommersant.ru

Историки настаивают на том, что новый министр культуры подменяет историю китчем, создает «розовые мифы», причем «сознательное примитивное враньё соседствует с ляпами, проистекающими из-за разгильдяйства, суетливые попытки исправить самые дурацкие ошибки первых изданий порождают новые, а соседние абзацы прямо противоречат друг другу». [ 1]

Обвиняли Мединского и в плагиате. Опубликованы сравнительные таблицы, которые ставят под сомнение подлинность докторской диссертации Владимира Мединского. [ 2]

Но обвинения в плагиате в России – это вообще не серьезно. О таких пустяках забывают на следующий день.

В конце концов, на плагиате в России ловили даже президентов – Владимира Путина и Рамзана Кадырова (оба – кандидаты экономических наук). Ловили, но не поймали. [ 3]

«Мешало охватившее его непреодолимое вожделение»

Доктор Мединский не стал зацикливаться на нон-фикшн и смело взялся за художественную прозу, сделав акцент на православие, авантюрность и патриотизм.

«Стену» Мединского, посвященную Смутному времени, похвалили почти все – от Виктора Ерофеева до газеты «Завтра». Книга в России стала лидером продаж. Всерьез заговорили об экранизации.

Мединского сравнивают с Александром Дюма-отцом, Умберто Эко и Дэном Брауном.

С этим трудно согласиться. Когда Виктор Ерофеев пишет, что «от книги не оторваться», то невольно обращаешь внимание на благодарственные слова на первой странице «Стены», написанные рукой Владимира Мединского.

Г-н Мединский «выражает признательность В. Ерофееву за помощь, консультации и ценные советы».

То есть Ерофеев хвалит Мединского, а Мединский – Ерофеева. Обычное по нынешним временам дело.

«Стена» Мединского показала и без того очевидное: министр культуры – типичный постмодернист. Причем лучше всего здесь подходит определение того самого Умберто Эко, на которого Мединский то ли похож, то ли не похож.

Итальянский историк, колумнист и беллетрист написал: «Постмодернизм — это ответ модернизму: раз уж прошлое невозможно уничтожить, ибо его уничтожение ведет к немоте, его нужно переосмыслить, иронично, без наивности». [ 4]

Мединский, похоже, тоже понимает, что прошлое не уничтожить, и поэтому начинает с ним играть. Иронично, однако вопреки рецепту Эко – наивно.

Эти игры имеют свои названия: «Пером и шпагой», «Красное и черное», «Щит и меч», «В круге первом», «Гордость и предубеждение», «Король и шут», «Иди и смотри», «Живые и мёртвые»…

Так называются части книги «Стена».

Мединский обращается сразу ко всем, кто имеет глаза и уши. Кто-то из потенциальных читателей опознает панк-группу «Король и шут», кто-то – фильм Элема Климова, кто-то – романы Валентина Пикуля или Александра Солженицына… Вот только опознать там историю России довольно сложно.

Рецензент газеты «Завтра» Георгий Судовцев пишет, что в «Стене» «прекрасный литературный язык, слегка стилизованный “под старину”».

Возможно, за образец рецензент берет книги главного редактора газеты «Завтра» Александра Проханова. В таком случае, конечно, язык Мединского столь же литературен и столь же прекрасен, как язык Проханова.

Чтобы придать языку хоть какую-то историчность, автор «Стены» вставил в свою книгу словечки типа «имати», «пошто», «ежели», «супостаты», а заодно и всяческие «Андреюшко» и почему-то «Сашуля».

Вот и вся «историческая достоверность».

Обложка книги Владимира Мединского «Стена».

Очевидно, что Мединский играет в слова и понятия и всё время держит в голове сегодняшний день.

Тот, кому лень читать шестисотстраничный роман, вполне может ограничиться несколькими строками, в которых изложено почти всё, что хотел сказать нынешний министр культуры.

«Вновь вся толпа загудела, и отец Савватий снова жестом попросил свой вновь обретенный боевой отряд умолкнуть, – написано в «Стене». – Русскими тогда будем, ежели ради Руси Православной живота не пожалеем! – крикнул он неожиданно молодым, сильным голосом. – Чтобы сраму не имати, надобно сейчас всем воедино собираться и врагам отпор дать! Чтоб не было им покоя ни на единой пяди русской земли, чтоб они спать ложились и от сна пробуждались в страхе. Чтоб дрожали, когда в лесу ветка хрустнет или на дороге пыль покажется. Везде супостатов преследовать будем. На дороге – так на дороге. А ежели в сральне поймаем, так и в сральне загубим, в конце концов».

В этих словах есть и православие, и патриотизм, и авантюризм, и путинизм.

Для полноты ощущений православный патриот единороссовской закваски то и дело добавляет описания развлечений, которым предаются герои.

Книга щедро насыщена «порывами вожделения», «всякими там шлепочками, чмоками, охами, ахами», «развлечениями с одной пухлой кралечкой…»

В этих «эротических» местах министр культуры окончательно впадает в банальность, и без того «деревянный» его язык становится совсем «картонным».

«Какая-то властная сила поднималась из глубины его естества и овладевала плотью», – пишет министр культуры РФ.

Владимир Мединский уверяет, что перед сдачей в печать книгу рецензировали, в том числе, представители православной церкви – руководитель издательства Московской Патриархии протоиерей Владимир Силовьев и протодиакон Андрей Кураев, которые «просто красным фломастером прошлись по тексту, поправляя всё, даже мелкие детали, начиная от того, как заплетали косы замужняя и незамужняя женщина и так далее».

В результате всех этих редактирований с «красным фломастером» на прилавках появилась православно-патриотическая книга, написанная таким вот языком: «Варвара вырвалась из его объятий, встала, неспешно отступила, качнув бедрами. Застыла, заслонив свечу, так, чтобы свет обрисовывал ее фигуру. И вдруг одним движением, как умеют далеко не многие женщины, сорвала через голову сарафан вместе с рубахой. Совершенное нагое тело возникло среди темноты, как наваждение. Андрей видел это не впервые, но все равно вздрогнул, напрягся, подавляя невольный порыв, и осел обратно на лавку… «Так, ведьмочка ты моя ненаглядная!» — Андрей рассмеялся, но смех его прозвучал сипло — мешало охватившее его непреодолимое вожделение».

Не знаю уж, что здесь редактировали протоиерей и протодиакон, но не верить Владимиру Мединскому оснований нет. Раз он говорит «прошлись по тексту с красным фломастером», значит – прошлись. Возможно, они подчеркивали наиболее понравившиеся места.

Впрочем, «Стене» это не сильно помогло. Правда, мы ведь не читали первоначального варианта.

Для того чтобы хоть как-то оживить банальнейшее повествование, Мединский вставляет туда цитаты из культовых фильмов – «Белого солнца пустыни», «Чапаева»…

Доктор Мединский неплохо проявил себя как мастер, работающий в стиле трэш. [ 5] На это вообще можно было не обращать внимания, если бы по той же схеме не работали и многие органы государственной власти Российской Федерации.

«Молва ходила по нему»

Постмодернистский трэш, то есть мусор как художественное явление, давно вышел за пределы литературы и искусства, и внедрился, прямо-таки впился в жизнь, сделавшись ее частью. И получилось то самое, о чем говорит герой доктора Мединского отец Савватий: «Ежели в сральне поймаем, так и в сральне загубим, в конце концов».

Ловят и губят, ловят и губят, стараясь изгадить всё, что попадается под руку.

В стиле трэш в Государственной Думе пишутся законопроекты. В стиле трэш сочиняются обвинения Следственного комитета и вершатся приговоры судов. В этом стиле создаются на федеральных телеканалах сотни передач.

Школьные учебники, кандидатские диссертации, пафосные кинопремьеры и так называемые саммиты, выступления церковных иерархов, твиттер-откровения Дмитрия Медведева, речи «патриотов» от «Изборского клуба» и прочих клубов…

Когда «национальный лидер» таскает из моря музейные амфоры или рассуждает о том, что одна из участниц Pussy Riot якобы «два года назад подвесила чучело еврея и сказала, что от них надо избавить Москву», [ 6] то что это такое, если не трэш?

Когда автор «Стены» доктор Мединский в качестве министра культуры в сентябре 2012 года оказался в стенах Изборской крепости на праздновании 1150-летия Российской государственности, то пришелся там совершенно к месту, идеально вписавшись в раскуроченный пейзаж. Это был трэш в чистом виде. [ 7]

Марина Чубкина – в недавнем прошлом – действительный государственный советник Российской Федерации 3 класса в министерстве обороны РФ, советник президента ОАО «РЖД» Владимира Якунина.

Доктор Мединский – самый подходящий для нынешней постмодернистской эпохи министр культуры. Его обвиняют в том, что в его трудах «примитивное враньё соседствует с ляпами». Но то же самое можно сказать и другими словами.

Это не враньё и не ляпы, а постмодернистские ходы. Такие же, как использование свечек в храме, ритуальные хождения вокруг Священного холма под Изборском и ритуальные же разоблачения коррупционеров и «иностранных агентов».

Мы наблюдаем игры «патриотов», по правилам которых все жители страны разделены на две неравные группы – «патриотов» и «идиотов».

Еще один правительственный мастер трэша – бывший завсекцией мебельного магазина Анатолий Сердюков, президентской прихотью сделавшийся министром обороны. [ 8]

К сожалению, мы пока не успели насладиться военными мемуарами Анатолия Сердюкова, но зато должны быть благодарны тому же издательству «Олма», которое выпустило книгу под броским заголовком «Follow your heart» Марины Чубкиной – действительного государственного советника Российской Федерации 3 класса. [ 9]

Г-жа Чубкина – одна из ближайших соратниц Анатолия Сердюкова. До недавнего времени она была начальником аппарата директора Спецстроя России, а ее статус действительного государственного советника Российской Федерации 3 класса соответствовал воинскому званию «генерал-майор» или «контр-адмирал».

После снятия Сердюкова Марина Чубкина стала самым удобным объектом для насмешек.

Ее литературное творчество идеально предназначено для цитирования. Именно она, Чубкина, а не Сердюков и не Мединский, на сегодняшний день олицетворяет российскую власть во всей ее наивной бесстыдности.

Творчество Марины Чубкиной – поток случайных слов, расставленных в случайном порядке, – словно компьютерная программа по написанию стихов дала сбой. В стихотворении о Фёдоре Достоевском действительный государственный советник г-жа Чубкина пишет:

«Душой владел он тайной бытья и человеческих побед.
Пророком быв, оставив славу, он человеку завещал,
Нести свой крест, познав страданья, огонь в очах зажечь и ждать.
Он стал для многих сам учитель, молва ходила по нему.
Искал Христа, искал спасенья и верил в счастья красоту».

Здесь замечательно всё: и «пророком быв», и «тайна бытья»… Фразой «молва ходила по нему» невозможно не восхититься. Это трэш в чистом виде.

«Генерал-майор» Чубкина в последние дни стала героиней СМИ, которые запоздало стали высмеивать ее творчество.

«Сквозь ошалевший сон я не сомкнула очи, мостов и фонарей, безмолвных до утра.

Я шлейф твоих духов от бьющий в камень россыпь переплету в душе фонтановых затей».

Это уровень среднестатистического российского автора, падкого на литературные премии районного и областного масштаба. В Пскове в читальных залах библиотек такие сочинители попадаются через одного.

Подобные косноязычные литераторы, пробившись «сквозь ошалевший сон», обожают рекламировать себя, заручившись поддержкой какой-нибудь начальственной особы.

Эти люди достойны жалости.

Другое дело – титулованные рецензенты и литературные генералы, которые кормятся за счет жаждущих славы бесчисленных графоманов.

«В тех своевольных жилах бредит на мгновенье пытливый едкий ум, желтополосный вал.

В дали, в тумане, в дождь, как горы над пучиной, возвышены дома и сотни тысяч глаз

Погребены тобой… – ты прикрываешь лапой изысканных манер твой благородный нрав».

Это еще один отрывок из произведения Марины Чубкиной. Он был бы малоинтересен, если бы не печатный отзыв Николая Переяслова – секретаря правления Союза писателей России, члена Международной ассоциации писателей и публицистов, действительного члена Петровской академии наук и искусств. [ 10]

Отозвался г-н Переяслов не где-нибудь, а в литературном приложении к «Независимой газете».

Секретарь правления Союза писателей России, изображая восхищение, обращает внимание на «ассонансные бусинки-рифмы» и на «необычайную легкость, воздушность миниатюр, которые, словно золотящиеся в солнечных лучах облака, парят над перегруженной всяческими проблемами и трагедиями прозой жизни».

Если рецензенты Владимира Мединского сравнивали нынешнего министра культуры с Дюма и Эко, то г-н Переяслов, ознакомившись с книгой Чубкиной «Follow your heart», вспомнил о ее предшественниках, к которым причислил «Мериме, Бодлера, Тургенева, Малларме, Рембо, Лотреамона, Анненского». А чуть позднее, спохватившись, добавил к столь внушительному списку еще и Виктора Цоя. Добил.

И это позволяет сказать, что к трэшу относятся не только произведения Марины Чубкиной, но и рецензия самого Николая Переяслова.

В начале рецензии поэт носит фамилию «Чубкина», а к концу она превращается в Чубкову. Но г-н Переяслов и редакторы «Независимой газеты» этого не замечают и смело печатают: «Марина Чубкова уверена, что, несмотря на весь трагизм нашего времени, мир еще окончательно не очерствел, не превратился в бездушного монстра и способен ответить любовью всякому, кто идет к нему с открытым сердцем».

С этим утверждением секретаря Союза писателей России хочется безоговорочно согласиться.

Если бы мир очерствел окончательно, то тогда бы не назначили Марину Чубкину-Чубкову после коррупционного скандала в министерстве обороны в советники президента ОАО «РЖД» Владимира Якунина. В РЖД православных патриотов еще больше, чем в министерстве обороны.

Надо полагать, в ближайшее время читатели железнодорожной прессы прочтут новые произведения экс-начальника аппарата директора Спецстроя России, полные «ассонансных бусинок-рифм». Сколько шпал на железной дороге, столько и рифм.

Незадолго до своей смерти Сергей Михалков успел наградить Марину Чубкину грамотой «За вклад в русскую литературу».

Пожалуй, одной грамотой здесь не обойтись. Ее вклад явно тянет на нечто большее.

* * *

Еще один небезызвестный политик и литератор в одном лице – генеральный секретарь ЦК КПСС Юрий Андропов – когда-то написал:

Сбрехнул какой-то лиходей,
Как будто портит власть людей.

И он же уточнил:

О том все умники твердят
С тех пор уж много лет подряд,
Не замечая (вот напасть!),
Что чаще люди портят власть.

Владимир Мединский и Марина Чубкина – относительно новые лица в российской власти. Многое было испорчено еще до них, но новички не растерялись и уже успели сказать своё веское слово.

И вот уже, выражаясь языком новоявленного советника президента ОАО «РЖД», «молва ходит по ним».

Они проснулись богатыми и знаменитыми, сделав выгодный вклад в русскую литературу и жизнь.

Алексей СЕМЁНОВ

 

1 См.: С. Кремлёв, Ю. Нерсесов, А. Буровский, В. Долгов, А. Раев. Анти-Мединский. Опровержение. Как партия власти «правит» историю. Антология. — Яуза-Пресс, 2012.

2 См.: О плагиате в докторской диссертации В. Р. Мединского. Таблица. // «Актуальная история». http://actualhistory.ru/medinskyi_plagiat

3 См.: А. Семёнов. Честность, или Прямая дорога// «ПГ», № 14 (586) от 11-17 апреля 2012 г.

4 Эко У. Заметки на полях «Имени розы» // Имя розы. – М: Книжная палата, 1989 г.

5 (англ. trash — отбросы, макулатура) – искусство-мусор, приемлемая и одобряемая безвкусица, получившая второе дыхание. Для трэша характерны графомания, гигантомания и непропорциональность.

6 См.: А.Семёнов. Напрасные слова// «ПГ», № 45 (617) от 21-27 ноября 2012 г.

7 См.: А Семёнов. Обитель добра: возмездие// «ПГ», № 35 (607) от 12-18 сентября 2012 г.

8 См.: А. Семёнов. Между двумя драконами// «ПГ», № 44 (616) от 14-20 ноября 2012 г.

9 Марина Чубкина. Follow your heart. – М: ОЛМА Медиа Групп, 2012. – 352 с. См. подробнее: http://exlibris.ng.ru/poetry/2012-08-16/6_dances.html

10 См.: Н. Переяслов. Танцы на звездах Размышления над книгой поэзопрозы Марины Чубкиной Follow your heart // «НГ- exlibris» от 16.08.2012 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3474
Оценок:  31
Средний балл:  8.8