Статья опубликована в №38 (610) от 02 октября-09 октября 2012
Культура

Осенний граммофон

Часть первая. Денис Мацуев: «Псковская публика готова принимать серьезнейшие программы, и не обязательно играть каждый день Второй концерт Рахманинова»
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 02 октября 2012, 00:00

Часть первая. Денис Мацуев: «Псковская публика готова принимать серьезнейшие программы, и не обязательно играть каждый день Второй концерт Рахманинова»

Впервые пианистка Екатерина Мечетина выступала в Пскове почти три года назад – 25 октября 2009 года на фестивале Crescendo. В тот раз она исполнила вместе с Академическим оркестром Московской филармонии под управлением Юрия Симонова Концерт № 1 для фортепиано с оркестром Фредерика Шопена. Перед тем выступлением она рассказала журналистам, что «участвует в Crescendo с самого начала, с 2005 года». Дирижер Юрий Симонов, сидевший рядом в накинутом на плечи пиджаке, сделал вид, что удивился и, посмотрев на Екатерину, спросил: «Такая старая уже?»

«Самый тугой концертный рояль в России»

Екатерина Мечетина, лауреат международных конкурсов.
Молодая пианистка (свою первую крупную премию она получила в 10 лет, став обладательницей Гран-при на конкурсе «Премия Моцарта» в Вероне) действительно становится в Пскове старой знакомой.

Второй раз Екатерина Мечетина выступила в Пскове этой весной с сольным концертом, [ 1 ] вспомнив детство и впервые с 1995 года исполнив «Картинки с выставки» Модеста Мусоргского.

Через день она отправилась в Куньинский район, где в деревне Наумово, в музее-усадьбе Мусоргского, провела мастер-класс.

В тот момент уже было известно, что в следующий раз Екатерина Мечетина выступит в Пскове 20 сентября 2012 года. Ей предстояло сыграть Концерт для фортепиано с оркестром № 2 Петра Чайковского.

Таким образом, надо было решить задачу с тремя известными величинами.

В этой формуле есть рояль – в данном случае филармонический «Steinway & Sons», есть исполнитель (лауреат международных конкурсов Екатерина Мечетина) и есть симфонический оркестр Псковской областной филармонии. Насколько они подходят друг другу? Будет ли это сложение, вычитание, деление или умножение?

Как ни странно, но слабым звеном неожиданно оказался «Steinway & Sons». Еще полгода назад Екатерина Мечетина после сольного концерта удивленно произнесла: «Ваш новый рояль – не обыгранный. Он пока очень тугой. Судя по колкам, его только два-три раза настраивали».

Борис Бровцын, лауреат международных конкурсов. Фото: Пресс-центр администрации Псковской области
Прошло полгода, и после очередного псковского концерта Екатериной Мечетиной была произнесена историческая фраза о том, что в Пскове – «самый тугой концертный рояль в России».

То есть рояль не столько слабое, сколько самое сильное, точнее говоря – самое тугое звено.

Когда через десять дней на фестиваль Crescendo приехал его арт-директор Денис Мацуев, я привел ему слова Екатерины Мечетиной о «самом тугом концертном рояле в России».

«А может быть даже и в мире», – ответил Денис Мацуев и громко расхохотался. – «Вы это тоже почувствовали?» – «К роялю надо иметь подход, укротить его… И не только в Пскове, но и вообще, когда ты выходишь на сцену. От этого зависит весь успех концерта. Не важно – какая у рояля механика – тяжелая или легкая. Мы – исполнители, и за кратчайший период времени надо найти подход.

Каждый концерт – это борьба. Борьба и поиск контакта с инструментом. Надо сделать так, чтобы он был твоим – во всех отношениях. Но это уже наша задача». – «Имеется ли шанс что-то улучшить или наш рояль всегда будет таким?». – «Ничего со «Steinway» не нужно делать. Он сам знает – как себя вести, и я надеюсь, что этот рояль послужит еще долгие-долгие-долгие годы. По-хорошему, «Steinway» может служить до 30 лет.

При хорошем уходе – а сюда приезжает специальный настройщик от «Steinway» Владимир Иванович Спесивцев, который очень часто ездит на мои гастроли и фестивали – всё будет нормально. Владимир Иванович говорит, что рояль – в полном порядке. Ничего не надо с ним делать – ни облегчать, ни утяжелять. Повторяю, это проблема исполнителей».

Однако вряд ли слушатели заметили, что псковский рояль – самый тугой. Екатерина Мечетина проявила свойственную ей естественность и пианистической выразительности не утратила. Со стороны всё выглядело легко и свободно. Тем более что это еще и танцевальная музыка. Во всяком случае, балетмейстер Джордж Баланчин ее такой услышал и в 1941 году на ее основе поставил балет Ballet Imperial.

В Пскове вместе с филармоническим оркестром под управлением Геннадия Чернова Екатерина Мечетина исполнила Концерт № 2 во второй редакции (редакции пианиста Александра Зилоти).

Самого Чайковского та редакция вроде бы устроила не полностью, в отличие от псковской публики.

Лучшего открытия филармонического сезона трудно было представить.

Юлия Дейнека, концертмейстер альтов в Берлинской государственной опере, профессор Академии музыки в Севилье.
В перерыве рояль укатили, и псковский оркестр остался со слушателями один на один и перенесся в раннесоветское время. Прозвучала Симфония № 1 Дмитрия Шостаковича.

Композитор завершил её в возрасте 19 лет. Симфония стала дипломной работой Шостаковича. Такой диплом в подземном переходе не купишь, а вот сыграть ее в подземном переходе при очень большом желании можно. Но и в зале филармонии Симфония № 1 нашла своих благодарных слушателей.

Симфонический оркестр Псковской областной филармонии находится сейчас в хорошей форме. В этом году он впервые принимает участие в фестивале Crescendo, причем в джазовый день 4 октября – вместе с братьями Ивановыми, Джилом Вэдди, Николаем Винцкевичем и многими другими.

На бис псковский оркестр сыграл зажигательную пьесу из балета «Болт» того же Дмитрия Шостаковича.

Сегодня либретто этого пролетарского балета, написанного в 1931 году, особо чувствительные верующие сочли бы оскорбительным (к примеру, в либретто «Болт» Виктора Смирнова есть строки: «Из церкви выходит поп. Он благословляет пьяную ватагу на черное дело»). Но если не читать слов, а только слушать музыку, то черное не станет белым, а белое – черным.

«Мы стали сыгранной группой»

Сергей Крылов, победитель конкурсов им.А.Страдивари и Ф.Крейслера.
Не обошлось без Шостаковича и в Международный день музыки – 1 октября, когда в филармонии открылся VIII музыкальный фестиваль Crescendo. [ 2 ]

На сцену поднялись председатель государственного комитета по культуре Псковской области Александр Голышев и арт-директор фестиваля Crescendo Денис Мацуев.

Александр Голышев напомнил, что в июле Денис Мацуев был назначен председателем Общественного совета Министерства культуры РФ.

«Денис, я чуть не сказал, что министерство культуры в наших руках», – произнес Александр Голышев.

Денис Мацуев спорить с председателем областного комитета не стал, назвал присутствующего в зале псковского губернатора Андрея Турчака своим другом и еще раз напомнил о том, что идея фестиваля родилась на псковской земле во время празднования 1100-летия со дня упоминания Пскова в летописи.

На этот раз в Псков Денис Мацуев прилетел из Амстердама, а следующие города, которые его ждали, – Женева и потом сразу Нью-Йорк. Но прежде ему предстояло два вечера подряд сыграть на псковской сцене произведения Сергея Рахманинова, Дмитрия Шостаковича и Белы Бартока.

В качестве ведущего вместо привычного (и объявленного в афишах) Святослава Бэлзы на сцену вышел Пётр Татарицкий, известный по многолетней работе в театре «У Никитских ворот». Святослав Бэлза приехал в Псков только на следующий день.

Для открытия фестиваля нового поколения русской исполнительской школы Crescendo было выбрано траурно-возвышенное «Элегическое трио» № 1 Сергея Рахманинова. Трио составили хорошо известные в Пскове по выступлениям в прошлые годы Борис Бровцын (скрипка), Александр Бузлов (виолончель) и Денис Мацуев (фортепиано).

Рахманинов был двоюродным братом и учеником того самого Александра Зилоти, в чьей редакции прозвучал на открытии филармонического сезона Концерт № 2 Чайковского.

Денис Мацуев, арт-директор фестиваля Crescendo. Фото: Пресс-центр администрации Псковской области
Альтистка Юлия Дейнека охарактеризовала выступление в первый день фестиваля Crescendo как спартанское. В том смысле, что обошлось почти без репетиций.

Это стало возможно по одной причине. С той же самой программой в том же составе музыканты выступали уже в четвертый раз. Впервые это произошло в прошлом августе во Франции, на фестивале Дениса Мацуева в альпийском Анси.

«Мы стали сыгранной группой», – пояснил виолончелист Александр Бузлов. – Программа, на мой взгляд, очень интересная. В первом отделении звучали наверняка известные публике два Трио, а во втором – менее известный квинтет юного Бартока».

«Мне кажется, что он вообще нигде не исполняется», – уточнил Сергей Крылов, о котором в свое время Мстислав Ростропович сказал, что он входит в пятерку лучших скрипачей мира.

Юлия Дейнека добавила: «Мы даже ноты с трудом достали».

Хорошо, что достали. И труднодоступного Бартока, и вполне привычных Рахманинова и Шостаковича.

В первом отделении, кроме «Элегического трио» Рахманинова, прозвучало Трио № 2 Дмитрия Шостаковича. В этом трио Бориса Бровцына сменил Сергей Крылов.

За полтора часа до следующего концерта Денис Мацуев рассказал в гримерке о впечатлениях первого дня фестиваля Crescendo.

«На следующее утро обычно после концерта возникает некое музыкальное послевкусие. Я сегодня выспался – впервые месяца за два! – с удовольствием произнес Денис Мацуев. – Мне в Пскове всегда удается выспаться. Когда я сегодня проснулся, во мне играла вчерашняя музыка, которую мы исполняли с нашими блистательными музыкантами. Это счастье – играть с такими ребятами такую интереснейшую и нелегкую программу! Нелегкую и для слушателей, и для исполнителей. Мы ее исполняем не в первый раз, и каждый раз – по-новому. В Пскове она прозвучала впервые.

Для нас выступление перед псковской публикой – очень серьезное испытание. Мы не боялись привезти сюда сложнейший квинтет Бартока, который шел 45 минут. Его практически никто не знает. Мы полтора года назад обнаружили это уникальное произведение и счастливы, что открыли фестиваль вечером именно камерной музыкой. Мы знаем, что был ажиотаж. Это говорит о том, что псковская публика готова принимать такие серьезнейшие программы, и не обязательно играть каждый день Второй концерт Рахманинова».

Возраст композиторов, когда они сочиняли исполненные на псковском этапе Crescendo произведения, был еще меньше, чем возраст музыкантов, представляющих на фестивале новую русскую исполнительскую школу.

Нельзя сказать, что участники Crescendo – юны. Это молодые, но уже сложившиеся мастера. У каждого послужной список значимых выступлений и наград на одной странице не умещается. Почти все они живут за рубежом, но, судя по дружелюбной фестивальной атмосфере, с удовольствием возвращаются в Россию, чтобы выступать вместе.

* * *

Псковский рояль «Steinway & Sons» - инструмент с непростым характером. Фото: Пресс-центр администрации Псковской области
Когда скрипача Бориса Бровцына спросили: был ли у него выбор – становиться музыкантом или нет, он, стараясь выглядеть предельно серьезно, ответил так: «Да, конечно, выбор у меня был. ПТУ, армия, срок…»

У Пскова тоже был выбор – проводить фестиваль Crescendo или не проводить. Проще и дешевле – не проводить, но это как раз тот редкий случай, когда выбор сделан верный.

В этом году псковская часть фестиваля Crescendo была выбрана уже на четвертый срок, и мало кто этим недоволен.

Алексей СЕМЁНОВ

Окончание следует

 

1 См.: А.Семёнов. Олимпийская высота // «ПГ», № 12 (584) от 28 марта - 3 апреля 2012 г.

2 См.: А. Семёнов. Истина в огне. Часть первая // «ПГ», № 37 (559) от 28 сентября – 4 октября 2011 г.; А. Семёнов. Истина в огне. Часть вторая // «ПГ», № 38 (560) от 5-11 октября 2011 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2081
Оценок:  8
Средний балл:  10