Статья опубликована в №38 (610) от 02 октября-09 октября 2012
История

Граф Александр Алексеевич Коновницын: «Я трудящийся»

Американские потомки Героя Отечественной войны 1812 года Петра Петровича Коновницына прислали псковичам привет из Аргентины
 Игорь АНДРУШКЕВИЧ 02 октября 2012, 00:00

Американские потомки Героя Отечественной войны 1812 года Петра Петровича Коновницына прислали псковичам привет из Аргентины

Один из старших русских кадет в Аргентине, кадет Пажеского Е. И. В. Корпуса, граф Александр Алексеевич Коновницын, сто лет тому назад стоял семилетним мальчиком на царской трибуне, почти рядом с Государем Императором Николаем Александровичем, во время торжественного юбилейного парада Русской Императорской Армии на поле Бородина, в день столетия Бородинского боя. Он об этом подробно и неоднократно рассказывал во время кадетских встреч в Буэнос-Айресе.

Граф Александр Алексеевич Коновницын – «пятнадцатилетний доброволец», после Гражданской войны.
Граф Александр Алексеевич Коновницын родился 10 августа 1905 года, в семейном имении его родителей, и скончался 23 марта 1998 года, в Буэнос-Айресском пригороде Оливос, в Аргентине. Он был праправнуком героя Бородинского сражения графа П. П. Коновницына.

В его домике в пригороде Оливос, у входа в гостиную, висела небольшая картина Бородинского сражения, на которой был изображен лежащий на земле, смертельно раненный около полудня, князь П. И. Багратион, рукой указывающий на генерала П. П. Коновницына, в ряду стоящих полукругом военных, чтобы он принял на себя командование боем.

Несмотря на глубокую старость, очевидцы событий начала XIX века помнили драму войны 1812 года и век спустя.
Когда в 1912 году во Всероссийской Империи торжественно отмечалось Столетие Великой Отечественной войны 1812 года, все мужские потомки героев этой войны были приглашены на юбилейный парад в день Бородинского боя, на царскую трибуну, в том числе и граф А. А. Коновницын. Ему тогда было всего лишь семь лет, он уже имел право одевать военную форму Пажеского Е. И. В. корпуса без погон, ибо все потомки героев этой войны имели право на поступление в этот Корпус.

Он был одним из самых маленьких принимающих этот парад, и стоял почти рядом с Царём Мучеником, который ему даже что-то сказал, и при этом погладил по голове. Граф А. А. Коновницын всегда говорил, что это был самый лучший момент в его многолетней жизни, и что ласка Святого Царя его оберегала всю жизнь и всегда ему давала силы правильно жить.

На праздновании 100-летия Отечественной войны 1812 года на Бородинском поле в 1912 году на первых почетных местах сидели очевидцы грандиозных событий. Им всем было более 100 лет.
После парада Царь пригласил всех участников царской трибуны на парадный завтрак в царской палатке на Бородинском поле, в том числе и его. На столе были разложены серебряные приборы с инициалами каждого гостя и с датой этого дня. После парадного завтрака, все его участники, если хотели, могли взять с собой свои приборы, на память.

Когда ему исполнилось десять лет, А. А. Коновницын поступил в Александровский Кадетский корпус в Санкт-Петербурге, где он учился два года, а затем он поступил в Пажеский Его Императорского Величества корпус.

Когда началась гражданская война, пятнадцатилетним подростком, после расстрела большевиками его отца, за то, что он был графом, А. А. Коновницын поступил вольноопределяющимся в ряды Георгиевского пехотного полка Северо-Западной армии генерала Юденича. Служил в команде конных разведчиков. Участвовал в наступлении на Петроград. После разгрома этой армии, ему удалось пробиться в Эстонию1 .

К 100-летию Отечественной войны 1812 года товарищество И. Д. Сытина выпустило в свет специальное издание «Войны и мира» Льва Толстого.
В эмиграции он жил сперва в Югославии, а затем во Франции, где в туристических центрах учил теннисному спорту и играл в балалаечных оркестрах. После Второй Мировой войны переехал с дочерью в Аргентину, где преподавал французский язык, работал декоратором и под именем «А. Ведов» играл в постановках Общества Друзей Русского Театра, в Буэнос-Айресе.

Граф А. А. Коновницын в девяностые годы был старшим членом Кадетского Объединения в Аргентине и Председателем «Комиссии для определения основных предпосылок для наименования Русский Кадетский Корпус», учрежденной в 1995 году, когда ему уже было 90 лет. Кроме графа А. А. Коновницына в этой Комиссии состояли: кадет Донского кадетского корпуса в Новочеркасске А. Е. Эльснер и председатель Кадетского Объединения в Аргентине И. Н. Андрушкевич. Граф А. А. Коновницын сформулировал определение предпосылок для наименования «Русский Кадетский Корпус», которые затем были многократно опубликованы в печати.

За несколько лет до смерти, он почти ослеп, но продолжал посещать кадетские встречи. Дома он ежедневно упражнялся в игре с теннисным мячиком. Он сам себе смастерил для этого специальное устройство: он ударял в мячик ракеткой, мячик отскакивал от противоположной стенки и возвращался к нему по тонкой верёвочке, с пружиной.

Письмо сына Петра Петровича Коновницына отцу из Кярово. Автограф.
Граф А. А. Коновницын почти до самой своей кончины продолжал поддерживать связь с окружающим обществом. За пару лет до его кончины, меня с женой пригласили на месячную встречу одного местного клуба коллекционеров старых автомобилей, принадлежащих, в большинстве случаев, к довольно культурным слоям местного общества. В этот день они устраивали «русский обед», с русским меню.

Меня попросили сказать перед обедом пару слов о русской культуре. Устроители мне обещали, что до обеда познакомят меня с «фигурой дня», как они сказали, то есть с «настоящим графом» (verdadero conde). Меня повели навстречу к элегантному пожилому господину в тёмном костюме с красивым галстуком, с русским орлом в петлице. Мне сказали: это и есть наш conde! Оказалось, что это был наш 90-летний старший кадет, граф Коновницын. «Даже когда мне приходилось жить как нищий, я продолжал быть русским кадетом и русским графом», – сказал он мне потом.

Граф А. А. Коновницын очень интересовался событиями в России и говорил, что не надо копаться в наших общих прошлых нехороших делах, но надо стараться избегать их повторения, чего наши враги будут настойчиво и умело добиваться.

«1812. Славный год сей минул, но не пройдут содеянные в нем подвиги. 1912». Памятная медаль в ознаменование 100-летия Отечественной войны 1812 года.
Под конец он часто вспоминал, что в часовне в их маленьком имении были похоронены его славные предки. Кто-то ему сказал, что эти захоронения были осквернены и даже уничтожены большевиками после убийства его отца. Он часто спрашивал, так ли это, а если так, то почему? Он просил устроить ему встречу с местным послом РФ, которого он хотел лично попросить узнать, что случилось с останками его предков.

Когда эта встреча была намечена, он неожиданно скончался, практически не болея, так что встреча так и не состоялась.

Граф А. А. Коновницын говорил: «Хотя я аристократ по происхождению и в душе, всю жизнь я был вне моего круга. Я должен был бороться за кусок хлеба, пробиваться зубами и ногтями: я трудящийся. В нынешнее время привилегии аристократии исключительно нравственного характера: удовлетворение нести хорошую фамилию, блюсти честь и жертвовать собой для пользы других».

Игорь АНДРУШКЕВИЧ.
Бородинские торжества сто лет тому назад. Кадетское письмо, № 77. Буэнос-Айрес, август 2012 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2083
Оценок:  14
Средний балл:  10