Статья опубликована в №22 (594) от 06 июня-12 июня 2012
История

Белый обелиск

Погибшие воины Великой Отечественной войны стали, возможно, последним залогом дружбы народов
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 06 июня 2012, 00:00

Погибшие воины Великой Отечественной войны стали, возможно, последним залогом дружбы народов

«Мужики, зачем вы его собираетесь разобрать и увезти?». Местный житель из соседней, почти заброшенной деревни в три дома, с опасением подошел людям, собравшимся вокруг обелиска.

Саид Дукаев около обелиска на могиле Заудина Ахматханова и Кузьмы Козуба в Шиковской волости Островского района. Фото: Алексей Семенов
Обелиск был посвящен воинам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. «Кто вам сказал, что мы его разбираем?» – удивились мужики, с виду – нерусские. – «Все говорят».

В действительности, как это часто бывает, в слухе было только одно верное слово: «обелиск». Все остальное – выдумка. Обелиск не разбирали, а восстанавливали. Но местным жителям было проще поверить в то, что обелиск героям войны уничтожают. Уверенность подкреплялась тем, что к братскому захоронению в волость приехали не кто-нибудь, а чеченцы.

И на этот раз слух оказался верным. Да, чеченцы. Они узнали, что неподалеку от деревни Сигорицы есть могила их земляка Заудина Ахматханова, уроженца горной Чечни – из Итумкалинского района. Он погиб, освобождая Псковскую область от фашистов.

О том, что в Шиковской волости Островского района похоронен партизан Ахматханов, представители псковской чеченской диаспоры узнали в 2009 году и сразу поехали на могилу. Но обелиск нашли не сразу, хотя он и стоит на перекрестке дорог.

Братская могила так заросла, что они ее не заметили и проехали мимо. Никому не пришло в голову, что в заросших кустах скрывается братское захоронение воинов.

Вскоре у руководителя псковской общественной организации «Центр чеченской культуры «Барт» («Единство») Саида Дукаева возникла идея: сделать так, чтобы больше никто не проезжал мимо, не заметив памятника погибшим воинам.

Но для этого надо было приподнять покосившийся обелиск, вырубить густые кусты, сделать подсыпку земли и бетонную подушку, отвести воду, поставить ограду, вымостить дорожку…

О Заудине Ахматханове и о его боевом товарище ярославце Кузьме Козубе известно немногое. Они служили сначала в регулярной части Красной Армии, потом оказались в партизанском отряде в Псковской области. Друзья – русский и чеченец – погибли в одном бою с фашистами в 1943 году и были похоронены вместе недалеко от места гибели.

Лет сорок назад на их могиле был установлен обелиск. А лет двадцать назад на этом же месте возникло братское захоронение. Сейчас в этой могиле захоронены останки 143 человек, включая героя Советского Союза Абрама Шарыпова.

В 2011 году на 9 мая на братскую могилу в сорока километрах под Островом приехали мурманчане. Они спустя семьдесят лет узнали, что здесь похоронен их родственник, призывавшийся из Казахстана красноармеец И. И. Жага.

Заудину Ахматханову и Кузьме Козубу было чуть больше двадцати, когда они погибли. Жизнь коротка. Человеческая память тоже могла оказаться короткой.

«Поставили обелиск, а потом быстро забыли, заболтали, затоптали…», – говорит Саид Дукаев.

Заболтали, но не до конца. Звезды на небе совпали с красной звездой на памятнике. «Центр чеченской культуры «Барт» обратился за финансовой помощью к областной администрации. Остальные деньги были собраны среди псковских чеченцев (в чеченской диаспоре в Псковской области примерно 350 человек).

Первоначально чеченцы наняли рабочих из Пскова. Но тут случилась неувязка. Рабочие подвели. После нескольких напоминаний приехали всего на полтора часа. На следующий день вообще не явились. Возникло опасение, что к 9 мая 2011 года работы по восстановлению обелиска и прилегающей территории сделаны не будут. Уже конец апреля, а ничего не готово.

Саид Дукаев и его друзья решили все сделать своими руками. Так надежнее.

Чтобы успеть к празднику – ночевали прямо в лесу, в машине, рядом с мемориалом – караулили стройматериалы. Девять дней – с 30 апреля по 8 мая – в метрах пятидесяти от мемориала горел костер, вокруг которого по ночам грелись строители: администратор, юрист, владелец кафе, прораб… На ночь оставались по двое. Они все сделали как надо и сейчас про прошлогодние мучения говорят с улыбкой.

«Шел дождь, а мы работали, – вспоминает Саид Дукаев. – Мимо едет машина. Останавливается рядом с нами. Водитель дает дружеский совет: «Заработали и езжайте». – «Что мы заработали?» – «Ну, вы же не бесплатно здесь работаете? Езжайте домой, а мы не скажем, что раньше времени уехали». Вот такое было восприятие…»

Сейчас восприятие другое. По случайности, когда мы стояли с Саидом возле обелиска, мимо как раз проезжал тот самый мужчина, который в прошлом году советовал не мучиться, а разъезжаться по домам. «Молодцы, – сказал он на этот раз. – Очень хорошо, что вы делаете. Больше некому».

Это точно. Больше некому. Соседние деревни почти вымерли. Сонино. Сигорицы…

На обратном пути мы заехали к 82-летней Анне Петровне Максимовой, которая раньше ухаживала за обелиском. Ее дом, наверное, один из самых ближних к обелиску – в километрах двух. Точнее – дом не ее. Дом Анны Петровны сгорел два года назад. Она едва успела выскочить из огня. Теперь она живет в доме, который был заброшен. «Хозяин дома приехал, – сообщила она с тревогой. – Живу на птичьих правах».

Прощаясь, Анна Петровна крепко прижала Саида Дукаева к себе. «Вот как надо к памятникам относиться, – сказала она. – А наши – что Венок поднесут – и всё. Никогда не ухаживают… Школа закрыта, колхоз развалился…»

Работы возле обелиска продолжились и в 2012 году. Над ним в последний день весны установили навес. Правда, появилось опасение, что под навесом могут собираться люди не только для того, чтобы почтить память погибших.

Место безлюдное, но два-три раза в неделю сюда, на конечную остановку, приезжает автобус из Острова. Добирается до этого места и автолавка.

Людей нет, но пустые бутылки в траве иногда попадаются.

Это не единственное опасение Саида Дукаева. 9 мая 2012 года он решился и пригласил к братскому захоронению православного священника. Таким образом, в Шиковской волости одновременно почтили память по мусульманскому и православному обычаю. Саид тогда еще не знал – как это будет сочетаться? Опасался – все ли его поймут? Поняли все.

Заудин Ахматханов и Кузьма Козуб не для того отдали свою жизнь, чтобы этого не понять.

Алексей СЕМЁНОВ, Шиковская волость Островского района – Псков

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2158
Оценок:  23
Средний балл:  10