Статья опубликована в №7 (579) от 22 февраля-28 февраля 2012
Культура

Возвращение в Великолукскую крепость

Великие Луки еще имеют шанс на изучение и возрождение своей фортификационной святыни
Ирина Голубева Ирина Голубева 22 февраля 2012, 00:00

Великие Луки еще имеют шанс на изучение и возрождение своей фортификационной святыни

Судьба русских крепостей, сохранившихся на Псковской земле, безнадежна и печальна. Бесполезно говорить о патриотическом воспитании новых поколений, когда перед глазами картины гибели подлинных, хотя и неодушевленных спасителей России. Слишком давно слова расходятся с делами. Отдельным способом добытия средств на поддержание памятников культуры стали юбилейные даты, сложилась и методика использования этих дат, создание соблазнительных, высокобюджетных программ, где находится место и реставрации памятников.

Сопротивление умиранию

Фасад западных ворот со стороны крепости. Фото 1989 г.
В прошлом году исполнилось 845 лет со времени первого письменного упоминания Великих Лук в русских летописях. Скоро будет и круглая дата – 850 лет, а от начальной эпохи сохранилась в Великих Луках только крепость, значительно перестроенная в начале XVIII в., разделившая участь подобных ей крепостей, утративших военное значение.

Функция крепости устарела, но ее прочные сооружения – земляные валы, рвы, насыпи бастионов и каменные ворота продолжали жить, сопротивляясь даже естественному умиранию. Какое счастье, что император Петр Великий, заказчик и руководитель строительства крепости, требовал качества работ, что доказано самими сооружениями, выжившими на протяжении 308 лет в экстремальных условиях.

Нельзя сказать, что великолукская крепость совсем забыта жителями города. Историческая память активна [ 1 ], а забота о физическом сохранении и поддержании памятника – обязанность администрации.

За два последних десятилетия администрация Великих Лук, а именно комитет по культуре, трижды инициировал меры по сохранению хотя бы видимых, наземных фрагментов крепости – западных и равелинных ворот, построенных в 1704-1708 гг. и находившихся под прямой угрозой обрушения.

В первый раз, в 1989 г., псковскими реставраторами были проведены обмеры и начаты земляные работы с целью освобождения оснований ворот от осыпей. Но до изучения археологического слоя дело не дошло: финансирование прекратилось и рабочие, постояв несколько дней с поднятыми лопатами, ушли.

Тогда работы были организованы кооперативом «Реставратор», и я очень хорошо помню, как заказчик – начальник Научно-производственного центра по охране памятников Псковского областного управления культуры В. М. Мусйичук неделями не подписывал смету на оплату этих землекопов (смешная сумма – 15 тыс. руб. на бригаду!), буквально уходил дворами и прыгал на ходу в автобус, скрываясь от назойливого исполнителя…

Пришлось остановить работы. В те годы еще сохранялся сводчатый проезд ворот, детали декора и уникальный гидроизоляционный слой XVIII в. – березовая скала – кора, береста, уложенная толстыми слоями по кирпичному своду и сверху закрытая земляной насыпью.

Когда ровно через 10 лет (1998 г.) реставраторы вернулись к западным воротам крепости [ 2 ], то весь верхний слой насыпи, вместе с гидроизолирующим слоем, был снят, а проще сказать – уничтожен безграмотными подготовительными работами.

Однако и тогда реставрация западных ворот крепости не состоялась, удалось только выполнить самые необходимые археологические шурфы, найти основания боковых контрфорсов, булыжную мостовую и следы более ранних оснований – возможно, башни средневековой крепости. И вновь финансирование было прекращено, а вскрытые нижние части сооружения оставлены на произвол погоды и человека.

На руинах великой истории

Фасад западных ворот, вид из крепости через 12 лет. Фото 2011 г. В. Никитина.
Через 12 лет (2010 г.) мы вновь пришли в Великолукскую крепость [ 3 ] и с болью увидели руины западных ворот, рядом – аккуратно сложенные кирпичи разбираемой кем-то кладки (отличный, бесплатный строительный материал), развалы щебня и мусора, тонкая арка, оставшаяся от сводчатого проезда.

Полностью разделяю горькие чувства великолучан, возмущенных упадком крепости.

В конце 2011 года реставраторы уже в третий раз приступили к самым необходимейшим проектным работам для реставрационного ремонта и консервации западных ворот Великолукской крепости. К этому времени сохранилось 10% объема памятника; каждая, на первый взгляд незначительная информация о нем, имела значение. Удивительной оказалась историческая жизнь этого небольшого фрагмента крепости.

Земляной вал Великолукской крепости – сравнительно поздняя фортификация, построенная на месте древней, неоднократно перестраиваемой деревянной крепости. О городе Луках и жителях-лучанах упоминается в древнерусских письменных источниках, летописании, под 1166, 1211, 1406, 1580, 1612 гг., а также в западноевропейских хрониках.

Интересны сведения о том, что после взятия города и разрушения крепости войсками польского короля Стефана Батория в 1580 г., для ее восстановления был приглашен итальянский зодчий Доменико Рудольфини, известный участием в строительстве мощной крепости на о. Кандии (современный о. Крит).

В XVII в. крепость горела дважды (1619 и 1680 гг.), но вновь восстанавливалась силами горожан. Первые подробные описания крепости содержатся в росписных и сметных списках 1635 г.

В этот период деревянный «город», окруженный валом и рвом, состоял из городовых стен, 12 башен, две из которых имели проезжие ворота. Первые находились под Воскресенской башней, вторые – под Спасской башней [ 4 ]. «В XVIII-XIX вв. Воскресенскими назывались северные ворота крепости Петровского времени, улица от которых вела к одноименному собору. Проезд на месте этих ворот существует и сегодня, именно с ним соотносится направление ведущей к «городу» улицы на плане 1768 г. По-видимому, Воскресенские ворота на протяжении XVII-XIX вв. традиционно располагались в северо-восточной части крепости, примерно на месте ныне существующего въезда на ее территорию с севера. Ворота связывали «город» с посадом и слободами. Со стороны последних к ним вел мост за городом у Воскресенской башни (1635 г.). От ворот пролегал путь к собору Воскресения Христова, находившемуся внутри города» [ 5 ].

1704-1708 гг. Петровские бастионы

План Великолукской крепости 1720 года.
В начале Северной войны великолукское городище было преобразовано в мощный фортификационный узел, предназначенный для обороны западных рубежей России. Инициатива модернизации средневековой крепости Великих Лук принадлежала непосредственно императору Петру I, имевшему теоретическую подготовку и опыт ведения войн.

После поражения русских войск под Нарвой в 1700 г., по указу Петра I, в спешном порядке, была модернизирована Псковская крепость, крепостные стены Псково-Печерского монастыря, а с 1703 г. началась планомерная деятельность по постройке в России крепостей европейского образца.

В 1704 г., в период активного крепостного строительства по всей России, в Великих Луках также началось строительство новой земляной крепости. Разработка проекта была поручена математику и инженеру Леонтию Филипповичу Магницкому [ 6 ], строительными работами руководил генерал Семен Григорьевич Нарышкин [ 7 ].

План крепости, датированный 1720-м годом, подробно фиксирует планировочные особенности новой Великолукской фортификации [ 8 ]. Судя по плану, формы средневековой крепости полностью изменены, от средневековых башен, других устройств, не осталось никаких следов.

Крепость в плане представляла собой неправильный шестиугольник, состоящий из вала, закрепленного на углах шестью земляными бастионами: юго-западный – Нарышкин, северо-западный – Инженерный, северный – Алексеев, северо-восточный – Неплюев, юго-восточный – Тулубьев, южный – Кропотов. Видимо, по образцу Санкт-Петербургских, новые бастионы именовались по фамилиям строителей.

Северные ворота крепости, вид с наружной стороны. Фото 1913 г
На западной стороне крепости, между двумя угловыми бастионами, Нарышкиным и Инженерным, был насыпан дополнительный, выступающий из общего плана, пятиугольный равелинный бастион [ 9 ].

За крутым подъемом и первыми, равелинными воротами находилось замкнутое пространство перед вторыми, западными воротами в крепость.

Здесь, на узком участке был устроен единственный входной узел на территорию крепости. Через него осуществлялась связь гарнизона с посадом, доставка в крепость вооружения и продовольствия.

Входной узел представлял собой систему двух ворот и мост, перекинутый через перешеек между озерами Чистым (с юга) и Тиноватым (с севера), ведущий к равелинному бастиону. Равелинные ворота прорезали западный фланк равелинного бастиона, вторые ворота - западную стену крепостного вала, между Нарышкиным и Инженерным бастионами. В плане ворота расположены под углом около 45 градусов относительно друг друга.

Западные ворота, вид из крепости. Крестный ход по земляному валу. Фото нач. XX в.
Других ворот в крепости не проектировалось и долгое время не было, судя по планам первой половины XVIII в. [ 10 ]

До 1768 года территория крепости представляла собой замкнутое пространство, функционально используемое для нужд гарнизона. На протяжении первой половины XVIII в. функции расширялись, территория крепости застраивалась.

Основная застройка занимала восточный и частично северный участки крепости. Здесь сохранялось три церковных здания: небольшая деревянная церковь Спаса (дата – до 1580 г.), собор Воскресения Христова (1692 г., на месте деревянного 1626 г.), собор Николы Чудотворца Плиского (1626 г.) и 6 дворов церковного причта.

Между Алексеевым и Неплюевым бастионами располагался складской комплекс регулярной планировки – магазейный двор; у восточной части крепости находились пороховые и артиллерийские склады, погреба, амбары. Между магазейным двором и Воскресенским собором располагался комендантский двор и канцелярия. В южной части находилась гаубтвахта и амбары, к северной части, между Алексеевым и Инженерным бастионами был вырыт противопожарный комендантский пруд, а западнее построены здание школы для солдат, кузница и казарма.

К середине XVIII в. в составе застройки числятся инженерная чертежная, Воеводский архив и канцелярия, цейхгаузы артиллерийский и батальонный, конюшни. Кроме того, по данным экспликации к плану 1768 г. [ 11 ], построен новый комендантский дом и пороховой погреб. В крепости развивался своеобразный квартал, появилась потребность в упорядочении застройки и созда нии широкой центральной улицы.

План крепости 1798 г. [ 12 ] показывает, что эти мероприятия не были полностью осуществлены. Часть гарнизона и оружейного запаса к этому времени выведена из крепости (артиллерийские склады, порох, провиант). Юго-восточный угол, где находились эти постройки, освобожден и в земляной насыпи между Алексеевым и Неплюевым бастионами устроены новые северные ворота, ведущие от крепости на Пятницкую улицу Городовой стороны.

Крепостные ворота

Петр Петрович Покрышкин. Фото около 1910 г.
Однако новыми эти ворота можно назвать условно. Почти через сто лет забылись прежние Воскресенские ворота под средневековой башней, но за пределами крепости жила и сохранялась Пятницкая улица, ведущая к солдатской аустерии [ 13 ], поставленной под стенами фортификации.

Улицы – самая жизнеустойчивая градостроительная структура, и здесь, близ крепости, именно Пятницкая улица вызвала потребность проезда в крепость уже не для военных нужд, а для гражданского использования. Возможно, северные ворота были пробиты в земляной насыпи и с целью более удобного вывоза артиллерийского запаса и материалов разобранных строений, после чего оказались функционально более удобными и для жителей города.

Таким образом, функция основной связи с городом перешла от военной, усложненной в эксплуатации связи через западный входной узел, к северным воротам, напрямую связавшим большую территорию города с крепостью.

Устройство северных ворот можно предположительно датировать 1780-90 гг., т. е. они были построены через 80-90 лет после западных ворот крепости [ 14 ].

На протяжении XIX в. и старые западные и новые северные ворота были открыты, однако главенствующее место в связях между городом и территорией крепости перешло к северным воротам. Они стали своеобразной достопримечательностью Великих Лук: у ворот, на площади, жители собирались для крестных ходов, фотографии ворот публиковались в виде открыток.

На фотооткрытке начала XX в. зафиксирован наружный фасад северных ворот, завершенный фронтоном [ 15 ]; по сторонам воротной арки были расположены плоские двойные пилястры [ 16 ]. В центре фронтона поставлена икона, а по ее сторонам расположены попарно крупные цифры даты: 17 04 г. Под цифрами просматривается предыдущая дата, расположенная в центре фронтона. По сторонам проездной арки поставлены наклонные боковые контрфорсы [ 17 ], с прикладами, причем боковые пилястры полностью перекрыты этими прикладами.

Еще одна фотография с увеличенным изображением северных ворот фиксирует профилированную арку и карнизы фасада, закладки пилястр контрфорсами. Покрытия контрфорсов частично утрачены, в плохом состоянии покрытие фронтона (часть его оторвана), наружная штукатурка отслаивается, имеет трещины.

Единственная, известная нам, фотография западных ворот, сделанная изнутри крепости, фиксирует часть фасада с аркой и выступы контрфорсов, покрытых дерном. Качество фотографии не позволяет делать выводы о каком-либо декоре этого фасада, о полной высоте и выносе контрфорсов. Судя по изображениям ворот на фотографиях, с наружной стороны крепостного вала ворота были оформлены более парадно, портиками [ 18 ] с фронтонами и боковыми пилястрами, а с внутренней стороны вала – портиками без треугольных фронтонов. К сожалению, на имеющихся фотографиях детали внутренних фасадов ворот не просматриваются, но общий архитектурный тип понятен.

«Впечатление старины, чудесно сохранившееся в западных воротах…»

Проект реставрации западных ворот. Разрез. Архитектор-реставратор В. Никитин. 2011 г.
В первое десятилетие XX в. северные ворота пришли в такое ветхое состояние, что Великолукская городская управа в 1911 г. подала прошение в ИАК о разрешении на ремонт ворот. Этот вопрос рассматривался на реставрационном заседании Императорской Археологической Комиссии [ 19 ].

«2. Заключение П. П. Покрышкина [ 20 ], осмотревшего крепость 18 февраля 1914 г., следующего содержания: «При ремонте северных ворот, о которых возбужден вопрос, крайне желательно и возможно сохранить в неприкосновенности фронтон и арку, обращенную в город, к северу; тяги в них выполнены из лекального кирпича тонкого профиля, их нужно осторожно расчистить от толстого слоя многочисленных побелок и оставить в кирпиче. Под нынешнею красною надписью «1704 г.» виднеется надпись предыдущая, черная; вероятно, есть и первоначальная, которую следовало бы найти и сохранить. В крепости имеются такие же ворота с западной стороны, так называемые «сортия», обращенные к равелину; в равелине тоже ворота, сходные с рассматриваемыми. Внутри крепости, близ северных ворот, сохранился пороховой погреб; он доселе производит впечатление старины, благодаря старому тону штукатурки, крошечным окнам и крутой гонтовой двухскатной крыше, поросшей немного мхом. Западные ворота лучше сохранились, хотя тяги их частью заштукатурены; в особенности неотложен ремонт цокольных частей в западных воротах, ибо в них цоколя опор под фасадною аркою выпрели на всю их толщину; здесь контрфорсы красиво одерновались сверху. При исполнении работ по ремонту ворот следует руководствоваться формами западных и стараться придать северным воротам впечатление старины, чудесно сохранившееся в западных. В настоящее время западные ворота закрыты досчатою заборкою с наружного фасада, а ворота равелина замурованы кирпичною кладкою и превращены в склад. Следует ходатайствовать об отпуске средств на ремонт не только северных, но и западных ворот. (Дело 1913 г.)

Постановлено: разрешить ремонт с указаниями П. П. Покрышкина».

Очень важны наблюдения реставратора относительно сохранности и архитектурных деталей западных ворот (на сегодня утраченных почти полностью). А тогда, сто лет назад, Покрышкин рекомендовал руководствоваться при ремонте северных ворот формами западных ворот, которые сохранили большее «впечатление старины». Анализ планов крепости показал, что действительно, северные ворота созданы намного позднее западных, и по их образцу. Не зная об этом, но опираясь на свой опыт и профессиональную интуицию, Покрышкин предлагал повторить цикл и очередность создания северных ворот.

Были ли проведены рекомендуемые работы не известно: возможно, что начавшаяся в 1914 г. Первая мировая война помешала осуществлению этих планов.

Аэрофотосъемка великолукской крепости периода Второй мировой войны (до 1943 г.) показывает, что в это время северных ворот в крепость уже не существует, на их месте устроен широкий транспортный проезд. Западная часть крепости не использовалась, видимо, уже давно: из западных ворот видна пешеходная тропа в обход равелинных ворот, через высохший ров.

Во время освободительных боев, зимой 1944 г., застройка крепости почти полностью была уничтожена. Западные ворота использовались немецкими захватчиками как блиндаж и огневая точка.

В послевоенные годы территория крепости не использовалась. На остатках бастионов формировался мемориал: на северо-восточном (Неплюевом) бастионе был поставлен памятник-стела в честь воинов-освободителей Великих Лук, позднее на северо-западном (Инженерном) бастионе – памятник-танк. Оба монумента обращены в сторону крупного мемориала воинской славы, расположенного близ крепости.

Накануне новых открытий

Проект реставрации западных ворот. Фасад со стороны равелина (наружная сторона крепости). Архитектор-реставратор В. Никитин. 2011 г.
Сегодня западные ворота в крепость используются неорганизованно, случайными посетителями крепости или местными жителями как проход в городской микрорайон. На территории крепости проводятся спортивные праздники.

Бывший озерный перешеек, через который был перекинут мост, сейчас представляет собой сухое ложе, доступное для пешеходов. Современная, неорганизованная, но устойчивая коммуникационная функция западных ворот, нуждается в развитии в качестве пешеходной связи между общественно-культурным центром города и развивающимися районами.

Реставрация западных ворот в предлагаемых обстоятельствах сводится к инженерному укреплению сохранившихся фрагментов и восстановлению архитектурного облика ворот на основании материалов натурного исследования, письменных и иконографических источников. Предполагается воспроизвести тип утраченной деталировки по фотографиям северных ворот начала XX в. в аутентичном материале – красном кирпиче, на известковом растворе.

Но между архитектурой северных и западных ворот все же будут различия: дело в том, что П. П. Покрышкин обратил внимание на несомненное типологическое сходство архитектуры северных и западных ворот, предполагая, что они строились одновременно. Однако общая стилистика архитектурного облика, материалы, технологии, используемые через 80-90 лет, в конце XVIII в., изменились, что неизбежно привело к различиям в пропорциях и деталировке северных ворот. Это хорошо видно при сравнении форм и пропорций сохранившихся деталей с фотографиями северных ворот.

Не исключены находки новых фотоматериалов, лучшего качества, с довоенными изображениями западных ворот, которые могли бы уточнить их архитектурный облик.

Западные ворота – всего лишь маленький фрагмент в системе земляного вала-крепости Великих Лук. Рядом пока еще влачат свое существование равелинные ворота, неотъемлемая часть западного оборонительного узла. Территория буквально заполнена следами былой застройки, былой жизни городского центра. Великолепны профили наружных валов и рвов крепости, трудно даже вообразить, что хранит в себе культурный слой.

+ + +

Но почему-то нетрудно представить, что снова, как в кошмарном сне, начнем работы, бросим на ходу, развалим, снова сосчитаем восстановление, прослезимся и так далее – по кругу, все дороже и безотчетнее. Просто – это будущее стреляет из пушки, а мы все палим в прошлое из ружья.

Ирина ГОЛУБЕВА,
председатель Псковского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, искусствовед

 

1 Мы убедились в этом, когда начали собирать сведения о крепости и обратились на интернет-сайты Великих Лук, получили быструю и активную информацию, за что очень благодарны всем, кто прислал необходимые материалы о крепости.

2 Работы проводились по заказу Гендирекции «Псковреконструкция», г. Псков.

3 В 2010 г. Псковским областным отделением Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры в Великих Луках проведен мониторинг состояния объектов культурного наследия по заказу Министерства культуры РФ. В план мониторинга крепость не была включена, ворота обследовались по инициативе членов ПОО ВООПИиК.

4 Названы, вероятно, по близости к воротам деревянной церкви Спаса.

5 См.: Юрасов А. В. Великие Луки в XIII-XVII вв. Историческая топография средневекового города. Псков, Центр «Возрождение», 1996, с. 39-40.

6 Магницкий Леонтий Филиппович (1669-1739). Русский математик, астроном, педагог. Автор первого российского учебника по математике.

7 Нарышкин Семен Григорьевич (нач. 80-х гг. XVII в.-1747). Сподвижник Петра 1, боярин, дипломат, инженер, генерал-аншеф, высокопоставленный придворный.

8 РГВИА, ф. 349, оп. 8, № 63. План и новой проект крепости Лук Великих как можно ея лутче укрепить. 1720 г.

9 Вспомогательное крепостное сооружение в форме треугольника с обращенной к противнику вершиной, расположенное перед основной крепостной оградой.

10 РГВИА, ф. 846, оп. 16, № 21799. План великолуцкой крепости с лежащей вокруг ея ситуацией. 1730-1740-е гг.

11 РГВИА, ф. 349, оп. 8, № 110. План великолуцкой крепости с показанием крепостного внутреннаго строения и наружнаго фарштцкаго строения ж. Сочинен при великолукой инженерной команде 1768 году декабря 24 дня.

12 РГВИА, ф. 846, оп. 16, № 21821. План великолуцкой крепости с назначением профильных линий. 1798 г.

13 Питейное заведение, пригородная корчма.

14 Для установления точной даты устройства северных ворот необходимы специальные историко-архивные изыскания.

15 Завершающая, треугольная часть архитектурного портика, обрамленная карнизом.

16 Пилястры: полуколонны, плоские или полукруглые, приложенные к стене.

17 Контрфорс: каменная подпорная конструкция в виде части стены, треугольной или сложной формы.

18 Портик: архитектурная композиция, состоящая из колоннады, системы карнизов, увенчанная фронтоном. С XVIII в. в России использовалась для оформления главных фасадов зданий.

19 Протоколы реставрационных заседаний Известия Императорской Ахеологической Комиссии, вып. 55 (вопросы реставрации, вып. 14, ПГ, 1914 г. с. 69-70). XI г. Великие Луки Псковской губернии, Крепостные ворота, 1704 г. Доложены: 1. отношения городской управы от 15 декабря 1911 г.. 17 декабря 1913 г., и 29 января 1914 г. с проектом ремонта ворот, составленным техником Б. П. и с просьбою о содействии отпуску из казны исчисленных по смете 1350 руб. по заключению инженера С. П.)

20 Покрышкин Петр Петрович (1870-1922), выдающийся российский ученый, академик архитектуры, основоположник научного метода исследований и реставрации памятников. В 1910-е гг. куратор в сфере сохранения памятников Псковской губернии. Автор непревзойденных изданий чертежей памятников архитектуры России. В 1921 г. посвящен в протоиереи Лукояновского Тихоновского монастыря Нижегородской губернии. Могила не известна.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4146
Оценок:  17
Средний балл:  10