Статья опубликована в №8 (530) от 02 марта-08 марта 2011
Культура

Неотвратимая штурмовщина

Общественный совет по культурному наследию обсудил перспективы реставрации Изборской крепости к 1150-летию Руси
 Константин МИНАЕВ 02 марта 2011, 13:15
Неотвратимая штурмовщина

Девятое заседание общественного совета по культурному наследию при губернаторе Псковской области впервые прошло в Псковском музее-заповеднике. Трудно сказать, стало ли это следствием желания губернатора показать публике дорогу к «Музейному кварталу», ставшего вместе с несколькими прилегающими улицами территорией второй Всероссийской Масленицы в Пскове, но тема масленичного пи[а]ра со всей неизбежностью возникла как в начале, так и в конце заседания. Вместе с тем главной темой разговора стала судьба псковского архитектурного наследия: реставрация Изборской крепости, музейных усадеб и благоустройство Изборска в преддверии 1150-летия первого упоминания в летописи и синхронно отмечаемого 1150-летия Руси, реставрация здания Псковского академического театра драмы им. Пушкина, продолжение темы о музеефикации Довмонтова города, ставшей предметом бурных общественных дискуссий как на предшествующем заседании общественного совета, так и после него, а также внесенные самими членами совета в повестку дня «горящие» вопросы о возможном раздроблении сформированной еще в советское время единой охранной зоны Пскова, спасшей исторический центр от тотальной современной застройки, об угрозе строительства туристического комплекса рядом с Покровской башней и многоэтажного микрорайона напротив Снетогорского монастыря, а также о судьбе мемориального музея архитектора-реставратора и кузнеца Всеволода Смирнова [см.: С. Прокопьева. Кузнец псковского счастья; Человек эпохи Возрождения].

Заседание совета прошло в зале художника, почетного гражданина Пскова Петра Оссовского в картинной галерее музея, на фоне полотен с масштабными суровыми лицами жителей Пскова и острова им. Залита: кузнецов, рыбаков и рыбачек, а также панорамами Пскова, Талабских островов и Пушкинских Гор.

«Но у меня была информация, что это его волеизъявление»

Атмосфера собрания как нельзя лучше символизировала столь желаемое единство и преемственность псковской культуры: как минимум архитектуры и живописи. Некоторые участники заседания время от времени оглядывались на запечатленные Петром Оссовским породистые лица псковичей минувшего века, словно спрашивали их совета. А советы временами не были бы лишними.

Бодро вошедший в зал в тесном сопровождении председателя комитета по культуре Александра Голышева и общественного советника по вопросам культурной политики Игоря Гаврюшкина, идеолога и организатора Всероссийской масленицы, Андрей Турчак немедленно начал с хороших новостей.

Он сообщил что «с пользой провел время» между двумя советами, доволен состоявшимся общением с «разными специалистами» и продвижением в направлении решения проблем культурного наследия.

Кроме того, губернатор счел необходимым пригласить присутствующих на мероприятия Всероссийской масленицы, которая проводится второй год и торговые павильоны которой взяли музей в осаду со всех сторон. При этом из уст Андрея Турчака прозвучали две не совсем совпадающие оценки: по его мнению, год назад «первый блин не вышел комом», но вторая попытка «позволит нам сделать выводы о целесообразности продолжения этой традиции».

Губернатор Андрей Турчак призвал членов общественного совета по культурному наследию порадоваться вместе достигнутому и сделать невероятное в невозможные сроки. Фото: Александр Сидоренко

Именно 28 февраля, аккурат в день заседания совета по культуре, было опубликовано подписанное 15 февраля постановление правительства «О праздновании 1150-летия основания Изборска», в соответствии с которым утверждены мероприятия и расходы по реставрации памятников архитектуры Изборска и его благоустройству, но не только. В план финансирования в связи с Изборским юбилеем вошли также реставрация и капитальный ремонт здания драматического театра им. А. С. Пушкина (880 млн. руб.), начало работ по проектированию и строительству фондохранилища Псковского музея-заповедника (90 млн. руб.); на реставрационные работы в Изборской крепости выделено 330 млн. руб., на три храма – два Никольских собора и храм Сергия Радонежского в сумме 48,3 млн. руб., на убитые изборские (и печорские) дороги – 248 млн. руб., на реставрацию трех купеческих усадеб в Изборске (дома Анисимова, Белянина и Шведова) – 96 млн. руб., планируются также средства на ремонт передаваемого из районной в областную собственность здания нынешнего сельского клуба, будущего музейного центра, на подведение к деревне газа, на переселение из крепости жильцов трех домов, включая настоятеля Никольского храма).

Суммы средств чрезвычайно неравномерно распределены по 2011 (существенно меньше, 30 млн. руб. из федерального бюджета и 17 млн. руб. из регионального бюджета) и 2012 (существенно больше 300 млн. руб.), годам, что немедленно вызвало ставшее неким контрапунктом всей дискуссии весьма бурное обсуждение вопроса о том, как без потерь для дела «освоить» огромные деньги, которых в первый год будет катастрофически не хватать, а на второй год их будет много больше, чем можно физически отработать.

Перед тем, как приступить к работе, Андрей Турчак заявил о намерении произвести некую кооптацию в составе совета. Выяснилось, что из состава совета предлагается вывести потерявших руководящие государственные должности бывшего генерального директора Российской национальной библиотеки Виктора Федорова и бывшего директора Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) Андрея Юрасова «в связи с личными заявлениями».

И если по кандидатуре ни разу не посетившего заседания совета г-на Федорова вопросов не возникло, то известие об удалении из совета г-на Юрасова, перешедшего на работу начальником управления Федерального архивного агентства, стало для некоторых членов совета неприятной новостью.

Директор центра «Возрождение» Лев Шлосберг взял слово в защиту Андрея Юрасова: «Я с удивлением сейчас узнал об исключении Андрея Викторовича Юрасова из членов Совета и хочу выступить против. Мы все знаем, что он перестал быть директором РГНФ и это, безусловно, потеря для Псковской области, но в течение двух лет Юрасов честно и ответственно исполнял свои обязанности члена Совета, сильно помог с организацией регионального конкурса научных работ. Он специалист высокого уровня, он исключительный человек. Я впервые слышу о его письменном заявлении. Насколько я понимаю, в нашем Совете люди участвуют не из-за занимаемой или утраченной должности, а в силу других своих качеств. Поэтому я бы хотел, чтобы Андрей Викторович в Совете остался. Кроме того, стоит вспомнить, что он является единственным в Совете исследователем из Великих Лук, более того, он автор первой монографии о средневековой истории Великих Лук».

При упоминании Великих Лук Андрей Турчак непроизвольно улыбнулся, очевидно, вспомнив совершенно другие свои ассоциации с городом на Ловати, но развивать побочную тему не стал, сильно смягчив акценты: «Лев Маркович, если вы меня внимательно слушали, я говорил – не письменное заявление, а – в связи с заявлением. Считаю возможным оставить этот вопрос до нашего следующего заседания и за это время либо получить письменное заявление, либо не получить и прояснить позицию. Согласен, что такой член Совета нам необходим, но у меня была информация, что это его волеизъявление».

При словах губернатора «у меня была информация» некая тень пробежала по лицу председателя комитета по культуре г-на Голышева, и у членов совета могло создаться впечатление, что источник информации обнаружил себя. Известно, что г-н Голышев испытывает к г-ну Юрасову некую неприязнь.

«Псковская губерния» после заседания совета обратилась за комментариями к г-ну Юрасову, который сообщил нам, что никто к нему с предложением о выходе из состава совета не обращался, сам он такой инициативы ни в какой форме не проявлял и с радостью продолжит работу в совете, если он востребован.

Андрей Турчак предложил по итогам некоего «мягкого рейтингового голосования» среди членов совета включить в состав совета новых членов: директора музея-заповедника Юрия Киселева, художника-реставратора Наталью Ткачеву, бывшего министра культуры Карелии, бывшего директора Изборского музея-заповедника и нынешнего директора областной библиотеки для лиц с пороками зрения Татьяну Калашник, а также бывшего заместителя директора генеральной дирекции «Псковреконструкция», регионального представителя некоммерческого партнерства «Северо-западная ассоциация реставраторов» Игоря Лагунина.

Андрей Турчак предложил голосовать за все предложенные кандидатуры списком.

Реставратор фресок Владимир Сарабьянов немедленно попросил слова и обратился к губернатору с вопросом-предложением: «А нельзя ли голосовать по персоналиям, не списком?».

Кажется, многие присутствующие, включая губернатора, понимали, о чём, точнее, о ком речь: разногласия среди членов совета вызвала кандидатура Игоря Лагунина, с которым и в бытность его работы в гендирекции «Псковреконструкция», и после нее у многих действующих членов совета возникали острые конфликты, в том числе по вопросу сохранения проектного архива гендирекции, у которого оказалась весьма трудная судьба.

Андрей Турчак ответил сухо: «Я как председатель вношу предложение голосовать списком за представленные кандидатуры».

Наверно, у него «была информация» из того же надежного источника, что против г-на Лагунина зреет заговор либертарианцев, и губернатор этот заговор решительно пресек.

При открытом голосовании за пакет из четырех «новичков» большинство членов совета проголосовали за, г-да Сарабьянов и Шлосберг воздержались.

«Будем счищать снег чуть раньше, чем он растает»

После столь энергичного начала слово получил г-н Голышев для сообщения о достигнутых на ниве сохранения памятников истории и культуры успехов. Описание успехов длилось не менее двадцати минут и несколько раз прерывалось Андреем Турчаком, делавшим уточнения и дополнения, в результате чего создалось впечатление, что г-н Голышев располагает несколько устаревшей и неполной информацией о состоянии культурного наследия. Или, возможно, г-н губернатор хотел такое впечатление создать.

Среди высказанных предложений, авторство которых было приписано заместителю губернатора Псковской области Юрию Демьяненко, являющемуся куратором Изборского юбилея 2012 года, было создание специальной дирекции по празднованию 1150-летия Изборска как структурного подразделения аппарата администрации области.

Трата дополнительных бюджетных денег на управление другими бюджетными деньгами не вызвала явного восторга у членов совета, но обещанные Изборску суммы радовали, и возражающих не нашлось, однако вопросы были.

Председатель государственного комитета по культуре Александр Голышев научился отвечать на вопросы губернатора, не называя ни одного точного срока. Фото: Александр Сидоренко

Губернатор пояснил, что новая структура «будет заниматься межведомственным взаимодействием, работой с федеральными и региональными отраслевыми структурами, с организациями, прописанными по внебюджетным источникам», при этом она не будет находиться в составе комитета по культуре, ориентированном на решение «текущих задач».

Внимательно слушавший выступавших сопредседатель Совета археолог Анатолий Кирпичников осмыслил названные суммы и спросил: «Сколько будет денег на археологию?». Андрей Турчак рассмеялся и замедлил с ответом, создав паузу для Александра Голышева, который ответствовал, как вынул средства из своего кармана: «Можно я отвечу? Достаточно!».

Ответственный секретарь совета археолог Елена Яковлева содержание ответа г-на Голышева подтвердила, и г-н Кирпичников удовлетворенно кивнул.

Слово предоставили главному архитектору проекта реставрации Изборской крепости Владимиру Никитину, известному своими работами по реставрации Пушкинского музея-заповедника в конце минувшего века (этот его труд с коллегами был удостоен в 2002 г. Государственной премии России в области культуры), шатра Покровской башни, воссозданному в 2010 году, и пока не реализованному проекту реставрации Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря в Пскове [см.: В. Никитин, И. Голубева. Единственный на Руси. Часть первая. XII век; Часть вторая. XV – начало XVIII века; Часть третья. XVIII–ХIХ века. Проект реставрации].

Г-н Никитин шаг за шагом «провел» присутствующих по плану Изборской крепости, об башни к башне, от прясла к пряслу, отметив при этом, что ситуацию масштабных работ спасает то обстоятельство, что заниматься Изборской крепости институт «Спецпроектреставрация» начал еще в 2002 году, что создало теперь хороший задел для реставраторов-строителей.

Но у строителей появились вполне ожидаемые опасения, что соотношение бюджета 10/90 между 2011 и 2012 годами могут привести к простою в первой половине работ и дикому форс-мажору во второй.

Андрей Турчак пожелал лично услышать ответ строителей о возможности невозможного: «К вам первый вопрос: как вы сможете освоить средства, с учетом того, что в 2011 году это федеральных 30 млн. рублей, региональных – 17, а эти 300 придут дай бог в конце первого квартала 2012 года, в лучшем случае. Как вы будете работать? Расскажите нам».

Губернатор совершенно точно не знал ответа на этот вопрос, но ему явно хотелось услышать, что проблем не будет – должен же кто-то конкретно быть привлечен к ответственности, когда эти проблемы неминуемо возникнут.

Директор ЗАО «Реставрационная мастерская № 1», завершающей восстановление шатра Власьевской башни, Роман Александров не очень уверенно и весьма наивно сказал: «Хотелось бы подготовить предложение на Минкульт, Правительство с просьбой о перераспределении средств, чтобы часть средств пошла в 2011 году».

Он словно не слышал губернатора. Точнее, он очень не хотел слышать то, что слышал.

Ответ губернатора не замедлил прозвучать: «Это невозможно по определению, потому что мы доживаем в условиях федеральной целевой программы «Культура России» 2011 год, а с 2012 года начнет действовать новая ФЦП. Эти 300 млн. даются по новой программе. Я еще раз акцентирую внимание на работе с подрядчиками, которые уже прошли конкурсную процедуру и с потенциальными участниками других конкурсов – на необходимости работы за счет иных резервов: собственных или привлеченных, с гарантированным возмещением из бюджета в 2012 году. Больше чем 30 федеральных и 17 региональных в 2011 году выделено не будет. Вытащить что-то из Минкульта в 2011 году маловероятно».

Услышав самое неприятное, г-н Александров ответил честно, но с пониманием «текущего момента»: «Технологически в один год выполнить работы будет невозможно. Но мы будем этим заниматься, искать возможности».

Губернатор наконец-то услышал то, что хотел: «Я к этому вас и призываю: не ждать, а начинать работы с гарантией получения средств из федерального бюджета. Можете поверить практике и опыту – чем ближе к дате, тем проще эти вопросы будут решаться».

Впервые присутствовавший на совету по культурному наследию г-н Александров, которого, похоже, бросало из жара в холод, почти радостно сообщил: «Наша организация пойдет Вам навстречу».

Это вызвало у Андрея Турчака на лице реакцию поймавшего дичь охотника: «Именно это и хотели мы услышать сегодня и занести в протокол».

Нет сомнения, что Роман Александров не один раз вспомнит эту губернаторскую фразу.

Увидев явное беспокойство на лице Владимира Никитина, губернатор попросил: «Владимир Евгеньевич, крупными мазками расскажите, что будете делать: последовательность, цели, объемы».

Владимир Никитин прямо ответил: «Не очень хотелось бы, чтобы началась гонка: привлекли бы очень много неспециалистов и быстро эти 300 млн. освоили. Это было бы страшно. Аврал здесь не пойдет. Уже есть документация по всему, что над землей, мы должны разработать документацию на то, что откроется в ходе раскопок. Но это мы сделаем только в этом году. Нужен благоприятный климат для наших реставраторов».

Ответ губернатора только усилил опасения архитектора: «Мы с директором [Александровым] услышали друг друга, он знает, как в таких условиях работать».

Разговор про специалистов не привлекал Андрея Турчака, и он обратился к г-ну Голышеву: «Я не услышал конкретных цифр. Александр Иванович, озвучьте».

Опытный чиновник Александр Голышев тоже не знал конкретных цифр, но, в отличие от г-на Никитина, он хорошо знал, как в таких ситуациях надо отвечать начальнику: «К 2012 году мы должны полностью решить вопросы с пряслами стен, требующих консервации и, конечно, сделать еще одну башню экспозиционной. Какие-то фрагменты, не вызывает сомнений, мы не успеем в 2012-м, но они не должны мешать празднованию и вызывать недоумение. Практически с Акименко* мы эту тему подробно обговорили, именно с его предложений определены зоны археологических изысканий. Мы гарантируем, что будем счищать снег чуть раньше, чем он растает, чтобы археологи могли переселиться в Изборск. Экспозизионность и научность должны быть достигнуты к сентябрю 2012 года».

Профессор, археолог Инга Лабутина категорически против пересмотра правил землепользования и застройки в историческом центре Пскова. Фото: Александр Сидоренко

Так, не назвав ни одного точного срока, г-н Голышев удовлетворил своим ответом г-на Турчака, которому осталось завершить эту часть дискуссии почти заклинанием: «330 млн. рублей на 2012 год переходящими на 2013 вряд ли будут, остаток срежут, и мы про них сможем забыть. Просьба синхронизировать усилия всех: и археологов, и реставраторов и благоустроителей на максимальное использование средств, с учетом того, что работа реставратора не терпит спешки. Понятно, что второй такой волны интереса и поддержки можно будет ждать еще не скоро».

Под этим «не скоро» интонационно слышалось «уже никогда», но г-н губернатор явно не хотел быть источником исторического пессимизма. Наоборот, он зримо хотел поделиться оптимизмом, и не отказал себе в этом удовольствии, отрезая кому бы то ни было пути к возможному отступлению: «Мы присутствуем при радостном событии. Оглянитесь на год назад: в этой аудитории мы говорим о пропорциональности выделенных средств, еще что-то обсуждаем. Средства выделены, и это реальная заслуга нашего с вами Совета, каждого члена в отдельности, каждого. Это наша вторая значимая победа после восстановления шатра Покровской башни, но это еще не результат, а только шаг. Результат мы должны увидеть в 2012 году, и мы его увидим».

«Сегодня мы видим то, что имеем»

Затем разговор перешел к почти раскалившейся после предшествующего заседания совета теме консервации и реставрации храмов Довмонтова города.

Напомним, спор идет о возможности либо невозможности (в силу ненаучности) полной (до креста) реставрации руинированных храмов т. н. «Рождественской батареи».

Дискуссия разделила членов совета: сторонниками «докомпоновки» храмов являются Анатолий Кирпичников и Александр Голышев, категорически против выступали Инга Лабутина, Ирина Голубева, Владимир Сарабьянов, Валентин Курбатов и Лев Шлосберг. В целом перевес среди участников совета был на стороне консервационных работ без каких-то новоделов, но дискуссия не была закрыта. Ее сильно оживил ранее живший и работавший в Пскове, а затем переехавший в Санкт-Петербург архитектор-реставратор Артём Конов, прочитавший в «Псковской губернии» статью о предыдущем заседании совета и откликнувшийся на нее статьей-криком души. Именно г-н Конов первым, в 1982-1984 гг., выдвинул предложения о методах сохранения храмов Довмонтова города.

Г-н Конов дважды по приглашению г-на Турчака посетил в этом году Псков и представил научно-методическому совету комитета по культуре новые предложения к проекту реставрации руинированных храмов.

В итоге на повестке дня научно-методического совета и общественного совета остались два по сути родственных варианта консервации храмов Довмонтова города: Артёма Конова и члена совета архитектора Владимира Шуляковского, разница между которыми состоит в разного рода конструкциях покрытий консервируемых храмов.

Отсутствие проекта «под крест» явно не устраивало Александра Голышева, и он не скрывал этого в своем выступлении, отметив, что хотя оба проекта «сводятся к достаточно корректным консервационным работам, устройстве кровли и не принципиально, стеклянной она будет или деревянной, речь идет о чистейших консервационных работах», «наш Кремль сложился на сегодняшний день как объект реставрации 1960-х гг., мы сейчас можем говорить, была там башня у Святых ворот или не было – сегодня мы видим то, что имеем. И естественно, что любые решения, которые будут несколько экстравагантными, будут отторгаться от общей стилистики. Но поскольку еще не родился архитектор, который сможет это все соединить, я считаю возможным согласиться как с промежуточным мнением – устройством консервационных элементов для закрытия руин от внешних воздействий».

Председатель общественного совета, губернатор, с некоторым изумлением посмотрел на председателя комитета по культуре: «Только не Вы вынуждены согласиться, а мы все вместе. Мы же – Совет!», на что привыкший к демократичности совета г-н Голышев почти с гордость ответил: «Я говорю о своей точке зрения».

Очевидно, в такой форме Александр Иванович сообщил о своей временной капитуляции по вопросу о полном восстановлении руинированных храмов.

Андрей Турчак поспешил закрепить полученный результат: «Сейчас речь может идти только о консервации. Родится такой архитектор или не родится, но наша задача сохранить, спасти и обеспечить возможность показа. Мнение членов Совета были услышаны. Та пауза, которая была взята с декабря по март, пошла на пользу – все успели пообщаться и посмотреть предложения, в том числе от Конова. Главное решение Совета, что храмы не восстанавливаются в объемах до крестов».

В дискуссию вступила Елена Яковлева, которая напомнила о том, что «объекты финансируются из федерального бюджета только в том случае, если на них есть документация, а наши руины, ценнейшие памятники такой документации не имеют. Они требуют изучения».

«Опять археология?», - с деланным ужасом на лице спросил Андрей Турчак.

Г-жа Яковлева ответила технологически грамотно, не уступая в изяществе формулировок г-ну Голышеву: «Необходимы средства на предпроектные исследования: инженерно-конструкторское обследование – это технологическое обследование кладок, состояния раствора, самих конструкций, и в том числе археология, потому что пространство между храмами недоисследовано».

Кажется, это всё же не было сюрпризом для Андрея Турчака, и он подвел черту: «Мы готовы рассмотреть поправки в бюджет на второе полугодие: взять на себя расходы, связанные с необходимой сейчас временной консервацией и на проведение предпроектных и проектных работ».

Но слово «археология» при этом не произнес.

«Эта территория будет признана памятником истории, если не будет никаких проблем»

Совету предстояло «в режиме блиц», а котором настаивал Андрей Турчак, и который в итоге растянулся на «долгий блиц», рассмотреть несколько вызывающих беспокойство вопросов – как уже «продвигающихся», так и новых, которые правильно было бы назвать «надвигающимися».

Выяснилось, что вопрос о создании в Псковской области нового федерального военно-исторического и природно-ландшафтного музея-заповедника «Ледовой побоище» с места крупным шагом так и не стронулся, завязнув в бюрократических процедурах и очевидной угрозе отсутствия в федеральном бюджете средств и на создание, и на поддержание значительного по площади и необходимым ресурсам федерального учреждения культуры.

При этом общественный совет рассмотрел этот проект, представленный разработчиками, еще в июне прошлого года на памятном заседании в Велье.

Воды с тех пор с небес над Чудским озером и в нем самом утекло много, но музей и ныне там.

Всё в ближайшем будущем времени, по сравнению с минувшим летом – никаких новых подвигов, но, как сообщил г-н Голышев, «выполнен проект по определению границы достопримечательного места связанного с Ледовым побоищем. На основании этого комитет начал работу по включению достопримечательного места в единый государственный реестр. Буквально на днях документы уходят в соответствующий орган…».

Более существенной проблемой является само создание федерального музея, так как одобрения этого проекта на федеральном уровне нет, соответственно, есть высокие риски отказа в федеральном финансировании: «Мы не хотим опережать события, просить деньги на финансирование каких-то работ, так как опасаемся предложения министерства: раз вы такие богатые, делайте это все из областного бюджета. Мы хотим этого избежать. Сейчас все делается на основе задания Минкульта», - уточнил статус и меру осторожности подготовительных работ Александр Голышев.

Почетный гражданин Гдова Анатолий Кирпичников с заметным разочарованием прокомментировал: «Тема длительная. Мы забыли об ее главной составляющей – проект сделан, на совете в Велье утвердился. Исследовать там можно, осталось дело за заявкой. Мы должны идти дальше в отношении конституирования музея и решения практических вопросов. Своими силами, конечно, областной бюджет это не поднимет. У нас есть еще один аргумент – 1150-летие Изборска и Русского государства. Под эту марку попробовать: «Не имей 100 друзей, а имей один юбилей, и тогда получишь много друзей денег».

Публика без особого веселья посмеялась.

Внешне благоволящий проекту Андрей Турчак уклончиво сказал, имея в виду федеральные власти, что «наших друзей хватило на театр и фондохранилище, кроме того, не забывайте Изборск…»

В планах на ближайшее время принятие решения по музею «Ледовое побоище» явно не просматривалось.

Елена Яковлева усилила впечатление бездействия и неисполнительности: «У меня память лучше всех, потому что я ответственный секретарь Мы принимаем одно и то же решение третий раз. Рабочая группа была создана. Мы приняли решение с помощью комитета по культуре выдвинуть проект решения на коллегию Минкульта. Я не знаю, в чём там проблема, но никак на протяжении восьми месяцев это не решается. Может быть надо чем-то усилить: продвижением, присутствием?», - почти участливо обратилась она к г-ну Голышеву.

«Александр Иванович, как там?», - не менее участливо обратился к Александру Голышеву Андрей Турчак.

«Когда ученый секретарь не слышит главного…», - не посмел обвинить губернатора в плохом слухе председатель комитета по культуре («Я не ученый, я ответственный!», - почти двусмысленно отреагировала г-жа Яковлева), - «…я же сказал – разработан проект достопримечательного места. Как только у нас будет зарегистрированный памятник федерального значения – будет разговор о создании на этой базе федерального военно-исторического музея. Вот и все. Мы идем своим путем».

Объяснять, почему «особый путь» оформления готовой документации длится вот уже восемь месяцев, Александр Иванович не стал, а спросить его об этом в третий раз не решился никто, в том числе Андрей Турчак.

Почувствовав заминку, ситуацию попытался сделать более оптимистичной для всех директор музея-заповедника А. С. Пушкина «Михайловское» Георгий Василевич: «У нас есть повод двигаться дальше – принят закон о музеях-заповедниках, который вводит в правовое поле целый ряд моментов, которые до сих пор находились в полулегальном состоянии. Давайте используем его как повод еще одного обращения».

Обращение поступило тут же – от Андрея Турчака г-ну Василевичу: «Георгий Николаевич, я как председатель Совета прошу Вас взять этот вопрос под личную опеку, с учетом Вашего опыта. Возглавьте сформированную в рамках Совета рабочую группу и доведите вопрос до логического завершения – создания федерального музея. Вы готовы?».

Г-н Василевич проявил образец краткости, исполнительности и оптимизма: «Да».

Это сильно ободрило г-на Турчака и он усугубил ситуацию: «Давайте запишем в протокол – подготовить и направить в Минкульт пакет документов до следующего Совета. Александр Иванович, это реально?».

Александру Голышеву, попавшему в безвыходную ситуацию, оставалось только взять пример с Георгия Василевича, и он впервые ответил на вопрос одним словом: «Да».

«Строительное сообщество с нетерпением ждет, когда же будет отменена охранная зона, в которой ничего нельзя строить»

Казалось, заседание и должно было завершиться на этой оптимистичной ноте, но у членов Совета было несколько неотложных вопросов, приведших разговор в весьма тревожное состояние.

Владимир Шуляковский сообщил, что крайне обеспокоен двумя предлагаемыми к строительству объектами, которые вызвали намеченные на 13 апреля публичные слушания об изменении городских правил землепользования и застройки в части зонирования городской территории: место, на котором находится пустующее здание бывшего психоневрологического диспансера и квартал на берегу Великой напротив Снетогорского монастыря в зоне исторического и природного ландшафта.

На месте диспансера, вплотную к стене Окольного города и только что обретшей шатер Покровской башне предполагается возведение трехэтажного туристического комплекса, а напротив Снетогорского монастыря – многоэтажного жилого комплекса.

«Мне кажется, что они в русле дома-монстра на площади десантников и черного кафе у церкви Климента», - четко обозначил ассоциативный ряд намечаемых строек архитектор Шуляковский.

Архитектор-реставратор, главный архитектор проекта реставрации Изборской крепости Владимир Никитин опасается, что при жестоком дефиците времени к работе в Изборске могут быть привлечены неспециалисты. Фото: Александр Сидоренко

Андрей Турчак оказался вполне в курсе проектов и дал об этом понять, оставляя при этом себе пути к отступлению и предоставляя подчиненным лицам испытать на себе энергию и аргументы членов общественного совета: «мы должны сейчас опережающее вынести этот вопрос на Совет в марте, предваряя слушания 13 апреля, оба проекта рассмотреть и дать свои рекомендации. Хорошо, что вы сигнализируете, но по поводу многоэтажности застройки там точно этого не будет. То, что на этой территории появится туристический комплекс – это неплохо, главное, чтобы его высотность, внешний вид не диссонировали с Покровским комплексом. Наталья Трунова этот проект ведет, может она коротко пояснит?»

Председатель областного комитета по инвестициям, пространственному развитию и туризму Наталья Трунова пояснила, что «рассматривается проект строительства гостиничного комплекса с разного вида функциями. К концу марта инвесторы будут готовы внести его в проработанном эскизном варианте. Данный проект фигурирует в качестве внебюджетных средств в рамках проекта Всемирного банка и в качестве потенциального проекта в рамках федеральной целевой программы внутреннего и въездного туризма РФ до 2016 года».

Пристально смотревшая на г-жу Трунову Инга Лабутина коротко спросила: «Этот проект соблюдает правила, установленные режимом охранных зон?».

Наталья Трунова попыталась уйти от прямого ответа: «Комитетом по культуре на эскизный проект выдано соответствующее заключение. Проект будет сделан с соблюдением правил», но Инга Константиновна не позволила ей вывернуться: «Почему же тогда городская Дума пересматривает для данного объекта правила землепользования и застройки?».

Г-же Труновой уже ничего не оставалось, как ответить прямо, с трудом сдерживая раздражение: «Потому что в данной зоне строительство подобных комплексов не разрешено».

Инга Лабутина проявила хорошую осведомленность: «Это охранная зона Окольного города и, по-моему, комитет по культуре говорил лишь о приспособлении здания, а здесь мы видим проекты нового строительства».

Владимир Шуляковский снова взял слово: «Этот вопрос не решится с наскока, его надо серьезно рассмотреть».

Андрей Турчак попытался обозначить свою позицию: «Мы должны решить: или город развивается и развивается туристический сектор, развивается экономика города или мы оставим руины, а рядом еще коммерческий детский садик».

Г-жа Лабутина посмотрела на губернатора одновременно строго и грустно: «Это прецедент, который превращает всю зеленую зону вокруг Окольного города в потенциальную зону нового строительства, если мы идем против существующих ограничений».

Губернатор предпочел свернуть уже почти начавшуюся дискуссию по существу: «Речь идет не о многоэтажном жилом доме, а о гостинице в 2-3 этажа. На последнюю декаду марта назначаем Совет и рассматриваем оба проекта».

Но это не было последнее отчаянное сообщение на Совете.

Ирина Голубева сообщила, что комитетом по инвестициям, пространственному развитию и туризму выставлен на конкурс проект зон охраны для города Пскова на 11 памятников, существующих частью в центре города, частью – на его периферии. В историческом центре это только ансамбль Кремля, ансамбль Старовознесенского монастыря и церкви Богоявления с Запсковья.

«Как известно», - напомнила Ирина Борисовна, - «у нас существует проект зон охраны, он недостаточен, у него много противоречий, безусловно, его надо менять и переделывать в соответствии с современным законодательством и задачами сохранения культурного наследия. Но если заявленный конкурс состоится, то прежний проект станет недействителен, так как в системе зоны охраны не может существовать дополнительной зоны охраны. В результате получится, что мы утратим в Пскове большие охраняемые территории и памятники, вместо этого будет в городе только три памятника!

Сейчас территория охранной зоны Пскова занимает 330 га. Город содержит 123 федеральных памятника и 203 региональных, не считая археологию. Не хотелось бы, чтобы зоны охраны были разработаны только на отдельные объекты в ущерб сотням других. Я считаю, что нужно делать проект зон охраны на все памятники и выделять территории, которые могут быть использованы для развития города. Нельзя за счет развития туризма поступаться интересами охраны наследия. Сейчас строительное сообщество с нетерпением ждет этого решения, у нас много знакомых строителей, они знают об этом конкурсе, уже выходят на нас и интересуются, когда же, наконец, будет отменена охранная зона, в которой ничего нельзя строить».

Губернатор уже почел за благо ничего не комментировать самому и предложил г-же Труновой, нечаянно дождавшейся под занавес заседания своего часа, «проработать позицию и включить отдельным вопросом в повестку дня следующего заседания».

Наталья Трунова растерялась и смогла только сказать, что «Ирина Борисовна ведет с нами работу… Ирина Борисовна совместно со «Спецпроектреставрацией» подготавливает документ со своим видением этого вопроса».

Судя по всему, оба «видения» столкнутся лоб в лоб на следующем заседании общественного совета.

Завершение обсуждения получилось более мирным. Лев Шлосберг передал Андрею Турчаку письмо супруги Всеволода Смирнова Натальи Рахманиной с просьбой оказать содействие в создании мемориального музея имени В. П. Смирнова в здании его последней кузни на ул. Воеводы Шуйского в «Покровском углу» (там, где его сын Дмитрий Смирнов с Игорем Осиповым выковали новый прапор Покровской башни) и в издании книги-альбома с подведением итогов его творческой биографии. Письмо г-жи Рахманиной было подписано губернатором прямо тут же и передано на исполнение г-ну Голышеву, который посмотрел на него без вдохновения, но промолчал.

Чувствуя некоторую внутреннюю исчерпанность после общения с непослушными, несогласными и подчиненными, Андрей Турчак счел необходимым, как и в начале заседания, пригласить всех присутствующих на вторую Всероссийскую масленицу, дабы разделить все е радости и не преминул-таки вспомнить публикацию в «Псковской губернии», где проект был подвергнут критике, в том числе за выбранные даты празднования: с 3 по 5 марта. «6 марта – Прощеное Воскресенье. Все (тут он сделал небольшую паузу)… нормальные люди в этот день ходят друг к другу в гости и просят прощения, а не празднуют».

Присутствующие смогли убедиться, что псковскому губернатору и Санкт-Петербург не указ, не говоря о всей России, что в каком-то смысле похвально, конечно.

«Изборску тоже отменить масленицу 6 марта?», - несколько опрометчиво спросил Лев Шлосберг.

Задетая разговором директор Изборского музея-заповедника Наталья Дубровская нажала кнопку микрофона и начала уже произносить «Андрей Анатольевич…», как губернатор оборвал ее: «Выключите микрофон!».

Нет, всё-таки Всероссийская масленица – это святое.


* Александр Романович Акименко – архитектор-реставратор, директор Псковского филиала ФГУП «Проектный институт «Спецпроектреставрация», лауреат Государственной премии РФ (2002).

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4784
Оценок:  26
Средний балл:  9.4