Статья опубликована в №46 (517) от 24 ноября-30 ноября 2010
История

Руины совершенной жизни

На месте усадьбы Быстрецово о выдающихся людях, её создавших, сегодня напоминает только заброшенный и погибающий парк
Юлий СЕЛИВЕРСТОВ Юлий СЕЛИВЕРСТОВ 24 ноября 2010, 10:00

«Я знаю, что деревьям, а не нам
Дано величье совершенной жизни…»1 
Николай Гумилев, «Деревья».

Бывшее дворянское имение Быстрецово (в наши дни более известное благодаря существованию здесь одноимённого совхоза) расположено в 40 километрах на восток от Пскова – в сторону Порхова, по дороге через Карамышево. И хотя от самого имения да наших дней сохранились лишь остатки двух валунных хозяйственных корпусов да (фрагментами) старый парк, «размытый» запустением и вырубками, пройти в нашем цикле статей мимо этого места на карте Псковской области мы не можем: слишком уж значительны люди, с именами и памятью которых навсегда Быстрецово связано. Это, в первую очередь, знаменитый декабрист Михаил Александрович Назимов (1801–1888); это также выдающийся просветитель и земский деятель Псковского края Николай Фёдорович Фан-дер-Флит (1840–1896).

Н. Ф. Фан-дер-Флит. Фотопортрет конца XIX в.

Немногие, но исторически дорогие остатки усадьбы Быстрецово расположены над южным берегом реки Черёха. Соимённая деревня известна здесь из письменных источников по истории средневековой Псковской земли – так называемых Писцовых книг – с XVI века. В эпоху псковской вечевой независимости Быстрецово принадлежало к «Виделебской губе Мелётовской засады».

Владельческая же история места прослеживается от середины XVIII столетия, когда имение Быстрецово принадлежало Никифору Ивановичу Елагину.

Елагины (подобно Бороздиным) – в русском дворянстве род очень старый (внесённый во II, III и VI части родословных книг Владимирской, Казанской, Калужской, Костромской, Курской, Московской, Нижегородской, Псковской, Рязанской, Санкт-Петербургской, Тульской, Тамбовской губерний).

Е. К. Фан-дер-Флит. Фотопортрет конца XIX в.

Течением веков он был разделён на несколько ветвей. Родоначальником Елагиных считается некий Винцентий, выехавший в 1340 году, согласно летописным сведениям, из Рима на службу в Литву и далее в Москву.

По-видимому, в начале XVI века род Елагиных уже существовал на русском Северо-западе. Известно, что Русин Гаврилович Елагин был в 1579-1586 годах наместником в городах Копорье и Гдов.

В XVII столетии в русской истории прозвучали имена многих Елагиных – воевод и стольников. Например, двое представителей этой фамилии погибли при безуспешной попытке вернуть в 1634 году России, уже окрепшей после лихолетья Смутного времени, город Смоленск2.

По документам известны братья Петр Семёнович и (младший) Иван Семенович Елагины. Последний служил с 1671 года в «гусарах по выбору», получая «650 четьи и 31 рубль деньгами». У этого И. С. Елагина было трое сыновей: Зиновий, Порфирий (Перфилей)3, Иван. Указанный Иван Иванович Елагин (младший сын И. С. Елагина) и стал отцом помещика Никифора Ивановича Елагина4, которому в середине XVIII века принадлежало интересующее нас имение Быстрецово.

«Шишиха»

Сохранившийся план имения 1782 года схематичен и прост: центральная усадьба ограничена прямоугольником невысокого, обсаженного деревьями вала.

М. А. Назимов. Портрет начала 1820-х гг.

Известно, что после Елагиных владелицей поместья стала «вдова полковника» Анна Лукинична Шишкова (урождённая Симанская, 1739-1814). В 1791 году ею с разрешения Святейшего Синода была построена в селе Быстрецово домовая деревянная церковь во имя Преображения Господня. Архитектурный объём церкви был прирублен к небольшому, деревянному же усадебному дому. Колокольни при храме (учитывая его частный характер) не было.

Но более знаменита А. Л. Шишкова созданием другого храма: в 1810 году в Пскове на её средства (на месте Успенского женского монастыря, упраздненного в 1764 году) была отстроена заново в классическом стиле церковь Успения с Полонища [см.: Левин Н. Ф. Псковские корни Владимира Набокова. / В кн.: Псковская Земля. История в лицах. «Дворяне все родня друг другу…», М., 2006, с. 162]. Этот маленький, исполненный необыкновенного обаяния, провинциальный храм и сегодня остаётся, слава Богу, одним из украшений города – именно в силу своей малости и провинциального характера. (А учитывая слом в 1930-е годы на Крому «тёплого» ампирного Благовещенского собора, подобного по стилю архитектуры храму Успения с Полонища, Новоуспенская церковь является для Пскова уникальной историко-архитектурной ценностью).

Народная школа в селе Быстрецово. Фото начала XX века.

«Шишиха» - под таким прозвищем ещё в начале ХХ века помнил А. Л. Шишкову местный быстрецовский народ. По свидетельству Наталии Павловны Александровой (заведующей библиотекой в Быстрецове), одна из старейших жительниц села (1906 года рождения) рассказывала в 1980-е годы про «Шишиху» и про то, как померла старая барыня: она выглянула однажды из окна своего дома и встретилась глазами с большим ярмарочным медведем, которого в тот миг влекли на цепи по селу какие-то цыгане. «Шишиха» сильно испугалась и уже не поправилась5.

От А. Л. Шишковой по наследству Быстрецово перешло к помещику Федору Петровичу Симанскому (возможно, это племянник А. Л. Шишковой, урождённой Симанской).

Позднее имением недолго владели представители рода Бороздиных.

В восьмом разряде признанных виновными

В 1820-е годы обладателем Быстрецова сделался М. А. Назимов.

Он принадлежал к псковской ветви также весьма древнего дворянского рода, многочисленные представители которого верой и правдой служили Отечеству при великих московских князьях, царях и императорах6.

Родовой герб Фан-дер-Флитов.

Героическую память о себе оставили многие в роду Назимовых. Храбрый воин Ю. Я. Назимов погиб под Псковом ещё в период Ливонской войны (1557-1583 годы). Несколько Назимовых, не щадя своих жизней, защищали свободу родины от польских интервентов в Смутное время начала XVII века. Воевода И. Т. Назимов оборонял от шведов Псково-Печерский монастырь в начале Северной войны (1700-1721 годы). Старший брат М. А. Назимова, Борис Александрович Назимов, – участник Отечественной войны 1812 года, погиб в бою с французскими войсками близ Данцига.

М. А. Назимов родился в 1801 г. в имении Горончарово (сегодня этот населенный пункт расположен в Палкинском районе Псковской области. - Авт.) в семействе отставного секунд-майора и надворного советника Александра Борисовича Назимова (1760—1810), бывшего островским уездным предводителем дворянства. А. Б. Назимов скончался в 1810 году и вдова его, Марфа Степановна Назимова (урождённая Шишкова, дочь А. Л. Шишковой, владелицы Быстрецова) осталась одна с семью детьми (в том числе пятью сыновьями) на воспитании.

Назимовы принадлежали к помещикам не слишком богатым (как сказал бы Н. В. Гоголь, к «господам средней руки»). Во всех их имениях Печерского, Псковского и Островского уездов по ревизской сказке насчитывалось не более шестисот крепостных душ.

С отроческих лет М. А. Назимов воспитывался в Санкт-Петербурге, в частном институтском пансионе протоиерея М. Б. Каменского. Это было общеобразовательное учебное заведение, дававшее блестящую подготовку по лицейской программе, в которую, помимо закона Божия и отечественной словесности, были включены иностранные языки – французский, немецкий, латинский и греческий, а также математика и физика, география, всеобщая история и история России. Здесь юному М. А. Назимову были преподаваемы и специфические предметы, связанные с военным делом: черчение, топографическая съемка, артиллерия и фортификация.

В 1816 г. М. А. Назимов начал службу в конной артиллерии. Затем, благодаря личному покровительству великого князя Николая Павловича (будущий император Николай I,1825-1855 годы правления), он смог перейти в гвардейский Конно-пионерский эскадрон.

Уже в 1823 году полковник Тарутинского полка М. М. Нарышкин (М. М. Нарышкин (1798-1863) – муж Елизаветы Петровны Коновницыной (1801-1867) дочери П. П. Коновницына (1764-1722). - Авт.) ввёл поручика М. А. Назимова в Северное общество будущих декабристов. Здесь Назимов очень скоро сделался одним из самых решительных и уважаемых деятелей. Собственно, в самом вооружённом выступлении на Сенатской площади 14 декабря 1825 года М. А. Назимов (дослужившийся уже до чина штабс-капитана) не смог принять участия, так как в ту пору пребывал в отпуске в родовом псковском имении Горончарово. Однако на следствии по делу о военном мятеже очень скоро открылось живейшее участие Назимова в планах заговорщиков. Вступивший на престол государь Николай Павлович (до того, как мы помним, лично покровительствовавший молодому Назимову) был этим участием глубоко оскорблён.

По приговору Верховного уголовного суда М. А. Назимова был в 1826 году причислен к восьмому разряду признанных виновными. По лишении чина и дворянства его сослали сроком на 20 лет на поселение в Сибири – сначала в Иркутскую губернию, а затем в Тобольскую.

Но и здесь проявились талант и практическая складка М. А. Назимова. С детства он увлекался архитектурой и прекрасно рисовал. В городе Курган по его проектам были построены гражданские жилые дома и даже храм Рождества Богородицы.

Николай I, несомненно, желал покаяния декабристов и, таким образом, их формального примирения (смирения) с тем строем русской жизни, против которого они восстали 14 декабря (и властным олицетворением которого всё более становился сам Николай Павлович). В 1837 году, в ответ на прошения о смягчении участи, М. А. Назимову (как и ряду других декабристов, в том числе М. М. Нарышкину) было позволено стать рядовым действующей армии на Кавказе с правом повторной выслуги офицерского чина и дворянства.

В Ставрополе Назимов успел, в числе прочего, познакомиться с М. Ю. Лермонтовым. Но лишь спустя шесть лет на войне, в 1843 году (уже сорока двух лет от роду) он за храбрость был произведён в прапорщики.

«Об улучшении быта помещичьих крестьян, выходящих из крепостной зависимости»

В 1846 году М. А. Назимов (формально «очистившись» в глазах правительства от своего участия в декабристском движении) получил возможность выйти в отставку и возвратился в Псковскую губернию.

Псков. Художественно-промышленная школа им. Н. Ф. Фан-дер-Флита. Фото начала XX века.

Здесь, на родине, М. А. Назимов (теперь восстановленный в правах на собственность своей семьи) получил по разделу наследства от своего брата Ильи Александровича Назимова7 (1805-1874) имение Быстрецово Псковского уезда: всего 1476 десятин земли, 185 крепостных душ. Таким образом, помещиком он стал совсем небогатым.

В 1847 г. Михаил Александрович женился на Варваре Яковлевне Подкользиной8 (1819-1865). Этот поздний брак стал очень счастливым и, несомненно, был воспринят Назимовым как Божья награда за страдания и превратности его бурной жизни.

К тому времени в Быстрецове старый барский дом, построенный ещё Шишковыми во 2-й половине XVIII века, уже пришёл в ветхость. Хозяйство в целом также было совершенно расстроено. Всё это М. А. Назимову пришлось преодолевать собственным тяжёлым трудом.

За десятилетие – к середине 1850-х годов – бывшему декабристу удалось превратить Быстрецово в образцовое хозяйство, свободное от долгов, основанное на применении новейших достижений техники, с высокой урожайностью и продуктивностью дойного стада.

Постепенно М. А. Назимов приобрел известность своей широкой благотворительностью. В 1856 году им было основано народное училище.

С началом царствования императора Александра II (1855-1881 годы правления) с Назимова окончательно были сняты все подозрения в политической неблагонадёжности. Во второй половине 1850-х годов он участвовал в общественном обсуждении среди дворян предстоявшей крестьянской реформы.

В 1858-1859 годах М. А. Назимов входил в состав Псковского губернского Комитета «Об улучшении быта помещичьих крестьян, выходящих из крепостной зависимости»; с 1861 года был мировым посредником9.

После земской реформы 1864 года М. А. Назимов в течение многих лет (с 1865 года) переизбирался председателем Псковской губернской земской управы. В этом качестве он в особенности способствовал равномерной раскладке земских сборов, лучшей организации народного образования, помощи неимущим. В 1866 году М. А. Назимов был избран почетным мировым судьей Псковского уезда.

Однако после смерти жены в 1865 году М. А. Назимов уже не смог долго прожить в Быстрецове10, где всё напоминало ему об утраченном счастье. В 1868 году он за 40 000 рублей уступил имение в 667 десятин земли Н. Ф. Фан-дер-Флиту, который и владел им до 1896 года – боле четверти века.

Псковская Голландия

Вот что сообщает о происхождении фамилии Фан-дер-Флитов на русской земле псковский краевед Н. Ф. Левин: «…(около 1745 г.) приехал из Голландии <…> прапрадед нашего героя, корабельных дел мастер Иван Фан-дер-Флит с <…> сыновьями Ефремом и Авраамом. <…> Авраам утонул в водах Финского залива, а Ефрем не пожелал заниматься кораблестроением и коммерцией, как требовал отец, и бежал из Архангельска в столицу. Император Петр III принял его в голштинскую гвардию, а затем сделал своим адъютантом. После дворцового переворота Ефрем Иванович долго уклонялся от присяги императрице Екатерине. Позднее он многие годы был директором Кронштадтской таможни» [см.: Н. Ф. Левин. Николай Федорович Фан-дер-Флит. / Вестник Псковского Вольного университета. 1995. № 1-3. С. 106-120].

Быстрецово. Руины хозяйственной постройки. Фото: Александр Сидоренко

Н. Ф. Фан-дер-Флит родился в 1840 году, 7-го декабря (19-е по новому стилю). Он получил образование в Императорском Александровском лицее (название Царскосельского лицея после его перевода в Санкт-Петербург в 1843 году. - Авт.), который окончил в 1860 году.

Карьера по Министерству финансов была для Н. Ф. Фан-дер-Флита чрезвычайно успешной. Однако через восемнадцать лет, в 1879 году, он оставил государственную службу, заняв пост директора одесского Русского общества пароходства и торговли.

Приобретение Быстрецова в 1868 году позволило Н. Ф. Фан-дер-Флиту проявить себя в качестве псковского земского деятеля: для этого дворянину по закону необходимы были не менее 200 десятин земли в собственности. В том же году он был избран гласным Псковского уездного земства.

Предметом первой заботы Фан-дер-Флита оставалась школа, основанная М. А. Назимовым в 1856 году.

Деятельное просветительство как призвание заставило Н. Ф. Фан-дер-Флита сделаться также издателем недорогих, но качественных книг, доступных для простого сословия. (Разумеется, издательский проект Фан-дер-Флита имел характер чистой благотворительности).

На собственные средства Н. Ф. Фан-дер-Флит содержал школу в деревне Зайково. В 1870 году он построил в Быстрецово школу на 60 учащихся (с 1879-го по 1896 год её окончили 219 крестьянских детей).

На свои деньги содержал Н. Ф. Фан-дер-Флит и тридцатикоечную земскую больницу. В 1894 году им была полностью за свой счёт была построена и оснащена больница в соседнем с Быстрецово селе Быстро-Никольское.

Н. Ф. Фан-дер-Флит стал начинателем в Псковском уезде ссудно-сберегательных товариществ, предоставлявших доступный кредит крестьянским хозяйствам.

Образцовое хозяйство в Быстрецово, полученное от М. А. Назимова, Н. Ф. Фан-дер-Флит сумел поддержать и развить. Имение славилось племенным скотоводством и необыкновенными сортами яблок.

Во всём Фан-дер-Флит применял новейшие для своего времени достижения техники. (Его цивилизаторская деятельность была подобна работе графа П. А. Гейдена по развитию имения Глубокое.) В 1876 году Н. Ф. Фан-дер-Флит участвовал в создании Псковского общества сельского хозяйства, председателем правления которого был избран в 1894 году.

В начале 1890-х годов Н. Ф. Фан-дер-Флит решил обновить свой жилой дом в имении Быстрецово. Автором перестройки стал псковский архитектор Ф. П. Неструх. В усадьбе появился двухэтажный каменный дом (не дошедший до нашего времени).

Н. Ф. Фан-дер-Флит умер 27 ноября 1896 года в Санкт-Петербурге, похоронен на Смоленском кладбище (Смоленское кладбище расположено в Санкт-Петербурге на Васильевском острове. - Авт.). Всё его имущество и состояние перешло к вдове – Елизавете Карловне Фан-дер-Флит (1840–1904), которая происходила из семьи генерал-лейтенанта Карла Васильевича Пистолькорса. За Н. Ф. Фан-дер-Флита она вышла в 1872 году.

Неразменный капитал

В память о муже Е. К. Фан-дер-Флит щедро продолжила и даже расширила все его благотворительные начинания. Уже в 1901 году ею была открыта в Быстрецово сельскохозяйственная школа имени Н. Ф. Фан-дер-Флита.

Быстрецово. Парк. Старые дубы. Фото: Александр Сидоренко

Именно Е. К. Фан-дер-Флит способствовала также и тому, что в огромном здании палат купца Поганкина, построенном в последней четверти XVII века, открылся музей Псковского археологического общества (ПАО). По смерти Е. К. Фан-дер-Флит в 1904 году ПАО получило по её завещанию 200 000 рублей. Одних процентов с этого капитала оказалось достаточно для строительства в Пскове рядом с Поганкиными палатами здания Художественно-промышленной школы имени Н. Ф. Фан-дер-Флита.

Как пишет Н. И. Салтан, «осенью 1913 года в центре Пскова, рядом с Поганкиными палатами, в специально построенном по проекту Н. Н. Клименко (помощник псковского губернского архитектора. - Авт.) здании была открыта Псковская художественно - промышленная школа, названная именем Н. Ф. Фан-дер-Флита, мецената, завещавшего для её организации часть своего капитала. В просторном светлом здании школы, проект которого был одобрен и принят к исполнению Псковским археологическим обществом из числа четырех предложенных вариантов, были предусмотрены мастерские, учебные классы, библиотека, помещение для художественно-промышленного музея, а также большой парадный зал для выставок, концертов и лекций. Декорированные лепниной интерьеры и фасад придавали зданию торжественный и строгий вид, а фигуры двух парящих граций с лавровыми венками работы известного в Пскове лепщика П. К. Спегальского (П. К. Спегальский – отец Юрия Павловича Спегальского (1909-1969), выдающегося исследователя средневековой архитектуры Пскова. - Авт.), первоначально украшавшие вход, подчеркивали причастность школы к искусству. В обширном главном зале были помещены бюсты Н. Ф. и Е. К. Фан-дер-Флит, поражавшие всех удивительным сходством, работы молодого петербургского скульптора А. М. Денисова, некогда окончившего земскую школу в Печорах Псковского уезда и уже получившего в столице несколько премий» [см.: Салтан Н. И. Псковская художественно-промышленная школа им. Н. Ф. Фан-дер-Флита. Преподаватели и ученики. С. 276. / В кн.: Древности Пскова. Археология, история, архитектуру. Псков, 1999.].

«Существенную роль в процессе подготовки учащихся, – пишет исследовательница далее, – играл художественно-промышленный музей, начало которому положили произведения искусства из коллекции Н. Ф. и Е. К. Фан-дер-Флитов. Из числа этих работ сохранилась «Лунная ночь» И. К. Айвазовского, на обороте которой имелась специальная гравированная пластинка с дарственной надписью автора Н. Ф. Фан-дер-Флиту»  [см.: Салтан Н. И. Псковская художественно-промышленная школа им. Н. Ф. Фан-дер-Флита. Преподаватели и ученики. С. 281. / В кн.: Древности Пскова. Археология, история, архитектуру. Псков, 1999.].

«Лунная ночь» И. К. Айвазовского и сегодня остаётся украшением Картинной галереи, одним из узловых экспонатов Псковского музейного собранья.

Стремясь транслировать благотворительную деятельность Фан-дер-Флитов в будущее, Е. К. Фан-дер-Флит полностью завещала имение Быстрецово Псковскому уездному земству.

Для обоих своих знаменитых владельцев – М. А. Назимова и Н. Ф. Фан-дер-Флита – село Быстрецово было местом семейного счастья, некой «территорией любви».

М. А. Назимов так тяжело переживал своё вдовство, что вынужден был расстаться с любимым имением, где всё напоминало ему о покойной супруге. Напротив, Е. К. Фан-дер-Флит в память о муже свято продолжила начинания его жизни, пока оставалась на свете сама. Она также приложила все усилия к тому, чтобы (как ей казалось) навеки гарантировать продолжение высокого и светлого дела Фан-дер-Флитов и после своей смерти.

Увы, страшная историческая участь России была неумолима и к Быстрецову: «Дальнейшая судьба <…> типична – разгром в 1917 году. В 1920-1930-х годах здесь существовал совхоз-плодопитомник. Большая часть усадебных построек утрачена, лишь сохранились хозяйственные строения из валунов с кирпичом. <…> Исторический облик парка искажает автомобильная дорога, жилой дом, водокачка, тепличное хозяйство. <…> Решением Псковского областного Собрания депутатов от 25 апреля 1996 года старинный усадебный парк в деревне Быстрецово объявлен памятником садово-паркового искусства» [см.: Розов Н. Г. Ожерелье Псковской земли. Дворянские усадьбы. Псков, 2008, с. 284.].

+ + +

Что же осталось от Н. Ф. и Е. К. Фан-дер-Флитов, двух необыкновенных по своему деятельному альтруизму людей? Одна третья часть бывшей художественно-промышленной школы (здание сильно пострадало в годы Великой Отечественной войны и восстановлено не целиком. - Авт.). Айвазовский в галерее. Добрая память. Добрая, но негромкая: 2010-й юбилейный год (стосемидесятилетия супругов Фан-дер-Флит) проходит практически не осознанным нами.

Быстрецово. Парк. Заброшенный пруд. Фото: Александр Сидоренко

Сегодня посреди деревни Быстрецово приезжих встречает непролазная осенняя грязь на том, что когда-то было дорогой. Окрестность зарастает хаотичным мелким подлеском, который скрадывает и заглушает то, что осталось от парка. В унисон этому стихийному зарастанию «работают» по видимости хаотичные поздние постройки советского времени, полностью не согласованные со старым усадебным планом. Они давно вторглись в бывший парк, взломав и изуродовав его границы, его структуру и почти полностью скрыв лик Минувшего.

На месте старого усадебного дома Шишковой, Назимова и Фан-дер-Флитов сегодня заметен маленький деревенский домик, крашеный в зелёный цвет – даже не избушка, а какая-то будочка. И только могучие вереницы кряжистых чёрных дубов, безлистных в завершении осени, всё размахивают, указывают куда-то своими «руками», всё «шагают» в затылок друг другу – словно знают верное старое направление жизни, с которого в недобрый час сошла Россия. Знают, но нам уже не расскажут.

Следует попытаться восстановить в Быстрецово хотя бы парк. Необходима реставрация всего, что еще осталось от имения, всего, что напоминает нам о тех Людях из прошлого, которые жили, много и бескорыстно работали на благо общества, и, по-видимому, надеялись, что труды их не пропадут бесследно, не пойдут прахом.

Продолжение следует.

Публикация подготовлена в рамках проекта «Именья родовые». Проект поддержан администрацией Псковской области в рамках регионального конкурса средств массовой информации «Модернизация сферы культуры и туризма региона».


1. Гумилёв Н. С. Деревья (в кн.: Стихотворения и поэмы. Л., 1988. С. 252): «Я знаю, что деревьям, а не нам // Дано величье совершенной жизни: // На ласковой Земле, сестре звездам, // Мы – на чужбине, а они – в отчизне…».

2. Смоленск был под контролем Речи Посполитой с 1611-го (и принадлежал ей с 1618-го) по 1654 год. Неудачный для России поход с целью возвращения Смоленска происходил при царе Михаиле Феодоровиче (1613-1645 годы правления) в 1632-1634 годах.

3. Порфирий Иванович Елагин (1674-1745) значился советником Вотчинной коллегии при государыне Елисавет Петровне (1741-1761 годы правления). По-видимому, внук его – Василий Иванович Елагин – служиk генералом от кавалерии при императоре Павле I (1796-1801 годы правления).

4. У Н. И. Елагина были сыновья – Александр и Василий Никифоровичи.

5. А. Л. Шишкова была погребена в притворе построенного в 1550 году храма Святого Николая Чудотворца на погосте Виделебье. Она похоронена рядом с мужем, полковником Степаном Шишковым (есть основание предположить, что именно полковник С. М. Шишков приобрёл имение Быстрецово у Н. И. Елагина) и дочерьми – Евдокией Степановной Шишковой (умерла в 1823 году) и Марфой Степановной Назимовой (урождённой Шишковой; М. С. Назимова – мать М. А. Назимова, декабриста и впоследствии владельца Быстрецова; в контексте нашей темы родство Шишковых с Назимовыми примечательно). Эпитафия на надгробии Шишковых такова: «Любезнейшимъ родителямъ: почтенный сей памятникъ поставленъ отъ сиротевшей несчастной дочери, лишившейся своей матери, имея въ ней друга сердечнаго, оставлена въ одиночестве, безъ помощи, покровительства, подпоры и безъ утешенiя. на промыслъ Всевышняго».

6. К примеру, инженер полковник В. И. Назимов участвовал в строительстве Екатерининского (сегодня – Грибоедова) канала в Санкт-Петербурге. При Екатерине II (1762-1796 годы правления) генералом-фельдцейхмейстером А. Н. Вильбоа был составлен доклад «Об очищении Глухой речки на пользу и украшение столицы». 7 мая 1764 года императрица подписала документы, отвергнув предложение о спрямлении русла: «Речку, названную Глухою, чистить по натуральному её течению». Указом от 24 марта 1765 года были утверждены руководители строительства: генерал-фельдцейхмейстер А. Н. Вильбоа и князь Г. Г. Орлов. Надзор за проведением работ был возложен на инженера-полковника В. И. Назимова. Князь Орлов, несмотря на императорский указ, подолгу отсутствовал в Санкт-Петербурге. За него работами на канале фактически руководил граф Захар Григорьевич Чернышёв. 18 июня 1765 года по желанию Орлова В. И. Назимов был заменён на генерала-майора И. М. Голенищева-Кутузова.

7. И. А. Назимов – военный инженер, участник русско-турецкой войны 1828-1829 годов и подавления польского восстания 1831 года.

8. В. Я. Подкользина была сестрой жены декабриста Михаила Ивановича Пущина (1800-1869).

9. Мировой посредник – общественная должность, учреждённая «Положениями» 19 февраля 1861 года для содействия в проведении крестьянской реформы.

10. М. А. Назимов прожил последние годы в Пскове, в собственном доме «у Красного Креста» (угол нынешних улиц Некрасова и Советской). Он скончался в 1888 году и погребён на Дмитровском кладбище. Отпевание М. А. Назимова прошло в храме Успения с Полонища.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  5669
Оценок:  36
Средний балл:  9.9