Статья опубликована в №45 (516) от 17 ноября-23 ноября 2010
История

Забвенное Воскресение в Ладино

Один из лучших памятников храмовой архитектуры России XVIII века, созданный на средства генерал-аншефа артиллерии Корнилия Бороздина, погибает в самом центре Псковской области
Юлий СЕЛИВЕРСТОВ Юлий СЕЛИВЕРСТОВ 17 ноября 2010, 10:00

Ещё одним примечательным пунктом Псковской губернии, концентрирующим в себе многоценные памятники усадебной архитектуры и память о выдающихся людях русской истории, является село Ладино (Новоржевский район), расположенное поблизости от погоста Теребени, по дороге из Новоржева в Опочку. Здесь, пусть и в угрожающем состоянии, дошли до нашего времени перестроенный усадебный дом и великолепная церковь Воскресения Христова, восходящие к середине XVIII века.

Герб рода Бороздиных. Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи. Часть 1-я.

Дорога, ведущая из соседнего села Столбушино к шоссе Опочка-Новоржев, сегодня делит усадебно-парковый комплекс Ладино на две части. Господский двор создателей усадьбы помещиков Бороздиных и окружающий его парк (очень старый, заложенный также в XVIII столетии) имеют классическое для подобных комплексов расположение – на склоне холма (вообще же рельеф местности лишён здесь резких перепадов по высоте).

Первоначальная, относимая к середине XVIII века, регулярная планировка парка (который впоследствии развился и возрос как пейзажный) отчётливо читается и в настоящее время, несмотря на хаотичные заросли кустарника, скрадывающие во многих местах парковые аллеи. Среди этих поздних «сорняков» здесь и там высятся 230-270-летние дубы, липы возрастом в четверть тысячелетия, стопятидесятилетние клёны.

В центральном планировочном узле парка, на высшей точке холма расположен значительный по величине помещичий дом. На кирпичном цокольном этаже, несущем стилевые признаки чуть ли не петровского Барокко, возвышается центральный деревянный мезонин, построенный здесь незадолго до Первой Мировой войны – после пожара, которым был уничтожен старый деревянный этаж, охватывавший весь периметр здания.

Дом поставлен среди села Ладино, несколько юго-западнее церкви Воскресения Христова. Сквозь его окна на главном фасаде открывался живописный вид на парк и окрестную панораму. В плане бывший помещичий дом имеет П-образную форму, вытянут по оси север-юг. Основу внутренней планировки его первого (кирпичного) этажа составляют западная и восточная анфилады покоев.

Ладино. Господский дом Бороздиных. Современное состояние. Фото: Лев Шлосберг

Напротив хозяйского дома имеется деревянный флигель (по-видимому, XIX века). Недалеко от него (вне пределов парка) сохранились хозяйственные постройки: скотный двор и валунной кладки амбар. В структуре парка до сих пор сохраняются два фруктовых сада. По-видимому, в своё время контур парадного подъездного двора подчёркивали купы декоративного кустарника (жасмина, сирени?).

На восток от парадного крыльца к пруду с «Островом уединения» и в наше время ещё ведёт аллея старых лип. Ещё одна липовая аллея уводит на юг от барского дома к зелёной беседке, образуемой кругом раскидистых деревьев.

Парк облегает сложная система прудов и каналов, которые в прошлом были соединены с расположенным рядом с усадьбой озером. Сегодня значительное число парковых деревьев в Ладино (в том числе это и старые дубы) вырублено. Часть прудов заросла за несколько десятилетий и постепенно была завалена техногенным мусором.

Утверждённый на высоком цоколе первый (кирпичный) этаж не полностью сохранившегося бывшего барского дома в Ладино (начало сложной строительной истории этого памятника) может быть с большой степенью уверенности отнесён по времени строительства к середине 1760-х годов1. Без сомнения, либо дом уже существовал к этому времени, либо (что вернее) возведение его было связано с приездом на жительство в усадьбу Корнилия Богдановича Бороздина (1708-1773), проведшего в Ладино своё последнее десятилетие.

«Щит увенчан обыкновенным дворянским шлемом с дворянскою на нём короною…»

Бороздины – старинный, имеющий много генеалогических ответвлений род русских нетитулованных дворян – своё происхождение выводит от некоего Юрия Лозынича, выехавшего в 1327 году из Волынской земли на службу к великому князю тверскому Александру Михайловичу2 (1326-1327; 1338-1339 годы правления).

Ладино. Господский дом Бороздиных. План первого этажа. Обмеры и чертеж Е. И. и Б. С. Скобельцыных. 1975 год.

Герб Бороздиных, утверждённый во Всероссийском Гербовнике при Павле I (1796-1801 годы правления) таков: «В щите, разделённом на четыре равные части, изображены: в первой и четвёртой части в голубом поле два серебряные полумесяца; во второй части в красном поле сабля, остриём вниз обращённая; в третьей части в золотом поле три страусовых пера. Щит увенчан обыкновенным дворянским шлемом с дворянскою на нём короною и тремя страусовыми перьями. Намёт на щите голубой, подложен золотом» (герб рода Бороздиных внесен в Часть 1 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, с. 42).

Правнук Юрия Лозынича, Иван Васильевич, имел прозвище Борозда. Поэтому сыновья его и внуки начали называться Бороздиными.

Сын Ивана Васильевича – Сергий Иванович Бороздин (в иночестве – Савва Вишерский3), умерший в 1460 году, прославлен как святой Русской православной церковью.

На протяжении XV века бояре Бороздины служили князьям Твери, затем – московским государям. В XVII столетии представители этой фамилии являлись воеводами в некоторых малых городах. Род Бороздиных внесён в VI часть родословных книг Санкт-Петербургской и Московской губерний.

Известна эта фамилия и в истории Псковской земли допетровского времени, а также рубежа XVII и XVIII веков. Первые Бороздины появились здесь ещё в начале XVII века. Известно, что Семён Васильевич Бороздин занимал пост воеводы в Опочке. Тогда же он получил за свою службу поместье Ладино и построил здесь большой кирпичный двухэтажный дом4. В конце XVII столетия потомки С. В. Бороздина уже владели Ладиным как вотчиной. В дальнейшем представителями рода Бороздиных был приобретён на Псковской земле ещё целый ряд имений.

Богдан Петрович Бороздин (1666-1727) участвовал в походах против Крымского ханства и в Северной войне (1700-1721 годы) со Швецией, занимал пост ландрата5 в Пскове.

Именно сын Б. П. Бороздина, генерал-аншеф Корнилий Богданович Бороздин (1708-1773), является узловой фигурой в архитектурной истории усадьбы Ладино. Будущий военачальник и преобразователь русской артиллерии в Ладино Новоржевского уезда Псковской губернии родился, – здесь он и умер.

«Ему же… была обязана русская армия победою под Кунерсдорфом»

В своём детстве К. Б. Бороздин был взят в качестве пажа ко двору царицы Прасковьи Феодоровны6. Здесь способный молодой дворянин привлёк внимание Петра Великого (1682-1725 годы царствования).

Ладино. Храм Воскресения Христова 1768 года. Фото Б. С. Скобельцына. 1972 год.

В 1720 году Преобразователь России лично определил юного Бороздина в Инженерную школу. По окончании её полного курса в 1726 году К. Б. Бороздин вышел сержантом на службу в армейскую артиллерию. С 1733 года он уже поручик. В 1734 году (в ходе так называемой войны за польское наследство) Бороздин впервые принимает участие в боевых действиях при осаде и взятии принадлежавшего тогда Речи Посполитой города Данцига (сегодня – Гданьск, Польша).

В 1736-1737 годах К. Б. Бороздин, находясь в должности квартирмейстера, участвовал в Русско-турецкой войне 1735-1739 годов (в частности, в атаке на Азов). В 1738 году за Крымский поход он получил чин капитана. После этого главнокомандующий Пётр Петрович Ласси (1678-1751), английский фельдмаршал на русской службе, откомандировал Бороздина в Санкт-Петербург, в распоряжение генерал-фельдцейхмейстера ландграфа принца Гессен-Гомбургского7. Вскоре К. Б. Бороздин уже был назначен на должность начальника артиллерии в Риге.

С назначением на пост генерал-фельдцейхмейстера графа П. И. Шувалова (1710-1762) К. Б. Бороздин выступил как его деятельный соратник в реформировании артиллерийского дела в России. В 1757 году он – уже генерал-майор, автор многочисленных артиллерийских уставов и инструкций – поставлен во главе всей артиллерии той русской армии, что выступила против Пруссии в начавшейся Семилетней войне (1756-1763). Под Цорндорфом (14-го августа 1758 года) К. Б. Бороздин был ранен трижды. Ещё одно ранение было получено им под Пальцигом (12-го июля 1759 года), однако генерал остался в строю.

Но важнейший подвиг своей жизни К. Б. Бороздину суждено было совершить в битве под Кунерсдорфом (12 августа 1759 года). В критический момент, когда пруссаки уже готовы были праздновать победу и преследовали русские войска, Бороздин применил новую тактику. Он объединил разрозненную вспомогательную артиллерию различных полков под своей командой и, сконцентрировав в надлежащем месте сокрушительный огонь, опрокинул прусскую атаку. Этим отчасти была предвосхищена за сорок лет эффективнейшая тактика Наполеона Бонапарта8 (которому, как известно, наибольший успех приносила именно его чрезвычайно мобильная и сплочённая артиллерия). К. Б. Бороздин, впервые усадивший орудийную прислугу в сёдла, по праву считается создателем конной артиллерии в России.

Ладино. Храм Воскресения Христова 1768 года. Подкупольное пространство. Современное состояние. Фото: Лев Шлосберг

Произведенный 1 января 1759 г. в чин генерал-поручика, Бороздин за Кунерсдорфское дело был пожалован орденом св. Александра Невского.

В августе 1759 года последствия тяжёлых ранений стали причиной его годичного отпуска из армии.

В дальнейшем, служа в столичном Санкт-Петербурге, Бороздин продолжил совершенствование отечественной артиллерии. Однако с началом екатерининского царствования9, так до конца и не оправившись от ран, он вскоре вышел в отставку.

Перед увольнением от службы К. Б. Бороздин 21-го апреля 1764 года был произведён в генерал-аншефы артиллерии (примечательно, что до тех пор такого чина удостаивались лишь иностранцы на русской службе)10.

Выйдя в отставку, К. Б. Бороздин навсегда (вплоть до своей смерти 17 мая 1773 года) поселился в родном имении Ладино.

Сведений о месте упокоения К. Б. Бороздина найти не удалось, но можно с высокой степенью вероятности предположить, что он был погребен на погосте или даже в самом построенном на его средства храме Воскресения Христова в Ладино.  

«Тщанием помещика генерал-аншефа Корнилия Богдановича Бороздина»

Мы столь подробно описали героическую, насыщенную судьбу этого незаурядного человека потому, что уже в отставке, при устроении собственного поместья, на его долю пришлось ещё одно – эстетическое, строительное – свершение. Речь идёт о создании находящегося в Ладино (дошедшего до нас в руинах) храма Воскресения Христова. Эта церковь возводилась «тщанием (то есть на средства – прим. ред.) помещика генерал-аншефа Корнилия Богдановича Бороздина» и была завершена в 1768 году.

Ладино. Храм Воскресения Христова 1768 года. Интерьер. Современное состояние. Фото: Лев Шлосберг

Архитектура храма высока и остро интересна. Каждая черта великолепного здания выдаёт руку столичного архитектора с безупречным чувством стиля и европейским кругозором. Сегодня, в руине – подобно мышцам из-под кожи посреди анатомического театра – мощная тектоника кладки проступает наружу из ветхих штукатурных слоёв.

Первоначально в церкви было два престола – главный, в память обновления храма Воскресения Христова в Иерусалиме и придел во имя иконы Пресвятой Богородицы Одигитрии Смоленской.

Бесстолпный храм имеет только одну алтарную апсиду. Её прямоугольник пристроен к планировочному квадрату четверика. Сила архитектуры выявлена здесь не сквозь вычурность усложнённых форм, но через изысканность пропорций – в этом, пожалуй, можно усмотреть торжество классической эстетики. Над четвериком воздвигнут широкий круглый световой барабан с куполом и венчающим его «фонарём». Западную оконечность здания представляют собой прямоугольная в плане трапезная и столпообразная шестиярусная колокольня с венчавшей её деревянной луковичной главкой, почти утраченной сегодня.

Стиль памятника, несомненно, представляет собой некую переходную форму от Барокко к классицизму. Для него характерны уравновешенность объёмно-пространственной композиции, отсутствие значительных планировочных выступов на фасадах – этих, свойственных Барокко «выбеганий» портала навстречу входящим. Об экспансии выразительных средств классицизма свидетельствует и характер достаточно строгого декора (впрочем, в большой мере утраченного).

Церковь в Ладино – один из немногих памятников, в котором рвущаяся ввысь эстетика Барокко гармонично и строго уравновешена духом классики. Ни один из двух универсальных стилей не обретает однозначного преобладания в архитектурном образе здания. При этом важно почувствовать, насколько под наружным покровом европейского (и всемирного) Большого стиля традиционна и национальна архитектура памятника. Храм в Ладино, кажется, вобрал в себя всю гуманистическую стройность, свойственную русской храмовой архитектуре со времён церкви Покрова на Нерли (середина XII века), а также средневековой псковской школе храмового строительства.

Ладино. Храм Воскресения Христова 1768 года. Шестиярусная колокольня. Современное состояние. Фото: Лев Шлосберг

Воскресенская церковь может считаться одним из лучших образцов провинциальных культовых построек второй половины XVIII века, это произведение архитектуры национального значения. Вне всякого сомнения, церковь в Ладино является выдающимся памятником архитектуры, очень ценным и важным для Псковской области11. Её бережная реставрация и полное возрождение совершенно необходимы.

В первой половине 1970-х годов фотофиксацию и обмеры храма Воскресения Христова в Ладино и дома Бороздиных были выполнены Еленой Ивановной и Борисом Степановичем Скобельцыными.

Следует сознавать, что с течением последних лет «естественное» (теперь уже одними силами природы движимое) разрушение храма как будто ускоряется. Сегодня трещины в фундаменте грозят выдающемуся памятнику окончательной гибелью.

У К. Б. Бороздина было несколько детей. Василий Корнильевич Бороздин (1744-1805) дослужился в артиллерии до чина генерал-майора. Как и отец, участвовал в Семилетней войне (1756-1763 годов), а далее – был суворовским офицером на очередной Русско-турецкой войне (1768-1774) сражался в битвах на Ларге и Кагуле, в Швейцарском походе А. В. Суворова 1799 года.

Иван Корнильевич Бороздин – капитан артиллерии. Избирался в Тверской губернии Старицким уездным предводителем дворянства.

Имение же Ладино по смерти К. Б. Бороздина в 1773 году перешло к другому его сыну – Матвею Корнильевичу Бороздину (1753-1817).

Сын и наследник последнего, Константин Матвеевич Бороздин, стал академиком, был известен как собиратель древностей. Он часто навещал Ладино как своё родовое имение. Благодаря К. М. Бороздину, который был добрым приятелем А. С. Пушкина в пору его михайловской ссылки (1824-1826 годы), имение вошло и в историю русской литературы: известно, что великий поэт посещал Ладино12.

Последним владельцем усадьбы накануне революции 1917 года являлся Корнилий Матвеевич Бороздин13.

«И раскрывала панораму / Земель, обугленных дотла…»

«В 1920-е годы в имении была создана сельскохозяйственная коммуна, за время существования которой усадьба пришла в полное запустение. Плотина была уничтожена, мельница разрушена, с кровли церкви снято железо, много парковых деревьев вырублено, несколько прудов засыпано» [см.: Розов Н. Г. Ожерелье Псковской земли. Дворянские усадьбы. Псков, 2008. С. 150].

Ладино. Храм Воскресения Христова 1768 года. Шестиярусная колокольня. Глава и крест. Современное состояние. Фото: Лев Шлосберг

Позднее в советское время (до не столь давних лет) в бывшем усадебном доме размещалась, как водится, местная школа, что на какое-то время его и спасло.

Вообще же, при всяком посещении таких исторических уголков России как Ладино (возвышенная, упорная красота которых густо перемешана со своей практически неотвратимой гибелью), при знакомстве с их нынешним убийственно плачевным положением, с особенной силой на поверхность сознания поднимаются строки Николая Алексеевича Заболоцкого (1903-1955):

«Он гнал коня от яма к яму,
И жизнь от яма к яму шла
И раскрывала панораму
Земель, обугленных дотла.

В глуши восточных территорий,
Где ветер бил в лицо и грудь,
Как первобытный крематорий,
Еще пылал Чингисов путь.

<…>
Но, невзирая на молебен
В крови купающихся птиц,
Как был досель великолепен
Тот край, не знающий границ!»

Заболоцкий Н. А. Рубрук в Монголии. Дорога Чингисхана

Продолжение следует.

Публикация подготовлена в рамках проекта «Именья родовые». Проект поддержан администрацией Псковской области в рамках регионального конкурса средств массовой информации «Модернизация сферы культуры и туризма региона».


1. Декор сохранившегося каменного этажа скуп, но выразителен. Он однозначно заставляет отнести памятник к стилю Барокко.

2. Около десяти лет своего изгнания из Твери (1327-1338) князь Александр Тверской прожил в Пскове.

3. Основатель Савво-Вишерского монастыря, Савва Вишерский известен подвигом столпничества. Был канонизирован в лике преподобных на втором Макарьевском соборе 1549 года. День его памяти приходится на Покров Богородицы, 1-е октября (14-е октября нового стиля).

4. Вполне вероятно, что роскошные по своим архитектурным формам сводчатые подвалы дошедшего до нас барского дома в Ладине восходят к этому первоначальному дому, построенному в XVII веке. (См.: Розов Н. Г. Ожерелье Псковской земли. Дворянские усадьбы. Псков, 2008. С. 150).

5. Ландрат – в России в 1713-1720 годах советник от дворян уезда. В 1714–1716 годах должность ландрата формально была сословно выборной. Введена и упразднена в царствование Петра I (1682-1725 годы правления).

6. Царица Прасковия Феодоровна (урождённая Салтыкова) (1664-1723) — единственная (с 1684 года) супруга «Старшего» царя Иоанна Алексеевича (1682-1696 годы царствования; царствовал, но не правил). Мать императрицы Анны Иоанновны (1730-1740 годы правления) и бабушка правительницы Анны Леопольдовны (1740-1741 годы правления - царствование младенца Иоанна VI Антоновича).

7. Принц Людвиг Иоганн Вильгельм Груно Гессен-Гомбургский (1705-1745) - генерал-фельдмаршал на русской службе, генерал-фельдцейхмейстер (командующий артиллерией).

8. Наполеон I – Первый Консул республики, затем император французов (1799-1814; 1815 годы правления).

9. Екатерина II (1762-1796 годы правления).

10. Послужной список К. Б. Бороздина хранился в Артиллерийском Историческом музее в Санкт-Петербурге («Военно-исторический Музей артиллерии, инженерных войск и войск связи»).

11. Это значение сопоставимо, пожалуй, лишь с эстетической и историко-культурной ценностью близкой по времени (1796 год), но иной по архитектуре, церкви Вознесения Господня в селе Бельское Устье Порховского района.

12. Впрочем, в имении Бороздиных бывали многие выдающиеся деятели России, в том числе, к примеру М. И. Кутузов (1745-1813), родители которого покоятся в подклете храма Воскресения Христова в Теребенях.

13. Прославлена в русской истории XVIII – начала XIX веков и иная линия рода Бороздиных, находившихся в родстве с потомками Корнелия Богдановича Бороздина и владевшими другими имениями в Псковской губернии. Михаил Саввич Бороздин (1740-1796) был сенатором. Сыновья его – генерал-лейтенант Михаил Михайлович Бороздин (1767-1837) и генерал от кавалерии, генерал-адъютант Николай Михайловичи Бороздин (1777-1830) – героически участвовали в войнах России против Наполеона I. Андрей Михайлович Бороздин (1765-1838) также был членом Правительствующего Сената.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  7675
Оценок:  120
Средний балл:  10