Статья опубликована в №42 (513) от 27 октября-02 октября 2010
Общество

Государственный паралитический газ

Восемь лет спустя после одной из крупнейших трагедий в истории послевоенной России родственники погибших и чудом выжившие на Дубровке не дождались ни признания вины государства, ни судебных решений, ни моральных извинений, ни материальных компенсаций

23 октября 2002 года началась четырехдневная трагедия в московском театральном центре «На Дубровке»: захват чеченскими террористами более 900 заложников, для 130 из них (в том числе десятерых детей), а, по данным региональной общественной организации «Норд-Ост», для 174 человек, трагедия завершилась смертью. Среди выживших, по счастью, жертв захвата заложников – двое псковичей. Родственники погибших оказались единственной силой, которая вот уже восемь лет пытается найти правду о трагедии на Дубровке и добиться как полного государственного расследования, так и справедливого суда. «Псковская губерния» представляет вниманию читателей в сокращении (без текстов приложений, но с упоминанием их) подготовленный в 2006 году региональной общественной организацией «Норд-Ост» доклад «НОРД–ОСТ». Неоконченное расследование. События, факты, выводы». Доклад будет публиковаться по частям.

Из более чем 900 заложников театрального центра «На Дубровке» 130 (в том числе десять детей), а, по данным региональной общественной организации «Норд-Ост», 174 человека погибли.

«Признавая серьезный характер ситуации с захватом заложников, Комитет не может не быть озабочен результатом спасательной операции в театре на Дубровке. Комитет отмечает, что различные попытки расследовать ситуацию проводятся до сих пор, но выражает озабоченность отсутствием независимой и непредвзятой оценки обстоятельств дел относительно оказания медицинской помощи заложникам после их освобождения и убийства лиц, захвативших заложников. Комитет запросил государство-участник [Россию] обеспечить, чтобы обстоятельства спасательной операции на Дубровке подверглись независимому тщательному расследованию, результаты которого должны быть опубликованы и, в случае необходимости, должно быть возбуждено уголовное преследование и должна быть выплачена компенсация жертвам и членам их семей» (из постановления Комитета по Правам Человека ООН на 79 сессии, октябрь 2003 г.).

Настоящий доклад связан с одним из самых трагических случаев в истории современной России – захватом заложников в театральном центре на Дубровке в г. Москве.

Авторы не ставят целью оправдать террористов – их вина очевидна и не подлежит сомнению. Однако эта трагедия еще раз продемонстрировала отношение российской власти к соблюдению прав человека как в период проведения спецоперации, так и в ходе расследования террористического акта и судебных разбирательств по искам пострадавших и потерпевших в защиту своих прав и интересов.

Целью данного доклада является обобщение информации, которая получена в результате исследования доступных для авторов документов возбужденного по факту теракта уголовного дела, свидетельств потерпевших и очевидцев события, правозащитников и журналистов. Авторы постарались отразить в нем результаты обобщения фактического материала, проанализировать версии обоснованности проведения спецоперации, дать правовую оценку действиям властей в ходе ее проведения, а также ознакомить читателей с наиболее значимыми, на взгляд авторов, мнениями и оценками произошедших событий.

1. Отсутствие эффективных превентивных мер по борьбе с терроризмом

На страшной, кровавой и бесчеловечной практике была доказана неэффективная работа российских спецслужб - цепь терактов, взрывов, диверсий является показателем их неудовлетворительной работы (приложение 1).

Дважды появлялись официальные сообщения о том, что Мовсар Бараев убит:

25 августа 2001 г. было заявлено, что он оказал вооруженное сопротивление при задержании и был уничтожен в ходе спецоперации (приложение 7);

12 октября 2002 года заместитель командующего группировкой войск в Чечне Борис Подопригора в очередной раз объявил, что Бараев погиб под точечными ударами российской артиллерии и авиации (приложение 8), а через 11 дней, 23 октября 2002 года, Бараев с группой вооруженных террористов захватил «Норд-Ост».

Такая масштабная операция готовилась не одну неделю и не одиночкой. Придумать всю операцию, набрать исполнителей и сохранить все в тайне - реальная проблема для террористов. И они с ней справились.

«Взятие заложников - событие, которое держит в напряжении всю Россию, не только трагедия… Оно – крупнейший провал в деятельности органов безопасности. При этом вряд ли есть другая страна в западном сообществе, где бы спецслужбы и милиция пользовались такими полномочиями, как в России» (газета «Die Welt», Германия).

Так, захваченный в заложники сторож театра среди террористов узнал одного из рабочих, занимавшихся ремонтом гей-клуба, расположенного в подвальном помещении ДК. Следствие сделало предположение, что подготовка к захвату театра, возможно, велась в помещении этого гей-клуба, который имел «мощное прикрытие в случае проверок со стороны правоохранительных органов», поскольку членами и посетителями клуба являлись «многие влиятельные представители… властных структур. В связи с изложенным гейклуб был наиболее идеальной базой для подготовки и осуществления террористического акта» (приложение 2).

О результатах проверки данной версии авторам неизвестно.

2. Описание событий теракта и спецоперации

2.1. Хронология теракта

Подробная хронология событий 23-26 октября 2002 года в г. Москве представлена в приложении 3.

Ниже авторы предлагают кратное описание событий по данным СМИ, воспоминаниям заложников и свидетелей событий.

23 октября 2002 г., среда

Группа вооруженных людей около 21:00 захватила заложников в Театральном центре на Дубровке в Москве, в котором идет мюзикл «Норд-Ост». Как выяснили впоследствии следственные органы, было захвачено 912 человек. Из них – около 100 детей школьного возраста.

По сообщению пресс-секретаря главы российского государства Алексея Громова, президент России Владимир Путин был немедленно информирован о захвате.

На место происшествия вызваны отряды ОМОНа и СОБРа. На место происшествия выехал начальник ГУВД Москвы генерал Владимир Пронин. Появилось сообщение (из СМИ, после интервью с Ястржембским) о том, что террористы требуют выплаты крупной денежной суммы.

Несколько человек из числа захваченных в заложники во Дворце культуры шарикоподшипникового завода, дозвонились в милицию, СМИ. Они сообщили, что террористы минируют здание. Основное требование террористов – вывод войск из Чечни.

В здание Дома культура беспрепятственно вошла молодая женщина (позднее выяснилось, что это была Ольга Романова). Боевики решили, что она является агентом ФСБ, и расстреляли ее.

Террористы отпустили около 15 детей, нескольким актерам мюзикла «Норд-Ост» удалось убежать.

24 октября 2002 г., четверг

Для руководства действиями спецслужб на месте создан оперативный штаб. Для оказания помощи родственникам заложников открыт пункт психологической реабилитации. Из Госпиталя Ветеранов войн № 1, находящегося рядом с театром, эвакуируется часть больных. На крышах домов вокруг театрального центра занимают позицию снайперы.

Террористы обещают освободить захваченных в заложники иностранцев.

Представители ФСБ сделали заявление, что ни о каком денежном выкупе террористам речи не идет. Правительство России предложило террористам выехать в какую-либо третью страну.

Во внутренний двор ДК АО «Московский подшипник» пытался проникнуть подполковник пограничных войск ФСБ Константин Васильев. Расстрелян террористами на подступах к зданию.

Террористы требуют приезда представителей Красного Креста и организации «Врачи без границ» для ведения переговоров. В переговорах с террористами принимают участие известные общественно-политические деятели Асланбек Аслаханов (депутат ГД РФ от Чеченской республики), Иосиф Кобзон (депутат ГД РФ, председатель российской Партии Мира), Ирина Хакамада (депутат ГД РФ), Борис Немцов (депутат ГД РФ, руководитель фракции «Союз Правых Сил»), Григорий Явлинский (депутат ГД РФ, руководитель фракции «Яблоко»). О готовности выступить посредником при переговорах с террористами заявил экс-президент СССР Михаил Горбачев.

Заложники обращаются к президенту Путину с призывом прекратить военные действия в Чечне. Они просят не штурмовать здание, поскольку в зале много взрывчатки, и террористы угрожают взорвать всех в случае начала штурма.

За прошедшие сутки по данным ФСБ освобождены 39 заложников. Террористы заявили, что в случае приезда главы администрации Чечни Ахмата Кадырова они готовы освободить 50 заложников. Ирина Хакамада выразила надежду на то, что иностранных граждан, вероятно, вскоре отпустят.

Совет безопасности ООН потребовал «незамедлительного и безусловного освобождения» всех захваченных террористами заложников в Москве. В единогласно принятой резолюции СБ ООН призвал все государства к сотрудничеству с Россией с целью «найти и привлечь к ответственности исполнителей, организаторов и спонсоров этого террористического нападения».

25 октября 2002 г., пятница

В захваченное здание вошли врачи, в т.ч. доктор Леонид Рошаль, который передал медикаменты для заложников.

Журналисты НТВ записали интервью с Мовсаром Бараевым. Бараев заявил, что может выпустить к утру всех детей.

Из здания ДК сумели выбраться несколько человек, прятавшихся в подсобных помещениях. По информации, переданной штабом, СМИ представили их как выпущенных террористами.

Достигнута договоренность об освобождении иностранцев. 75 иностранных граждан террористы согласны выпустить в присутствии дипломатических представителей государств. Однако российские власти настаивают на том, чтобы террористы не отпускали заложников, разделяя их на иностранцев и россиян. Группа дипломатов иностранных государств находится «в режиме ожидания».

Террористы отпустили без всяких условий 8 детей. Есть надежда, что через несколько часов будет отпущена еще одна группа детей.

Официальные власти опровергли сообщение о том, что они пытались связаться с Масхадовым. В оперативном штабе, созданном в связи с захватом заложников в Москве, прошло совещание, на котором было решено, что известные и авторитетные чеченцы должны использовать свои возможности в Чечне, чтобы решить вопрос с заложниками.

Директор ФСБ Николай Патрушев после совещания у президента России Владимира Путина заявил, что террористам будет гарантирована жизнь, если заложники в театральном центре в Дубровке будут освобождены.

Заложникам в театральном центре на Дубровке начали доставлять воду и продукты.

Участники митинга на Васильевском спуске, собравшиеся в поддержку захваченных террористами заложников, приняли обращение к президенту страны:

«Уважаемый Президент!

К Вам обращаются дети, родственники, друзья заложников, которые находятся в зале Театрального центра! Мы взываем к Вашему разуму и милосердию! Мы знаем… что здание заминировано и любое использование силовых методов приведет к взрыву театра. Мы уверены, что нет таких уступок в переговорах, на которые нельзя пойти, если речь идет о жизни 700 человек! Мы просим Вас не допустить гибели людей. Продолжите переговорный процесс! Пойдите на уступки! Если наши близкие погибнут, мы не сможем больше верить в силу нашего государства и реальность власти! Не оставляйте нас сиротами!»

Его подписали более 250 человек.

На протяжении суток в переговорах с террористами принимали участие журналисты Анна Политковская, Сергей Говорухин и Марк Франкетти, общественно-политические деятели Евгений Примаков (депутат ГД РФ, президент Торгово-промышленной палаты России), Руслан Аушев (председатель комитета по делам воинов – интернационалистов при Совете глав правительств СНГ, экс-президент Ингушетии) и Асланбек Аслаханов (депутат ГД РФ от Чеченской республики).

Террористы хотят провести переговоры с представителем Владимира Путина. Конкретных фамилий террористы не называют.

В 21:55 освобождены еще четверо заложников (граждан Азербайджана) из здания на Мельникова, 7. Таким образом, всего за пятницу освобождены 19 заложников. Достигнута договоренность об освобождении утром 26 октября граждан США и Казахстана.

Геннадий Влах, якобы получивший информацию в штабе о нахождении сына в заложниках, перебежал площадь перед ДК на улице Мельникова, 7 и вбежал внутрь захваченного здания. Расстрелян террористами. Через 10 минут вслед за ним через площадь пошел еще один мужчина, но вернулся.

Между 23:00 и 24:00 один из заложников с бутылкой в руках побежал по спинкам сидений к террористке, сидевшей рядом с взрывным устройством. Боевики стреляли по нему, но случайными пулями ранены двое заложников – Тамара Старкова и Павел Захаров.

26 октября 2002 г., суббота

Аслан Масхадов призывает террористов, захвативших заложников в Москве, к благоразумию и «предостерегает от поспешных шагов», заявил спецпредставитель Масхадова на переговорах с Россией Ахмед Закаев.

Примерно в 2:00 ночи к театру подъехали два реанемобиля. Из здания вынесли 2 заложников. Один из вынесенных – женщина – ранена в живот, а другой – мужчина – в голову.

5.00. Неожиданно гаснут прожекторы на крыше Института человека, освещавшие главный вход в ДК.

05:30. В студию радио «Эхо Москвы» в прямой эфир позвонили заложники (Н. Скопцова и А. Андрианова) и сообщили о том, что начались действия со стороны спецслужб, в зал пущен газ (приложение 5).

2.2. Описание событий в захваченном зале и за его пределами

Подробное описание событий даны в приложениях 6 «Описание происходивших событий как внутри, так и за пределами зала участниками событий».

Ниже авторы предлагают кратное описание событий по данным СМИ, воспоминаниям заложников и свидетелей событий.

Из воспоминаний бывших заложников (приложения 6.1, 6.2, 6.3 и 28.3) следует, что реакция зрителей на сообщение о захвате театра была разной – кто-то остался спокойным, у кого-то были истерики и обмороки. Безусловно, среди зрителей царил страх. Обстановка в зале была нервозная, часто меняющаяся в зависимости от настроения террористов.

Руководители силовых ведомств не организовали грамотное освещение событий. Террористы, находясь в ДК, тщательно следили за информацией, появляющейся в СМИ. Любая дезинформация вызывала у заложников состояние безысходности и отчаяния, а у террористов агрессию, и они тут же начинали угрожать расстрелами и подрывом здания. Однако особых эксцессов не наблюдалось.

Для родственников и друзей заложников, пришедших к зданию ДК толпами, приспособили спортивный зал находящегося по близости ПТУ (ул. Мельникова, 7). В других помещениях этого же здания расположились пункт экстренной медицинской помощи, столовая, где люди могли получить горячее питание, целый этаж был отведен для спальных мест, где родственники имели возможность ночевать, а также штаб прокуратуры, где работали следователи. Подробное описаний происходящего рассказали родственники заложников (приложения 6.5, 6.6 и 6.7).

По свидетельствам очевидцев, вокруг захваченного театра в первое время царила растерянность и неразбериха (приложения 6.4, 28.4). Как известно из материалов прессы (по свидетельству журналиста газеты «Известия» Евгения Крутикова), к 7 утра 24.10.2002 было организовано 4 штаба. «Каждый вновь прибывший за оцепление генерал норовил создать свой оперативный штаб и заново начать переговоры… Растерянность спецслужб сменилась лихорадочной активностью…» (приложение 28.2).

О разногласиях в работе оперативных штабов рассказывают участники событий.

Роман Шлейнов (член редакционной коллегии «Новой Газеты»): «Приехала Политковская. Представитель ФСБ, который недавно подтвердил, что в штабе ее ожидают, стал мягко убеждать: никто, мол, из террористов ее и не звал. И все это в том смысле, что неплохо бы ей удалиться… На убеждения и согласования ушло часа полтора… Разные ведомства – разные комнаты, разные подходы и приметная даже постороннему взгляду конкуренция. ФСБ, МВД, МО… После переговоров с бандитами Политковская сообщила, что они разрешили передать в зал воду и соки… Воду организовали сравнительно быстро, но мало… Согласовали кандидатуры, взяли воду и шагнули было на площадку перед ДК, но тут от стены ближайшего дома отделился человек в черной экипировке с винтовкой и наши перемещения решительно пресек:

- Кто вы и куда направляетесь?

Мы в нерешительности оглянулись на офицера в штатском, который нас сопровождал.

- Все согласовано, пусть идут.

Нет, я не получал от начальства подтверждения, - настаивал человек с винтовкой.

- Да я же из «Альфы», все решено, - недоумевал наш провожатый.

- Да хоть из «Вымпела» - мне-то что.

Так и стояли минут десять, пока длилось согласование и одна спецслужба медленно осознавала, что делает другая…

… Когда вернулись к оперативному штабу, выяснилось, что соков и воды еще нет. Ждали до темноты. Наконец пришла машина, мы положили соки на обычную мокрую от дождя медицинскую каталку… и снова отправились в ДК… Когда вернулись за оцепление и направились в оперативный штаб, нас в очередной раз не узнала охрана... Опять стояли» (приложение 28.5).

Разногласия между службами не были преодолены к моменту проведения спасательной операции. По словам врача скорой помощи Дмитрия, «как только поступила команда по радио, колонна выдвинулась на улицу Мельникова. Но… машину остановил милиционер из оцепления. Оказывается, к нему команда пропускать «Скорые» еще не пришла. Ждали команду минут десять» (приложение 6.8).

Медицинские работники, принимавшие участие в оказание медицинской помощи заложникам, так же отмечали отсутствие взаимодействия между СМП, спасателями и спецназом (приложение 17).

2.3. Описание операции по спасению заложников

Внимание многих СМИ было приковано к событиям на Дубровке. Подробное описание операции по спасению заложников глазами очевидцев – журналистов газеты «Агентура» Ириной Бороган и Андреем Солдатовым, наблюдавших развитие событий на Дубровке в зоне прямой видимости, представлено в приложении 4.

Ниже авторы предлагают краткое описание событий, сделанное по данным СМИ.

5.10. Погасло уличное освещение около ДК.

5.35. Началась стрельба вокруг здания ДК.

6.05. Представители оперативного штаба по радио сообщили о начале штурма в связи с якобы начавшимся расстрелом заложников.

6.35. Группа бойцов внутренних войск врывается внутрь театра через центральный вход, на площадь съезжается техника, в том числе машины «скорой помощи». Из главного входа выходят две женщины.

6.50. Стрельба продолжается. Из главного входа выносят первых заложников.

7.00. Пустые автобусы двинулись по ул. Мельникова. Из здания продолжают выносить тела заложников. Тела заложников складывают в шеренгу у главного входа в ДК. Через несколько минут они занимают все пространство. Места не хватает, тела бросают друг на друга.

7.20. От ДК отъезжает первый автобус с заложниками.

7.43–7.50. Еще два автобуса с заложниками покидают площадь.

Около 8.00. Замминистра МВД Владимир Васильев сообщил о том, что поводом для начала операции послужила попытка группы заложников сбежать. Спецслужбы были вынуждены начать штурм.

11.00. Заложников продолжают выносить из зала ДК.

2.4. Дезинформация общественности о результатах проведенной спецоперации

После того, как возле ДК раздалось несколько взрывов, очевидцам событий стало понятно, что начался штурм.

По словам матери заложника Т. Карповой, примерно через час после этих взрывов в зал ПТУ к родственникам заложников вошли Валентина Матвиенко, Олег Бочаров и другие представители штаба. «Все они были крайне возбуждены и веселы. Они встали у микрофона. Зал замер. И тут прозвучали слова сладкой лжи: «Штурм прошел блестяще! Террористы убиты все! Жертв среди заложников – нет!» Зал зааплодировал, закричал от радости. Все благодарили власти, гос[ударственных] чиновников за спасенные жизни родных и близких…» (приложение 6.5).

Около 7:20 по телевизору член штаба рапортовал об успешном завершении спецоперации: заложники освобождены, о жертвах – ни слова.

Из материалов уголовного дела известно, что тела погибших заложников складывались в два автобуса, стоявших возле ДК, однако официально сообщалось, что жертв нет.

Первое официальное сообщение о единичных случаях гибели заложников прозвучало около 09:00, однако заместитель начальника штаба Владимир Васильев сообщает о том, что среди погибших нет детей; как впоследствии выяснилось, к тому времени медики констатировали смерть 5-ти детей.

Все это время власти молчат о применении спецсредства во время штурма.

В 13:00 на пресс-конференции заместитель начальника штаба Васильев сообщил о гибели 67 человек, но по-прежнему скрывалась гибель детей. По его словам, он уполномочен заявить о применении спецсредства и о захваченных живыми нескольких террористах.

13:45. Оперативный штаб прекратил свою работу. При этом родственникам заложников сообщили «справочные телефоны», по которым они якобы могли узнать информацию, в какую больницу доставлены их близкие. Однако информацией о бывших заложниках «диспетчеры» не владели. Федеральные СМИ сообщили недостоверный перечень больниц, в которые поступили бывшие заложники.

Допуск родственников бывших заложников в больницы был запрещен. Неопознанных пострадавших было много, и родственники предлагали фотографии для опознания личностей, но им категорически отказывали. Не смотря на обещание властей, списки во многих больницах так и не появились, что заставляло страдать людей, не сумевших найти своих близких ни среди живых, ни среди мертвых (приложения 28.11, 28.8).

Бывшие заложники продолжали умирать и 26-го, и 27-го, и 28-го октября. Наконец, только через неделю была сообщена реальная информация о погибших – более 120 человек.

По сообщению прокуратуры от 1 ноября 2002 г., в моргах найдены все бывшие заложники, ранее числившиеся пропавшими без вести. Часть из них была обнаружена в Лефортовском морге – первоначально их тела были причислены к телам террористов. Однако только в июне 2003 года семья Г. Влаха была извещена о том, что его труп кремирован вместе с телами террористов. Никаких объяснений и извинений по этому поводу семья не получила (приложение 28.13).

В ноябре 2002 г. также выяснилось, что взятых живыми террористов, о которых сообщалось ранее, нет ни одного.

Официальная версия о безвредности примененного в ходе штурма «спецсредства» широко использовалась в средствах массовой информации. С телеэкранов руководящие сотрудники здравоохранения еще до получения результатов экспертиз заявляли, что причиной смерти заложников явились «комплекс неблагоприятных факторов» и наличие хронических заболеваний.

О 20-летней Наталье Маленко, неделю в коме боровшейся за свою жизнь и скончавшейся 2-го ноября, была сообщена стандартная формулировка «страдала сопутствующими хроническими заболеваниями» (приложение 10). Однако в действительности экспертизой «признаков хронических заболеваний установлено не было». (04.11.2002 г. РИА «Новости»). Случай с Н. Маленко не единичен. Аналогично хронических заболеваний в соответствии с заключениями судебных медицинских экспертиз не обнаружено у погибших Нины Миловидовой (14 лет), Натальи Жировой (39 лет).

Показателен телевизионный репортаж о приеме президентом РФ сотрудников мюзикла «Норд-Ост». Вместе с продюсером Г. Васильевым, попавшим под газовую атаку, телевизионной аудитории был предъявлен актер детской труппы Глеб Бауэр, который не был в числе заложников (06.11.2002 г., программы «Время», «Новости» на канале ОРТ; программа «Вести» на канале РТР; программа «Новости» на канале ТВЦ).

Скрывались также случаи поражения «спецсредством» сотрудников специальных служб, осуществлявших спасательную операцию. 06.11.2002 г президент ассоциации ветеранов подразделения «Альфа», депутат Московской городской Думы Сергей Гончаров сообщил, что в госпиталях находятся 9 офицеров подразделения «Альфа», которые отравились газом при освобождении заложников (приложение 9).

Как известно сегодня, в результате проведенной операции как минимум 130 заложников погибло, десять из которых дети; около 700 заложников отравлено, часть из них стала инвалидами II и III групп , 12 человек частично или полностью лишились слуха; 69 детей, лишившись родителей, остались сиротами.

Авторы доклада, члены региональной общественной организации содействия защите пострадавших от террористических актов «НОРД-ОСТ»:
Любовь БУРБАН, потерявшая при теракте в «Норд-Осте» сына, Григория Бурбан (39 лет).
Светлана ГУБАРЕВА, бывшая заложница, потерявшая при теракте в «Норд-Осте» дочь, Александру Летяго (13 лет) и мужа Сэнди Алан Буккер (49 лет).
Татьяна КАРПОВА, потерявшая при теракте в «Норд-Осте» сына, Александра Карпова (31 год).
Николай КАРПОВ, потерявший при теракте в «Норд-Осте» брата, Александра Карпова (31 год).
Владимир КУРБАТОВ, потерявший при теракте в «Норд-Осте» дочь, Кристину Курбатову (13 лет).
Дмитрий МИЛОВИДОВ, потерявший при теракте в «Норд-Осте» дочь, Нину Миловидову (14 лет).
Павел ФИНОГЕНОВ, потерявший при теракте в «Норд-Осте» брата, Игоря Финогенова (32 года).

Продолжение читайте в следующем номере «Псковской губернии».

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3495
Оценок:  11
Средний балл:  10