Статья опубликована в №40 (511) от 13 октября-19 октября 2010
История

Шестой конь Люцифера

В культурном наследии рода Философовых таится загадка революционной гибели России
Юлий СЕЛИВЕРСТОВ Юлий СЕЛИВЕРСТОВ 13 октября 2010, 10:00

Даже на блистательном фоне лучших представителей своей корпорации выделяется древний род Философовых, прочно связанный с псковской бежаницкой землёй. Материальным наследием Философовых являются расположенные в непосредственной близости от посёлка Бежаницы остатки имений Богдановское и Усадище. В них воплощено и зримо представлено более значимое духовное наследие рода.

Слева направо: Зинаида Гиппиус, критик и общественный деятель Дмитрий Философов, писатель Дмитрий Мережковский. Фотография Карла Буллы. 1914 год.

По некоторым обстоятельствам именно Философовым в истории культурного, общественного и государственного строительства России принадлежит место особо символическое и значимое.

В первую очередь, таким обстоятельством следует признать редкостную древность рода, основателем которого, по преданию, является Марк Христофорос Македонянин (или Марк Философ), пришедший на Русь вместе с христианством и византийским посольством в княжение Святого Владимира (980–1015 годы правления, крестителя Руси (988 год).

Во-вторых, одной из ключевых фигур русской культуры, узловым персонажем её Серебряного Века является Дмитрий Владимирович Философов (1872–1940) – один из последних выдающихся представителей фамилии.

По некоторым сведениям, Философовы – потомки Марка Философа – при Иване IV (1533 – 1584 годы правления) жили в России уже в 17-м, а при Петре I (1682–1725 годы правления) – в 22-м поколениях.

В. Серов. Портрет Дмитрия Философова.

Как пишет исследователь наследия Философовых Р. Н. Антипова, «наибольшую известность в отечественной истории из псковских Философовых приобрёл Михаил Михайлович Философов (1732-1811) – участник Семилетней войны (1756–1763 годы), директор Сухопутного шляхетского кадетского корпуса, преподаватель азов математики и военного искусства будущему императору Павлу I, выполнявший при Екатерине II на протяжении 8 лет ряд дипломатических поручений в Пруссии, Париже, Лондоне, Дании, псковский военный губернатор (1797-1798), кавалер ордена Святого Андрея Первозванного» [см.: Антипова Р. Н. Философовы и Псковская земля. На правах рукописи].

Строителем усадьбы Богдановское, где в пору своей михайловской ссылки (1824–1826 годы) не раз бывал А. С. Пушкин, стал Дмитрий Николаевич Философов (1789-1862).

Образ своевольного К. П. Троекурова в повести «Дубровский», по мнению многих, списан поэтом именно с него. Крепостник-деспот, Д. Н. Филолософов был очень богат. Но даже при его возможностях регулярный (по образцу Версаля) парк в Богдановском создавался более десяти лет со всей мыслимой для частного лица роскошью. Для ускорения работ Д. Н. Философов, по легенде, запрещал венчаться крестьянам, не выполнившим трудовую повинность на устройстве парковых прудов. Пруды эти, планом своим напоминающие букву «ферт» («Ф» - начальная буква фамилии Философовых. - Авт.), - это сегодня почти всё, что осталось от Богдановского, с его несравненным парком. Спустя несколько лет после революции (уже после разграбления и разрушения господского дома) регулярный парк был почти полностью вырублен крестьянами на дрова [см.: Розов Н. Г. Ожерелье Псковской земли. Дворянские усадьбы. Псков, 2008, с. 20].

Старший сын Д. Н. Философова, Александр Дмитриевич Философов, стал владельцем близлежащего села Усадище. Некоторое время он занимал в Санкт-Петербурге пост директора департамента внешних сношений министерства внутренних дел.

Богдановское унаследовал Владимир Дмитриевич Философов (1820-1894). Дослужившись до чина действительного тайного советника, он стал при императоре Александре II (1855–1881 годы правления) ближайшим помощником военного министра Д. А. Милютина (1816–1912) в реформе русской армии, в 1861—1881 годах являлся первым Главным военным прокурором России и начальником Военно-судебного управления. С 1881 года В. Д. Философов – член Государственного Совета.

Лев Бакст. Портрет литератора Дмитрия Философова.

С 1856 года его женой была Анна Павловна Философова (1837-1912, в девичестве Дягилева) – известнейшая общественная деятельница, одна из основательниц женского образования (а по сути – и всего движения за равноправие женщин) в России.

Квартира супругов Философовых в Петербурге долгое время служила местом собраний либерального дворянства. Здесь в числе прочих бывал, к примеру, и Ф. М. Достоевский (1821–1881), с которым А. П. Философова была дружна. В её салоне принято было устраивать вечера и концерты в пользу учащихся женских курсов.

В начале 1860-х годов А. П. Философова была в числе основательниц «Общества дешёвых квартир для трудящихся женщин». К добровольным заботам этого «Общества», помимо жилья, относились вновь открытые школа, детский сад, столовая. Главное, «Общество…» заботилось о трудоустройстве своих подопечных: в Петербурге были открыты мастерские в общей сложности более чем для сорока тысяч работниц. В пореформенной России – в условиях растущих городов, стремительно развивающегося промышленного капитализма и отсутствия удовлетворительной системы социальной поддержки трудящихся – всё это было очень важно. Председательницей «Общества дешёвых квартир…» А. П. Философова оставалась более 14 лет.

Её просветительская, гуманная деятельность среди крестьян села Богдановское Новоржевского уезда Псковской губернии пришлась на начало 1860-х годов. Заботами А. П. Философовой здесь была построена первая в уезде школа, происходили регулярные медицинские осмотры крестьян и бесплатная раздача лекарств.

В 1861 г. А. П. Философова стала одной из основательниц «Комитета грамотности». В 1867-68 гг. она и её соратницы впервые поставили перед правительством вопрос о высшем женском образовании в России. В результате этих усилий в 1878 году А. П. Философова добивается открытия в Санкт-Петербурге так называемых «Бестужевских курсов».

Осенью 1879 года А. П. Философова была выслана за границу по подозрению в участии в революционном движении, так как она помогала осужденным и их родственникам; возвращена из ссылки лишь 4 февраля 1881 года (незадолго до убийства 1 марта 1881 года императора Александра II).

Имение Философовых в дер. Усадище. Господский дом в усадьбе.

С 1899 г. А. П. Философова, которую необходимо признать одной из родоначальниц мирового феминистского движения ХХ века, состояла в Западноевропейской женской организации. Она участвовала в двух международных женских конгрессах. Именно А. П. Философова организовала в 1908 году I Всероссийский женский съезд.

С 1901 г. на Санкт-петербургских Высших женских курсах была учреждена стипендия имени А. П. Философовой.

Однако для темы нашей статьи важно, что в 1902 г. А. П. Философова вступила в первый русский теософический кружок им. Марии Штраух. Этот кружок она даже представляла в 1905 г. на Съезде русских спиритуалистов в Москве. В 1906 г. А. П. Философова участвовала в Первом международном теософическом конгрессе. С 1908 г., когда теософический кружок был легализован, А. П. Философова стала его вице-председателем.

Дмитрию Владимировичу Философову (1872–1940) – сыну В. Д. Философова и А. П. Философовой, людей столь непохожих и ярких – суждено было из своих софамильцев оставить в русской культуре наиболее яркий и знаковый след.

С одной стороны, яркость и важность его роли представляется как бы чем-то странным и мало оправданным. В самом деле, сам В. Д. Философов – литератор (как он себя называл), критик и политический деятель – не являлся первостепенным художником или поэтом. В большой мере его фигура заслонена блистательным кузеном В. Д. Философова – Сергеем Павловичем Дягилевым (1872–1929), который остаётся уникальным явлением для развития всемирного художественного процесса. Однако журнал «Мир искусства» и соимённое общество русских художников С. П. Дягилев и Д. В. Философов задумали (по-видимому, именно в Богдановском) и организовали вместе.

В продолжение почти двух десятилетий – вплоть до вынужденной эмиграции (фактического бегства) из России в самом конце 1919 года – Д. В. Философов был участником некоего «тройственного союза» с четой выдающихся писателей: Зинаиды Николаевны Гиппиус (1869–1945) и Дмитрия Сергеевича Мережковского (1865–1941). Их «триумвират» был не только бытовым и жизненным (об этом его характере мы можем лишь догадываться), но, что гораздо важнее – творческим, духовным и даже в каком-то смысле мистическим союзом. Сами участники именовали его «троебратство».

Всё это связано было со свойственным русской предреволюционной эпохе жадным исканием нового религиозного откровения. Откровение это было призвано (по представлениям, широко распространившимся в начале ХХ века среди вольнодумной интеллигенции) «улучшить» христианство в целом и, уж конечно, чуть ли не впрямую заменить «ветхое» и столь единое со всем ненавидимым строем царской России православие.

Поиски «Третьего Завета» (Завета Духа Святаго) в «странной семье» Мережковского, Гиппиус и Философова выливались даже в попытки служить какую-то доморощенную «литургию» с самодельными молитвами и облачениями. Современному сознанию всё это представится дикой и смешной нелепостью. Но, надо думать, в исканиях этих имела место граничащая с безумием серьёзность. Всё это, по совести говоря, отдаёт некоторым «прикладным» сатанизмом и, уж во всяком случае, богоотступничеством (вспомним (не вдаваясь в их формальное содержание) хотя бы одни только названия некоторых произведений Д. С. Мережковского: «Смерть богов. Юлиан Отступник», «Воскресшие боги. Леонардо да Винчи», «Антихрист», «Царство Зверя», «Иисус Неизвестный» и т. д. - Авт.). Применительно к Д. В. Философову следует вспомнить старческую теософию его матушки и признать рассматриваемый случай антихристианства наследственным.

Прекрасным эпиграфом к жизни и духовной судьбе Д. В. Философова (центральной, типичной и узловой фигуры своего времени) может служить знаменитая «Баллада» Н. С. Гумилёва:

Пять коней подарил мне мой друг Люцифер
И одно золотое с рубином кольцо,
Чтобы мог я спускаться в глубины пещер
И увидел небес молодое лицо.

Кони фыркали, били копытом, маня
Понестись на широком пространстве земном,
И я верил, что солнце зажглось для меня,
Просияв, как рубин на кольце золотом.

Много звездных ночей, много огненных дней
Я скитался, не зная скитанью конца,
Я смеялся порывам могучих коней
И игре моего золотого кольца.

Там, на высях сознанья — безумье и снег,
Но коней я ударил свистящим бичом,
Я на выси сознанья направил их бег
И увидел там деву с печальным лицом.

В тихом голосе слышались звоны струны,
В странном взоре сливался с ответом вопрос,
И я отдал кольцо этой деве луны
За неверный оттенок разбросанных кос.

И, смеясь надо мной, презирая меня,
Люцифер распахнул мне ворота во тьму,
Люцифер подарил мне шестого коня —
И Отчаянье было названье ему*.

На жизнь Д. В. Философова стихи эти ложатся полностью (по-видимому, за исключением предпоследней строфы). Утончённо развитой и образованный, совершенно вобравший в себя всю великую традицию своего рода, сословия, страны и – через Марка Философа – самой византийской веры, он (вместе со всем русским обществом) поддался соблазну человеко-божеского титанизма.

Неизвестный художник (школа А. Г. Венецианова). Интерьер. Гостиная. 1820-е гг.

Ярчайшие деятели Серебряного Века стремились изобрести «другое» «христианство» и им уже ВСЁ было позволено – широчайшее революционное отступничество от веры и построенной дворянами монархии, семейственная жизнь втроём, политический террор как совершенно оправданный принцип и метод общественного действия.

Известно, сколь близок был круг Мережковских к тому, что принято в историографии именовать Февральской революцией 1917 года. Борис Викторович Савинков (1879–1925) – знаменитейший террорист, руководитель Боевой организации партии эсеров – был близким другом З. Н. Гиппиус, а для Д. В. Философова ещё и многолетним соратником по подрывной борьбе против Советской власти, которую они вели в начале 1920-х годов из польской эмиграции [см.: Соболевская А. А. От декадента к интервенту. / В кн.: Сборник материалов третьих Философовских чтений. Псков, 2008, сс. 136–148].

Когда такие люди, как А. П. Философова и её сын Д. В. Философов. пришли в революционную борьбу против престола и веры, Россия не погибнуть уже не могла.

5 августа 2010 года в стенах Псковского музея состоялся вечер памяти Д. В. Философова, посвящённый семидесятой годовщине его ухода из жизни. В своём выступлении на вечере профессор Университета «Мемориал» (Ньюфаундленд, Канада), один из авторитетных мировых исследователей наследия Философовых Джон Стюарт Дюрант высказался в том смысле, что такие персоны русской истории как Д. В. Философов, в равной мере отрекшиеся от России самодержавной и с оружием в руках отвергшие Россию коммунистическую, являются для нас провозвестниками некоторой «Третьей» России – демократической, построенной на общечеловеческих (то есть западных) ценностях, России будущего. Время формирования этой Третьей России, казалось бы вернулось после 74-летнего перерыва в 1991 году…

Но что-то в общественном развитии страны за последние два десятилетия подсказывает, что этот «иной вариант» исторической реализации Родины может оказаться такой же соблазнительной и пустой фикцией, как «Третий Завет» Мережковских, друживших с террористами и подталкивавших Первую и Единственную Россию к пропасти 1917 года.

К счастью, нынешнее бежаницкое руководство сознаёт не только общее историко-культурное значение Философовых и их наследия, но и колоссальное практическое значение этой фамилии как неразменного мирового бренда России, Псковской области и Бежаницкого района – в первую очередь. Само существование в XXI веке Бежаницкого историко-культурного центра Философовых подтверждает верное отношение районного руководства к рассматриваемой проблематике. Центр расположен в построенном в конце XIX века и сохранившемся до наших дней бывшем барском доме имения Усадище. До недавнего времени в здании помещалась школа, что его и спасло. Сегодня в Философовском центре трудятся добрые симпатичные люди, безмерно увлечённые своим Делом и глубоко его понимающие. Руководит центром Валентина Владимировна Булдакова.

Неизвестный художник (школа А. Г. Венецианова). Интерьер. Диванная. 1820-е гг.

В нынешнем пост-модерновом мире стремительной глобализации и ураганной цифровой революции, подминающей (хочется сказать - «подменяющей») человечество мыслить такими в широком смысле рыночными категориями как «бренд» неизбежно и правильно.

При верно организованной работе по развитию усадеб Философовых и популяризации их имени одно это семейство (казалось бы, навеки ушедшее в прошлое вместе со всей старой Россией) сможет в будущем кормить Бежаницы, наполнять их бюджет доходами от туристического потока, привлекать широкое общественное внимание к небольшому посёлку, придавая ему значимость на культурной карте всей Европы.

Беда в том, что финансовые возможности Бежаницкого района в части работы по развитию философовского наследия предельно невелики. Самостоятельно же аккумулировать инвестиции «Наследие Философовых» как проект сможет лишь при условии качественного (скачкообразного) улучшении всей инфраструктуры Бежаницкого района, всей социально-экономической и экологической ситуации в нём. В связи с этим для регенерации бывших усадеб Философовых более чем желательна хотя бы областная целевая программа с отдельным финансированием.

О путях же практической регенерации Богдановского и Усадища пока можно говорить лишь в самом первом приближении, при котором очевидно, что воссоздавать, к примеру, в Богдановском новодельный муляж барского дома Философовых было бы безумием – достаточно уже Псковской области музеефицированных фальшивых новоделов!

Но понятно также, что необходимо регенерировать и музеефицировать сам великолепный парк имения Богдановское. Сохранившийся же дом Философовых в Усадище подлежит полномасштабной архитектурной реставрации и дальнейшему музейному использованию. Парковый ландшафт вокруг него с рядом открывающихся с балкона величественных далёких перспектив также, по-видимому, должен быть возрождён.

Продолжение следует.

Публикация подготовлена в рамках проекта «Именья родовые». Проект поддержан администрацией Псковской области в рамках регионального конкурса средств массовой информации «Модернизация сферы культуры и туризма региона».


* См.: Гумилёв Н. С. Стихотворения и поэмы. Л., 1988, с. 81.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4941
Оценок:  37
Средний балл:  9.8