Статья опубликована в №39 (510) от 06 октября-12 октября 2010
История

Отечество без богатства

Самое европейское дворянское имение Псковской губернии погибает мучительной смертью на виду у всей страны
Юлий СЕЛИВЕРСТОВ Юлий СЕЛИВЕРСТОВ 06 октября 2010, 10:00

Пусть даже время рукой беспощадною
Мне указало, что было в вас ложного,
Всё же лечу я к вам памятью жадною,
В прошлом ответа ищу невозможного…
Алексей Апухтин 1

Несмотря на то, что богатейшее и многообразное усадебное наследие было в ХХ веке по всей России в огромной мере варварски уничтожено, мало можно отыскать мест, недавняя незавидная судьба которых вызывала бы столь жгучую обиду и возмущение, как участь бывшего имения графов Строгановых Волышово в восемнадцати километрах к юго-востоку от Порхова в Псковской области.

Граф Сергей Александрович Строганов.

Несомненно, что (после музеефицированных усадеб А. С. Пушкина, Н. А. Римского-Корсакова, М. П. Мусоргского и других) именно Волышово является наиболее известным из бывших дворянских поместий Псковской области. В научной, краеведческой литературе, в публицистике последних десятилетий, оно освещено многосторонне (хоть и всё ещё недостаточно). Тем не менее, начать предметный разговор о помещичьем наследии края уместно именно отсюда. И не только по причине ещё сохраняющейся (несмотря на все утраты) выдающейся историко-культурной значимости этого архитектурно-ландшафтного памятника.

Трагическая, обусловленная не столько экономическими факторами, сколько ментальным отторжением, ненужность дворянского наследия нынешнему времени (о которой мы говорили во вступительной статье к настоящему циклу публикаций) проявилась на участи Волышова в максимальной степени.

Состав усадебного комплекса

В 1905, 1917–1921 годах, когда абсолютное большинство помещичьих имений России были не только разграблены, но и сожжены, а также в нацистскую оккупацию 1941–1944 годов, злая участь, казалось бы, миновала Волышовскую усадьбу.

К середине 1980-х годов здесь, как пишет исследователь имения искусствовед О. В. Емелина, «в составе усадебного комплекса сохранилось более двадцати построек. Среди них: барский дом (ныне школа), домовая церковь (ныне клуб), Главная конюшня и конюшня Малая, семь жилых и служебных домов (среди них почта (в советское время. - Авт.), дом управляющего, аптека, кухня, дом для охотников и др.), манеж, псарный двор (ныне жилой дом), здание электростанции и кузницы, школа (ныне интернат), беседка с голубятней, амбары и другие хозяйственные постройки» [см.: Емелина О. В. Главный дом бывшей усадьбы Строгановых Волышово. XIX век. Историческая записка. Псков, 1985, сс. 6-7. Архив Псковского филиала института «Спецпроектреставрация», архивный шифр 23.3.1-24].

«Кроме того – продолжает исследовательница – в усадьбе до настоящего времени сохраняется ландшафтный парк начала XIX века, занимающий территорию ок. 70 гектаров, с неповторимыми липовой и лиственничной аллеями, орешником и крикетным лугом,. …более 20 видов деревьев и 14 видов кустарников. Среди них… редкие для северо-западной части страны… туя, …кедровая сосна, клён Шведлера, пирамидальный дуб, бересклет…» [см.: Емелина О. В. Главный дом бывшей усадьбы Строгановых Волышово. XIX век. Историческая записка. Псков, 1985, сс. 6-7. Архив Псковского филиала института «Спецпроектреставрация», архивный шифр 23.3.1-24].

Ещё в середине 1980-х годов имение Волышово поражало приезжего полнотой своей сохранности и той не прерванной традиционной жизнью, которая не покидала его до конца 2. Казалось, сравнительно небольшие усилия реставраторов и разумное финансирование работ по регенерации памятника приведут в самом скором времени к блестящему результату – к его полному музейному и хозяйственному возрождению. Волышово было в полушаге от того, чтобы навсегда стать культурной витриной России, её гордостью (наряду, к примеру, с такими усадебно-парковыми ансамблями как Павловск, Архангельское, Михайловское).

Но ничему этому до сих пор не суждено было реализоваться.

Напротив, уже с конца 1980-х годов состояние усадьбы стало ухудшаться чрезвычайно стремительно. Разрушительный ураган 1987 года значительно повредил и без того заброшенный парк, потери которого некому было восполнить. Усадебный дом, до конца 1970-х годов используемый в качестве школьного здания и превосходно сохранявшийся, за последние 25 лет, после «изъятия» из этих стен школы, превратился в страшную руину, в пустую «коробку» стен.

Конечно, длительная заброшенность имения в большой мере была обусловлена очередной национальной катастрофой, потрясшей Россию. Но и на этом общем фоне Волышову страшно не повезло – волна русских революций, пощадившая усадьбу в начале ХХ века, накрыла её в 1989–1993 годах. Не выясненные отношения собственности в нашей стране, отказ от полномасштабной реституции, которая подвела бы черту под революционным переделом – всё это сказалось в судьбе Волышова, которое словно бы никому не нужно до сего дня и продолжает исчезать без элементарных капиталовложений в поддержание его физического бытия.

Приданое Васильчиковой

Это тем более печально, что, вообще говоря, главная характеристическая черта усадьбы Волышово – редкая, совершенно не провинциальная, роскошь, богатство, необыкновенная материальная основательность и преемственность строительной работы, проведённой дворянскими обладателями усадьбы сквозь четыре поколения.

Имение Волышово. Дача графини М. А. Строгановой.

При этом важно сознавать, что наиболее значительный строительный период в истории усадьбы относится к 1880-м годам – то есть к пореформенному времени. 1861 год – Крестьянская реформа Александра II – стал переломным для большинства помещичьих хозяйств. Монополия дворянства на собственность и власть оказалась сломанной. Для многих славных семейств это означало постепенное имущественное оскудение и классовую трансформацию. Но, конечно, не для таких богатейших магнатов, какими были графы Строгановы.

История поместья прослеживается с 1784 года – то есть практически как раз со времени екатерининской Жалованной грамоты дворянству.

Между 1784 и самым началом 1800-х годов имение принадлежало генерал-поручице Татьяне Даниловне Овцыной (урождённой Путиловой), от которой перешло по наследству к её дочери Екатерине Илларионовне, урождённой Овцыной, в замужестве – Васильчиковой [см.: Васильева Л. В. Имения Порховского уезда. Псков, 2008, с. 33].

Именно при Е. И. Васильчиковой в Волышове отмечается первая строительная активность, плод которой, скорее всего, и дошёл до нашего времени.

В 1803 году была построена каменная ампирная домовая церковь во имя Всемилостивого Спаса. Стилистически формы этого здания (даже искажённые за ХХ век) вполне отвечают началу эпохи Александра I (1801–1825 годы правления).

В 1833 году имение перешло к сыну Е. И. Васильчиковой Дмитрию Васильевичу Васильчикову (1778–1860). По-видимому, в 1856 году [см.: Емелина О. В. Главный дом бывшей усадьбы Строгановых Волышово. XIX век. Историческая записка. Псков, 1985, с. 11. Архив Псковского филиала института «Спецпроектреставрация», архивный шифр 23.3.1-24] Д. В. Васильчиков дал Волышово3 как приданое своей дочери Татьяне Дмитриевне Васильчиковой, которая вышла замуж за Александра Сергеевича Строганова. Так имение и усадьба перешли в эту богатейшую аристократическую семью России.

«Ferram opes patriae, sibi nomen» 4

Именно представители графской фамилии Строгановых, бывшие последними частными хозяевами Волышова, стали также его создателями в том виде, который сохранялся до 2-й половины ХХ века.

Имение Волышово. Фото Б. С. Скобельцына. 1960-е гг.

Этот прославленный род (возможно, наряду с Демидовыми 5, выдвинувшимися на полтора столетия позже) может служить среди российской аристократии наиболее характерным примером демократического генезиса дворянства, о котором я говорил в предшествующей статье. Строгановы происходят, по-видимому, из разбогатевших поморских крестьян. В 1558 году Иван IV Грозный (1533–1584 годы правления) пожаловал Аникию Фёдоровичу Строганову (1497–1569) огромные наследственные владения в Пермском крае по рекам Каме и Чусовой.

При избрании на престол и в царствование Михаила Феодоровича Романова (1613–1645 годы правления) Строгановы широко субсидировали монаршую казну. За это им была пожалована привилегия подсудности по всем делам лишь государю лично. Пермские владетели получили право основывать города и формировать собственное войско.

Петру Великому в ходе Северной войны (1700 - 1721 годы) Строгановы также оказали огромную финансовую поддержку. В продолжение XVIII-го столетия фамилия Строгановых основывала на Урале металлургические железоделательные и медеплавильные заводы.

В 1722 Пётр I пожаловал братьям Александру, Николаю и Сергею Григорьевичам Строгановым баронский титул.

В 1761 Александр Сергеевич Строганов сделался в Вене графом Священной Римской империи. В 1798 году графский титул был признан Павлом I за Строгановыми и в империи Российской.

А. С. Строганов – первый из представителей рода, ставший владельцем Волышова и полный тёзка первого графа Строганова – это уже третье поколение после него.

Именно А. С. Строганов (супруг Т. Д. Васильчиковой), стал, незадолго до своей смерти в 1864 году, инициатором проектирования ныне существующего усадебного дворца.

До настоящего момента проблема авторства этого здания не разрешена окончательно. Известно, что дом был первоначально спроектирован в начале 1860-х гг. выдающимся санкт-петербургским архитектором, профессором и академиком Михаилом Алексеевичем Макаровым (1829–1873), учеником А. И. Штакеншнейдера (1802–1865).

Штакеншнейдер был создателем особого рода архитектурной эклектики, отталкивавшейся от образной системы классицизма, но стремившейся как бы «вернуться» к пластичности Барокко XVIII столетия. Отсвет влияния Штакеншнейдера мы можем разглядеть и в архитектуре Волышовского дворца.

Однако сами материалы проекта М. А. Макарова в архивах не обнаружены [см.: Емелина О. В. Главный дом бывшей усадьбы Строгановых Волышово. XIX век. Историческая записка. Псков, 1985, с. 12. Архив Псковского филиала института «Спецпроектреставрация», архивный шифр 23.3.1-24]. Практические работы по возведению нынешнего волышовского дворца (это здание сменило более ранний барский дом, бывший деревянным и стоявший на другом месте – несколько западнее, ближе к центру усадебного двора) начались лишь в 1882 году [см.: Емелина О. В. Главный дом бывшей усадьбы Строгановых Волышово. XIX век. Историческая записка. Псков, 1985, с. 12. Архив Псковского филиала института «Спецпроектреставрация», архивный шифр 23.3.1-24]. Сегодня мы не знаем, какой архитектор руководил строительством, изменил ли он (а если да – до какой степени) первоначальный проект.

Всё же стиль здания в целом заставляет признать в нём произведение М. А. Макарова. Архитектор создал не рядовую постройку позднего зклектического псевдоклассицизма, но помпезный горделивый дворец. Очевидно, что он был, в частности, близко знаком с ренессансной архитектурой французских загородных резиденций XVI-го столетия.

Разумеется, стиль волышовского дворца не может быть признан классицизмом. Несомненным классицизмом является стиль домовой церкви Волышова. А вот дворец – это уже эклектика, которая использует ордерные элементы классической архитектуры, «увиденные» как бы сквозь опыт эпохи Возрождения. Дворец в Волышове следует признать произведением высокой архитектуры. Эклектика (сама представляющая собой универсальный, сложный и внутренне единый мировой стиль середины и второй половины XIX века) воплощена в нём как праздник, как творческая свобода в применении выразительных средств.

Создание дворца связано с именем последнего владельца поместья.

Сергей Александрович Строганов 6 (1852—1923) — последний представитель выдающейся дворянской династии – унаследовал Волышово после смерти своей матери Татьяны Дмитриевны Строгановой (урождённой Васильчиковой) в 1880 году.

Утончённо образованный выпускник Санкт-Петербургского университета, С. А. Строганов окончил также Морской корпус, был кадровым морским офицером – то есть принадлежал не только к аристократической, но и к военной элите России. Он был награждён крестом Св. Георгия за заслуги в ходе Русско-турецкой войны 1877—1878 годов.

В 1882 году граф женится на княжне Евгении Александровне Васильчиковой (родственная связь Строгановых с Васильчиковыми реализовалась в нескольких поколениях). По-видимому, с этой женитьбой связано возобновление строительства волышовского дворца. За внезапной смертью супруги в 1884 году последовала отставка графа с военной службы. Он всё больше времени проводит в любимом Волышове, которое, увлекаясь охотой, старательно обустраивает для приёма своих столичных гостей – таких же охотников, как и он.

В поисках следов и планов

Именно время С. А. Строганова – конец начало веков – является периодом наибольшего процветания Волышова, его максимального архитектурного развития.

Имение Волышово. Жилой флигель. 2010 г. Фото: Е. А. Иванов

Ансамбль Волышовской усадьбы и сегодня (несмотря на жестокие разрушения и утраты) сохраняет первостепенную ценность. Он (хотя и досозданный уже после отмены крепостного права) является как архитектурно-ландшафтная пространственная структура одним из самых разветвлённых и ярких памятников помещичьего века русской истории.

Доктор исторических наук, профессор Наталья Николаевна Масленникова писала об усадьбе Волышово:

«Совсем недавно, с конца 1980-х годов, в исторической науке появились исследования, сборники, серии статей, посвященные миру русской усадьбы XVIII-XIX веков. В 1991 году возродилось Общество изучения русской усадьбы, сыгравшее ранее в 1920-х годах видную роль в охране памятников, в 1990-х годах определились важнейшие направления исследований в этой области — изучение не только памятников архитектуры в усадьбах, но и роли усадеб в хозяйственном устройстве имений и всей округи, в духовной жизни общества, их связей с общекультурными процессами, с развитием столицы и провинции.

История Волышова дает ценный материал для изучения усадьбы в предреформенное и пореформенное время, а также для изучения взглядов и вкусов владельцев имения, в какой-то степени она помогает представить историю и облик многих других, не сохранившихся усадеб.

Изучение Волошова сложно, так как беден фактический, архивный материал. Строгановы не допускали к изучению своих богатейших архивов посторонних лиц и исследователей. Вероятно, архивы хранились в их Главной конторе по управлению имениями, которая находилась в их дворце на Невском проспекте в Санкт-Петербурге, и в селе Ильинском, центре их владений в Пермском крае. Затем архивы исчезли, скорее всего, были уничтожены. Поэтому и материалы о Волышове скудны и случайны, дошли письма управляющих по поводу строительства и ремонтов в Волышове письма архитекторов к графу, редкие сметы на строительство.

Большую ценность для изучения Волышова, на наш взгляд, представляют воспоминания о нем родившейся в Волышове в 1903 году Г. В. Проскуряковой, относящиеся к началу XX века, но написанные в 1970 годах, в них личные воспоминания и живой конкретный материал дополняются сведениями, полученными от родителей и дедов, живших в имении с середины XIX века. Галина Васильевна Проскурякова — педагог, ученый и краевед, значительная часть ее творческой жизни профессионального историка связана с Псковом. Воспоминания комментируют фотографии Волышова, сделанные 1908-1915 годах ее отцом, В. Г. Проскуряковым. В 1995-2000 годах воспоминания «Волышовская старина» опубликованы в десяти номерах журнала «Псков».

Для изучения памятников архитектуры усадьбы и их состояния в 1960-х годах очень важны фотографии Б. С. Скобельцына. В 1980-х годах в Волышове проводились натурные исследования для разработки проекта реставрации разными организациями — Псковскими реставрационными мастерскими и Московским институтом «Спецпроектреставрация». Историческая справка по ряду зданий была составлена А. Г. Борис.

Для изучения Волышовского парка большое значение имели бы его планы, но они не сохранились. А подлинный чертеж Генерального плана Волышова 1784 года парк не включает. Г. В. Проскурякова, взяв за основу Генеральный план-схему Волышова Обсельхозпроекта МСП РСФСР (1958), составила схематический план усадьбы с парком на начало XX века с указанием на дополнительные несохранившиеся объекты, нанесенные ею по памяти, «визуально».

Изучение волышовского парка было продолжено группой специалистов Леспроекта (Ленинград) под руководством И. А. Эрф. На основании геодезических и натурных обследований парка в 1986 году был восстановлен его план и разработан проект его поэтапного восстановления и реставрации.

Историческая часть этих материалов приобретает особую ценность после страшных разрушений, которые произошли в парке во время урагана 1987 года, но проект реставрации нуждается теперь в радикальной переработке, так как утрачены многие его особо ценные части; прекрасная липовая аллея, посаженная в XVIII веке, березовый школьный парк, уникальные экземпляры лип, туи, сосен.

Даже краткий обзор источников убеждает в том, что Волышово необходимо изучать, чтобы сохранить хотя бы в памяти уникальный памятник-усадьбу. Об имении Васильчиковых-Строгановых знают в Санкт-Петербурге и за рубежом, о нем вспоминают на выставке, организованной Строгановским фондом в городах США, Франции и России (в Государственном Эрмитаже в 2004 году). Волышово заслуживает, чтобы ему были посвящены специальные исторические и искусствоведческие исследования» [см.: Н. Н. Масленникова. «Волышово – уникальный усадебный ансамбль XVIII-XIX веков». / Русская усадьба. Сборник Общества изучения русской усадьбы. Вып. 10 (26), 2004].

Отчаянные усилия и усилия отчаяния

В первые годы после Октябрьской революции в Волышово был основан государственный племенной конный завод на базе графского. В 1919 году был открыт сельскохозяйственный институт, но уже в 1924 году реорганизован в техникум.

В годы существования его на территории усадьбы и парка поддерживался определенный порядок, проводился уход, поляны и луга парка выкашивались. В 1937 году техникум был переведен в Псков, а в графском доме была открыта средняя школа. В 1941 году конный завод был эвакуирован. После освобождения Псковской области конный завод начинает возрождаться и в 1949 году его хозяйство было восстановлено. В период оккупации насаждениям парка был нанесен значительный ущерб. Особенно пострадали аллеи из туи западной, при отступлении немцы (по рассказам старожилов) их вырубили ради древесины.

В конце 1940-х и начале 1950-х годов в парке и плодовом саду работал садовник. Графский плодовый сад был огорожен и тщательно охранялся.

Совхозное руководство арендовало усадьбу Волышово, не желая учитывать значение памятника и необходимость содержать его в сохранности, экономя средства на его эксплуатацию, оно предпочло вести новое строительство, а не ремонтировать старое, оставив служебные и хозяйственные постройки усадьбы бесхозными.

В 1985, 1990, 1999 и 2006 гг. усадьбу навещала баронесса Элен де Людингаузен – единственная, кто представляет сегодня старинный род Строгановых. Она приходится правнучатой племянницей последнему владельцу имения.

Во время последнего визита в октябре 2006 г. Элен (Елена Андреевна) выразила надежду на то, что российские власти предпримут необходимые меры для возрождения уникального памятника архитектуры в Волышове, т. к. собственных средств баронессы на это не хватит.

Конный завод работает, но влачит более чем скромное существование.

Дискуссий о судьбе Волышово было очень много.

Высказывались даже идеи, что Волышово может возродиться через строительство на его территории гольф-клуба, доходы которого могли бы оказаться достаточными и для создания необходимой инфраструктуры, и для реставрации гибнущего памятника, помещения и ландшафт которого могли бы органично вписаться в «спортивный» вариант развития ансамбля.

Найти подход к практическому возрождению Волышова нелегко. Очевидно лишь, что новую жизнь этому комплексу памятников может подарить только комплексное, государственное решение их судьбы. Никакое утилитарное, узко хозяйственное использование отдельных зданий (только для нужд конного завода, например) не оживит весь ансамбль в его связи с парком. Хозяйственное вычленение отдельных сооружений нежелательно и даже вредно.

Усадьба Волышово, чтобы быть спасённой, должна быть вновь сосредоточена в руках единого собственника. И если среди частных инвесторов такой собственник пока не просматривается, то государство обязано взять заботу о выдающемся памятнике на себя.

В конце концов, именно государство не менее чем дважды за одно столетие его и уничтожило.

Продолжение следует.

Публикация подготовлена в рамках проекта «Именья родовые». Проект поддержан администрацией Псковской области в рамках регионального конкурса средств массовой информации «Модернизация сферы культуры и туризма региона».


1. Апухтин А. Н. «Ночи безумные, ночи бессонные…» В кн.: Полное собрание стихотворений. Л., 1991, с. 201.

2. Речь идёт, в первую очередь, о деятельности Волышовского конного завода, который продолжал разведение чистокровных скакунов, начатое С. А. Строгановым (1852–1923).

3. Впрочем, именно в Волышове Д. В. Васильчиков дожил свой век.

4. «Отечеству принесу богатство, себе имя» – латинский девиз герба графов Строгановых, утверждённого императором Николаем I (1825–1855 годы правления).

5. Демидовы – богатейший род русских промышленников и землевладельцев, поднявшийся при царях Алексее Михайловиче (1645–1676) и Петре I (1682–1725) из народных низов, а уже во 2-й половине XVIII века вступивший в ряды российской и европейской аристократии (князья Сан-Донато).

6. Петровскому барону Сергею Григорьевичу Строганову (1707–1756) он приходится пра-пра-правнуком, отстоя от него на пять поколений.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  5083
Оценок:  38
Средний балл:  10