Статья опубликована в №19 (490) от 19 мая-25 мая 2010
Культура

Закрыть Пролом

В Покровскую башню Псковской крепости впервые за десятилетия вернулись реставраторы
Ирина Голубева Ирина Голубева 19 мая 2010, 00:00

В Покровскую башню Псковской крепости впервые за десятилетия вернулись реставраторы

На минувшей неделе в Покровской башне Псковской крепости [ 1 ], шатер которой сгорел в 1995 году, приступили к работе мастера-плотники и реставраторы. Началось возведение строительных лесов для сооружения реставрируемого шатра. Работами руководит сотрудник петербургской строительной компании «ПГС II», строитель и плотник Егор Александрович Сёмочкин, член попечительского совета Благотворительного фонда «Общество друзей Пушкиногорья», сын легендарного ученого, архитектора, строителя, писателя и также плотника, друга Саввы Васильевича Ямщикова, Александра Александровича Сёмочкина, спасителя и директора музея-усадьбы Владимира Набокова в Рождествено. Труды на Покровской башне должны быть завершены к октябрю. Задачей реставраторов является воссоздание уникального шатра работы Всеволода Смирнова, возведенного к 1962 году. История работ почти сорокалетней давности мало известна псковичам. Редакция «Псковской губернии» попросила искусствоведа, главного специалиста Псковского филиала ФГУП «Спецпроектреставрация» Ирину ГОЛУБЕВУ, автора специального исторического исследования, проведенного при разработке проекта реставрации шатра, восполнить для читателей газеты этот пробел.

Мы уже привыкли, к тому, что есть в Пскове старая руина – Покровская башня – грузная, одиноко подпирающая берег, заваленный цветной шелухой пивных шалманов и сопутствующих им отходов. Историческая (даже недавняя) память горожан заблокирована от воспоминаний, взгляд легко скользит туда-сюда и невольно отводится на фасадец ширмы-многоэтажки, загрузившей почти всё пространство площади Героев-десантников [ 2 ].

Но история сложнее мимолетных взглядов современного горожанина, и только история позволяет нам развернуть родословное древо Покровской башни, чтобы понять эпохальное значение начавшихся сегодня работ.

«…Подобрать и вычинить и отмазать и отбелить вновь»

Рукописный план Пскова 1694 г. Ивана Молчанова. Изображение Покровской башни. Выкопировка архитектора А. И. Хамцова (1955 г.). В контуре башни написано: «Покровская науголная башня с лица и изнутри бойницы и лесницы и обламы и в которых местех осыпалос подобрать и вычинить и отмазать и отбелить вновь».
Покровская башня существует в истории Пскова 545 лет – со времени строительства первых деревянных укреплений Окольного города, окруживших Псков в 1465 году многокилометровой лентой деревянной крепости.

Башня была возобновлена в камне в конце 1470-х гг., и с этого времени мы ведем отсчет ее «каменной» жизни. Такой она пребывала более 100 лет, до драматических событий 1581 года – обороны Пскова от войска Стефана Батория [ 3 ], где башня приняла на себя главные удары штурма и длительных осадных обстрелов врага.

После окончания Ливонской войны Покровская башня была восстановлена псковичами – возможно, построена заново, учитывая степень ее разрушений, о которых сообщают очевидцы военных действий. Проверить это можно только тщательными архитектурно-археологическими исследованиями оснований и культурного слоя существующего памятника.

К началу Северной войны (1700 г.) мы видим Покровскую башню хотя и нуждающейся в вычинках каменных бойниц верхнего яруса и в обмазке стен, но покрытой новым шатром.

Вид на Покровский комплекс до реставрации. 1951 г. Фото М. И. Семенова.
Этот последний в средневековой истории башни шатер был срублен по приказу псковского воеводы Петра Апраксина, о чем он сообщает в Разрядный приказ, в Москву: «В прошлом в 201 (1693) году июня 25 числа писали мы вам, государям, о постройке на Покровской каменной башне шатра и в той башне мостов, что июля 21 день от ветреной бури на той Покровской каменной башне шатер весь сломило без остатку и мост проломило, а достальной весь сгнил и октября по 5 число нынешнего 202 (1694) году велел я на той Покровской башне сделать шатер весь новый и покрыть новым тесом для того, что от тое башни от непостройки полатному каменному строению была б великая поруха. А на постройку той башни, на новый шатер и на покупку тесу и лесу и гвоздья и скалы и за работу плотникам и работникам от того шатерного дела вышло 33 рубли 14 алтын полшесты деньги. А вершилось то шатерное строение с сентября по октябрь нынешнего 202 (1694) году». [ 4 ]

Этот шатер изображен на рукописном чертеже Псковской крепости государева дьяка Ивана Молчанова, царского чиновника, направленного в 1694 году в Псков для проверки боеготовности крепостных сооружений. Изображение каменной части и шатра Покровской башни представлено чертежом схематично, но конструктивные особенности шатра изображены четко, с пониманием каждой детали: полиц, обламов, чердачка с окнами и шатриком. Рукописный чертеж 1694 г. дает указание относительно ремонта каменных частей башни: «Покровская науголная башня с лица и изнутри бойницы и лесницы и обламы и в которых местех осыпалос подобрать и вычинить и отмазать и отбелить вновь». [ 5 ]

Особенности шатра Покровской башни подтверждены еще одним документом – сметной росписью 1699 года: «Башня науголная Покровская круглая на берегу Великие реки, крыта тесом, мерою кругом з загородней стороны 30 сажен, а внутри мерою в длину 12, а поперег 10 сажен; на ней шатер рубленой брусовой; на шатре чардачок с обламами дощатыми и с прапором, крыт тесом же» [ 6 ].

Возведение «режевого» сруба шатра на Покровской башне. Июнь 1962 г. Фото С. М. Морозова (ПСНРПМ).
Любопытно отметить, что в росписи 1699 г., довольно подробной, среди 25 крепостных башен Окольного города, еще только Власьевская башня определено упоминается с «верхом, рубленым шатром», из сосны. [ 7 ] Многие другие башни были покрыты тесовыми шатрами с чердаками и вышками, другие – тесом по шатровому, иногда же – просто тесом (досками). Отмечаем также, что средние диаметры круглых башен не превышали 4-5 сажен (около 9 м), их было проще покрывать шатрами со стропильной (пирамидальной бревенчатой) конструкцией.

Еще раз башня послужила Пскову, когда стала основой для бастионной системы южной линии обороны Пскова в эпоху Северной войны (1700-1721 гг.). Тогда и были разобраны ее шатровая крыша и деревянные настилы, изнутри башню засыпали грунтом (при этом была оставлена свободной подземная галерея и вход в нее). Башня стала командным пунктом Покровского бастиона – высокой земляной насыпи, примкнувшей к башне с юга, и Верхней Покровской батареи – земляного укрепления к западу от башни, на берегу р. Великой.

Однако военные действия начала XVIII столетия не коснулись Пскова. Крепость Окольного города, а с ней и Покровская башня, оставались в своеобразном законсервированном состоянии более 250 лет. В таком же состоянии находятся стены и некоторые башни Псковской крепости и сейчас, по прошествии более 300 лет со времени их засыпки.

Строительные работы на Покровской башне. Июль 1962 г. Вид с колокольни храма Покрова и Рождества от Пролома. Фото М. И. Семенова.
Современники и не подозревают, забавляясь на узких осыпях тропинок, среди кустарника и бурьяна, что они топчут подлинные остатки средневековой крепостной стены, благодаря которой их предки сохранили жизнь города, и, собственно, дали возможность появиться на свет им – жителям современного Пскова.

Впрочем, еще в середине XIX в. краеведы начали писать о случаях вандализма по отношению к древним стенам со стороны местных жителей.

Покровская башня и тогда оставляла особое впечатление: образованные горожане устраивали прогулки к башне, историю осады 1581 г. публиковали в каждом краеведческом издании, а в 1881 году близ пролома был воздвигнут памятник в честь 300-летия обороны Пскова.

Однако прошло еще почти сто лет, когда к Покровской башне пришли не для прогулок.

«…А в то время был ветр и вихр великой»

Завершение работ на Покровской башне. Ноябрь 1962 г. Фото М. И. Семенова.
В начале 1950-х гг. в послевоенном Пскове развернулись масштабные работы по восстановлению псковского Кремля. К 1955 году архитектором Центральных научно-реставрационных мастерских (г. Москва) Алексеем Ивановичем Хамцовым был выполнен проект реставрации стен и башен с расчетом на долгосрочную программу, учитывая большой объем и высокую стоимость работ. Противоаварийные спасательные работы по западной, падающей, стене Кремля, выходящей на берег Великой, проводились уже около двух лет.

В августе того же 1955 года в Псков, после окончания Института живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина Академии художеств СССР, приехал бывший фронтовик, архитектор Всеволод Петрович Смирнов [ 8 ]. Был принят на работу в специальную реставрационную производственную мастерскую и уже в феврале следующего года под руководством В. П. Смирнова развернулись комплексные исследования Покровской башни.

Ситуация оказалась своеобразной: крепостные стены и башни Псковского Кремля восстанавливали московские архитекторы, реализуя планы правительства о восстановлении центров городов, пострадавших во время Великой Отечественной войны. А остальные памятники Пскова находились в ведении облисполкомов.

Вид на Покровскую башню после реставрации. Декабрь 1962 г. Фото М. И. Семенова.
Как получилось, что послевоенные руководители области выбрали для восстановления именно Покровскую башню – сейчас трудно сказать. В официальных документах того времени не фиксируются вопросы явной поддержки восстановления оборонных сооружений Пскова, либо же – тайной конкуренции «наших» с москвичами. Но факт остается: с 1955 года в Пскове восстанавливали памятники крепостного зодчества на двух площадках одновременно: в Кремле и в Покровском углу. Причем первая так и осталась незаконченной и, по сложившейся практике, и сегодня реставрацию Кремля ведут московские архитекторы, а вторая была окончена в 1963 году и признана Министерством культуры и Союзом архитекторов лучшей реставрацией в Советском Союзе.

В обмерах деталей и стен Покровской башни, раскрывающихся по мере освобождения ее от земляной насыпи XVIII в., участвовали все сотрудники реставрационной мастерской (их было всего 3-4 специалиста, возрастом – чуть за 20 лет). Сохранились фотографии Веры Алексеевны Лебедевой [ 9 ] во время исследования башни, сохранились целые коллекции исследовательских чертежей работы Юрия Васильевича Сусленникова, самого Всеволода Петровича Смирнова.

В. П. Смирнов организовал исследование по всем направлениям одновременно: шла расчистка ярусов, обмеры планов и камер бойниц башни, рядом проводились противоаварийные работы по спасению руинированных фрагментов вскрытого памятника. Параллельно В. П. Смирновым изучались историко-архивные и изобразительные источники. [ 10 ] Во всех работах и контроле над ними В. П. Смирнов участвовал лично, о чем свидетельствуют документы.

Архитектурное решение реставрации шатра Покровской башни. Фасад со стороны входа. Апрель 2010 года. Псковский филиал ФГУП «Институт «Спецпроектреставрация».
В 1957 г., когда объем работ увеличился и реставраторы достигли уровня подземной галереи башни, надзор за производством реставрационных работ был разделен между архитекторами В. П. Смирновым (автором проекта реставрации) и техником-архитектором Ю. В. Сусленниковым, который во всем был правой рукой Смирнова. В результате появилось два документа – два дневника надзора за производством работ на разных участках башни. Все записи дневников касаются реставрации каменной части башни, в том числе восстановления верхнего утраченного яруса и его укрепления под шатровую кровлю. [ 11 ]

Универсальный характер работы позволил В. П. Смирнову уже к концу 1957 года сделать историко-архитектурное обобщение относительно датировки и строительных изменений башни. Так, он определенно считал, что Покровская каменная башня была построена к концу XV в., после строительства в 1478 г. Сокольской башни и башни над Великими воротами – первыми известными нам каменными башнями на южной линии крепостной стены. Смирнов предполагал, что к 1609 г. башня была отремонтирована после разрушений 1581 г., ссылаясь на летописное сообщение о стрельбе с башни по стрелецкой слободе во время бунта.

В. П. Смирнов подробно описывает состояние кладки, стен, бойниц, камер боя, сопоставляя их с фотографиями башни конца XIX начала XX вв., когда еще можно было увидеть утраченные к середине XX в. детали.

Интересно замечание Смирнова о следах пожара 1687 г. на северной части башни. [ 12 ] 1 июля 1687 г. в Пскове произошёл очередной сильнейший пожар, очагом возгорания было Полонище, выгорели деревянные конструкции башен, их покрытия, кровли крепостных стен юго-западного участка Окольного города. Сильно пострадал Покровский угол: «…июля в 1 число зажгли воры во Пскове в Околнем городе в Полониском конце близ Егорьевских ворот в Пустом переулке дворянский двор, а в то время был ветр и вихр великой и огорело на городовой стене кровли на 713 саженях, да на трех на Покровской, на Свинорской и на Великой башнях кровли ж и мосты в башнях выгорели». [ 13 ]

Решение Смирнова

Архитектурное решение реставрации шатра Покровской башни. Продольный разрез. Апрель 2010 года. Псковский филиал ФГУП «Институт «Спецпроектреставрация».
К началу 1958 г. предполагалось разработать проект реставрации башни с вариантом покрытия и представить его на рассмотрение и утверждение научно-методического совета АН СССР. [ 14 ] В 1958 и 1959 гг. Смирновым и Сусленниковым выполнялись одновременно обмерные, проектные и рабочие чертежи башни, в которых предусматривалось устройство стропильной конструкции шатра. Шатер предполагался с обрешеткой под тес в два слоя. [ 15 ]

Однако предполагаемая конструкция шатра башни не была осуществлена в натуре. Автор проекта реставрации В. П. Смирнов принял решение об изменении конструкции шатра со стропильной системы на рубленую «в режь», что соответствовало историческому описанию шатра в 1699 г.

Видимо, решение было принято непосредственно перед началом производства работ, и рубка венцов выполнялась «по месту», т. к. проектной документации на этот тип конструкции нами не обнаружено.

Фактически В. П. Смирнов принял техническое решение в рамках своей компетенции как автора проекта, не изменяя общего замысла, пропорций и деталей шатра и всей башни в целом. Как реставратор он следовал сведениям источника 1699 г., как архитектор – понимал, что перекрыть криволинейное в плане пространство башни с пролетами 23 х 27 м надежнее самонесущей конструкцией, каковой является тип «режевого» шатра высотой 19 м. и диаметром 25 м.

Как художник [ 16 ] В. П. Смирнов чувствовал, что такой уникальный во всех отношениях памятник в результате реставрации должен быть также уникально экспонирован, а показать пространство башни – грандиозного сооружения, символа обороны, возможно, только сохранив в целости его интерьер, без дробления по вертикали и горизонтали.

Всеволод Петрович Смирнов сохранил подлинное произведение оборонного зодчества Пскова, подчеркнул его индивидуальные черты и обобщил признаки, присущие мировому оборонному зодчеству, возведя Покровскую башню до всеобъемлющего символа.

Никогда и ни в чем не изменяя себе, художник-кузнец В. П. Смирнов лично сковал победный прапор и увенчал им Покровскую башню, обозначив победу над временами забвенья [ 17 ].

После принятия решения о восстановлении шатра Покровской башни начались работы по поиску проекта Всеволода Смирнова. Были обнаружены материалы обследования шатра, сделанные архитектором Р. Ф. Зариповым [ 18 ] буквально перед пожаром 1995 г. под руководством инженера Г. В. Певчиной. По печальной иронии судьбы, именно поставленные для ремонта строительные леса и поспособствовали пожару: по ним злоумышленники проникли на шатер, где и развели костер, погубивший творение В. П. Смирнова.

В. П. Смирнов скончался в феврале 1996 года.

Начало возведения строительных лесов в Покровской башне. 12 мая 2010 г. Фото: Лев Шлосберг
Нам было очевидно, что необходимо восстановить утраченный в пожаре 1995 года шатер В. П. Смирнова в максимально точном виде.

Архитектурно-реставрационный проект восстановления шатра был подготовлен в апреле 2010 года сотрудниками псковского филиала института «Спецпроектреставрация» В. Е. Никитиным, А. М. Лебедевым, О. В. Емелиной, Д. В. Борисенко, И. Б. Голубевой.

Его воплощение в 2010 году вернет в повестку дня вопрос о судьбе Покровской башни в XXI веке.

Но это – тема отдельного разговора и отдельной публикации. Сейчас же важно то, что такой разговор совершенно точно состоится.

Ирина ГОЛУБЕВА, искусствовед

 

1 См.: С. Прокопьева. Покровский комплекс // «ПГ», № 36 (157) от 24-30 сентября 2003 г.

2 См.: Л. Шлосберг. С особым цинизмом // «ПГ», № 42 (411) от 22-28 октября 2008 г.

3 См.: А. Михайлов. По обе стороны Баториева пролома. Столкновение Польши, Литвы и России у стен Пскова в 1581-1582 гг. остается живым политическим событием уже более четырех столетий. Часть четвертая. Битва под Псковом // «ПГ», № 50 (471) от 30-31 декабря 2009 г.

4 Российский государственный архив древних актов (РГАДА), ф. 141, оп. 7, д. 42, л. 414, 1694 г.

5 РГАДА, ф. 192, оп. 1, д. 4, л. 1.

6 Московский архив Министерства юстиции (МАМЮ). Т.VI. М., 1914. С. 235-236, 7207 г. (1699 г.) январь. Извлечение из годовой сметы.

7 МАМЮ. Т. VI. М., 1914. С. 230, 7207 г. (1699 г.) январь. Извлечение из годовой сметы.

8 См.: Человек эпохи Возрождения. Интервью с Н. С. Рахманиной. Беседовала Е. Ширяева // «ПГ», № 33 (402) от 20-26 августа 2008 г.

9 См.: Н. Рахманина, И. Голубева. Эталон Веры // «ПГ», № 11 (482) 24-30 марта 2010 г.

10 Архив ПФ ФГУП института «Спецпроектреставрация», 1.0.-128, 1956 г. Выписки из архивных и литературных источников о Покровской. Свинорской башнях и других крепостных сооружениях древнего Пскова. На 44 листах. В. П.Смирнов.

11 Указ. архив. 3.1.3-268, рукопись, 1957-1961 гг., В. П. Смирнов; 3.1.3-269, рукопись, 1957-1962 гг., Ю. В. Сусленников.

12 Указ. архив, 3.1.3-267, рукопись. Покровская башня. Описание технического состояния. 1957 г. Смирнов В. П.

13 РГАДА, ф.159, оп. 1, д. 3013, л. 6-7.

14 Указ. архив, «Проектное задание реставрации памятника архитектуры XV в. Покровской наугольной башни в г. Пскове», 1957 г., 3.1.3-270. С. 3.

15 Указ. архив, 3.1.3-262. С. 9-10, 3.1.3-263, 1960 г.

16 В. П. Смирнов окончил институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина Академии Художеств СССР в Ленинграде в 1955 г. по специальности «художник-архитектор».

17 См.: Л. Шлосберг. Птица псковская // «ПГ», № 15 (489) от 12-18 мая 2010 г.; И. Голубева. Вернём Псковской крепости ее боевые знамена // «ПГ», № 15 (489) от 12-18 мая 2010 г.

18 См.: …Вокзал останется. Памяти архитектора Рафаэля Зарипова // «ПГ», № 8 (479) от 3-9 марта 2010 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  7905
Оценок:  15
Средний балл:  10