Статья опубликована в №31 (452) от 19 августа-25 августа 2009
Культура

Неразменный Алтун

Первый в новом столетии опыт восстановления старинной дворянской усадьбы в Псковской области будет прецедентом – либо драматическим, либо обнадеживающим
 Лев ШЛОСБЕРГ 19 августа 2009, 00:00

Первый в новом столетии опыт восстановления старинной дворянской усадьбы в Псковской области будет прецедентом – либо драматическим, либо обнадеживающим

Степень внутренней свободы человека во многом определяется его личным жизненным пространством, которое имеет свое физическое выражение. В значительной степени образ России на протяжении более чем двух столетий перед катастрофой 1917 года определялся десятками тысяч дворянских усадеб, вокруг которых, как центров притяжения, разрасталась вся местная жизнь. Одна из таких усадеб, подлинная жемчужина провинциального российского жизнеустройства, располагалась в деревне Алтун Новоржевского уезда. Она не пережила революцию, остатки уникальных сооружений добила война, и долгое время некогда центр местной жизни пребывал в полном запустении. В 2008 году в Алтуне появился заинтересованный инвестор. Его приход породил как надежды, так и тревоги.

Другие Львовы

Господский дом помещиков Львовых потрясал гостей своим великолепием. Фото 1940 г.
Вокруг Алтуна существует много легенд. Главная из них, усердно продвигаемая местными краеведами, со стоит в том, что новоржевские Львовы были потомками знаменитых князей Львовых – представителям княжеского рода ветви князей Ярославских, происходивших от князя Льва Даниловича по прозванию Зубатый (потомка Рюрика в 18-м колене).

Легенда красивая, но никаких документальных подтверждений ей нет. Более того, один из дальних потомков Львовых, художник и биограф князей Илья Соснер, проживающий в Москве, опубликовавший биографическую статью о князьях Львовых в признанной энциклопедии «Отечественная история», написал в ответ на запрос «Псковской губернии», что «Львовы, которые владели имением Алтун, никакого отношения к князьям Львовым не имеют… Что там «были» кн. Львовы – это просто описки или выдумки… из неверно понятых т.н. «источников». Я абсолютно уверен – князья Львовы никогда не жили в Псковской губернии. Это просто ошибка. Я сразу написал об описке автору [ 1 ], но тот не успокоился и продолжает пропагандировать эту свою т. н. «находку»...»

Раздражение потомка князей легко понять, но эта информация ценность имения Алтун не принижает для нас ни на сколько. В первую очередь потому, что было оно само по себе – уникальным произведением архитектуры и садово-паркового искусства, которому было мало равных в Псковской губернии.

Помещик от Петра Первого

Достоверная история «новоржевского» рода Львовых ограничивается 1702—1917 годами. Родоначальником семейства был подьячий приказной избы Михаил, Фомин сын. В феврале 1702 года Петр I подарил Михаилу поместья в разных уездах Псковской провинции, что и сделало его помещиком.

В 1740-е годы сын Михаила Лев получает наследство и прикупает новые деревни и пустоши, в том числе (в 1749 году у местного дворянина И. Елагина) пустошь Алтун Пусторжевского уезда, которую заселяет крестьянами.

Именно в потомстве Льва, Михайлова сына, и закрепилась в этом роду впервые фамилия Львовы.

В различных источниках представители этого рода обычно упоминаются как богатые помещики, имеющие обширные владения в Новоржевском, Опочецком и Островском уездах. Род был внесен в VI часть дворянской родословной книги Псковской губернии (в шестую часть родословных книг вносилось древнее нетитулованное дворянство), но известны случаи, когда в «благородные древние списки» попадали разными способами.

Бывшая усадьба Алтун расположена в 14 километрах к западу от Новоржева. Место было заселено относительно давно: селение Онтун у озера Онтун Оршанского стана впервые упоминается в переписи 1582 года по Пусторжевскому уезду. Со временем название селения менялось: Олтун, Альтун и даже на некий немецкий манер Альтон.

Приобретенную пустошь облюбовал под строительство еще сын Льва Михайловича, известный под прозвищем Иван Большой Львов. Род Ивана Большого Львова дал многочисленное потомство, а родовым его имением стало именно село Алтун, переходившее в наследовании строго по мужской линии. Сам Иван Большой Львов дослужился до коллежского асессора.

Настоящей собирательницей разрозненных земель Львовых была супруга Ивана Львовича Анна Ивановна, за которой по переписи 1756 года в Псковской губернии числилось 106 душ мужского пола, а основное недвижимое имущество составляло село Алтун с 9 деревнями.

Есть предположение, что новый хозяин сначала отдал предпочтение деревне Вехно, которая находится недалеко от Алтуна на берегу чистого озера. Показательно, что именно в Вехно в 1769 году по заказу Ивана была построена Сппасо-Преображенская церковь. Но местом рождения сына Ивана — Алексея Ивановича – в 1780 году указывается уже сельцо Алтун. Как оно тогда выглядело, нам неизвестно.

Сосед Пушкина

Величественные руины имения Алтун притягивают к себе взгляды всех, кто доезжает в эти края. Фото: Лев Шлосберг
Алексей Иванович Львов (1780—1833) служил в артиллерии офицером. В 1805 году он вышел в отставку в чине гвардии полковника и серьезно занялся Алтуном. Имя этого Львова попало на скрижали истории благодаря тому, что было упомянуто в переписке Александра Сергеевича Пушкина.

29 сентября 1816 года в церкви села Добрывичи он венчался с Елизаветой Чихачевой: жениху было 36 лет, невесте—17. Родители ее были помещиками также ставшего собственностью Львовых села Гора Новоржевского уезда — надворный советник Дмитрий Матвеевич и Елизавета Петровна Чихачевы.

У Алексея и Елизаветы Львовых родились трое сыновей: Александр, Леонид и Павел. Интересно, что все они получили юридическое образование.

В ту пору в Алтуне постройки были деревянными, не было еще обширного усадебного парка, но барский дом уже славился роскошью интерьеров, там уже была даже картинная галерея.

Алексей Львов был увлечен охотой, имел для этого специальных лошадей, большую псарню. Есть достаточно веские основания считать, что в знаменитом «Графе Нулине» Пушкин отразил именно увлечение своего алтунского соседа, которому, судя по всему, лично был свидетель [ 2 ]:

Пора, пора! рога трубят;
Псари в охотничьих уборах
Чем свет уж на конях сидят,
Борзые прыгают на сворах.
Выходит барин на крыльцо,
Всё, подбочась, обозревает;
Его довольное лицо
Приятной важностью сияет.
Чекмень затянутый на нем,
Турецкой нож за кушаком,
За пазухой во фляжке ром,
И рог на бронзовой цепочке.
В ночном чепце, в одном платочке,
Глазами сонными жена
Сердито смотрит из окна
На сбор, на псарную тревогу...
Вот мужу подвели коня;
Он холку хвать и в стремя ногу,
Кричит жене: не жди меня!
И выезжает на дорогу.

Есть косвенные данные, что Пушкин во время своей михайловской ссылки бывал у Львовых в Алтуне, возможно, неоднократно. Есть даже предположения, что именно в Алтуне поэт написал два стихотворения для альбома Прасковьи Александровны Осиповой.

Алексей Иванович Львов был весьма успешен в общественной и политической деятельности: в 1808—1820 годах он избирался предводителем новоржевского уездного, а в 1823—1826 годах — псковского губернского дворянства.

После кончины Алексея Ивановича все недвижимое имущество супруга перешло во владение вдовы, Елизаветы Дмитриевны Львовой.

В 1856 году Елизавета Дмитриевна поделила недвижимое имущество между сыновьями. Александр Алексеевич по праву старшего унаследовал родовую вотчину Алтун, Леонид Алексеевич получил усадьбу Гора (ныне расположенную в Бежаницком районе; к слову, там сохранился двухэтажный господский дом, построенный из алтунского кирпича), а Павел Алексеевич — Крулихино (ныне на территории Опочецкого района, рядом с деревней Теребени), а также земли в Новоржевском, Торопецком и Опочецком уездах.

За собой Елизавета Дмитриевна оставила сельцо Говари с двумя деревнями и 15 пустошами, 6 639 десятинами земли и 198 душами крестьян мужского пола, село Двинь-Покровское с 15 деревнями и пустошами, 13 053 десятинами земли и 145 крестьян душами мужского пола, а также Борковский и Тулинский стекольные заводы с ежегодным доходом в 25 тысяч рублей.

Остаток жизни Елизавета Дмитриевна провела в имении Гора, где и скончалась весьма рано, на 64-м году жизни. В раздельном акте она обращается ко второму сыну, Леониду, с предложением взять на себя управление имением брата, так как Александр тяжело болен и уедет лечиться в южные губернии (у первенца Львовых было психическое заболевание, в связи с последствиями которого «17 марта 1847 г. по решению Высочайшего Сената за безнравственные и стеснительные действия Александра Львова для крестьян, он устранен от всякого личного заведования и распоряжения населенными имениями», умер он 31 июля 1861 года в больнице).

Леонид Алексеевич Львов был предводителем новоржевского дворянства. Женой его была Е. Н. Рокотова, дочь Николая Михайловича Рокотова. Позднее их дочь Зинаида вышла замуж в сельцо Родовое Островского уезда за Михаила Михайловича Неклюдова.

Лев из Львов

Егор Серебряков, увидев Алтун, решил устроить здесь внешнюю резиденцию своей строительной компании. Фото: Лев Шлосберг
В Алтуне же проживал со своей семьей Лев Леонидович Львов, сын среднего сына Алексея и Елизаветы Львовых, соответственно, племянник Александра Алексеевича. Он родился 30 мая 1850 года, окончил Санкт-Петербургский университет и в 1874 году получил степень кандидата по физико-математическому факультету. Высокообразованный Лев Леонидович лично занимался имениями, стараясь всемерно использовать достижения сельскохозяйственной науки и техники. Именно благодаря хозяйственности Льва Львова в Алтуне и Горе были построены великолепные господские дома и добротные хозяйственные постройки, устроены усадебные парки в английском стиле [ 3 ].

С той поры по обустроенности и комфортности имение Алтун имело мало равных себе во всей Псковской губернии. Усадьба славилась своим богатством, роскошью интерьеров, картинной галереей, конюшнями и псарнями.

Над проектом господского дома - «дворца» - работали прекрасные архитекторы. Здание очень удачно было вписано в природный ландшафт и уже существовавший к тому времени усадебный парк. Парадный вход был обращен на запад. Торжественно был оформлен выход на озеро: широкая пологая мраморная лестница с вазонами для цветов по краям вела к тихому озеру, но заканчивалась не у самой воды: от лестницы к барской купальне вела ухоженная дорожка. С учетом башен «дворец» считался четырехэтажным. Стены были сложены из прочного кирпича, производимого здесь же, на алтунском заводе. Фасад был облицован элитной керамической плиткой.

Жилая площадь здания составляла более десяти тысяч квадратных метров. В нем были предусмотрены все удобства: центральное отопление, водопровод, туалеты (с сантехникой!), электрическое освещение. «Дворец» должен был удивлять и поражать гостей, что и происходило.

Пушкин обессмертил в «Евгении Онегине» словно с Алтуна списанную картину:

Почтенный замок был построен,
Как замки строиться должны:
Отменно прочен и спокоен
Во вкусе умной старины.
Везде высокие покои,
В гостиной штофные обои,
Царей портреты на стенах,
И печи в пестрых изразцах.

Судя по всему, роскошное строение и было задумано для приема гостей: сами хозяева летом предпочитали оставаться в старом деревянном доме, который стоял по соседству с дворцом над прудом с затейливым островком.

В начале XX века в имении работали винокуренный, кирпичный и черепичный заводы, нефтяная мельница. Здесь было развито скотоводство и молочное хозяйство, разводили чистопородных овец и свиней, был конный завод, семенное хозяйство. Лев Леонидович Львов сам заведовал всеми частями своего большого хозяйства.

Казалось, процветанию имения не будет конца.

Но судьба распорядилась иначе.

Катастрофа

Строительство гостевого дома на территории Алтуна до утверждения проекта реставрации вызывает недоумение и тревогу. Фото: Лев Шлосберг
После октябрьского переворота 1917 года Алтунская усадьба так же, как соседние Михайловское, Тригорское, Голубово и Петровское (в феврале 1918 года) была варварски разграблена местным населением и заброшена.

За считанные дни в грандиозном пожаре был уничтожен целый пласт русской дворянской культуры, создававшийся усилиями поколений в течение двух веков.

По словам автора книги «Ожерелье Псковской земли» Николая Розова, бунтующие крестьяне уничтожали то немногое, что напоминало о том, что Россия когда-то могла называться «культурной». В общем костре беспощадно жгли все, что поддавалось разрушению, — рвали, резали, били, ломали мебель, толкли в ступе фарфор... Причем помещичьи усадьбы бросились жечь и громить уже полвека спустя после отмены крепостного права, когда никакой эксплуатации крепостных и в помине не было, а многие крестьяне стали уже богаче помещиков. Потомственные дворяне на 1896 год, например, составляли лишь 0,4% от всего населения Псковской губернии, а в родословной книге записано 932 фамилии дворян.

Львовы выехали из своих усадеб осенью 1917 года и больше никогда сюда не возвращались.

Господский дом несколько лет пустовал.

19 февраля 1920 года газета «Псковский набат» сообщила об открытии в имении Алтун техникума с последующим преобразованием его в высшее (!) учебное заведение с соответствующим штатом профессоров и преподавателей. Но техникум в Алтуне не прижился и вскоре прекратил свое существование.

После некоего восстановления господского дома в 1926 году его приспособили под санаторий рабочих Московско-Белорусской железной дороги (он был рассчитан на 100 человек), потом — под дом инвалидов.

Последняя «прижизненная» фотография господского дома Львовых сделана в 1940 году. Даже перестроенный, он потрясает своей архитектурой.

Войну «дворец» не пережил. Он был взорван немецкими войсками при отступлении в 1944 году. Оккупанты сожгли также сохранившуюся ветряную мельницу.

От роскошного усадебного комплекса сейчас сохранилось несколько хозяйственных строений: спиртохранилище, скотный двор, рига, каретная, руины ветряной мельницы и два ледника.

Остатки былой роскоши хранит и парк площадью 25 гектаров с системой прудов оригинальной формы, некогда украшавший усадьбу. Уцелели два искусственных водоема: первый – сложной конфигурации, с островком; контур второго повторяет очертания Американского континента с небольшим мысом. Парк расположен на южном берегу озера Алтун. На волнистой равнине, где реже, где чаще, стоят вековые дубы, липы, клены, ивы, вязы, ясени, сосны. Возраст многих деревьев превышает 150 лет, есть предположения, что некоторым из них около двух веков. Чудом природы можно считать, что в имении выжили явно привезенные хозяевами очень редкие для Псковской области европейская лиственница, кедр, румелийская сосна, европейская липа.

Еще 25 апреля 1996 года решением Псковского областного Собрания депутатов парк в деревне Алтун объявлен памятником садово-паркового искусства.

Это зафиксировало статус уникального памятника, но не более того.

Новые новоржевские

На примере Алтуна в начале XXI века можно увидеть, каким образом в заброшенные усадьбы могут приходить новые хозяева.

Нынешний директор специально созданного для восстановления Алтуна ООО «Алтун» петербуржец Александр Рабаев рассказывает, что в Новоржевский район на постоянное место жительства переехали его родители, у которых он отдыхал летом. В 2006 году он впервые выбрался на озеро Алтун – порыбачить. И был потрясен увиденным.

Г-н Рабаев рассказал про Алтун своему непосредственному руководителю Егору Серебрякову – собственнику и генеральному директору ООО «Стройкомплекс». Тот приехал в Новоржевский район. Картина возбуждала воображение.

Надо признать, что в ауре Алтуна г-н Серебряков выглядит весьма аутентично: внешность хорошего купца начала ХХ века роднит его с окружающим ландшафтом. Видно, что здесь ему очень нравится, что-то нутряное задел Алтун в душе современного предпринимателя-строителя.

Поначалу господа решили просто построить здесь базу загородного отдыха для своих сотрудников. Когда занялись исследованием вопроса, то выяснилось, что имение – памятник, просто так здесь ничего делать нельзя. Нужны исследования, проекты реставрации, проекты приспособления.

«Стройкомплекс» в 2008 году обратился в администрацию Псковской области за содействием и в каком-то смысле указаниями.

Реакция была несколько странной.

В переписке комитета с потенциальными инвесторами на заданные совершенно конкретные вопросы ответы выглядят не только расплывчато, но даже противоречиво.

Можно ли? Да, но… Как поступить? Нужно то-то и то-то, но…

Не достигнув никакой ясности, арендовавшие часть алтунских земель предприниматели решили взять руль на себя.

Решение целого кома имущественных и охранных проблем они попытались разрешить в меру своего понимания желаемого и возможного.

В результате, как говорят в шахматах, очередность ходов сильно сместилась.

До сих пор не решен вопрос по большинству объектов недвижимости на территории усадьбы. На значительную часть построек (в том числе прекрасно сохранившееся спиртохранилище 1897 года постройки) претендует местный СПК, у которого отсутствуют надлежащие документы на здания, но который фактически с советских времен ими пользуется.

А без надлежащего установления собственника любые вложения в недвижимость выглядят безумием. Споры же по имуществу не завершены до сих пор.

На территории имения, в том числе в парке, срочно, до любых строительных работ, необходимо производить археологические раскопки. Есть такой специальный раздел археологии – усадебная археология, которая позволяет раскрыть многие тайны, уточнить планировку территории, обнаружить атрибутировать вещи, часто уникальные, открывающие возможности не только для уточнения, но и нового понимания жизни имения.

Даже самодеятельные раскопки восстанавливаемого пруда дали целый ряд интереснейших вещей, которые «новые новоржевские» торжественно выложили на свежесколоченные деревянные столы. Ни одна вещь на сегодня соответствующим образом не атрибутирована.

Мокрое лето как 2008, так и 2009 годов привело к сильному (до 120-140 см) поднятию уровня воды в озере Алтун, в результате чего в нижней, прибрежной, части парка оказались подтоплены и начали подгнивать деревья. Их вырубили. Но после этого парковые мастодонты, реликтовые свидетели Львовых, оказались «сиротами» - до этого они «жили в роще», в некоей защитной ауре младших собратьев, а теперь «подвластны всем ветрам». Устоят ли?

Расчистка парка ведется без ландшафтного архитектора. Обследование исторических деревьев только еще впереди.

Около озера в качестве приспособления для строительных работ появилась песчано-гравийная насыпь, выглядящая как бельмо на глазу. Ну зачем так?! Места, чтобы складывать срубы, в Алтуне более чем достаточно.

До сих пор не завершены архивные исследования, надо работать в архивах Москвы и Санкт-Петербурга, возможно, новоржевские Львовы и Алтун оставили там свои следы. Фотографии «дворца» не могут являться достаточной основой для проекта его реконструкции – это не проектный материал, там невозможно различить необходимые для строительного проектирования детали.

Заниматься всем этим на постоянной основе сейчас некому. А нужно. Г-н Серебряков это понимает и заметно волнуется.

Между тем перечень необходимых согласно закону работ значителен: нужны топографическая съемка территории усадьбы, инженерно-геологические изыскания, архитектурно-археологическое исследование сохранившихся фрагментов построек, архитектурное исследование и обмер сохранившихся наземных построек, ландшафтно-археологическое исследование утраченных элементов усадьбы, исследование природного и историко-культурного ландшафта (садово-паркового комплекса), историко-библиографическое и архивное исследование, полная фотофиксация всех процессов.

Практически ничего этого на сегодня даже не начато.

Соответственно, нет и проекта реставрации имения – что консервировать (а подлинные руины составляют неотъемлемую часть профессиональной реставрации усадебных комплексов), что реставрировать, что музеефицировать, что и как приспосабливать под аутентичные экономические нужны (а г-н Серебряков совершенно обоснованно говорит о том, что без нового, но исторически достоверного экономического осмысления усадьба не заживет полноценной жизнью).

Запредельным риском и откровенным вызовом сохранившемуся усадебному парку выглядит начавшаяся стройка гостевого дома на 100 мест – буквально в 50 метрах от места расположения бывшего «господского дома». Никаким проектом реставрации усадьбы это современное строение не могло быть предусмотрено. Но стройка уже выходит на завершение первого этажа.

Как «впишется» исторический Алтун, если он будет восстановлен, в «соседи» к новострою XXI века?

Между тем инвестором за 2008 год в Алтун было вложено 25 млн. рублей (деньги в основном расходовались на приобретение строительного оборудования), на 2009 год в плане вложения в объеме 40-45 млн. рублей, причем около 30 млн. рублей из них уже освоены. Сейчас на территории усадьбы трудится около 60 человек, и это весьма существенная занятость для маленького Новоржевского района.

Глава района Михаил Пашков, смотрящий на Егора Серебрякова с большой надеждой и видящий в Алтуне залог возрождения всей местной жизни, готов отдать алтунские земли «Стройкомплексу» в собственность – так выгоднее и району, и инвестору. Но где границы этих земель? Вопрос до сих пор не решен.

Вопрос духа

В парке имения Алтун сохранились 200-летние деревья и остатки парковых скульптур. Фото: Лев Шлосберг
Нет никаких сомнений в том, что архитектурное восстановление значительной части, если не большинства, псковских дворянских усадеб и возвращение жизни в эти достопримечательные места невозможно без частных инвесторов. Государство не в состоянии поднять этот груз веков. Торопит и время: XXI столетие грозит стать последним в драматической жизни множества жемчужин русской дворянской культуры: вековые деревья доживают свои годы, от некогда крепких строений не остается и следа.

Остаются главные вопросы.

Что делать?

Как делать?

Спасти «дворянские гнезда» можно во многих случаях именно с помощью «новых дворян» - современного бизнеса, имеющего ресурсы и желание вкладывать их в уникальные исторические памятники.

В этих местах жива, растворена в воздухе, светится в листве деревьев, слышна в шуме воды сама российская история – история знаменитых родов, на которых, как на корнях, стоят века российской государственности, культуры и общественной жизни.

И чуткий слух даже сегодня уловит здесь эхо их голосов.

Ступая в этот мир, начиная его новое благоустройство, нужно думать в первую очередь о том, чтобы это эхо не исчезло, чтобы оно вернулось новыми голосами, но – родственными, понимающими существо местной жизни.

Сегодня Алтун можно сравнить с заросшей мхом драгоценной монетой. Она может пролежать нетронутой еще много лет, оставляя другим потомкам шанс на встречу с бесценным наследием.

Так случилось, что заинтересованные потомки нашлись именно сейчас.

Они вытащили эту некогда фамильную драгоценность на свет, поразились ей и решили воссоздать былое величие.

Благое намерение.

Но для начала такого дела важно самое главное – не разменять Алтун.

Случайно выжившие осколки былой роскоши, перелицованные современными костюмами, не вернут сюда дух князей Львовых.

Но другого смысла заниматься восстановлением Алтуна просто нет.

Лев ШЛОСБЕРГ

При подготовке материала автором использованы работы следующих авторов: Н. Г. Розов. «Ожерелье Псковской земли» // Сельцо Михайловское – Псков. 2008; Достопримечательные природные и историко-культурные объекты Псковской области. Кадастр // Псков, 1997; Материалы инвентаризации усадебных парков Псковской области // Институт «Леспроект», после 1990-го; Пахоменкова М. М. Дворянский род Львовых // Журнал «Псков», 2007, № 26; «Псковская энциклопедия», под ред. А. И. Лобачева // Псков, 2003; Федоров В. Н. Алтун // Санкт-Петербург, 2003.

 

1 Имеется в виду новоржевский краевед Владимир Федоров, автор книги «Алтун».

2 Правда, остается совершенно открытым вопрос о том, какое отношение к семейству Львовых имеет описанная в «Графе Нулине» романтическая история.

3 Английский парк – один из видов ландшафтного парка; продолговатый, неправильной формы участок, главными элементами которого являются: река, извилистое озеро или большой пруд; зеленые луга на слегка волнистой почве; и тенистые группы деревьев. В английских парках водные потоки текут по естественным руслам, им же следуют дорожки парка, неожиданно открывая эффектные виды; особое внимание уделяется раскрытию живописного вида на выделяющиеся части ландшафта с мест, служащих для отдыха.

Родоначальником моды на устройство в России английских парков была Екатерина Вторая, сама, к слову, никогда не посещавшая Англию. Однако в 1772 г. она писала Вольтеру: «Я безумно люблю английские сады», с которыми она познакомилась по путеводителям того времени. Она специально послала в Англию архитектора В. И. Неелова с сыном для осмотра всех известных садов, чтобы затем устроить похожий в Царском Селе. В итоге, по мнению сестры английского посла Мидера, осмотревшей Царскосельский парк в 1783 году, «даже в Англии этот сад заслуживает быть причисленным к красивым». Тот же Мидер писал, что русская знать «помешалась на садах». Справедливость этого замечания подтверждала позднее княгиня Е. Р. Дашкова, которая называла себя «английским садовником». Мода на свободные и причудливые английские парки, освященная императрицей, распространилась по России чрезвычайно быстро. – По данным Российского гуманитарного энциклопедического словаря.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  12121
Оценок:  39
Средний балл:  8.7