Статья опубликована в №28 (449) от 22 июля-29 июля 2009
Культура

Дорога к жизни

Судьба угасающего Пскова решится усилиями тех, кто считает себя лично ответственным за судьбу всего Российского государства
Юлий СЕЛИВЕРСТОВ Юлий СЕЛИВЕРСТОВ 22 июля 2009, 00:00

Судьба угасающего Пскова решится усилиями тех, кто считает себя лично ответственным за судьбу всего Российского государства

Предуведомление для читателя

Зная, что на ближайшие дни были назначены важные для Пскова общественные обсуждения его будущего, я обратился к Савве Васильевичу Ямщикову после его последнего (и окончательного, как мы теперь знаем) приезда в Псков с краткой памятной запиской, где изложил некоторые мысли о судьбах нашего города. Учитывая частный характер письма, я высказался в нём в конспективной форме, предельно остро и сжато.

Всеволод Петрович Смирнов. Монумент в память освобождения Пскова от немецких рыцарей и победы Св. князя Александра Невского на льду Чудского озера в 1242 году. Псков. Довмонтов Город. Фото: Лев Шлосберг
Савва Васильевич, прочитав письмо, счёл необходимой срочную публикацию текста, хотя он и не был предназначен к этому. В результате я по личным соображениям не мог не внести в записку, которая приобретает статус открытого документа, некоторые изменения. Они ни в коей мере не затронули её сути и смысла.

Буквально до последней минуты своей активной жизни и работы (до отъезда с музейного двора в больницу, из которой уже не было выхода) С. В. Ямщиков думал о Пскове, его возрождении, об улучшении жизни людей в нём – со всею страстностью и силой своего неудержимо, яркого темперамента, со светлой надеждой на ближайшее будущее и верой в победу.

Он по телефону продиктовал своему ближайшему другу Валентину Яковлевичу Курбатову предисловие к публикуемому сегодня тексту. Это предисловие оказалось последним его письменным обращением к миру и, значит, в каком-то смысле, Завещанием.

С внезапной смертью Саввы Васильевича почти все надежды на лучшее будущее Пскова для меня померкли. Повис в каком-то немом бесчеловечном пространстве и приводимый ниже текст. Но его напечатание – воля живого Саввы Ямщикова – родного, невозвратного, но и никуда не уходящего от нас: ведь жив Господь, есть Воскресение, есть наша любовь, боль и память.

Юлий Селиверстов, 20 июля 2009 г.

Вместо предисловия

Все эти страшные разрушительные годы, обрушившиеся на Отечество стараниями выкормышей троцкизма-ленинизма, я ни на минуту не позволял себе сдаться и поверить в неизбежный конец России. Сначала мой учитель Лев Гумилев, навсегда прощаясь со мной и предупреждая о спаде пассионарности русского народа во времена, которых «не было подлее», со свойственной ему убежденностью сказал: «Не теряйте веры и мужества. Наш этнос преодолеет бесовскую смуту и выйдет на авансцену истории» [ 1 ]. А через пару месяцев после этого Владимир Максимов в интервью для Центрального телевидения, которое мы записывали в его парижской квартире, пророчески произнес: «Если с Россией случится беда, от остального мира ничего не останется».

Наблюдая за варварским уничтожением любимого Пскова, переживая его погибель, я продолжал верить в псковичей – людей мужественных, любящих свою землю и свято чтущих заветы предков. Да, хозяйчики дорвались до «сияющих вершин». Бывшие партаппаратчики, умудрившиеся в советское время <…> вырыть фундамент для своего дома-«бобровника» на заповедной Романовой Горке, теперь крушили ненавистные им псковские храмы, прокладывая отопительные трубы через заповедные стены. Руководители культурных ведомств, строя себе дорогостоящие гнездышки на музейных землях рядом с башнями непокоренного Изборска, разрешали нуворишам возводить дома-уродцы и гостиницы в нескольких метрах от архитектурных сокровищ Пскова.

Словно снулые рыбы наблюдали они за огниванием стен Окольного города, терпели превращение в отхожие места Покровской и Гремячей башен. На глазах у них разбогатевшие за счет вымирающего народа рвачи строили пошленькие таун-хаузы рядом с умирающими архитектурными древностями. Словно набрав в рот воды, молчал благообразный Псковский владыка, когда «стокгольмские кварталы» вплотную подобрались к святая святых Пскова – Довмонтову городу и Троицкому собору.

Сделав достоянием гласности псковскую трагедию, я верил, что не одинок в своей борьбе, ибо рядом со мной настоящие псковичи. И сегодня, получив публикуемые документы от преданных Псковской земле людей, я рад за детей и внуков тех, кто в былые годы возрождал Псков. <…> Молодые псковские подвижники думают, как вырваться из этой гнили и возродить славные традиции родного дома. Подготовленный ими документ станет программным при восстановлении порушенных Псковских святынь и будет доведен до руководства страны.

Савва ЯМЩИКОВ, 14 июля 2009 г., 10 часов утра.

Савве Васильевичу Ямщикову

Самобытное культурное наследие (в первую очередь, это памятники архитектуры и аккумулированные в Псковском музее фонды иконописи) является в то же время и единственным материальным достоянием Пскова, уникальной и незаменимой предпосылкой его всестороннего развития.

Псковская земля не располагает значимыми ископаемыми ресурсами. Здесь продолжается стремительная депопуляция. По некоторым оценкам, население Псковской губернии (правда, в иных границах, но с эквивалентной площадью) в 1914 г. и после этого достигало 1 650 000 чел. К 1991 г. в Псковской области жило около 850 000 человек. Сегодня это число уже менее 700 000 (несмотря на приток в 1990-е гг. большого количества переселенцев из Туркестана и с Кавказа).

Необходимая программа возрождения одному сегодняшнему Пскову не по силам. Она должна быть федеральной. Её обязано обеспечить и поддержать центральное правительство.

Единая Россия (страна, а не «партия начальства») в долгу перед этим городом. Роль Пскова, отразившего рыцарский натиск из Ливонии, в государственной консолидации северо-восточной Руси вокруг Москвы была в XIV–XV вв. велика. В 1581 г. немеркнущий в столетиях псковский подвиг (отражение жестокой осады польского короля Стефана Батория) спас Россию от краха в Ливонской войне, отсрочил Смутное время. После опричного разгрома Новгорода в 1570 г. и вплоть до основания Санкт-Петербурга Псков был вторым по населённости и политическому значению городом России, её воротами на Запад. При Петре I все псковские ресурсы были самодержавно брошены на строительство невской столицы: Петербургом мы в большой степени обязаны именно Пскову, который, «надорвавшись» в перенапряжении строительства и Северной войны, около 1710-го года запустел от эпидемий, пожаров и сошёл на уровень рядовой провинции.

Как никакой другой город, именно Псков заслужил в веках звание Города воинской славы. В 2010-м году исполняется 500 лет вхождению суверенной Псковской Республики в состав Московского государства. Уместно было бы на высочайшем уровне объявить 2010-й годом Пскова в масштабе всей страны.

Юбилейный год пригоден для федеральной мобилизации сил на возрождение Псковского края, реставрацию его архитектурных памятников. Геополитическое значение Пскова для России сегодня (после распада СССР) ещё выше, чем было даже до Северной войны. Именно Псковский регион – максимально выдвинутая на Запад часть коренной России – в наибольшей мере требует превращения в инновационный авангард страны, в субъект равноправного плодотворного синтеза РФ с технологически передовым миром.

И сегодня важным ресурсом Псковской земли остаётся пограничное положение и роль в коммуникации и торговом транзите между Россией и Европейским Союзом. Однако почти все прямые доходы от этого (таможенные сборы и проч.) сегодня изымаются федеральным центром. Необходимо законодательно закрепить норму отчисления части этих доходов (скажем, десятины) на федеральную программу возрождения Пскова и Псковской земли.

Такая программа может (и должна) быть непременно комплексной. Однако все стороны жизни города следует учесть в ней «сквозь» абсолютную доминанту – необходимую регенерацию архитектурных памятников. Весь город Псков – как единое целое – является архитектурным ансамблем. Именно как целостный ансамбль он подлежит осознанию и государственной охране. Все псковские архитектурные памятники, созданные до 1710 г., требуют обязательной музеефикации. На этом пути нельзя останавливаться даже перед выкупом в государственную собственность исторических зданий – там, где это необходимо.

Архитектурная реставрация Пскова – это сверхзадача, «архимедов рычаг», с помощью которого только и можно поднять экономику города и региона: привлечь широкий туристический поток из России и Европы, создать рабочие места, построить жильё, повысить уровень доходов, преодолеть кровоточащую и безотлагательную демографическую проблему.

Существенно важно для решения этих задач – для архитектурной реставрации средневекового Пскова, как целого – научное наследие Ю. П. Спегальского (столетие которого отмечено в 2009 году). Главное идейно-теоретическое завоевание этого исследователя – проект системы историко-архитектурных заповедников в историческом центре Пскова.

Система архитектурных заповедников, предложенная Ю. П. Спегальским для Пскова после Великой Отечественной войны, должна быть доработана и творчески развита в наше время. Сегодня общество уже в состоянии осознать, что не отдельные фрагменты и участки застроенной территории, но весь город Псков необходимо представить настоящему (и передать грядущим поколениям) в качестве заповедного архитектурного ансамбля. Весь он является целостным произведением архитектурного искусства, единым многослойным памятником, сложившимся за более чем одиннадцать столетий.

Целесообразнее всего начать радикальные перемены к лучшему в судьбе псковского архитектурного наследия с изменения трагической ситуации на Романовой Горке. Это своего рода «Палатинский холм» Пскова: в культурном слое здесь таятся остатки (часто сохранившиеся на большую высоту) нескольких зданий, восходящих к XVII веку. Единовременное археологическое исследование и регенерация этого небольшого, но жизненно важного участка, могли бы стать маяком на пути в будущее, добрым знаком того, что, наконец, в наше время псечено исчезновение Пскова (длившееся, по сути дела, триста лет безостановочно).

Особую важность имеет осознание и архитектурно-планировочное выявление всей колоссальной городской крепости XIV-XVII веков как единого архитектурного памятника, как целостного оборонного и культурно значимого сооружения, соответственно, требующего и целостной реставрации. До сих пор уникальная по размерам крепость мыслилась отдельными пряслами – отрезками, разрозненными и по-разному восстановленными (либо незатронутыми реставрацией вообще). При этом обязательно археологически раскрыть и музеефицировать на возможно большей протяжённости остатки крепостных стен 1309 и 1378 гг., оказавшихся со временем глубоко унутри средневекового города.

Более чем желательно раскопать т. н. Лапину Горку – бастион петровского времени, под которым почти на полную высоту сохраняются здания Никольского в Песках монастыря. Они также подлежат восстановлению. Это касается и храма Богоявления в Кстове и остатков Кстовской башни XIV века (на левом берегу Псковы, напротив церкви Богоявления с Запсковья). Раскрытие этих «новых» памятников, «законсервированных» под насыпями до лучших времён, усилит историческую окраску в образе города, по-новому приблизит и высветлит для Пскова XXI-го века его бесценное прошлое.

Для решения указанных задач городу необходим не временщик, а хозяин – бережный, неравнодушный, понимающий. До последнего времени у Пскова, у его ещё теплящейся и взывающей о спасении великой исторической судьбы, такого хозяина не было. Да и до сих пор нет ни начальственного, ни всеобщего осознания Пскова как единого историко-архитектурного памятника.

Именно сейчас жизненно важно создание единого научного и административного центра, который взял бы на себя управление всем культурным достоянием Пскова, его реставрацию и регенерацию в жизнь ХХI века. Условно назовём такой возможный центр: «Институт Псковского Наследия» (ИПН).

По-видимому, удобнее всего создание такого Института на базе Псковского музея-заповедника, который в любом случае необходимо кардинально реформировать, прямо подчинив федеральному Министерству культуры России.

В структуре музея при всех условиях должен быть восстановлен масштабный Архитектурный отдел (сегодня его нет), который в случае создания Института станет Отделом архитектурной реставрации.

К деятельности Института Псковского Наследия необходимо теснейшим образом привлечь Псковский филиал института «Спецпроектреставрация» и аналог производственной научно-реставрационной мастерской. На мой взгляд, было ошибкой произошедшее в 1970-е гг. разделение проектной и производственной ветвей псковской архитектурно-реставрационной организации. С этого момента масштабы практической работы по восстановлению города сократились многократно.

Сегодня лишь единицы работающих в Пскове архитекторов-реставраторов способны к широкой научно обоснованной работе с драгоценными местными памятниками. В первую очередь это В. Е. Никитин, Г. С. Гофман, А. М. Лебедев и Е. А. Иванов. Велико значение искусствоведов И. Б. Голубевой и О. В. Емелиной. Этих людей (опыт которых бесценен и уникален) непременно надлежит поставить в центр практического возрождения Пскова.

В деятельность Института следует вовлечь также Псковский археологический центр (не столь давно отколовшийся, чтобы спастись, от распадающегося музея).

Указанная комплексная реорганизация псковских культурных учреждений должна осуществляться решениями федерального центра. Вряд ли она может стать единовременной. Но начать такую реформу уместно с придания Псковскому музею необходимейшего ему федерального статуса.

Сегодня музей, как и весь исторический Псков, погрязает в глубокой системной катастрофе. Псковским властям (во всяком случае, так было до самого недавнего времени) музей не нужен, он является для них финансовой и организационной обузой.

Огромный многосложный музей, тяготеющий к тому, чтобы стать универсальным собранием столичного («эрмитажного») типа, сегодняшнему глубоко провинциальному Пскову не только не по средствам. Ужасно, что в руководстве области до сих пор не нашлось интеллектуальных ресурсов для надлежащего управления собранными в музее федеральными сокровищами, для материального обеспечения их обязательного методически выверенного обслуживания.

Считаю, что инициативу перехода Псковского объединённого музея в федеральное подчинение должен взять на себя правящий губернатор. Он не мог бы оказать городу и области большей услуги в культурной сфере: с обретением Псковским музеем подобающего ему федерального статуса он начнет, наконец, по-настоящему эффективно работать на Псковский народ.

Во избежание краха всех добрых начинаний и для предотвращения масштабной коррупции необходимо категорически не допускать до деятельности в сфере псковской культуры целый ряд конкретных лиц, которые за долгие десятилетия прочно зарекомендовали себя как враги и разрушители родного города.

Если хоть что-нибудь из предложенного станет реализоваться в ближайшее время – это уже заметно улучшит положение Пскова.

Юлий СЕЛИВЕРСТОВ, 11-13 июля 2009 года

 

1 Лев Николаевич Гумилев скончался 15 июня 1992 г. – Ред.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3926
Оценок:  36
Средний балл:  9.8