Статья опубликована в №24 (445) от 24 июня-01 июня 2009
Общество

Белое и чёрное

В оптимизации сельских школ компромисс является прямым и мучительным путём в тупик
 Лев ШЛОСБЕРГ 24 июня 2009, 10:02

В 1880 году в деревне Харлапково Псковского уезда Псковской губернии на земские средства была учреждена Харлапковская школа. В 1910 году в сохранившейся в государственном архиве Псковской области клировой ведомости церкви Покрова Пресвятой Богородицы погоста Колбижицы упомянуто, что в школе обучается 42 мальчика и 8 девочек. В альбоме школьной истории записано со ссылкой на воспоминания харлапковского старожила Кондратия Иванова, что первым зданием школы был деревянный дом, построенный на средства неназванного состоятельного жителя села Смолены (нынешний поселок Палкино). 129 лет спустя органы местного самоуправления Палкинского района, теоретически – политические наследники земской традиции, взялись за реорганизацию Харлапковской школы, располагающейся сейчас в деревне Слопыгино. Процедура пресловутой «оптимизации» была апробирована в Палкинском районе, как и по всей Псковской области, не раз. Но на этот раз встретила достаточно организованное сопротивление – со стороны родителей, учителей, волостных властей и части депутатов районного Собрания, не согласившихся с намерениями администрации района.

Директор Харлапковской школы Наталья Коробова

Директор школы и учитель биологии Наталья Коборова вынуждена думать не только о жизни на планете, но и о жизни своей школы. Фото: Лев Шлосберг

Чёрный белый понедельник

Администрация Палкинского района приступила к реорганизационным процедурам 16 февраля 2009 года – в тот самый день, когда было объявлено об отставке губернатора Псковской области Михаила Кузнецова, политическим брендом которого и стала «оптимизация» социальной сети.

Глава администрации района Геннадий Васильев никакого знамения в событиях знаменитого понедельника не увидел и подписал распоряжение «О создании экспертной комиссии для проведения обязательной предварительной экспертной оценки последствий реорганизации МОУ «Харлапковская основная общеобразовательная школа» и МДОУ Детский сад «Солнышко» в МОУ «Харлапковская начальная школа – детский сад».

В состав комиссии включили всего 5 человек, 3 из которых (изначальное большинство, заметим, своего рода контрольный пакет) представляли администрацию района. В экспертную комиссию включили также главу Палкинской волости Антонину Михайлову и директора Харлапковской школы Наталью Коборову. Законных представителей интересов детей (родителей) в состав экспертной комиссии включено не было. Сейчас этим обстоятельством по заявлению родителей занимается районная прокуратура.

Экспертная комиссия посетила школу 13 марта, после чего появилось «Заключение экспертной комиссии о результатах рассмотрения последствий реорганизации МОУ «Харлапковская основная общеобразовательная школа» о МДОУ Детский сад «Солнышко» в МОУ «Харлапковская начальная школа – детский сад» для обеспечения жизнедеятельности, образования и воспитания детей данного микрорайона», что примечательно, без даты.

Заключение, написанное в администрации района, изобиловало бюджетными цифрами, аргументами о необходимости экономить средства областной субвенции на зарплату учителям и похвалой в адрес Палкинской средней школы, куда намеревались отправить на учебу детей из Харлапковской школы.

Антонина Михайлова и Наталья Коборова с «экспертной оценкой» не согласились и подписать ее отказались.

Жители деревень, находящихся в школьной округе, собрали 130 подписей под письмом в Собрание депутатов района и районную администрацию с протестом против реорганизации (по существу – всё равно ликвидации) школы.

Вопрос пошел у властей совсем «не по маслу», что заставило администрацию района перед мартовской сессией проект решения из районного Собрания отозвать.

К тому моменту выяснилось одно важное обстоятельство: глава Палкинского района, председатель Собрания депутатов Василий Николаев публично выступил против реорганизации Харлапковской школы, его поддержали другие депутаты, которых в Собрании называют независимыми – это означает, что они просто не работают в организациях, связанных с администрацией района и, таким образом, не зависят от нее материально. На рабочем заседании депутатов перед сессией вопрос признали неподготовленным и рекомендовали его не рассматривать.

Администрация района отступила.

Ненадолго.

Чёрным по белому

В начале апреля защитники школы усилили свою позицию, подготовив общественную экспертную оценку последствий реорганизации школы.

Харлапковская школа

При строительстве нового здания школы 35 лет назад жители Слопыгино заложили липовый парк. Теперь школу окружает почти что лес. Фото: Лев Шлосберг

Родительский комитет школы во главе с Раисой Кореневской, работающей директором сельского дома культуры, ознакомившись с официальной экспертной оценкой, пришел к выводу о том, что «содержание, предмет экспертной оценки не соответствуют ни его названию документа, ни требованиям п. 2 ст. 13 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», то есть экспертная оценка по существу отсутствует» и решил: «В интересах защиты охраняемых Федеральным законом прав ребенка считаем необходимым создание общественной экспертной комиссии для проведения по существу экспертной оценки, предусмотренной п. 2 ст. 13 ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», последствий реструктуризации Харлапковской основной школы для обеспечения жизнедеятельности, образования, воспитания, развития, отдыха и оздоровления детей, для оказания им медицинской, лечебно-профилактической помощи, для социального обслуживания. Для проведения экспертной оценки необходимо создать общественную экспертную комиссию из числа родителей учащихся, депутатов представительных органов местного самоуправления, медицинского работника, работника культуры, специалиста в области социальной политики, педагогов».

Что и было сделано. Состав общественной экспертной комиссии сделали весьма представительным и включили в него 11 человек – главу и нескольких депутатов сельского поселения, социального педагога, председателя и члена родительского комитета, директоров школы и детского сада, заведующую сельской библиотекой, заведующую сельским фельдшерским пунктом, председателя волостного совета ветеранов. (Летом 2008 года именно такая общественная экспертная оценка помогла спасти от закрытия Анкудиновскую сельскую школу в Красногородском районе. См.: Е. Ширяева. За что?; Особенный предмет.)

9 апреля общественная экспертная комиссия выдала подробный вердикт на пяти листах, привести который полностью газетная площадь, к сожалению, не позволяет, но несколько заключений и выводов приведем подробно:

«Согласно п. 2.1.8 СанПиН, утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 28.11.2002 г. № 44 «О введении в действие санитарно-эпидемиологических правил и нормативов СанПиН 2.4.2.1178-02», транспортному обслуживанию подлежат обучающиеся сельских общеобразовательных учреждений, проживающие на расстоянии свыше 1 км от учреждения. Подвоз обучающихся осуществляется транспортом, специально предназначенным для перевозки детей. Выполнение этой нормы СанПиН для учеников Харлапковской школы не предусматривается…

… Дети, проживающие в д. Харлапково, Заболотье, Усадище будут вынуждены вставать в 5-6 часов утра, чтобы вовремя добраться до школы.

… Отсутствуют гарантии того, что будет обеспечен надлежащий контроль за приезжающими детьми во внеучебное время и контроль за их свободным временем, их защита от асоциальных подростковых группировок.

… Претензий к качеству образования, даваемого учащимся Харлапковской общеобразовательной школой, нет.

… При предлагаемом инициаторами реструктуризации школы ежедневном подвозе вынужденное отсутствие доступа к внеклассной работе, ограничение участия в кружках и спортивных секциях, библиотечной работе не позволит развиваться ребенку как гармоничной личности. Статья 26 Федерального закона «Об образовании» гласит: «Дополнительные образовательные программы и дополнительные образовательные услуги реализуются в целях всестороннего удовлетворения образовательных потребностей граждан, общества, государства». Реструктуризация Харлапковской школы лишает детей использовать возможности дополнительного образования, предусмотренные Федеральным законодательством.

… В случае реорганизации школы затрудняется организация необходимого детям ежедневного отдыха в семье и полноценного отдыха в выходные дни.

… при переводе в другую школу:

- существует угроза частых простудных заболеваний при переездах в осенне-зимний период;

- не может вестись ежедневная работа с родителями;

- при вынужденном раннем подъеме у детей нарушается режим дня и питания, появляется синдром утренней усталости, еще до начала учебного дня; режим дня становится недопустимым для ребенка.

… Фельдшер сельского медпункта знает наших учащихся школы с детства, наблюдает их состояние здоровья и болезни с раннего возраста, знает особенности организма каждого школьника и поэтому всегда может оказать помощь на месте, сделать правильное заключение о состоянии здоровья ребенка.

Подобный подход к охране здоровья детей при обучении детей в другой школе, в отрыве от места проживания, невозможен. При этом поводов для обострения заболеваний существенно больше. Это серьезно увеличит риски состоянию здоровья детей и одновременно сократит возможности для качественного контроля за здоровьем и отдыхом детей, оказания им своевременной медицинской помощи.

… В случае реструктуризации школы невосполнимо нарушится жизненно важная для местного сообщества сельского поселения «Палкинская волость» связь в треугольнике «Школа – Библиотека – Дом культуры», который сегодня имеет большое значение для социального обслуживания жителей волости. В настоящее время дети, педагоги, работники культуры проводят совместные мероприятия для всех жителей волости, имеющее исключительно важное значение для социализации ребенка, включения его в жизнь местного сообщества, осознания им общественного долга, выполнения общественных обязанностей, всестороннего гармоничного развития. Учащиеся школы играют в этом «треугольнике» ключевую роль. Школа является центром местного сообщества».

Общее заключение было следующим: «Реструктуризация МОУ «Харлапковская основная общеобразовательная школа» будет иметь отрицательные последствия для обеспечения жизнедеятельности, образования, воспитания, развития, отдыха и оздоровления детей, для оказания им медицинской, лечебно-профилактической помощи, для социального обслуживания. Реструктуризация МОУ «Харлапковская основная общеобразовательная школа» не соответствует охраняемым законом интересам и правам детей, правам и обязанностям родителей».

Экспертная оценка была направлена главе Палкинского района, главе администрации Палкинского района и в Собрание депутатов Палкинского района. Участники общественной экспертной комиссии обратились в Собрание депутатов района с просьбой учесть данную экспертную оценку и не принимать решение о реструктуризации Харлапковской школы.

Внешне парадоксальный, но по существу ситуации совершенно логичный факт: экспертная оценка по существу вопроса оказалась нужна не органу местного самоуправления (администрации района), на который законом возложена обязанность проведения данной оценки, но который изначально был инициатором реорганизации школы, что, на наш взгляд, полностью лишает экспертное заключение даже видимости объективности, а рядовым гражданам – родителям, жителям деревень, учителям. То есть – тем, кому НУЖНА школа.

Общественная альтернатива служебной позиции «реорганизаторов» выглядела столь контрастно, что на длительное время процесс заморозился. В какой-то момент показалось даже, что остановился совсем.

Но тихо было только месяц.

Белым по чёрному

В начале мая посвилась вторая официальная экспертная оценка.

По свидетельству людей, видевших чиновников Палкинской районной администрации с этой экспертной оценкой в руках, господа были чрезвычайно горды, почти счастливы «результатами труда», совершенного, по некоторым предположениям, не в поселке Палкино, а в Пскове «более опытными специалистами».

Ученики Харлапковской школы в компьютерном классе

Виталий Прокофьев, Роман Кореневский и Александр Моргун больше всего любят в своей школе компьютерный класс. Фото: Лев Шлосберг

«Опыт» заключался в том, чтобы… черное назвать белым. Новая экспертная оценка администрации Палкинского района напоминала негатив черно-белой фотографии, где все изображения находятся в инверсии, белое видится черным, а черное – белым.

Взяв из общественной экспертной оценки все содержательные посылки, чиновники, словно издеваясь, сделали из них ПРЯМО ПРОТИВОПОЛОЖНЫЕ выводы. На каждое «нет» было написано «да». И как написано! Родитель ребенка таким языком ни писать, ни говорить не способен. Во всяком случае, о своем родном ребенке.

Вот несколько примеров.

«Администрация района, в соответствии со своими полномочиями в сфере образования, определёнными п. 11. ст. 15 Федерального Закона РФ от 06.10.2003 года № 131–ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и п. 1.1. ст. 31 Федерального Закона РФ от 10.07.1992 года № 3266-1 «Об образовании» обеспечит право детей на доступное бесплатное образование и гарантирует организацию надлежащего контроля за приезжающими из микрорайона Харлапковской школы детьми со стороны Палкинской средней школы».

Вы можете представить себе эту «организацию контроля со стороны» и цену этих, с позволения сказать, гарантий?

«За создание безопасных условий организации образовательного процесса, за жизнь и здоровье своих обучающихся несёт ответственность в соответствии с Уставом Палкинская средняя школа».

Несёт, несёт «в соответствии с Уставом», но как несет в соответствии с жизнью? Ведь не о соблюдении Устава Палкинской школы беспокоились родители харлапковских школьников, о а своих живых детях.

А вот и наглядный урок жизни. Вот как надо, оказывается, жить:

«Проблемы адаптации приходится решать людям на протяжении всей жизни, поэтому они неминуемы для детей как в Палкинской, так и в Харлапковской школе, например: адаптация при переходе ребёнка из 4 кл. в 5 класс, адаптация к новому учебному предмету в 5-9 классах, к новым учебникам, к новым внеклассным делам и т. д.

В эти периоды ребёнок учится преодолевать трудности, развивает навыки самореализации и самоопределения, приобретает новые социальные и коммуникативные навыки, познаёт жизнь. Людям нельзя бояться нового, а нужно его постигать и добиваться успехов, развивая различные стороны личности человека».

Очевидно, по логике авторов оценки, создание трудностей на пути человека с целью их дальнейшего героического преодоления (заметьте – не властью, человеком) является до сих пор магистральной линией воспитания людей в России. Только так, по мнению начальников, «закаляется сталь».

«Всестороннее и гармоничное развитие школьников в комфортной для них обстановке будет продолжено по месту проживания в творческих объединениях, работающих на базе сельской библиотеки, клуба д. Слопыгино».

То есть если у детей еще останется желание и силы всесторонне и гармонично развиваться в комфортной для себя обстановке (дома), то нет вопросов, никто мешать не будет.

Спасибо большое, добрый барин.

«Дети смогут посещать библиотеку в д. Слопыгино, режим работы которой можно адаптировать к свободному времени детей. Школьники также могут привлекаться работниками культуры, нового образовательного учреждения, администрацией волости к подготовке и проведению различных мероприятий, к реализации социально значимых проектов...

…В д. Слопыгино остаётся социокультурный центр, объединяющий учреждения культуры, образования, здравоохранения, в котором работают трудолюбивые, творческие, знающие люди, способные привлечь детей, проживающих в их микрорайоне, к участию в общественной жизни Палкинской волости».

Посмотрите – весь уклад местной жизни бесхитростно предлагается адаптировать к ОТСУТСТВИЮ школы в деревне. И даже выражается оптимистичная уверенность в том, что «всё у вас получится»!

«В Палкинской средней школе дети будут обеспечены горячим завтраком и дополнительным питанием в группе продлённого дня в соответствии с существующими правилами и нормами. Кроме того, в Палкинской школе работает буфет, в котором продаются соки, сладости, свежая выпечка по доступным ценам».

Словно в Харлапковской школе не организованы горячие завтраки и «дополнительное питание в группе продлённого дня в соответствии с существующими правилами и нормами». Про «доступные цены в буфете» дискуссию открывать смысла не видим, цены в школьном буфете, надеемся, не ресторанные, но из 41 ребенка, обучавшегося в Харлапковской школе в 2008-2009 учебном году, 14 детей были из малообеспеченных семей, им компенсировали 70% затрат даже на обязательное питание.

Но, словно понимая лукавство своих «экспертных изысканий», авторы в самом конце пишут правду. То есть про деньги.

«В соответствии с п. 1.2. Постановления администрации Псковской области от 29.11.2005 года № 462-ОБ «Утверждение Программы экономического и социального развития псковской области на 2006-2010 годы» взаимосвязанными задачами реализации программных мероприятий являются:

- реструктуризация сети образовательных учреждений, расположенных в сельской местности;

- введение нормативно-подушевого финансирования образовательных учреждений.

Постановление Псковского областного Собрания депутатов от 10.11.2006 года № 576 (ред. от 25.12.2008 года) «Об утверждении целевой программы «Реформирование региональных финансов Псковской области на 2007-2019 годы» закрепляет роль нормативно-подушевого метода финансирования расходов на заработную плату с начислениями в обеспечении организации учебного процесса по государственным и муниципальным образовательным учреждениям».

Оставив в стороне чиновное косноязычие, заметим, что вот здесь всё – правда. И эта правда уже стоила жизни более чем 130 сельским школам в Псковской области. Нормативно-подушевая удавка, сократившая областную субвенцию районам на оплату труда учителей, бульдозером прошлась по псковским сельским школам, оставляя после себя разоренные здания и пустеющие улицы.

Тогда зачем до этого на нескольких страницах доводы, чтение которых вызывает в лучшем случае горькую улыбку? Вопрос риторический.

Возможно, поэтому в тексте второй официальной экспертной оценки в итоге прорвалось и плохо скрываемое раздражение несговорчивостью людей:

«Формирование сети образовательных учреждений, создание, реорганизация, ликвидация муниципальных образовательных учреждений являются полномочиями района. Родители осуществляют своё право выбора образовательного учреждения для своего ребёнка из учреждений, входящих в систему учреждений образования, сформированную учредителем, то есть администрацией района».

Всё понятно?

Власть для народа – это, попросту говоря, общепит. Ешь, что дают. Не хочешь питаться по нашему меню – поможем. Откажешься – заставим.

Администрация района потребовала от директора Харлапковской школы Натальи Коборовой подписать новую экспертную оценку. Директор отказалась. Администрация требовала письменный ответ. Тогда Наталья Евгеньевна написала официально: «С данной экспертной оценкой по существу не согласна. Считаю, что она не соответствует реальным обстоятельствам дела.

Мое мнение как педагога и руководителя образовательного учреждения было учтено и включено в общественную экспертную оценку последствий реструктуризации Харлапковской основной школы, произведенную 9 апреля 2009 г. по решению родительского комитета Харлапковской основной общеобразовательной школы. Моё мнение не изменилось. Излагать вторично ранее изложенную в письменном виде позицию оснований не нахожу».

…Еще в конце марта, когда жители деревни Слопыгино обратились в «Псковскую губернию» за помощью, первый человек, кому я позвонил, был глава администрации Палкинского района Геннадий Васильев. На мой вопрос, что происходит с реорганизацией Харлапковской школой и каковы причины действий администрации района, Геннадий Николаевич ответил, что вопрос рассматривается всесторонне. Я, уже знакомый к тому времени с первой экспертной оценкой, подготовленной в администрации района, прямо сказал ее руководителю, что эта «экспертиза» не выдерживает никакой критики и представляет собой одно сплошное нарушение федеральных законов – и в сфере защиты прав ребенка, и в сфере образования.

Теперь я понимаю, каким был результат нашего разговора. Появилась вторая экспертная оценка. Про то же самое. Только белым по чёрному.

Начерно и набело

Деревня Слопыгино выглядит вполне перспективным местом для жизни. За полчаса прогулки по деревенским улицам нам встретились не менее 15 разновозрастных детей – в колясках, пешком и на велосипедах. Потом мы узнали, что только дошколят в деревне сегодня – около 50 человек.

Не пустой выглядит деревня Слопыгино.

На улице Слопыгино

Гуляя по улицам Слопыгино, мы постоянно встречали молодых родителей и детей. Фото: Лев Шлосберг

Причина известна: на землях бывшего колхоза «1 мая» разместилось и работает сельскохозяйственное предприятие ООО «Светлое поле», специализирующееся на животноводстве.

Директор предприятия, самого крупного в Слопыгино работодателя, Денис Соколенко, представляющий инвесторов из Санкт-Петербурга, школе открыто симпатизирует. Еще весной он направил в районное Собрание депутатов письмо, в котором сообщил, что предприятие «озабочено действиями администрации Палкинского района по реструктуризации Харлапковской основной общеобразовательной школы в начальную». По мнению молодого управленца, «реструктуризация фактически ведет к ликвидации учреждения, что пагубно скажется на социальной привлекательности и развитии сельского хозяйства в нашей местности».

Предприниматели выразили надежду, что «с развитием газификации увеличится приток молодых семей в детьми», а пока считают «важным сохранить существующее учреждение в прежних юридических формах».

В разговоре с «Псковской губернией» Денис Вячеславович был достаточно краток, откровенен и, в отличие от родителей и учителей, совсем неэмоционален: «Деревня без школы менее привлекательна для людей с детьми… Детям неудобно ездить в школу в Палкино. Деревня большая, и в школе нужда есть. Ломать вообще-то нехорошо… Мы – не администрация, мы – частное хозяйство, работам на земле. Может быть, у государства нет денег содержать школу, но думаю, что это не так. Здравый смысл не на стороне закрытия школы».

О семействе Соколенко в деревне говорят все – и учителя, и родители. С появлением «Светлого поля» на полях бывшего «1 мая» в волости появился, образно говоря, свет в конце тоннеля.

Глава Палкинской волости Антонина Михайлова хорошо помнит, что разговор о закрытии Харлапковской школы начался в 2007 году, сразу после того, как администрация «оптимизировала» Васильевскую основную школу. Антонина Петровна, подписавшая общественную экспертную оценку и отказавшаяся от подписания экспертной оценки, подготовленной в администрации района, держится за школу двумя руками: «У нас перспективный поселок, у нас есть экономические перспективы, нам нужна школа, чтобы здесь могли жить и работать молодые люди».

Морально она была готова к борьбе уже осенью 2008 года, когда в подготовленном администрацией района прогнозе социально-экономического развития Палкинского района увидела положение о продолжении «оптимизации» сельских школ.

Именно в разговоре с Антониной Михайловой я вспомнил про земские времена более чем столетней давности. Сколько раз прокатились по этим землям войны и экономические перевороты, а стоит только появиться в округе неравнодушному выборному человеку, как сразу у него есть заботы: защищать чудом пробившуюся через асфальтовые покрытия ХХ века жизнь. На то Михайловой и пеняют, притом публично. Николай Богданов, директор Палкинской средней школы и депутат районного Собрания, избранный от районного центра, обвинил главу волости в том, что она де занимается «политиканством», зарабатывает авторитет перед выборами.

То есть принудительное закрытие сельских школ – это, понимаешь ли, политика, а их защита – это политиканство. Вот она, инверсия российской жизни, белое/чёрное.

А кто сказал, что люди должны на выборах голосовать за тех, кто закрывает сельские школы, а не за тех, кто их защищает? На что вообще нужен депутат, если он не слышит и не понимает своих избирателей?

Сам Николай Петрович, не сильно стесняясь, объяснял коллегам по районному Собранию, что при нормативно-подушевом финансировании его школе, ведущей школе района, очень нужны дети. То есть деньги.

Но понимания не нашел у многих, в том числе у главы района Василия Николаева. Василий Михайлович, председатель Палкинского райпо, избранный депутатом как раз от Палкинской волости и возглавивший в статусе главы района Собрание депутатов, называет себя человеком независимым. «Псковская губерния» беседу с главой района начала с вопроса в лоб: «Зачем, на Ваш взгляд, это всё надо администрации, чего она хочет добиться?» Василий Николаев был с прессой открыт: «Я их понять не могу. Единственное объяснение – они так комплектуют Палкинскую среднюю школу».

Глава района считает, что речь вообще идет не о школе как таковой: «Закрыв эту школу, мы завтра закроем поселок». И возмущается: «Для районной бани нашли 450 тысяч аж из резервного фонда администрации района, а для школы деньги не нашли! Я предложил им, где взять деньги, так не согласились». О «потаённом месте» Василий Михайлович, правда, распространяться не стал.

Собрание депутатов, по мнению главы района, по вопросу о школе расколото, но не по существу гражданской или профессиональной позиции, а по месту работы: если работает депутат в организации, получающей деньги из бюджета района, то его личное мнение мало кому известно, но как он будет голосовать – сомнений нет.

Однако у администрации, судя по всему, сомнения были, и с депутатами проводилась «индивидуальная работа». Василий Николаев видел «картину боя» своими глазами: «Я не боюсь никого, я человек самостоятельный. Но вот к кому-то приходит заместитель главы района, лично приходит, и начинает говорить. Это же страх, он живет в людях, он впитан, наверно, с молоком матери, еще со времен Сталина…»

Ходили, кстати, не только по депутатам районного Собрания. Чиновники администрации района в ранге заместителя, которых по острым социальным проблемам не дозовешься выехать на место, не гнушались посещать дома родителей учащихся и прямо предлагать им писать заявления об обучении детей в Палкинской районной школе, потому что «вашу все равно закроем». Такую «обработку», по словам главы района, со стороны заместителя главы администрации Лидии Прокофьевой, прошли многие семьи.

В Уголовном кодексе РФ это называется «шантаж».

Николаев категорически не приемлет ситуации, когда дети ездят в удаленную школу и уверен, что ездить должны учителя: «Как это получается: малявки должны ездить, а учителя – нет! Здоровье ребенка – превыше всего».

Вспомнил глава района и про судьбу «оптимизированных» зданий, где раньше размещались социальные объекты. В том же Слопыгино закрыли сельский дом культуры. Сейчас на месте двухэтажного здания – невысокий, сантиметров 40, холмик из битого кирпича и мусора. Прямо за памятником жителям деревни, погибшим во время Великой Отечественной войны. Ухаживают за памятником сейчас именно учащиеся Харлапковской школы. Памятник удивительный, нестандартный – белокаменный солдат бережно держит на руках и прижимает к самому своему лицу маленького ребенка. Вокруг качают головами огромные алые маки.

Может быть, солдата с автоматом в руках не хватает у стен Харлапковской сельской школы?

Обстоятельство, которое меня глубоко впечатлило: начальником управления образования Палкинского района является Лариса Дёмина, бывший до недавнего директор и учитель истории Харлапковской школы. Ей поручили «оптимизацию» школы в деревне Слопыгино. В школе мне показали ее кабинет. Реорганизация родной школы, судя по всему, бесследно не прошла: Лариса Павловна уже долгое время на больничном. В администрации говорят, что нервы не выдержали.

«Партия власти» не имеет в районном Собрании депутатов большинства, но присутствует. Антонина Прусова, председатель политсовета Палкинской «Единой России», в разговоре с «Псковской губернией» была очень осторожна, подбирала каждое слово.

«Как человек, как женщина и как бабушка», она – за реорганизацию школы. Потому что финансов нет, а школа в Палкино – хорошая и детям там должно быть хорошо. Но, вздыхает Антонина Аркадьевна, «социально-политический аспект» - против такого действия. «Неспокойное сейчас время», - признается лидер местных единороссов, «нельзя обострять социальную обстановку» и словно вспоминает что-то: «Там, где школу закрыли, жизнь лучше не стала».

Позволим себе в этом месте маленькое отступление. Депутат районного Собрания, может быть (предположу даже, что скорее всего), не читала программу антикризисных мер, принятых администрацией Палкинского района 15 мая с. г. на 2009 год, но попала, что называется, в точку. В этой программе, представленной лично Геннадием Васильевым и опубликованной в районной газете «Льновод», среди приоритетов есть золотые слова, которые Геннадий Николаевич если не писал, то, будем надеяться, читал: «Усиление социальной защиты населения, предоставления услуг в сфере образования, культуры, физической культуры и спорта… Содействие занятости населения, сохранение и создание рабочих мест». Но это так, отступление.

«В моей душе куча сомнений… - продолжила рассуждать вслух Антонина Прусова. – Я буду рада, если сама жизнь разрулит (так и сказала.Авт.) этот вопрос не так, как хотят те, кто хочет закрыть школу». И вышла на новый уровень обобщения: «Это не нашего уровня проблема, вы понимаете… Нормативно-подушевое финансирование…»

Мой звонок застал Антонину Прусову утром вторника, 23 июня, на пути в Палкино, на сессию районного Собрания депутатов: «Вот я еду сейчас на сессию, мы там будет обсуждать сейчас этот вопрос…», - так начался наш с ней разговор. Когда я сообщил Антонине Аркадьевне, что вопрос вновь отозван администрацией района с повестки дня, она не скрывала положительных эмоций: «Это большое облегчение, что этот вопрос снят!..».

Но снятие вопроса о Харлапковской школе с повестки дня Палкинского районного Собрания не означает снятия его с повестки дня местной жизни.

И не только в Палкинском районе.

Воспоминание о чёрном

«Псковская губерния» не писала о том, как два года назад, осенью 2007 года, одним из откликов на серию публикаций о защите Малаховской сельской школы Себежского района стало обращение к нам родителей и учителей Васильевской основной школы Палкинского района, о которой в наших разговорах о Харлапковской школе вспоминали практически все ее нынешние защитники [также см.: «Мы считаем это позорным фактом»; Е. Ширяева. Прощай, Родина!; Редакция. «Нарушены права, свободы и интересы значительного числа лиц – учащихся, их родителей, педагогов»; Е. Ширяева. Снова отстояли; Бессильные всесильные; Л. Шлосберг. Дорога к школе; Е. Ширяева. (С)дача согласия; Редакция. Три ответа; Е. Ширяева. Сами отстояли; «Это настоящий гражданский процесс»; Е. Ширяева. Смерть учителя; «Мы с вами не прощаемся»; Мы научим вас быть успешными; Л. Шлосберг. Свет в окне].

Васильевская школа попала «под нож» в 2007 году. За год до этого она отбила первый приступ «оптимизации», тогда помогла районная прокуратура, нашедшая в действиях администрации района множество нарушений закона. И в 2007 году люди по доброй памяти сразу обратились в прокуратуру. Та вышла с иском в суд в защиту прав детей. А потом… иск отозвала. Шокированные родители, привлеченные в качестве третьих лиц, вместо того, чтобы подать самостоятельное заявление, пошли в областной суд с кассационной жалобой. И потеряли время, пропустили очень короткий для граждан (читайте ГПК, люди дорогие) срок исковой давности.

Тем не менее, основания для восстановления пропущенного срока, по нашему мнению, были, и документы для суда были подготовлены. Но… «индивидуальная воспитательная работа» с семьями привела к тому, что двое родителей, намеревавшихся подать заявление в суд, в решающий момент от подписания заявления отказались.

Избранный глава Васильевской волости Виктор Степанов указание администрации района выполнил неукоснительно: школу не защищал, администрацию поддерживал, несогласных депутатов волости усмирил.

И защищать школу стало некому.

Официально Васильевская основная школа была реорганизована в Васильевскую начальную школу. Но и это был обман: буквально через полгода ее бесшумно закрыли, и всех детей, включая малышей, возят теперь в Палкино.

Мне было психологически трудно звонить бывшему директору Васильевской школы Ольге Тихомировой. Даже два года спустя. Но не позвонить было нельзя, и я набрал номер. Учитель математики, опытный руководитель социальной организации, Ольга Валентиновна год после закрытия школы не могла работать нигде. Сказала мне: «Никого и ничего не могла видеть». Недавно устроилась на работу. В местный магазин райпо. Продавцом.

Из учителей Васильевской школы по специальности после разгрома школы был устроен ОДИН человек. Несколько педагогов уехали в Псков, трудятся в основном в торговле. Из деревни Бобьяково, откуда дети ходили в Васильевскую школу, уехали две многодетные семьи. Тоже в Псков. Учить детей в Палкинской школе отказались.

Здание бывшей Васильевской школы…

Хотите увидеть зримые результаты «оптимизации» образования в Псковской области? Съездите в деревню Васильево Палкинского района. В центре деревни, на повороте дороги, вы увидите то, что осталось от школы.

В доме выломан запасной вход, и попасть в здание легко. Туда попадают все, кто хочет. Вывозить школьное имущество было некому, и многое просто было брошено. Впечатление, будто детей с учителями выгнали, а школу разграбили. Стекла побиты. Зимой в неотапливаемом помещении лопнули водопроводные трубы. Пусто. Грязно. Горько.

Директор Харлапковской школы Наталья Коборова рассказала мне: «Я была в Васильевской школе, когда там разбирали имущество. Нам сказали приехать и посмотреть, что можно взять. Не забуду этого никогда, картина как сейчас перед глазами стоит. Своим учителям сказала: если нас будут закрывать, чтоб ни листа не оставили, ни книжки, ни ручки».

К слову: администрация Палкинского района планирует, как образно сказал Василий Николаев, «забить школу досками» и перекрыть теплотрассу, ведущую к зданию.

Рачительные хозяева эти палкинские администраторы, однако.

Доски бы делать из этих людей.

Отличия от белого

Вы удивитесь, но это тот случай, когда в Федеральном законе выход обозначен. Более того – обеспечивать его должны региональные власти.

В соответствии с п. 2 ст. 41 Федерального закона «Об образовании» «Финансирование федеральных государственных образовательных учреждений осуществляется на основе федеральных нормативов финансирования государственных образовательных учреждений, находящихся в ведении субъектов Российской Федерации, и муниципальных образовательных учреждений – на основе федеральных нормативов и нормативов субъекта Российской Федерации. Данные нормативы определяются по каждому типу, виду и категории образовательного учреждения в расчете на одного обучающегося, воспитанника, а также на иной основе.

Для малокомплектных сельских и рассматриваемых в качестве таковых органами государственной власти и органами, осуществляющими управление в сфере образования, образовательных учреждений норматив финансирования должен учитывать затраты, не зависящие от количества обучающихся (в ред. Федерального закона от 20.04.2007 № 56-ФЗ)».

До сих пор эта норма Федерального закона в Псковской области не выполняется. То есть при финансировании ни одной сельской малокомплектной школы в Псковской области затраты, не зависящие от количества обучающихся детей, не учтены.

Почему? Да именно потому, что это позволяет душить и сами сельские школы, и формально владеющие ими органы местного самоуправления.

Неисполнение этой нормы Федерального закона было подтверждено прокуратурой Псковской области в 2008 году, где, наверно, из заявлений «Псковской губернии» по сельским школам уже можно сшить целый том.

Редакция обращалась по «сельскому школьному» вопросу и в областное Собрание депутатов, к законодателям, именем которых вершится бюджетная справедливость. В 2008 году мы даже получили от председателя Собрания Бориса Полозова ответ, что требования Федерального закона будут учтены при разработке бюджета Псковской области на 2009 год.

Не были учтены.

Крик о помощи из деревни Слопыгино, дошедший до Пскова, - только еще один случай. Не сомневаемся, что есть и другие – там, где некому оказалось возвысить голос в защиту детей, школ, местной жизни. Мы просто о них не знаем. Как сказал Василий Николаев: «Это же страх, он живет в людях, он впитан, наверно, с молоком матери».

Слава Богу, этот страх живет не во всех. С молоком матери человек может впитать не только страх. Он может впитать жажду жизни, чувство человеческого достоинства, умение сопротивляться несправедливости.

Всё зависит от того, что видит ребенок перед собой в детские годы: добро или зло. Белое или черное. И умеет ли он отличать одно от другого.

Какие свойства характера будут впитывать с молоком матери дети сегодняшних детей?

Лев ШЛОСБЕРГ.
Слопыгино, Палкинский район – Псков

 

1 Летом 2008 года именно такая общественная экспертная оценка помогла спасти от закрытия Анкудиновскую сельскую школу в Красногородском районе. См.: Е. Ширяева. За что? // «ПГ», № 21 (390) от 28 мая – 3 июня 2008 г.; Е. Ширяева. Особенный предмет // «ПГ», № 34 (403) от 27 августа – 2 сентября 2008 г.

2 См.: «Мы считаем это позорным фактом» // «ПГ» № 25 (344) от 27 июня – 3 июля 2007 г.; Е. Ширяева. Прощай, Родина! // «ПГ», № 27 (346) от 11-17 июля 2007 г.; Редакция. «Нарушены права, свободы и интересы значительного числа лиц – учащихся, их родителей, педагогов» // «ПГ», № 27 (346) от 11-17 июля 2007 г.; Е. Ширяева. Снова отстояли // «ПГ», № 28 (347) от 18-24 июля 2007 г.; Е. Ширяева. Бессильные всесильные // «ПГ», № 29 (348) от 25-31 июля 2007 г.; Л. Шлосберг. Дорога к школе // «ПГ», № 30 (349) от 8-14 августа 2007 г.; Е. Ширяева. (С)дача согласия // «ПГ», № 30 (349) от 8-14 августа 2007 г.; Редакция. Три ответа // «ПГ», № 30 (349) от 8-14 августа 2007 г.; Е. Ширяева. Сами отстояли // «ПГ», № 32 (351) от 22-28 августа 2007 г.; «Это настоящий гражданский процесс» // «ПГ», № 34 (353) от 5-11 сентября 2007 г.; Е. Ширяева. Смерть учителя // «ПГ», № 40 (359) от 17-23 октября 2007 г.; Е. Ширяева. «Мы с вами не прощаемся» // «ПГ», № 41 (360) от 24-30 октября 2007 г.; Е. Ширяева. Мы научим вас быть успешными // «ПГ», № 42 (361) от 31 октября – 6 ноября 2007 г.; Л. Шлосберг. Свет в окне // «ПГ», № 1 (370) от 9-16 января 2008 г.; Л. Шлосберг. Школа года // «ПГ», № 17 (386) от 30 апреля – 6 мая 2008 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  5538
Оценок:  28
Средний балл:  9.7