Статья опубликована в №10 (379) от 12 марта-18 марта 2008
Общество

Мартовские заморозки

Обеспечив «преемнику» необходимый результат, власти усилили давление на оппозицию в Санкт-Петербурге
 Светлана ГАВРИЛИНА 12 марта 2008, 00:00

Обеспечив «преемнику» необходимый результат, власти усилили давление на оппозицию в Санкт-Петербурге

Если нет и не предвидится сенсаций, надо их создать. По этому принципу уже давно работает российская власть. При том, что она постоянно дает понять, что все в политической жизни страны давно предопределено, что она, эта власть, является едва ли не рукой божественного Провидения (замыслы которого понимать не велено, но исполнять придется) — однако откровенная скука, с которой общество встретило «медвежью» интригу с носящим «говорящую фамилию» преемником, все-таки по какой-то причине не устраивала. Значит, нужна была сенсация.

Максим Резник, председатель
петербургского «Яблока», арестован
на два месяца при попытке разнять
драку в ночь со 2 на 3 марта
за «сопротивление представителям
властей» и «оскорбление сотрудников
милиции». Фото: Светлана Гаврилина
И она была создана не где-нибудь, а в Северной Пальмире. Шутка ли: не так давно, еще в декабре 2007-го, град Петров хуже всех в стране поддержал «Единую Россию». А 2 марта продемонстрировал шикарную явку и невероятную для этого города поддержку Дмитрия Медведева. Причем в середине дня и горизбирком, и территориальные органы власти мандражировали — на 14 часов самая низкая в России явка (30,48 процентов), а к вечеру — уже небывалый рекорд (и 72 с небольшим процента за Медведева) Перевоспитался, стало быть, перековался демократический Питер — причем буквально за час до окончания голосования...

«Теперь мы уже не последние в России» - радовался председатель горизбиркома товарищ Гнётов. Вот только выяснилось, что действия по увеличению процента явки были не то чтобы агитационно-пропагандистские, а скорее арифметические: списочный состав избирателей-петербуржцев уменьшился на 300 тысяч человек по сравнению с думскими выборами... Общественность до сих пор недоумевает: что случилось? То ли моровая язва напала на город и нанесла потери, сопоставимые с блокадными, то ли население целого крупного района снялось с насиженного места в поисках лучшей доли...

В рамках этого материала нет возможности еще и рассказать дополнительно о многочисленных нарушениях на избирательных участках, которые были зафиксированы 2 марта. Но они свидетельствуют о том, что первейшей задачей властей и избиркомов была именно «нужная» явка...

Уже давно подмечено: и назойливая пропаганда, и давление на людей (в трудовых коллективах или по месту жительства), и бодрые отчеты — могут показаться абсолютно ненужной и чрезмерной тратой сил, времени и средств («все равно нарисуют как им надо, все равно много тупого и бессловесного электората, зачем так надрываться?»). Если не подумать о том, что в задачи пропагандистов и агитаторов входит... деморализация как раз не тупых и бессловесных, а мыслящих и образованных. Чтобы у них опустились руки: «пипл хавает», «в этой стране всегда так», «плетью обуха не перешибешь», «нужно просто абстрагироваться от этой грязи и подлости»... А вот если представить, что это точечная бомбардировка, и расчет именно на то, чтобы все эти заклинания в отчаянии были произнесены — тогда все становится на свои места...

Санкт-Петербург, 3 марта 2008 года.
Фото: Светлана Гаврилина
А на следующий день в Санкт-Петербурге был Марш несогласных. Сколько бы ни рассказывали теперь по ТВ о мудрости петербургской власти, которая решила «не обращать внимания на жалкую кучку», впечатляющие картины с утра наблюдались в Петербурге. Огромное количество ОМОНовских автобусов и грузовиков, внутренние войска, «просто милиция» стали съезжаться к концертному залу «Октябрьский», да еще шеренги правоохранителей стояли на всех улицах едва ли не до Смольного (реально, что ли, ждали и боялись штурма?)

Повторить подвиг годичной давности (собрать 7 тысяч человек и, прорвав цепи ОМОНа, пройти по Невскому) оппозиция в этот раз не смогла, да и в рамках разрешенного мероприятия это не получилось бы. Людей было меньше, но формат финального митинга, где нашлось время и на то, чтобы предоставить слово Юрию Шевчуку, и дать микрофон спевшему свое «Заколотите подвал!» Михаилу Борзыкину, а также молодому музыканту Андрею Васильеву, зажегшему аудиторию своей язвительной песней про «план Путина» - как показывают отклики пришедших на Марш или следивших за ним в интернете, понравился, заразил многих оптимизмом и слегка разбавил горечь «предопределенности». Правда, острастка все же имела место — упомянутый Васильев был задержан для «профилактической беседы». Это с первого взгляда казалось непонятным — другие выступления и музыкальные номера были не в пример резче песни Васильева. Но есть нюанс: в его песне была лично задета госпожа губернатор. Медведев с Путиным все-таки далеко и высоко, а Валентина Ивановна – вот она, неподалеку обретается...

...Когда на Марше люди в числе прочих «кричалок» скандировали «Свободу Резнику», они еще не знали, что меньше чем через сутки начнется еще одна сенсация (Максим Резник, лидер петербургского «Яблока», накануне ночью был задержан у офиса петербургской организации). Обычное дело — задержание политического активиста накануне политической акции. Однако уже на следующий день оказалось, что все не так просто, и происходящее все четче стало напоминать показательный акт устрашения.

Поддержать Максима, против которого было заведено уголовное дело, в Дзержинский суд пришло свыше 50 человек. Было заявлено ходатайство об изменении меры пресечения, доводы адвоката были логичны и трудно оспоримы. Однако Резника оставили под стражей по удивительной мотивации: дескать, он может, пользуясь своим общественным положением, оказать давление на следствие. Помилуйте, господа-товарищи: вы же сами (либо устами подконтрольных СМИ) всегда утверждаете, что «Яблоко» сошло на «нет», растеряло авторитет, маргинализировалось — а теперь оказывается, что у его руководителя в городе такое высокое общественное положение, что он может надавить на следствие?

Вот эти-то вещи: беспрецедентное количество силовиков на улицах города 3 марта и арест «опасного преступника» Резника — убеждают в том, что не так уж «перековалась» колыбель трех революций, раз оппозиционно настроенной «кучке» уделяется такое мощное внимание...

Санкт-Петербург, 3 марта 2008 года.
Фото: Светлана Гаврилина
История с Резником мутна и странна. Его пытаются представить мелким хулиганом, якобы в состоянии алкогольного опьянения бросившимся на нескольких сотрудников милиции. Однако следящие за этой ситуацией журналисты (которые не всегда могут поделиться своей информацией с читателями или зрителями своих СМИ) говорят, что эта версия не выдерживает ни малейшей критики. Слишком много странностей в деле. Даже если дело не в специально спланированной провокации («случайно» завязавшаяся драка, случайно именно перед офисом «Яблока», случайно подъехавшая милиция, таинственно исчезнувшее заказанное заранее Резником такси), а всего-навсего в том, что милиция, возможно, решила по привычке побеспредельничать, а потом, узнав, с кем имеет дело и, получив «отмашку» у вышестоящих инстанций, «перевела стрелки»...

Акции в защиту Резника (ежедневное одиночное пикетирование, воскресный флэшмоб: чтение газет на Исаакиевской площади — люди собрались, каждый держал в руках одну из газет, где появились материалы о Максиме) продолжаются. Правда, буквально на днях Комитет по законности и правопорядку правительства СПб не разрешил проведение митинга на той же Исаакиевской. Печальный юмор ситуации в том, что заявители подали уведомление на проведение митинга... «в защиту Конституции РФ, ЗАКОННОСТИ И ПРАВОПОРЯДКА».

Итак, послевыборный Петербург все же не мертв. Он, как может, противится «предопределенности». Но возможностей, конечно, меньше, чем даже год назад. И как-то совсем не думается об «оттепели».

Светлана ГАВРИЛИНА,
Санкт-Петербург, специально для «Псковской губернии».

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2852
Оценок:  6
Средний балл:  4.8