Статья опубликована в №12 (32) от 22 марта-28 марта 2001
Город

Черная гора. У истоков ремесленного производства

  22 марта 2001, 00:00

Летопись.
Глава 4-я. Часть 2

Борис КОРОТКЕВИЧ,
младший научый сотрудник,
Государственный Эрмитаж

Борис Короткевич, 37 лет. Младший научный сотрудник, Государственный Эрмитаж. 22 года занимается археологией, из них 17 лет в составе Северо-западной археологической экспедиции Государственного Эрмитажа.

Начало раннего железного века принято считать со времени широкого распространения железных орудий труда, пришедших на смену бронзовым.

В Западной Европе это произошло в первых веках I тысячелетия до н. э. Тогда же железное оружие появилось и у кочевников причерноморских степей — киммерийцев, которые заселяли эти просторы до пришедших из Азии скифов. Замена бронзовой индустрии на железную у этих народов происходила естественным путем. Основные технологические приемы восстановления чистого железа из руды во многом повторяют производство меди. Поэтому навыки управления температурным режимом, постройки горнов, холодной обработки металла сформировались еще в эпоху бронзы. Постепенное совершенствование техники позволило в конце концов перейти от металлургии меди к металлургии железа. Но все эти достижения могли появиться за две-три тысячи лет до н. э. только в местах, богатых легкодоступными источниками меди и на прилегающих к ним землях. В более удаленных краях, к каким относится и территория современной Псковской области, дело обстояло иначе.

Судя по отсутствию на памятниках III-II тысячелетий до н. э. изделий из бронзы, эпохи бронзы в полном смысле этого слова здесь не было. Примерно в конце II тысячелетия до н. э. на юге области началась обработка кричного железа, получаемого из имевшейся в изобилии болотной руды. Основные навыки этого достаточно сложного дела, скорее всего, были заимствованы у более южных соседей, так как именно в это время начинается распространение железа по Европе из Передней Азии. Однако широкое применение железа во всех видах деятельности человека началось в конце I тысячелетия до н. э.

В течение многих лет Северо-Западная археологическая экспедиция Эрмитажа проводит исследования уникального памятника древнего производства в Куньинском районе. Впервые он появился на археологической карте юга Псковской области после разведок Я.В.Станкевич как городище против д.Анашкино на северном берегу Жижицкого озера. По необычному для этой местности цвету почвы, холм получил у местных жителей название «Черная гора». Следы земляных оборонительных сооружений внешне не прослеживались. В заложенном на площадке шурфе были собраны фрагменты грубой лепной керамики, позволившие отнести памятник к раннему железному веку. В 1969 году на краю площадки городища Р.С.Минасян заложил небольшую разведочную траншею. Материалы его раскопок позволили более точно определить принадлежность памятника к днепродвинской культуре.

Уникальность памятника стала очевидной после возобновления раскопок в 1991-1994 гг. уже под моим руководством. Тогда на небольшой площади раскопа в 28 кв.м. были открыты два горна, использовавшиеся для производства и обработки железа в первых веках н. э.. Последующие работы в 1998-1999 гг. увеличили их количество до 5 и не оставили никаких сомнений в производственном характере верхнего горизонта культурного слоя.

Не имея собственного практического опыта в железоделательном и кузнечном ремесле, мы не смогли бы разглядеть среди дошедших до нас остатков многие специфические детали. Поэтому для консультаций в ходе раскопок были привлечены кузнецы-практики, профессионально занимающиеся изготовлением изделий из железа с применением древних и кустарных технологий – А. Константинов и Д.Пашкевич.

В результате проведенных исследований работа древних мастеров на Черной горе представляется нам следующим образом. Собранную по берегам озера руду предварительно перетирали специальными камнями-терочниками в порошок. Эта операция полностью копировала операцию по перемалыванию зерна и выполнялась с помощью аналогичных приспособлений. Кусочки болотной руды, имеющие по внешнему сходству народное название «бобовица», укладывались на шершавый плоский скол валуна, имевший около 30 см в поперечнике. Затем они толклись и растирались булыжником, имевшим такие размеры, чтобы его было удобно взять в руку. Измельченная руда ссыпалась в плетеные корзины.

Другим необходимым для производства железа материалом является древесный уголь. В межгорновом пространстве мы обнаружили штабель из обгорелых сосновых бревен, уложенных в 2 или 3 яруса. Возможно, сверху они были закрыты дерном и таким образом пережигались в древесный уголь.

Наконец третий необходимый при производстве и обработке железа компонент – флюс. В качестве флюса мастера с Черной горы использовали кости животных и чистый речной песок. Запасы того и другого хранились, как и руда, в плетеных корзинах или в глиняных горшках. Добавление в шихту (смесь руды и угля) костей значительно снижало необходимую для восстановления из руды чистого железа температуру до 900 градусов.

Операции по восстановлению железа из руды и по нагреву металла для дальнейшей кузнечной обработки производились в открытых горнах. Горны имели круглую или овальную форму около 80 см в поперечнике и состояли из песчаного пода и глинобитного бортика. С одной стороны в бортике оставлялся разрыв-устье шириной около 20 см. В Анашкино горны располагались по три в ряд поперек длинной оси вершины холма. Расстояние между ними внутри ряда составляло около 2,5 м, расстояние между рядами – около 4 м. Горны двух первых рядов были развернуты устьями в противоположных направлениях вдоль длинной оси площадки мастерской. Для удобства мастера горн должен был находиться не прямо на земле, а на возвышении. Судя по соотношению уровней горнов и располагавшихся перед ними рабочих площадок, высота такой насыпи могла составлять около 30 см.

Для достижения в горне необходимой температуры в полной мере использовался ветер. С этой целью мастерскую расположили на вершине отдельно стоящего берегового холма, где ничто не могло уменьшить силу дующих над Жижицей ветров. Но наряду с ветром использовался и другой, совершенно оригинальный способ. От подножия холма на его вершину были проложены берестяные трубы-воздуходувы. Устье трубы подводилось к работающему горну, и за счет перепада температур на разных концах воздуходува создавалась сильная тяга. На Черной горе одновременно функционировали три воздуходува по числу горнов в одном ряду.

Смесь руды, угля и костей укладывали в глиняный горшок и перевернув днищем вверх помещали его в горн. Затем горшок засыпали со всех сторон углем и разводили огонь. При температуре около 900 градусов содержащиеся в руде примеси расплавлялись и стекали вниз, образуя шлак, а восстановленное железо собиралось в пористый комок – крицу. Раскаленную крицу проковывали на плоском камне, пока не заваривались все поры и из них не выходил оставшийся шлак. При этом от ее поверхности отскакивали тонкие науглероженные пластины стали, из которых изготавливались требующие особой прочности изделия. Потом кузнец, повторно нагревая крицу, каменным молотом выковывал из нее нехитрый хозяйственный инвентарь или оружие. Готовый нож, серп или шило шлифовали и затачивали на камне, насаживали на рукоятку – и вещь готова.

Перед устьями горнов располагались вымазанные глиной рабочие площадки. С противоположной же стороны, между рядами, был сооружен навес, под которым производилась не связанная с огнем работа. Под обломками навеса сконцентрировались находки бытовых предметов, принадлежащих мастерам, или готовой продукции мастерской. Вероятно, под навесом оставляли одежду. Здесь был найден обуглившийся фрагмент ткани, костяные пронизи от ожерелья и детали поясного набора: бронзовая пряжка с железным язычком, железная обойма и железный крючок.

Совершенно очевидно, что такие мастерские возникали не стихийно, а строились по заранее продуманному плану, полностью соответствующему решению конкретной производственной задачи. Их строительство и эксплуатация могли быть осуществлены только коллективом профессиональных ремесленников, специально организованным для получения большого объема продукции. Высокая концентрация производства требовала наличия развитой системы сбыта и обмена, существование которой возможно в рамках структуры протогосударственного или государственного типа. То обстоятельство, что на юге Псковской области нам на сегодняшний день известно еще три подобных мастерских, заставляет в совершенно новом свете представить роль этих земель в древней истории Восточной Европы.

Городище - укрепленное поселение, имевшее стены или чаще обнесенное валом и рвом (иногда несколькими валами и рвами). Городища располагаются на холмах, мысах рек. Площадка городища (поверхность холма, где размещалась в древности застройка) нередко искусственно выравнивалась, на нее обычно ведет въезд - отлогая дорога по склону холма. В народе городища называют городками или городцами.

Селище - неукрепленное поселение железного века. Селища, в отличие от городищ, не имеют внешних признаков. Они расположены на ровных площадках недалеко от источника воды, часто на надпойменной террасе берега озера или реки. Очень часто средневековые селища оказываются на территории современных деревень. В таких случаях на огородах можно заметить выходы культурного слоя и черепки глиняных сосудов (керамику).

(Словарь археологических терминов. Александр МиХайлов).

На фото:
Каменный молот, наковальня и глиняный сосуд.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2981
Оценок:  4
Средний балл:  4.5