Статья опубликована в №38 (208) от 13 октября-19 октября 2004
Человек

Юбилейный вандализм

Академик Валентин Седов: «Разрушить культурный слой в Пскове - это как войти в зал Эрмитажа и уничтожить экспозиции»
 Светлана ПРОКОПЬЕВА 13 октября 2004, 00:00

Академик Валентин Седов: «Разрушить культурный слой в Пскове - это как войти в зал Эрмитажа и уничтожить экспозиции»

- Валентин Васильевич, сейчас складывается ситуация, когда, в ожидании юбилея, Псков может утратить некоторую часть своей истории.

- Да, к сожалению, это так.

Псков - прежде всего исторический город, у него прекрасный культурный слой, который находится под охраной. Он дает возможность изучить всю историю и культуру этого европейского города, который в Европе хорошо знали в период расцвета феодальной республики. В Пскове - прекраснейший археологический коллектив, самый лучший, квалифицированный, который справится с любой задачей. Теперь проблема такая: археология с точки зрения некоторых руководящих сотрудников мешает строительству. Собираются сократить охранные зоны. Это очень некультурный и неинтеллигентный подход. Руководители, которые так мыслят, могут руководить городом, основанным в эпоху пятилеток, но не городом, чья история восходит к середине первого тысячелетия и насчитывает 15 веков. Очень многие руководители города Пскова и Псковской области не понимают того огромного исторического значения, которое имеет Псков, особенно теперь, когда территория нашей страны стала меньше. Новгород и Псков - самые первые среди исторических городов, их-то и нужно изучать. Необходимо приспособить все строительство к археологии, а не так, чтобы «археология не мешала».

- Но у нашего губернатора - историческое образование:

- У губернатора историческое образование? Наверное, у помощников неисторическое. В Риге, например, раскопки финансирует городская администрация. Строительные организации, когда им выделяют участок, возмещают городу затраты на охранные раскопки. То есть в бюджете заложена статья на археологические раскопки, но эти расходы восполняются. Видимо, так же нужно сделать и в Пскове.

В Пскове необходимо ввести закон об обязательных опережающих раскопках, они более важны, чем строительство. Во всех древних городах Европы пытаются сделать так, чтобы мэр имел историческое или архитектурное образование, или хотя бы один из его заместителей, потому что исторический город требует исторического подхода к застройке, планировке. В Пскове этого, к сожалению, нет.

- Валентин Васильевич, сейчас некоторые строители говорят о новых методах застройки, при которых культурный слой якобы не разрушается и охранные раскопки можно не проводить. Что Вы об этом думаете?

- Это побасенка, для людей непонимающих. Очень часто еще говорят: «мы забьем сваи и культурный слой не повредим». Неужели эти люди не понимают, что это то же самое, как в книге сделать насквозь двадцать дырок. После этого читать-то ее уже будет нельзя! Или плитчатый фундамент. Он закладывается на большую глубину, верхняя часть культурного слоя просто уничтожается. По существу, культурный слой отдается на разрушение, и как раз накануне юбилея. Разве юбилей заключается в том, чтобы, построив дом, разрушить памятники? Неизвестно, как это назвать, но, во всяком случае, это глупость.

- Тем не менее, наши руководители любят при любой возможности сослаться на древнюю и великую историю Пскова.

- Ну, тут ничего не поделаешь, ссылаются, так ссылаются. Так же постоянно пишут о подъеме промышленности, сельского хозяйства. Это трудно объяснить. Сейчас перед юбилеем должна состояться научная конференция, и если к тому времени уничтожат памятники, то будет стыд и позор! На открытии конференции все это наверняка поднимется.

- А как же быть с «национальной гордостью», пропагандой «уважения к истории»?

- Говорить можно все, что угодно, но дел и результатов никаких нет. Сейчас не только в Пскове, но и в других местах очень плохо с охраной памятников. Есть, впрочем, хорошие примеры. Вот, в Новгороде в прошлом году собирались без раскопок строить дом, но церковь обратилась в органы охраны. Подали в суд, он запретил строительство без предварительных охранных раскопок. В Пскове такого пока не было, более-менее работы ведутся, потому что коллектив хороший, следит. Но, самое опасное - настрой у руководителей плохой.

- Одно из наиболее часто звучавших сегодня предложений - это консервация памятников. Какой смысл в это вкладывается?

- Консервация - это просто засыпка, расчет на то, что в будущем когда-то вернутся к открытиям. Если говорить о конкретном эпизоде около Покровского комплекса, то, в моем представлении, надо пересмотреть проект застройки. Это возможно, там есть детская площадка, ее можно передвинуть на место найденного колодца. Это, конечно, потребует денежных затрат, но не таких больших. Сейчас, после открытия новых памятников, надо сделать все для их сохранения.

- А если не засыпка, то что?

- Теоретически, этот колодец можно сделать туристическим объектом, который, может быть, даже приносил бы доход. Можно поискать легенды, обратиться к историческим источникам: памятники открыты, но еще детально не изучены. Потом накрыть это место стеклянной крышей, сделать спуск, вычистить и выложить колодец, чтобы бросать туда монетки, чтобы вернуться в Псков. Поставить ящики для пожертвований. Это все можно сделать, но кто этим будет заниматься?

- Как же быть со строителями и всеми теми, кто вкладывает деньги в застройку города?

- Чтобы сочетать их интересы и интересы исторической науки, нужно в первую очередь желание и какие-то вклады. Нужен хороший организатор, который знал бы и - главное - ценил историю города. И современное строительство подчинил бы историческому городу.

- То есть, все возвращается к позиции властей?

- Да. Население не так богато. В некоторых городах начинаются сборы для сохранения памятников, но в Пскове низкий уровень жизни.

- Как много потеряет история России, лишившись какой-то части истории Пскова?

- Очень много. Это трудно оценить. Все археологические и музейные коллекции бесценны. Цены, которые на них устанавливают, - это страховка, а не стоимость, она-то значительно больше. В первую очередь мы потеряем интеллектуальную собственность, знания, а это неоценимо. Мы обедняем самих себя, а самое главное - потомков. Это потери окончательные, невосполнимые. Разрушить культурные слой в Пскове - это как войти в зал Эрмитажа и уничтожить все экспозиции. Но никто этого не понимает - из руководителей, я имею в виду.

- Предусмотрены ли меры воздействия на безграмотную власть?

- Пока нет. Мы разрабатывали закон об археологическом наследии в начале 1990-х годов. Но Академия наук не имеет права законодательной инициативы. Поэтому мы были вынуждены передать его в министерство культуры. Там его заморозили, под предлогом того, что сначала нужно принять общий закон (Закон «Об охране памятников» был недавно принят), а потом заниматься частностями. В том проекте было предусмотрено наказание и для физических, и для юридических лиц. В том числе - для органов охраны памятников, которые просто получают зарплату и ограничиваются разговорами. Для них каждые два года нами была предусмотрена переаттестация. Конечно, сами чиновники на это не пойдут. Мы обращались и непосредственно в Думу, некоторые депутаты соглашались внести законопроект. Но потом объясняли, что у них уже на весь год работа распланирована. Наверное, спрашивали министерство культуры, узнавали, что к чему. И везде так. Я лет пять назад консультировал в Думе комитет по культуре и как-то раз резко выступил. В результате они пригласили другого консультанта. Так вот жизнь и идет.

- Почему все постоянно пытаются любым способом уйти от решения задач в сфере культуры?

- Я думаю, что наше население в культурном плане очень отстало. Уровень учителей ниже среднего, когда-то окончили пединституты, но прошло с тех пор 10-15 лет, и они уже все забыли, отстали. В вузах так же. Все формально, переаттестации формальны, - ведь за рубежом дипломы наших вузов не признаются, за исключением семи ведущих. И в результате - удивительно серый народ.

- Проблемы культуры начинаются с низкого уровня образования?

- Да, и потом в 1990-е годы очень понизился уровень жизни, это тоже сказывается. Молодежь пошла не в ту сторону. Многие члены Государственной Думы тоже культурой не обладают. Теперь если это и наладится, то только через несколько десятилетий.

- Значит, на ближайшее время ничего хорошего нам не светит?

- Да, а что ж делать, мы должны признать, что так мы и живем. Постепенно, через десятилетия, может, все и наладится, если не будет каких-нибудь новых потрясений. Сейчас и войны, и прочее - все это мешает. Люди уезжают в Чечню, а возвращаются совсем другими. Должен быть подъем, ищут вот какую-то русскую идею.

Археология могла бы помочь, это ведь история, это национальная гордость. Культура наша. Но пока никто этого не может понять.

Беседовала Светлана ПРОКОПЬЕВА.
«Псковская губерния»,
№ 38 (109), 3-10 октября 2002 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3014
Оценок:  1
Средний балл:  10