Статья опубликована в №27 (197) от 21 июля-28 июля 2004
Культура

Свой среди своих

Энки Билал – художник комиксов, режиссер и шумерский бог
 Артем Корюшкин 21 июля 2004, 00:00

Энки Билал – художник комиксов, режиссер и шумерский бог

Жанр кинофантастики всегда был рассчитан на небольшой круг посвященных, которым заведомо известно приблизительное содержание большинства картин. Только в этой среде добротные фантастические фильмы становятся шедеврами. Другие их просто не поймут, ввиду того, что не знакомы с первоисточником, который практически всегда кладется в основу киноленты.

Конечно, существует ряд популяр-ных фильмов, которые называются «фантастическим», но это не более чем условность для тех, кто хоть что-то понимает в фантастике. В них нет тех проблем и особенных составляющих, которые отличают данный жанр от других. Как правило, в подобных «фантастических» кинолентах берется сюжет «Рэмбо» или чего-то схожего и переносится в межзвездные пространства. Все это сдабривается красивыми спецэффектами, от которых, собственно, и ахает большинство зрителей, называя такое действо «кла-а-ассным фильмом».

При появлении чего-то более серьезного, где ставка делается на сюжет, а не на экшн и визуалные эффекты, предпочтение массового зрителя отдается всевозможным «рэмбам» в космосе. В наши дни бытует мнение, что кино без компьютерной графики и пальбы – это не кино. Лишь фанаты тихо ликуют, сидя в полупустом зале в тишине, не нарушаемой шелестом пакетиков, хрустом чипсов и катанием по полу пустых бутылок.

Ярким примером такого ликования поклонников и ненависти приверженцев «рэмбоидов» служит картина француза Энки Билала (Enki Bilal) «Бессмертные: война миров» (Immortel: ad vitam, в дословном переводе с франко-латыни «Бессмертен: пока жив»). Необъяснимы отсылки переводчиков к Герберту Уэллсу, так как в картине практически нет никакой войны и тем более миров. Настоящему ценителю не нужны никакие завлекающие маневры, а те, кому это изначально не интересно, в любом случае покинут сеанс, не досмотрев и до середины фильма.

То, что «Бессмертные» сняты «на любителя», показывают рейтинги французского кинопроката (Франция – основной производитель картины, съемки также велись в Италии и Великобритании) и российского. Во Франции фильм в десятке лучших, уже претендует на звание лучшего фильма года, также его называют «новым словом» в кинематографе. В нашей стране мнения разделились, причем, негативных оценок намного больше, чем позитивных.

Нашему зрителю картину сложно понять по той простой причине, что она снята по известной во Франции трилогии комиксов «Никополь», нарисованных еще в начале девяностых Энки Билалом. Он же в последствие выступил режиссером фильма по своим произведениям, что тоже сыграло роль в формировании некоторой замкнутости картины, ее отдаленности от людей, не посвященных в сюжет комиксов. Комиксное творчество Билала вдохновило Ридли Скотта (Ridley Scott) при создании «Бегущего по лезвию бритвы» (Blade Runner)

Известно, что почти во всем мире комикс – это отдельная культура со своей жанровой спецификой и своими героями, вполне способная конкурировать с книжной. За рубежом комиксы читают и взрослые, и дети. В России о комиксах как культуре практически ничего не известно и до сих пор считается, что это низкопробный Жанр, способный удовлетворить лишь неразвитый детский вкус.

Энки Билал значительно переделал сюжет комикса перед тем, как снять фильм, оставив прежних героев и ряд проблем, которые они пытаются преодолеть. При этом в сценарий было внесено много нового, усложняющего и еще более интригующего новый продукт – фильм. Например, в «Бессмертных» появляется новый персонаж, которого не было в комиксах, – таинственный Джон, облаченный во все черное. Даже на его лице – черные бинты, а обитает он в некоем вакуумном пространстве, поскольку земная атмосфера для него вредна.

Было бы крайне нелепо пересказывать невиданный доселе в мировой киноиндустрии сюжет фильма, в котором действие происходит в 2095 году в Нью-Йорке, населенном полуискусственными людьми, мутантами, инопланетянами, а также древнеегипетскими богами. Услышав такое, любой человек покрутит пальцем у виска и порекомендует вам обратиться к соответствующему врачу, прихватив с собой видеокассету «Бессмертных».

Еще более удивительным кажется на фоне города, полностью сделанного на компьютере, сочетание рисованных персонажей с живыми актерами. Их всего трое: Линда Харди (Linda Hardy, в роли главной героини синеволосой Джил), Томас Кретчманн (Thomas Kretschmann, в роли повстанца Никополя), Шарлотта Рэмплинг (Charlotte Rampling, в роли доктора Эльмы Тернер). После «Последней фантазии» (Final Fantasy, с полностью анимированными персонажами) и Горлума из «Властелина колец» компьютерные герои «Бессмертных» уже не воспринимаются такими впечатляющими, к тому же некоторые из них вышли слишком «мультяшными». Однако неизвестно, что подвигло режиссера на такой шаг: нехватка денег на актеров или на полностью анимированный фильм, а, может, что-то другое, но факт остается фактом.

Если не все сюжетнее линии и некоторые события комикса для нашего зрителя останутся понятными, то аллюзии, которыми напичкана картина, порадуют искушенного киномана и начитанного человека. Часть реминисценций связана со своеобразным чувством юмора Энки Билала. Ни одна шутка не рассчитана на повторение, весь юмор в картине – мимолетный, еле заметный, например, Никополь в баре заказывает водку под названием «Тарковская».

В символах лучше и не копаться, ибо их может быть на самом деле меньше, чем покажется на первый взгляд. Древнеегипетские боги Анубис и Баст играют в карты и в «Монополию». Загадочный вселенский странник Джон смахивает на христианского бога. Про красные и синие таблетки, ставшие после «Матрицы» своего рода символом ухода от реальности и наоборот, и говорить не стоит.

Если совсем далеко заходить в поисках символов, то можно выяснить, что имя режиссера – Энки – обозначает одного из верховных шумерских богов. Только имя своему главному герою Никополю Билал взял не из энциклопедии древнегреческих мифов или классических литературных произведений, а – как он сам утверждает – просто открыв атлас и увидев на территории Украины одноименный городок. Сын чешки и боснийца, уроженец послевоенного Белграда, Энки Билал неравнодушен ко всему центрально- и восточноевропейскому, и даже Томаса Кретчманна, исполнившего в «Пианисте» единственно положительного эсэсовца, на роль Никополя решился взять потому, что тот родом из Восточной Германии.

Даже невзирая на символы и аллюзии, картина остается в сознании зрителей чем-то непостижимым. Возможно, полностью замысел Билала откроется только после десятого просмотра киноленты. На первый же и даже на второй взгляд это сложная мозаика, игра образами и словами.

Ко всему прочему режиссер хорошо поработал над созданием атмосферы «Бессмертных». В фильме нет идеального города будущего. Будущее по Билалу – помойка, в которой люди стали живыми мертвецами, стремящимися без видимой причины заменить здоровые органы на механические имплантанты, может быть, тяга к бессмертию заставляет их делать это.

Свое видение будущего человечества режиссер показал в серо-синих тонах, «скрасив» ужасающе тягучей музыкой Горана Вежводы (Goran Vejvoda).

Безумный сюжет, необычный эксперимент с живыми и рисованными актерами, скрытые смыслы и что-то еще, что рождает странные ощущения после просмотра «Бессмертных», дает право многим называть картину Энки Билала лучшим фантастическим фильмом десятилетия.

К долгим раздумьям появились серьезные предпосылки: с вопросами реальности люди вроде бы разобрались, а с вечной жизнью пока только начинают. Справятся ли «Бессмертные» боги с машинами «Матрицы» или останутся шедевром среди поклонников комикса и жанра фантастики, покажет время.

Однозначно понятно, что всё равно все не поймут, к чему в Нью-Йорке Эйфелева башня. Это вам не «следуй за белым кроликом», где все прозрачно.

Артем Корюшкин

Смотрите на лицензионном видео с июля 2004 года.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  6073
Оценок:  21
Средний балл:  8.2