Статья опубликована в №20 (190) от 02 июня-08 июня 2004
Культура

От «древнерусской тоски» до «мировой скорби»

Андрей Фига: «Я пытаюсь двигать людей, просто сдвигать им «башню»
 Сергей СИДОРОВ 02 июня 2004, 00:00

Андрей Фига: «Я пытаюсь двигать людей, просто сдвигать им «башню»

Так уж повелось, что фолк-музыка нынче ассоциируется, прежде всего, с кельтско-ирландской музыкой. Меж тем не стоит забывать и о таком интереснейшем направлении, как музыка Северной Европы. И особенно нам, топчущим землю, где причудливо сплетаются традиции Скандинавии, Финляндии и русского Севера.

Северное море. Ладога. Сосны, камни, вода, огонь… Некто выходит на берег, медленно погружаясь в мир девственно чистой северной природы, долго смотрит в одну точку. Затем не спеша переводит взгляд округ, и вдруг разражается громогласным воплем, в котором слышится все – от «древнерусской тоски» до «мировой скорби».

Примерно такая картина и рисовалась в моём воображении, пока я смотрел на выступление питерской команды «Сказы леса» в субботу, 29 мая, в клубе TIR.

«Сказы леса» – это старый и одновременно новый проект, основателем которого является Андрей Фига, культовая фигура питерской фолк-панк сцены, многим памятная по ирландскому проекту «NORD FOLKS», гремевшему несколько лет назад на всех фолк-мероприятиях.

Именно после очередного кризиса в этой группе и возникла идея зарождения «Сказов леса». Было это лет 10 назад, правда, свое название проект получил несколько позже – году эдак в 1997. Тогда еще в группе пел Игорь Коршунов, с гибелью которого в марте 1998 года «Сказы леса» на время замолчали. Лишь изредка – раз в год – они появлялись перед публикой.

Но уже в начале 2004 года «Сказы леса» вновь собрались и вплотную занялись творчеством: поменяли состав, записали альбом, который выйдет этой осенью, стали активно выступать. Нынче состоялся уже второй их концерт в Пскове за этот сезон.

Группа отчетливо выдержала концепцию выступления: первая часть – лирически-протяжная, вторая – задорно-веселая, однако обе были объединены одними и теми же мотивами – северными: Ладога, славяне, викинги...

В арсенале музыкантов преимущественно акустические инструменты. Среди них и скрипка, и контрабас, и волынка, и аккордеон с надрывно-голосящим вокалом, по тембру напоминающим Александра Ф. Скляра, а по манере исполнения – Гарика Сукачева, однако с особым, «сказовым» драйвом и напряжением. Но «фишкой» группы все же можно назвать флейту. Именно она и придавала музыке «Сказов леса» то самое фолковое, природно-первородное звучание.

Публика, видимо, завороженная (или ошарашенная) всем происходящим спокойно и вдумчиво созерцала, погружаясь то ли в мир философских размышлений о непреходящем, то ли в мысли о последнем уходящем автобусе. Танцеплясанию предаваться никто не спешил. Сами музыканты объяснили для себя это следующим образом: «Видимо, сложно, когда такой огромный поток информации. Вместо того, чтобы раскрыться, люди потухли под эти потоком».

Правда, нашелся некий добрый молодец, который, по всей вероятности, и не собирался воспринимать какую-либо информацию (да и не в состоянии он был ее воспринимать), а просто пришел послушать хорошую музыку, пропустить пару стаканчиков и поплясать под душещипательные мелодии. Но вскоре то ли от обиды, то ли от скуки запротестовал: «Вот я один тут такой плясун. Раз никто больше не хочет (танцевать – авт.), то и я не буду», – и сел, однако уже через 15-20 секунд опять стал выкручивать кренделя, заламывая руки и жмуря глаза от удовольствия.

Однако надо отметить, что песни «Сказов леса» действительно трудны для восприятия, особенно для тех, кто слышит их впервые. И связано это главным образом с текстами, которые отличаются особой смысловой нагрузкой:

- Эти тексты – рассказывает Андрей Фига, – не стыдно спеть в любом возрасте. Наша лирика – не группа «Ленинград». Тексты серьезные. Отработано каждое понятие. Оно прожито, пережито в каких-то необычных состояниях.

По словам Андрея, их интерес к северному фолку – это оттого, что Север, а точнее Ладога – совершено особенное место, с неповторимой энергетикой: «Это настоящая магия! Вот как у вас в Кремль заходишь и понимаешь, что вот это место видало виды. Эти стены, каждый камень насчитывают за собой определенный слой каких-то событий, очень сильных энергетически. Так и на Ладоге». Кроме того, для Андрея и его собратьев по творчеству Север – это еще и начало всех начал, поскольку «Русь еще от Рюрика идет».

Это стремление вернуться к корням, «прокрутить все назад», чтобы посмотреть на мир оттуда, из прошлого и донести этот свежий взгляд до людей, прошибить их – по сути одна из идей группы «Сказы леса»: «Там (в далеком прошлом наших предков славян – авт.) очень много мудрых вещей, которые работали и работают. Ничего ведь не меняется, но сейчас это забывается. А я хочу поднять волной это все и в зал: бабах! Всех подбросить. Музыкант должен быть человеком, который сам что-то узнает и пытается это подать людям. Сбрасывает им энергию. И чем больше людей врубаются в такие движения, тем они становятся ближе друг к другу и к высшим сферам. Я пытаюсь двигать людей, просто сдвигать им «башню», чтобы люди раскрывались, не сидели в своем замкнутом мирке: нажрались, откуражились и все. Я им рассказываю про то, что в жизни есть ещё кроме вот этого, этого и этого, то есть, кроме всего того, что мы привыкли видеть каждый день. Я им предлагаю задуматься о душе, о своих ощущениях. Хочется как-то их оторвать и приподнять».

Сергей СИДОРОВ.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4170
Оценок:  13
Средний балл:  7.7