Статья опубликована в №19 (189) от 26 мая-01 мая 2004
Культура

Пастушья «Матрица»

Эффектная попытка сделать «Мертвеца» из Индиана Джонса
 Артем Корюшкин 26 мая 2004, 00:00

Эффектная попытка сделать «Мертвеца» из Индиана Джонса

Умение французского кинематографа удивлять весь свет в последнее время стало почти закономерным явлением. То он выпускает пачками на всеобщее обозрение шокирующие фильмы, то культовые молодежные ленты, то просто вступает в открытое противоборство с голливудской «Фабрикой грез», делая это весьма нагловато, но изящно.

В 1960-е года небезызвестный французский художник Жан Жиро (Jean Giraud), он же Мебиус, создал популярную серию комиксов о приключениях мистического ковбоя Майка Блуберри – маршала, то есть помощника шерифа, в одном маленьком городке на Диком Западе.

Те времена (1960-е) в плане самоопределения молодежи были достаточно неспокойными, люди вкусили все блага свободы и различных революций, включая сексуальную. Повсюду шатались толпы хиппи, увлеченные психоделикой и чтивом а-ля Кастанеда. Именно с той поры современная наркология узнала о воздействии на человека большинства наркотических веществ, наподобие ЛСД, которые и подтолкнули развитие той же психоделики. Кактус тогда вполне мог бы претендовать на место новогодней елки, никто не заметил бы разницы.

Соответственно этой эпохе, комикс о Блуберри был начинен всевозможными премудростями из области человеческого познания внешнего и внутреннего мира, псевдомифологией южно-американских индейцев и другими ныне популярными идеями.

В последнее время в моду стали входить различные ретро стили, в частности, элементы моды шестидесятых: джинсы клеш, длинные прически, музыка в современной обработке. Брейк-данс теперь танцуют под песни Элвиса Пресли.

Подогретые модными веяниями, французы решили не отставать от мирового сообщества и выдали экранизацию комикса Жана Жиро, под незамысловатым названием «Блуберри» (Blueberry).

Поскольку весь мир преклоняется перед авторитетным Голливудом и почти всё в мирровом кинематографе подчинено его влиянию, авторы картины решили снять французский фильм, с актером-французом в главной роли, но на английском языке и при участии массы полукультовых американских актеров.

Режиссером картины выступил голландец Ян Кунен (Ian Kunen), снявший культового «Добермана» (Le Dobermann) и притихший на долгое время, аккурат до начала работы над «Блуберри».

Роль Майка Блуберри исполнил типажный Венсан Кассель (Vensant Kassel), работавший в начале своей карьеры с Куненом, в фильме, который сразу же сделал его звездой мировой величины. Герои Касселя – всегда хладнокровные, серьезные и зачастую жестокие типы, для которых на пути достижения цели нет никаких преград, они их просто сносят.

От американской стороны выступили известные, но в последнее время мало появляющиеся на киноэкранах актеры, к примеру, 87-летний Эрнест Боргнайн (Ernest Borgnighn), обладатель «Оскара» 1955 года, или Джимон Хунсу (Gimon Hunsu), придавшие картине максимум колорита.

Также в «Блуберри» снялся Майкл Мэдсен (Michael Madsen), как всегда в роли полусумасшедшего негодяя, для которого пистолеты – это продолжения рук. В картине Яна Кунена Мэдсену досталось намного больше экранного времени, чем в последних голливудских хитах «Умри, но не сейчас», «Дочери моего босса» и «Убить Билла», вместе взятых. Хотя в начале 1990-х его появление в кадре давало картине эффектного беспринципного отрицательного персонажа, подобная роль сделала ему славу в тарантиновских «Бешеных псах».

В последнее время большинство фильмов грешат слабеньким и, зачастую, натянутым сюжетом. В «Блуберри» таковое положение дел спасает звездный актерский состав, красивая операторская работа и, что немаловажно, подтексты и идеи, заложенные еще в комиксе. Правда, поговаривают, что Кунен взял от комикса лишь общую фабулу и наполнил ее своими личными мыслями, но поскольку от поклонников особых жалоб на это не поступало, можно считать идеи голландца соответствующими комиксным.

Поначалу картина воспринимается как очередное вестерн-творение, правда, уже французское. Если не знать первоисточник фильма, то можно подумать, что перед вами некая французская версия Дикого Запада, почти ничем не хуже (если так можно выразиться по этому поводу) американского: те же разбойники с платками на лице, те же крутые шерифы, те же индейцы со своей магией леса и галлюциногенами, даже кольты те же и пули из них вылетают также, иногда за один раз больше, чем может вместить в себя барабан пистолета, но что-то во всём этом до боли знакомом не то.

В первую очередь «не теми» оказываются компьютерные спецэффекты, которыми авторы пытались передать ощущения героя от приобщения к Истине, так бережно хранимой индейцами-отшельниками.

Также весьма сильно «режут» глаз великолепные калифорнийские (действие картины происходит в штате Калифорния, США) пейзажи, хотя вполне может быть, что сняли их где-нибудь недалеко от Франции или в Мексике. Здесь оператор в полной мере показал свое искусство, которое превратило солидную часть «Блуберри» в нечто схожее с сериалами «Национального географического общества» или телеканала «Дискавери». Все время диву даешься, глядя на белоголового орла, и ловишь себя на мысли: «Не компьютерный ли он?». После «Властелина колец», где каждая зверюшка была компьютерной моделью настоящей, ищешь нечто подобное и в других фильмах.

Все же самым главным отличием «Блуберри» от рядового американского пастушьего боевика является ведущая мысль о борьбе с душевными демонами и страхами, победив которые, человек может победить своего врага. Эта мысль четко выделяется от всех остальных.

Необычным покажется финал, где борьба добра со злом перерастает во вселенские масштабы, напоминая по многим параметрам «Матрицу» братьев Вачовски, за исключением того, что действие французской «Матрицы» разворачивается в пустыне, а не в компьютерном мире, а герои стремятся заполучить некие несметные богатства.

Заметно явное сходство картины Яна Кунена с «Мертвецом» Джима Джармуша (Jim Jarmush), действие которого также разворачивается на Диком Западе. События обоих фильмов говорят в пользу того, что это некие психоделические вестерны, где основной упор делается на погружение зрителя в мир грез и мыслей главного героя, заставляет иначе думать об обыденных вещах, таких как смерть. Даже некоторые сцены перекликаются. Например, в «Блуберри» герой Мэдсена потрясен гибелью лошади, а в «Мертвеце» герой Джонни Деппа долго лежал в позе убитого оленя.

Однако «Блуберри» не дотянул ни до «Матрицы», ни до «Мертвеца», хотя во многом структура картины их напоминает: фильм также пресыщен всевозможными литературными цитатами и аллюзиями, религиозными верованиями и философскими учениями, а также загадочной мистикой.

Размеренное и неторопливое течение фильма заставит вас лучше приглядеться к тем проблемам, которые затронул Кунен в своей работе. В российском кино- и видеопрокате над картиной сыграли злую шутку, преподнеся ее не той зрительской аудитории. В рекламной кампании «Блуберри» расписали как нового Индиана Джонса, с морем спецэффектов, перестрелок и погонь.

Это, конечно, сыграло большую роль в популярности фильма, поскольку индианаджонсовский зритель, естественно, будет после просмотра весьма недоволен тем, что в картине нет ни любимого им драйва и экшна, ни несметных сокровищ, за которыми охотятся все герои фильма.

Теперь зрителем-обывателем «Блуберри» считается неудачным боевиком и нелепой мистикой, а не тем, чем изначально он должен был быть. Кунен все же сделал ставку на спецэффекты и внешнее оформление картинки, чтобы передать атмосферу комикса и нечто еще, что можно понять, только просмотрев картину. Что-то, что остается в мозгу и не дает покоя.

Может, это в душе у нас зашевелились демоны и страхи?!

Артем Корюшкин.

Смотрите на лицензионном видео с мая 2004 года.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3750
Оценок:  0
Средний балл:  0