Статья опубликована в №18 (188) от 19 мая-26 мая 2004
Культура

Смотрите, куда писаете

Священная история одного «общественного туалета»
 Светлана ПРОКОПЬЕВА 19 мая 2004, 00:00

Священная история одного «общественного туалета»

Задумав сделать публикацию о плачевном состоянии церкви Сергия с Залужья, памятнике федерального значения второй пол. XVI в., я решила первым делом проверить, действительно ли, как мне рассказали, полуразваленные стены некогда культовой постройки de-facto превращены в отхожее место.

Время я выбрала на всякий случай еще светлое (около 18 часов), чтобы не дай бог, не помешать межличностному общению местной молодежи, облюбовавшей для встреч тамошнюю детскую площадку.

Итак, вечер рабочего дня, середина недели, я захожу во двор дома № 15 по Октябрьскому проспекту и направляюсь к живописным каменным нагромождениям, держа пальцы наготове, дабы в случае необходимости оперативно зажать нос. И что вы думаете – только приблизившись, я тут же замечаю внутри стен западного придела напряженную, сидящую на корточках фигуру!

Слегка покраснев, я поторопилась поскорее пройти мимо, пока юноша не обнаружил моего присутствия. И тут же, за той же стеной (по другую сторону), натыкаюсь на стайку мальчиков куда более юного возраста (класс этак 5-й), и один из них занят примерно тем же.

- Она его видела! – восторженно закричали мальчишки. – Вы его видели? – обратились они ко мне, указывая одновременно и на своего застегивающего штаны приятеля, и на старшего товарища за стеной.

- Угу, - я утвердительно кивнула сразу в обе стороны. – А вы что, ребята, здесь делаете – писаете?

- Да! – святая простота; а и правда, чего скрывать, теперь-то.

- А вы знаете, что здесь раньше было? – нет, они не знали, но им страшно интересно. Я заявила, что их дворовый сортир – это церковь Сергия с Залужья, постройка XVI века, мальчишки были впечатлены.

- Это не церковь, это крепость! – авторитетно заявил малолетний эксперт, отшвыривая к стене дымный окурок.

- Нет, церковь. Хотите, я вам ее покажу? – разумеется, они хотели! У меня с собой была книга «Псков через века», мы вместе отыскали строчку в оглавлении, открыли нужную страницу и «вот она какая была»…

Пацаны с интересом рассматривали еще не разрушенную церковь, ее колокольню, барабан и купол. «Какая большая была, а сейчас маленькая», они по-детски радостно узнавали очертания стен, так хорошо знакомые их башмакам и коленкам.

Действительно с интересом.

«А неякоже вода…»

Охотно поверю, если кто скажет, что не только малые дети, но и большие взрослые имеют скромное представление об истинной истории несанкционированного сортира вблизи Летнего сада. Поверю, потому как помню свое собственное изумление, когда сколько-то лет назад, блуждая дворами, я вдруг наткнулась на «судя по всему, явно памятник». Тогда я была уверена, что нашла его первой и что никто о нем просто не знает – ну не может же быть, чтобы знали и чтобы при этом церковь в самом центре города оставалась в таком виде!

Ан нет. Памятник, хоть и надежно скрыт от глаз поздними постройками, хорошо известен, вполне изучен, запаспортирован, законсервирован, внесен в федеральный реестр и, с переменным успехом, охраняется государством.

Церковь Сергия с Залужья ведет свою историю с 1581 г., когда ввиду приближения войск Стефана Батория было решено перевести в пределы Окольного города Сергиевский монастырь. Название «с Залужья» пошло от обширного болота (по другим версиям – водоема) поблизости.

Первая церковь была скорее всего деревянной, временной, та же, которая «дошла до наших дней», была сооружена в 1593 г. В XVII в. добавились последние штрихи к ее облику – на куполе появилось нарядное керамическое покрытие, обычное для Пскова в те времена и неизвестное сегодня. В 1885-86 гг. церковь была впервые отреставрирована. Деньги на работы, 5000 рублей 15 копеек, были пожертвованы лично губернатором, г-ном Прутченко, и его супругой.

Подробное описание самой маленькой четырехстопной церкви оставил Н. Ф. Окулич-Казарин в своем «Спутнике по древнему Пскову»: «Три очень низкие полукруглые апсиды украшены по карнизам поясками из треугольных и квадратных впадинок и снабжены узкими, щелеобразными окнами. Боковые апсиды ниже средней. Прежняя крыша церкви была на 8 скатов, как это можно видеть по срезанным верхним частям фасадных делений. Шея купола имеет не цилиндрическую форму, а усеченноконическую, меньшим основанием книзу, а большим кверху. Карниз ее, подобно апсидам, украшен арочками, квадратами и треугольниками. Глава покрыта глазурованной перистой черепицей зеленого цвета. Прежде такое покрытие было во Пскове явлением обычным, ныне же Сергиевский храм представляет единственный пример чешуйчатой церковной главы. Под главою остался, хотя и в сильно поврежденном виде, красивый поясок из разноцветных изразцов».

Сергиевская с Залужья церковь «отличилась» в православной истории. В ней долгое время находилась чудотворная икона Божьей Матери Одигитрии (обнаруженная членами Псковского Археологического Общества около 1911 г.). Под иконой сделана запись, повествующая о том, как в пятый день февраля 1650 г. «бысть знамение страшно и ужаса исполненно. Показася от образа пречистыя богоматере издеснаго ока слезы исходяще густы, а неякоже вода». Клирик Афанасий, в келье которого стояла икона, увидев это, отнес ее в церковь.

18 февраля 1650 года в Пскове началась «междоусобная брань» и продолжалась пять месяцев. Когда 11 и 12 мая икона снова заплакала, о чуде сообщили архиепископу Макарию. Тот, как повествует источник, пришел в ужас и созвал Священный Собор. Икона в слезах была предъявлена всему честному миру, и с тех пор ее носили крестным ходом.

«А то на церковь будет похоже»

Церковь Сергия с Залужья оказалась в числе тех немногих псковских храмов, что пострадали от бомбежки во время Великой Отечественной войны. Бомба попала в алтарную часть, разрушив алтарь, жертвенник и часть восточной стены. В 1945 г. рухнули своды, барабан и глава, в 1953 г. упала часть северной стены со звонницей.

Изучение рухнувшего памятника (с надеждой на его восстановление) началось практически сразу. Еще до 1953 г. аспиранты Московского архитектурного института обмерили звонницу, в 1967-69 гг. церковь была исследована псковскими специалистами под руководством Натальи Сергеевны Рахманиной. В стенах рухнувшего памятника был найден деревянный «пенал», а в нем 53 грамоты. Они помогли точно установить время строительства церкви. В 1969 г. студенческий отряд разобрал завалы, где скрывались остатки керамического лемеха.

Удалось собрать достаточно информации для того, чтобы восстановить церковь в ее первоначальном виде. В 1970-х гг. был создан проект реставрации, автор – знаменитый художник и архитектор Наталья Рахманина.

Однако…

Среди псковских архитекторов до сих пор ходит предание о том, как церковь Сергия с Залужья осталась без купола и барабана. Их просто-напросто запретили восстанавливать: «…а то на церковь будет похоже», как выразился тогдашний первый секретарь обкома КПСС тов. Рыбаков А. М.

«Хоть на луну»

Это к слову о бытии и сознании. Не деньги, не отсутствие специалистов, не научное обоснование, а лишь идеология – причина печальной судьбы церкви Сергия с Залужья.

«Нет, строить церковь в центре города мы не будем!» – «Я буду жаловаться.» – «Жалуйтесь, куда хотите, хоть на луну». Так Наталья Сергеевна вспоминает в своих публикациях аудиенцию в Псковском облисполкоме.

Той идеологии уже нет, по крайней мере в качестве официальной, а воз и ныне там. 1100-летняя эйфория и то не коснулась Сергия с Залужья. Чем это объяснить? «Руки не дошли», «забыли», «денег не было» - причин можно придумать много, но в итоге все равно придем к одному – к разрухе. В первую очередь – в головах.

Современное состояние Сергия с Залужья – позор. Позор и псковских властей, которые за все эти годы не сделали и шага к восстановлению церкви, и псковской епархии, вспоминающей только о тех храмах, что не требуют особо крупных вложений, и всей системы образования, не способной научить псковичей хотя бы не писать в памятниках. Да и для всех горожан это позор, и автор не выделят себя из общего числа.

Скажете, звучит как обвинение? Ну да, есть немного.

Не пивом единым

Конечно, я прекрасно понимаю, что предъявлять какие-либо претензии чиновникам, ответственным за Сергия с Залужья (это в первую очередь НПЦ по охране памятников) бесполезно, если не опасно. Во-первых, они всегда найдут чем оправдаться, арсенал велик. «Нет денег», их не хватает даже для жизненно важных направлений, «работа идет на других объектах», и без этой церкви есть что спасать. Ну и, конечно же, любимейший тезис чиновников от культуры: «жизнь остановить нельзя» (хорошо представляю, как это может прозвучать на какой-нибудь пресс-конференции: «жизнь идет вперед, все изменяется, пусть не так, как нам хотелось бы, но тут уж ничего не поделаешь, вы понимаете; да, неприятно, что теперь в церкви сделали туалет, да, наверное, так быть не должно, но жизнь диктует нам свои условия, туалеты тоже нужны Пскову, это же жизненная необходимость…»). Это во-первых.

А во-вторых, не такая у нас власть, чтобы можно было ей указывать. Она сама кому хочешь укажет. Куда захочет.

Потому я обращаюсь не к власти, а к гражданам: давайте что-нибудь придумаем. В США, как недавно имели возможность убедиться псковские специалисты, государство практически не обеспокоено охраной памятников, а те стоят, не падают. В мире это обычное дело – исторические достопримечательности находятся в руках бизнеса и общественных организаций.

В российских бюджетах никогда не будет денег на культуру, пора привыкнуть (хотя цифры растут: если в 1998 г. на культуру было выделено 0,27% средств федерального бюджета, то в 2003 г. – уже целых 0,78%. В Псковской губернии, наоборот, регресс: в 2003 г. по факту расходов на культуру потрачено 1,8% средств областного бюджета, а на 2004 год запланировали уже 1,1%. Между прочим, Закон обязывает выделять на культуру не менее 2% средств федерального бюджета и не менее 6% - из региональных бюджетов. Обязывает, и больше ничего…

Передавать все храмы РПЦ – тоже не панацея. С одной стороны, это затрудняет исследования объектов (церковь для священников – не памятник, а дом Божий, который, как и прочие дома, может подвергаться произвольной перестройке), с другой – псковские общины малочисленны и большие реставрационные работы потянуть не в состоянии.

Но должен же быть какой-то выход?

Наверняка есть, я уверена. Мой собеседник по Сергию с Залужья архитектор Владимир Никитин предложил, например, такой вариант: «В детстве я жил в Польше и часто находил на чердаке марочки с надписью – «на восстановление Варшавы». После войны, кто хотел, чтобы Варшава была восстановлена, вместе с хлебом и молоком покупал такую марочку, и средства адресно направлялись на восстановление памятников. Ничего не стоит, в принципе, проявить подобную инициативу; я уверен, что псковичи интересуются историей, а не одним пивом и дискотеками. Даже если весь город скинется по 100 рублей – это уже 20 млн. – целый объект! Храм Христа Спасителя построен на народные деньги. Усадьба Пушкина была выкуплена на народные деньги – в 1899 году Николай II издал манифест, который позволял собирать деньги на музей поэта. За 10 лет собрали где-то 40 тыс. рублей и выкупили усадьбу у сына Александра Сергеевича. Я к чему говорю – в казне всегда нет денег. Это надо брать в свои руки».

Со своей стороны, газета «Псковская губерния» готова стать трибуной и глашатаем для любых конструктивных идей, каковые могут возникнуть в связи с предложенной темой. Давайте попробуем. Сделать из церкви туалет оказалось легко. А в обратном порядке – слабо?

Светлана ПРОКОПЬЕВА.

Автор благодарит за помощь в подготовке материала специалистов института «Спецпроектреставрация».

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3271
Оценок:  7
Средний балл:  8.4