Статья опубликована в №17 (187) от 12 мая-19 мая 2004
Культура

Дмитрий Храмцов: «Все наше, народное…»

«Маленький молдавско-румыско-болгарско-югославско-еврейско-арабский оркестрик» добрался до Пскова
 Сергей СИДОРОВ 12 мая 2004, 00:00

«Маленький молдавско-румыско-болгарско-югославско-еврейско-арабский оркестрик» добрался до Пскова

В пятницу, 7 мая, в клубе «TIR» состоялся концерт питерского коллектива «Добраночь», необычность которого определяется уже сочетанием нетрадиционных для клубной музыки инструментов, как то: цимбалы, дарбукка, даф, скрипка, аккордеон, туба и даже стиральная доска.

На полтора часа место перед сценой превратилось в полигон для танцевальных изысков публики, усердно предававшейся хороводовождению и танцеплясанию, ибо звучала самая что ни на есть зажигательная народная восточно-европейская музыка, которую сами участники коллектива определяют как «балканский фолк».

За семь лет существования, которое сопровождалось бесконечными путешествиями по Европе и переработкой полученного от этих странствий музыкального опыта, группа «Добраночь» не раз меняла стиль, звучание, состав и даже место жительства, перебравшись из городка Нант (Франция) в Питер (Россия). Сегодня от первоначального состава остался только Дмитрий Храмцов (срипка, вокал). Именно с ним мы беседуем обо всех этих творческих метаморфозах. По ходу беседы в разговор вступают и остальные музыканты «Добраночи».

«Не, у нас творчество присутствует»

- Вы образовались во Франции?

Д. Храмцов: Да, было дело. Но из тех, кто был во Франции, я остался один.

- Вы ведь изначально играли кельтскую музыку?

Д. Храмцов: Мы и сейчас, в принципе, играем иногда с друзьями в барах, выпив пива.

- А как пришли к балканской музыке?

Д. Храмцов: Ну, как-то так постепенно нам захотелось. Красивая музыка. Но это было давно: пять лет назад. У нас много всяких музыкантов, кто играл и играет разную другую музыку. Это нормальное явление.

-То, что вы сейчас играете – это же все народные вещи. То есть все чужое, да?

Д. Храмцов: Все наше, народное (смеется). Не, у нас творчество присутствует, но оно больше связано с аранжировками.

-А как вы отбираете композиции для исполнения? Ведь их же множество, а вы берете отдельные. Есть ли какие-то критерии?

- Мы заметили, что под такую музыку невозможно не танцевать, – к нашей беседе присоединился аккордеонист Андрей Сапкевич, – Музыка веселая. Хочется танцевать, плясать, адреналин играет в крови. Мы даже на репетициях также ведем себя как на концерте, то есть мы кричим, это нас заводит. И мы чувствуем: если музыка заводит нас, то она заведет любого.

Д. Храмцов: Главный критерий, чтобы всем понравилось, чтобы пёрло. Потому что если один скажет: мы будем играть то-то и то-то, так-то и так-то, а кому-то это не нравится, то в итоге получается ерунда. А если все довольны, всем нравится, тогда каждый привносит что-то свое.

Например, Андрей из Молдавии, поэтому хорошо знает эту музыку, болгарскую, югославскую тоже знает. Уссама Шахин – он из Ливана – он знает эти все восточные ритмы, которые мы используем. Я, в общем-то, из Питера, но я много путешествовал, я как-то разную музыку играл и играю: европейскую, восточную немножко, латиноамериканскую. Блюзы играл очень долго. Жеха (Евгений Лизин) любит группу «Ленинград». Все мы как-то уживаемся вместе.

«Надо быть очень большим фанатиком»

- У вас все больше уклон в сторону молдавской музыки. Очень мало русской. С чем это связано?

Д. Храмцов: В свое время мы делали и русские вещи. У нас был период в 2000-2001году, была певица Наташа Смирновская. Была идея сделать русские песни и смешать их с балканским фольклором – восточно-европейским.

Мы записали альбом, потом Наташа ушла. Она сейчас живет во Франции. С ее уходом мы еще продолжали что-то петь, а потом как-то все разошлось. Сейчас совсем другие музыканты, которые хотят играть другие вещи. Жизнь меняется, состав меняется, стиль меняется.

А. Сапкевич: У нас уже вырисовался стиль. Это, прежде всего, инструментальная музыка. Причем мы стараемся играть разную музыку: балканскую, молдавскую, еврейскую, болгарскую, югославскую. Вообще, у нас команда уникальная. В Питере, Москве таких нет. Есть, конечно, еще круче – в той же Молдавии, но они играют конкретно свою молдавскую музыку. А мы стараемся играть разную музыку, и если мы играем молдавскую – импровизация на скрипке может быть в каком-то еврейском стиле, если играем арабскую – импровизация может быть румынская.

Сейчас у нас получился такой маленький молдавско-румыско-болгарско-югославско-еврейско-арабский оркестрик.

Д. Храмцов: Еще, к тому же, живя во Франции в маленьком городке, мы много путешествовали, много времени проводили на природе. Сейчас мы живем в Питере – большом мегаполисе. Там очень сложно делать что-то связанное с деревенским, старинным. Это настолько чуждо городской жизни, что мы немного от этого отошли, у нас все больше склонилось в урбанистическую сторону. Надо быть очень большим фанатиком, чтобы, живя в городе, существовать в сельском ключе. Это немного неестественно, поэтому вообще так мало народу играет подобную музыку в больших городах.

- В ближайшее время в вашем репертуаре что-то изменится?

Д. Храмцов: Сейчас в программе, которую мы играем, материал еврейский, молдавский, югославский. Я надеюсь, может быть, мы сможем, наконец, сыграть что-нибудь восточное. Это сложно. Цыганское, еврейское – это я могу играть, потому что я еврейской музыкой серьезно занимаюсь уже давно. Это нам, россиянам, более ли менее близко, а восточная музыка – она такая сложная для нас. Но с трудом, понемножку мы начинаем её осваивать. Мы уже исполняем пару-тройку мелодий.

«Если у него есть уши…»

- А где вы еще играете кроме клубов?

А. Сапкевич: В филармонии Шостаковича, в Карнеги холле (смеется)… в подземном переходе.

- Один раз на рынке играли в Португалии, - вставил самый молодой и, видимо, самый молчаливый участник «Добраночи» Женя Лизин (цимбалы, большой барабан, стиральная доска), случайно пробегавший мимо.

- Вас на свадьбы не приглашают?

Д. Храмцов: Приглашают, да. Но так получается – нас приглашают на свадьбы, а мы куда-нибудь уезжаем на гастроли. Времени не хватает, поэтому сложно, но, вообще, не часто на свадьбы приглашают. Мне казалось, что должны гораздо чаще.

- Вы работаете над собой в плане изучения манеры игры на народных инструментах?

Д. Храмцов: Конечно. Когда ездим где-то, гастролируем, встречаем музыкантов на фестивалях, на улицах – где угодно. У меня есть такой диктофончик (показывает) – записываю что-то.

- Фольклор собираете?

Д. Храмцов: Да. Любой музыкант, если у него есть уши, учится всю жизнь: что-то услышит здесь, там где-то переймет не только фольклор, что угодно. Музыка – она есть музыка. Ты услышал, тебе понравилось, запомнил, потом сыграл. На этом все основано.

- Как за границей воспринимают ваше творчество? Иначе, чем у нас?

Д. Храмцов: Нашу музыку хорошо воспринимают везде. Просто еще зависит от темперамента. Например, в Испании, Португалии танцуют так (изображает бегущего на месте испанца), в Германии вот так танцуют (изображает несколько флегматичные движения немцев). Хорошо воспринимают, но везде по-своему.

Я не встречал, чтобы не понимали. У нас простая музыка. Народная. Все просто, для народа. Люди это чувствуют, слушают и понимают прекрасно. Ну, кто-то танцует, кто-то не танцует, кто-то слушает, не слушает. Это нормально.

Сергей СИДОРОВ.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2996
Оценок:  6
Средний балл:  9.7