Статья опубликована в №43 (164) от 12 ноября-18 ноября 2003
Культура

Ученый до мозга костей

 Светлана ПРОКОПЬЕВА. 12 ноября 2003, 00:00

Академик Валентин Седов: «По одному и тому же месту не люблю ходить»

Во время моей учебы на историческом факультете имя Валентин Седов произносилось часто, и не иначе как с тихим почтением в голосе, как всегда произносятся фамилии крупных ученых. Кто бы мог тогда подумать, что однажды мне выдастся случай спросить: «Валентин Васильевич, а у Вас есть вредные привычки?»

Вредных привычек, как оказалось, у Валентина Васильевича нет. Как говорит он сам: «Не замечал».

Для тех, кто запамятовал, – а вдруг? – кто такой Валентин Васильевич Седов, напомним: это один из ведущих в мире специалистов по славянам. То есть по нам с вами, дорогие читатели.

На счету академика Седова более 450 научных работ по истории, археологии и этногенезу (происхождению) славян и их соседей, по культуре и истории Древней Руси. Псковская земля уже не один десяток лет находится в сфере его научных интересов.

«Хотелось знать, как это началось»

В ту пору, когда представителям очередного молодого поколения приходится делать выбор будущего «главного дела жизни», Валентин Седов еще не знал, что станет историком. После окончания школы в 1941 году он собирался заняться самолетостроением: «Поступил сначала в Московский авиационный институт, как раз в 1941 году. Тогда мне довольно легко давалась математика, чертежи». Но вмешалась война.

Авиационный институт «направил на помощь армии» – сначала в Гомельское военное училище, а оттуда, в составе доброй половины его студентов, на фронт: «Сказали: там вам и присвоят звание». В ноябре 1942 года Валентин Васильевич, тогда совсем молодой человек, оказался под Сталинградом, где уже пытался прорвать кольцо окружения генерал-фельдмаршал Манштейн…

…Вернувшись после демобилизации в авиационный, Седов обнаружил, что учебные программы изменились, да и знания, обретенные на первом курсе института, утеряны. К тому же, уже «душа лежала» к истории: «Может быть, время такое было – такое бурное, победа в Великой Отечественной войне, хотелось знать, как это началось и глубже».

- Валентин Васильевич, Вы вспоминаете войну?

- Ну так, изредка. Некогда вспоминать. В прошлом году была конференция «Великий волжский путь», шли на корабле от Казани до Астрахани. Вот в Сталинграде и Астрахани – там я тоже был во время войны – там вспоминали. А так – что вспоминать? Это сколько уже лет прошло? Потом были более яркие годы, такие как студенчество, работа. Я ведь войной не живу, это, может быть, те, кто потом служили, а я в 1946 году постарался забыть армию. Совсем ее, конечно, забыть нельзя, но не так, что живу воспоминаниями и все».

«Когда я поступал в университет, еще не знал археологию»

Поступая в 1946 году на исторический факультет Московского университета, Валентин Васильевич по-прежнему «не ведал, что творил»: «Когда я поступал в университет, еще не знал археологию, не знал, чем буду в истории заниматься. На первом курсе все старался как можно больше почерпнуть».

По окончании первого курса он отправился на археологические раскопки в Новгород, руководителем которых (и основателем Новгородской археологической экспедиции) был знаменитый археолог Артемий Владимирович Арциховский. Вся окружающая обстановка – сам город, его окрестности, Кремль, Волхов, Перынь – помогли сделать окончательный выбор. Валентин Седов осознал, что его призвание – археология.

Выбору, вероятно, способствовала и личность учителя, профессора Арциховского, основавшего кафедру археологии в Московском университете.

У Артемия Владимировича учились многие крупные российские ученые. Валентин Васильевич вспоминает его как очень интересного человека: «Он приглашал студентов к себе домой по вечерам, довольно много рассказывал».

После окончания университета Валентин Седов поступил в аспирантуру Института истории материальной культуры АН СССР, который потом стал называться Институтом археологии РАН. Там же остался работать. И работает до сих пор.

Братья и соседи

Основным направлением научных исследований Валентина Седова стала вся история славян – с древнейших времен, когда они жили как единая народность и говорили на общем пра-славянском языке, и до распада на отдельные народы и расселения по разным землям.

Для того, чтобы создавать обобщающие труды по всему славянскому миру, по этому самому славянскому миру пришлось немало поездить. Седов объездил всю Восточную Европу (дело было в советские времена, когда ученым – в отношении финансов – жилось вольготнее), изучал музейные материалы, работал в библиотеках.

В процессе стал свободно читать на польском, чешском, словацком, болгарском, сербском.

- А говорите?

- Ну знаете как – если, например, в Польше два месяца в командировке, через неделю я уже говорю. Говорю – общаюсь в музее, в библиотеке, но не так, что выступаю на польском. А читаю свободно.

- Валентин Васильевич, в какой славянской стране Вам понравилось больше всего?

- В Чехии и Словении. Недавно я еще раз был в Любляне, в августе месяце проходил международный конгресс славистов. Очень красивая страна, очень симпатичные люди. Очень хорошо относятся к нам, гостеприимные. Многие знают нашу литературу, любят Достоевского, Пастернака, из действующих – Евтушенко. И, конечно, Пушкина.

- Вы были там несколько десятилетий назад и теперь. Сильно изменились эти страны?

- Польша изменилась сильно. Словения – в меньшей степени, потому что она входила в Югославию и была одна из высокоразвитых стран. И жили они лучше, чем в Белграде, потому что 7% населения, а 22% валового дохода. То есть это бывшая территория Австро-Венгрии, которая дала развитие всей радио-, электронной, точной промышленности. Трудно сказать, но кажется, они живут сейчас лучше, чем тогда. Но и тогда они неплохо жили. Я был два года назад в Белграде – вот там ничего не изменилось. Правда, я был вскоре после бомбежки. Они, конечно, ругали, на чем свет стоит и демократов, и американцев. Но что там сейчас – не знаю.

- Сильно пострадал город от бомбежек?

- Белград не очень сильно пострадал, хотя есть разрушения. Совершенно непонятно, почему некоторые гостиницы оказались разрушены. Воеводино сильно пострадало. Все четыре моста через Дунай разбиты, и примыкающие к мосту дома. Рассказывали, что точное попадание в мост было только на 22-й заход.

- Вам никогда не хотелось написать книгу по современной истории?

- Некогда! Я после окончания монографии об Изборске хочу еще написать о балтах в древности. Балты – это самые близкие славянам народы среди индоевропейцев. Это латыши, литовцы, пруссы, литвяги. Часть балтов вошла в состав славян.

«Таких в Пскове нет, к сожалению»

«Псковом я интересовался со студенческих лет, – рассказывает Валентин Васильевич, - это же Древняя Русь!» Сразу после защиты кандидатской диссертации, темой которой были кривичи, Валентин Седов трудился над монографией о сельских поселениях Смоленской земли («директор направил меня на изучение сельских поселений Древней Руси»). А, написав ее, «решил завершить работу над кривичами, и уже тогда я попал в Псковскую землю капитально».

Валентин Седов возглавлял единую Псковскую археологическую экспедицию с момента ее организации и до распада Советского Союза. После чего тесная связь с Псковом поддерживалась через ежегодный научный семинар «Археология и история Псковской земли». Прошедший 27-30 октября 2003 года семинар был дважды юбилейным: 50-м по счету и посвященным 1100-летию первого упоминания Пскова в летописи.

Сегодня, как говорят псковские археологи, именно авторитет Седова нередко выручает в затруднительных ситуациях, если возникают трения с заказчиками.

- Валентин Васильевич, можно смело сказать, что Вы, как археолог, Псков «видите насквозь». А как вы смотрите на тот Псков, который на поверхности – современный город?

- Мне Псков нравится. Я считаю, что это один из симпатичных городов. Жалко, конечно, что после войны он оказался разрушен. Когда смотришь на старые открытки, прекрасным кажется центр. Было бы лучше, если бы он не был разрушен, а застраивались только окраины. Но все-таки Октябрьский проспект застроен сносно, не так, как в других местах, где все испортили какими-то башнями и где двухэтажный дом рядом с восьмиэтажным. Здесь в этом отношении неплохо. Некоторые храмы – Василия на Горке, рядом Никола, тут же сквер – это все с любовью сделано.

Но, кроме плюсов, всегда были и минусы, и сейчас их полно. Только что мы говорили о строительстве гостиницы на Запсковье в устье Псковы – она закроет вид на Кремль. Потом недавно была скандальная история: кто-то подготовил в Пскове толстый том о том, что «археологические раскопки на Запсковье вести нерационально». Это же совершенно невероятно! Когда в Институте археологии с этим познакомились… Слава Богу, губернатор на письме директора Института археологии наложил визу «вести археологические раскопки».

- Как Вы чувствуете, можете вы влиять на ситуацию?

- Полностью никогда нельзя повлиять на ситуацию. Тем более что это Псков, а я живу и работаю в Москве.

И что тут на месте делается, не всегда можно узнать, но стараемся. К сожалению, я бы так сказал, что мэрия города не на высоте. В некоторых европейских городах, если город исторический, то мэр или его первый заместитель обычно историк архитектуры или историк, который и охраняет старину. Таких в Пскове нет.

«Новая книга выходит – радуюсь всегда»

Жизнь Валентина Седова очень тесно связана с исторической наукой. Его семья – и жена, и сын – все историки. Свое свободное время Валентин Васильевич любит проводить в библиотеках – получать новые знания: «Новая книга выходит – радуюсь всегда».

- Вы читаете только научную или еще и художественную литературу?

- Художественную литературу читаю очень редко. Если только в отпуске или куда-нибудь еду в командировку – с собой беру.

- А если все-таки читаете, то что?

- Поскольку всю классику я когда-то прочитал, то сейчас читаю, что попадется. Недавно читал Довлатова. Сейчас в дороге читал Егора Гайдара.

- Как Вы проводите свой досуг – кроме как в библиотеках, Вы где-то еще бываете?

- Еще, конечно, в музеях бываю… И в командировках…

- А на прогулках?

- На прогулках, конечно! Раз в неделю, в воскресенье выезжаем за город. Осмотр разных мест – природа, памятники. По одному и тому же месту не люблю ходить.

- У Вас есть любимые места в Москве?

- Нет. Центр в целом, – может быть.

- А какой-то отдельный памятник, местечко?

- Ленинская библиотека!

21 ноября 2003 года Валентину Васильевичу Седову исполняется 79 лет. Мы с огромным удовольствием присоединяемся ко всем добрым словам и пожеланиям, которые прозвучат в его адрес. Их наверняка будет немало.

Рыцари востребованы всегда.

Светлана ПРОКОПЬЕВА.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3482
Оценок:  3
Средний балл:  10