Статья опубликована в №28 (149) от 30 июля-05 июля 2003
Культура

Повесть о том, как встретились Ольга Евгеньевна и Ольга Михайловна

 Светлана ПРОКОПЬЕВА. 30 июля 2003, 00:00

В дни "1100" наконец произошло то, о чем с XIX века мечтали псковские патриоты, краеведы и краелюбы, - в Пскове поставлен памятник княгине Ольге, да не один, а сразу два. Оба памятника прижились, как будто всегда здесь и были.

Псковские обитатели приняли княгинь как родных и в скором времени уже звали обеих по имени-отчеству, одну – Ольгой Евгеньевной, другую – Ольгой Михайловной. Народ, с неосознанной мудростью прописав Ольге Церетели в отцы родные губернатора, Евгения Михайлова, а Клыковой Ольге – мэра, Михаила Хоронена, весьма логично подытожил всю историю появления памятников в Пскове.

История сия сложна и противоречива. Затянулась она в общей сложности на два года. Если не считать предыдущие сто.

Инициаторы

Отсутствие памятника Ольге в Пскове, ее родном городе, издревле считалось досадным упущением, если не сказать резче.

Еще в начале прошлого века вопрос об установке в Пскове памятника ставило «Всероссийское общество благоверной княгини Ольги». В то время речь шла о монументе общероссийского значения, появление которого само по себе стало бы событием, праздником. Нашлись даже деньги – в 1909 году ожидалось, что останутся 140 000 рублей после строительства железного моста через Великую – того самого Ольгинского моста.

Вопрос о строительстве решался нелегко. Почти сто лет назад так же шли дебаты в городской Думе, так же находились как сторонники, так и противники памятника.

Тема вызвала широкий резонанс, в том числе привлекла внимание художника Николая Рериха. В том же 1909 году он провидчески писал: «При обсуждении подробностей памятника возникает масса трудных вопросов. Как решить, какой именно следует поставить памятник? На кого возложить ответственность? Кто поручится, что по близости поэтичного Детинца не окажется пренеприятное сооружение? Кого призвать к исполнению? Которое место счесть лучшим для памятника?» 1.

Надо сказать, великий художник в своих записках был не слишком оптимистичен: «Открывается бездна хлопотливых соображений; в результате, может быть, тихий забытый Псков «украсится» посредственной фигурой. Вместо празднества произойдут скучные бесконечные нарекания».

Чтобы избежать этого и в то же время почтить должным образом «знаменитую Славянку», Рерих предлагал интересный выход – потратить деньги не на скульптуру, а на приобретение собрания коллекционера древностей псковского купца Плюшкина, которое могло бы лечь в основу областного исторического музея: «Памятники должны вполне отвечать сущности лица, которому они посвящены. Разве может ответить широко думавшей княгине Ольге памятник-фигура, конечно, вовсе не схожая с оригиналом? Только памятник-музей, который в будущем запечатлеет всю жизнь родного края, может быть достойным памяти святой Ольги».

Так или иначе, тогда памятник не состоялся. Потом началась война. Потом к власти пришли пролетарии. Потом ушли.

К 1100-летию первого упоминания в летописи, связанного с именем Ольги, при обсуждении памятника княгине были бы наиболее уместны именно те вопросы, которые поставил в начале ХХ столетия Николай Рерих. Но вместо этого нашлись новые, первым из которых (и совершенно невозможным сто лет назад) был вопрос:

Один или два?

Первое известие о том, что в Пскове на юбилей может появиться княгиня Ольга, принесло Псковское агентство информации 9 октября 2001 года: «Московский скульптор Вячеслав Клыков предложил установить в городе памятник княгине Ольге и ее внуку князю Владимиру Красное Солнышко». Клыков – скульптор прославленный, православный. Можно было начинать радоваться. И что же?

«Да, здорово!» – вероятно подумали все, на этом дело и кончилось.

О предложении скульптора как будто позабыли. Почти на год – до тех пор, пока не поступило предложение от другого скульптора, Зураба Церетели. 17 мая 2002 г. Псковская лента новостей со ссылкой на заместителя мэра Пскова Ивана Калинина сообщила о том, что «есть письмо Российской Академии Художеств к вице-премьеру правительства России Валентине Матвиенко с просьбой разрешить установить в Пскове памятник княгине Ольге работы Зураба Церетели», который, напомним, как и г-жа Матвиенко, являлся членом оргкомитета по подготовке празднования 1100-летия.

Вскоре стало ясно, что предложение Зураба Константиновича находит понимание, по крайней мере у областной администрации.

Прошла весна, прошло лето, уже и осень подходила к концу, как стали снова поминать Клыкова. Но, что интересно, его предложение называли уже «встречным»2, что означает – позднейшим.

По зиме, 24 декабря 2002 года, администрация города подписала с Вячеславом Клыковым договор об изготовлении и установке памятника. Уже после того скульптор рассказывал корреспонденту «Новостей Пскова»:

- Ещё три года назад, когда Псков был столицей празднования Дней славянской письменности, ко мне обратились представители общественных организаций города с просьбой сделать свои предложения по памятнику святой великой княгине Ольге. Имея обыкновение не подводить людей, два года назад я сделал эскиз и проект памятника. затем мною было направлено письмо на имя губернатора области. Правда, ответа на свое послание я так и не получил.

В этом году ко мне приехали представители мэра Пскова Михаила Хоронена и обратились с просьбой: не мог бы я сделать такой памятник. На что я ответил, что эскиз у меня был готов еще два года назад. Как выяснилось, Михаил Яковлевич ничего о нем не знал, как и о существовании моего письма. Мы посмотрели эскиз, графические материалы - теперь уже с постаментом - и определили окончательные размеры памятника3.

Итак, к концу 2002 года стало окончательно ясно, что памятников может оказаться два. Что привело к следующему вопросу:

Брать или не брать?

Два памятника одной исторической личности на один праздник – ситуация, скажем так, нестандартная. Подошло время непростого выбора – чей подарок принять, а кому из скульпторов отказать с вежливым лицом. Логичней всего было бы объявить конкурс, посоветоваться со всем честным миром… Обычно это делается так.

Но Псков – город необычный! Не желая стоять в позиции «буриданова осла», власти умело переформулировали вопрос: если бесплатно – возьмем оба! Об этом еще в октябре 2002 года сказал Михаил Хоронен: «Если это будет в качестве дара, мы, псковичи, не откажемся от обоих (памятников – С. П.)»4. информационные агентства, чаще ПЛН, неоднократно повторяли, что денег на памятники нет ни в городском, ни в областном бюджете.

Когда подтвердилось, что оба скульптора решили подарить свои произведения городу, проблема выбора отпала сама собой. Тут же зазвучали аргументы типа: «от подарков отказываться нехорошо», «дареному коню в зубы не смотрят», «Ольг для Пскова много не бывает» и прочее.

Откровенно резкую отрицательную оценку установке сразу двух памятников псковичи услышали только один раз, от искусствоведа, председателя Ассоциации реставраторов России Саввы Ямщикова: «Это чудовищно, Салтыков-Щедрин отдыхает со своим городом Глуповым». Но прозвучало это 20 июня, за месяц и два дня до открытия обоих памятников, когда, понятное дело, задумываться на эту тему было уже бессмысленно.

Но вернемся к холодной зиме 2003-го.

Последний разряд напряжения по вопросу «брать – не брать» проскользнул, когда ПАИ, сославшись на «достоверные источники», сообщило, что «один из скульпторов выступил против того, чтобы его памятник находился рядом с произведением другого художника». Ну так это не проблема, город наш большой. Зачем же рядом? «Мы имеем консолидированное решение с областью, чтобы разнести памятники по разным местам»5, - заявил корреспонденту ПАИ Михаил Хоронен.

Как бы там ни было, на повестку дня вышла новая проблема:

Куда ставить?

Вот тут-то копий и пообломали. Молчавшую доселе общественность буквально «прорвало». Горожане принялись активно обсуждать тему на официальных собраниях и частных встречах, в домах и офисах, устно и письменно. «Псковская Правда», «Новости Пскова», «Псковская губерния» регулярно публиковали комментарии экспертов и подборки читательских писем: где стоять памятникам Ольге?

Поначалу власти думали решить вопрос по-старинке, между собой.

16 января 2003 года мэр с губернатором думали-думали, куда поставить обеих княгинь, и придумали: Ольгу Церетели – на площадь Победы, раз уж ее автор видит воительницей, а Клыкову Ольгу – за Кремль, в сквер на набережной Псковы (о том сквере мы писали, и про «достоинства» его, и про то, кто и что об этом думает – см. «ПГ»6).

Но не тут-то было! Когда речь идет о каком-то далеком памятнике – это одно, а когда вот он, изо дня в день будет у тебя перед глазами маячить, – это совсем другое. Тут и стало ясно, кто люб псковским людям, а кто нет.

Любым оказался Вячеслав Клыков. Его творение народное мнение одномоментно вознесло на вершину пьедестала, и как-то негласно стало считаться, что Ольга работы Клыкова предпочтительнее и важнее7.

Псковичи, очевидно, в отличие от властей, не смотрели на ближнее Запсковье через розовые очки «Золотой Набережной»8, и перспектива установки памятника в запущенном скверике вызвала единодушное возмущение. Взамен предлагалось поставить Ольгу: а) в Кремль (краевед Натан Левин и др.), б) на место Ленина и площадь переименовать в Ольгинскую (писатель Валентин Курбатов и др.), в) в Детский парк, лицом на Октябрьскую площадь. Красной нитью всех разговоров было: как можно обижать святую Ольгу, где же почет и уважение!

Про второй памятник говорили иначе. Внезапно выяснилось, что в Пскове проживает сравнительно немного поклонников таланта Зураба Церетели. Его проект обзывали и «царицей Тамарой», и «топ-моделью» – кем угодно, только не княгиней Ольгой. Площадь Победы как место установки памятника тоже не понравилось псковичам, но жалко было не Ольгу, а место. Возмутились ветераны – на площади Победы когда еще было обещано установить монумент в честь героев великой Отечественной войны!

И все-таки, где будет стоять Ольга работы Зураба Церетели, псковичей волновало в меньшей степени. Убрать куда-нибудь с глаз подальше и ладно, например, хоть в Выбуты сослать. Не хотите в Выбуты – тогда «на четыре угла» или к гостинице «Рижская»; как сказала на мартовском заседании городской Думы бывший директор реставрационных мастерских Элла Петухова: «Пусть приезжих иноземцев пугает!».

Власти не сдавались долго. Время шло, подбиралось все ближе к праздникам, и в ногу с ним шли оживленные дискуссии. Только 28 марта депутаты Псковской городской Думы окончательно решили, что памятник княгине Ольге работы Вячеслава Клыкова будет стоять в Детском парке на месте бывшей доски почета.

Вопрос о втором памятнике еще месяц, никого не задевая, висел в воздухе. Место для Ольги в прочтении Зураба Церетели нашлось только к концу апреля, после молниеносного (на зафрахтованном самолете) визита в Псков самого автора памятника. Избранным местом стал просторный сквер напротив гостиницы «Рижская».

А кто платить будет?

Когда определились с будущим местонахождением и княгини-крестительницы и княгини-защитницы, осталось решить последнюю задачу – установку постаментов и благоустройство территории вокруг оных. Сие требовало денег.

И вот что интересно. Деньги – это всегда больной вопрос, порождающий самые горячие споры, острые противоречия, прения и трения. А тут – тишь да гладь. Вопрос о финансировании работ решился будто бы сам собой и, похоже, загодя.

Установку клыковского памятника взяла на себя городская администрация, а церетелиевского – областная. Начиная с мая месяца, когда стартовали работы над постаментами, ПАИ в каждом информационном выпуске, касающемся установки памятников (не шучу, в каждом), напоминало, кто за что платит. Не дай бог, кто позабудет.

С самого начала Вячеслава Клыкова встречал и привечал Михаил Яковлевич, а Зураба Церетели – Евгений Эдуардович. У каждой из ветвей власти, таким образом, был «свой» памятник. Возможно, именно здесь ключ к тайне «сразу двух». Можно даже предположить, почему не было конкурса – проигрыш любого из авторов пришелся бы слишком близко к сердцу кому-нибудь из властей. Так что, «пусть лучше оба, чем не наш».

И уж если оргкомитетов по подготовке одного праздника одного города было два, то почему бы не быть двум памятникам Ольге? Всем сестрам по серьгам.

Ставки сделаны

Так, худо ли, бедно ли дожили и до открытия. Завсегдатаи интернета из числа поклонников Клыкова могли, конечно, понервничать в последний день, 22 июля, обнаружив на портале Credo.ru новость (со ссылкой на сотрудника областной администрации г-на Филимонова): «В Пскове отменена установка памятника княгине Ольге работы Вячеслава Клыкова». Имелось в виду, что установка «не состоится в рамках празднования» (причину чего автор видел в открытии памятника работы Зураба Церетели, получившего «финансовую поддержку губернатора Псковской области Евгения Михайлова»)9. Ну да интернетчиков в Пскове немного, и облачка на ясном небе почти никто не заметил.

Открытие памятников прошло слаженно, но по-разному. Мол, «наша Ольга – это вам не ваша». Ольгу работы Зураба Церетели открывали 22 июля вечером, из-под белого покрывала, и лил дождь. Ольгу работы Вячеслава Клыкова – 23-го днем, без покрывала, и жарило солнце. 22-го «запевалой» был Евгений Эдуардович, 23-го – Михаил Яковлевич. У последнего было немного торжественней, подольше, народу побольше…

Владыка Евсевий был и там, и там. Обошел, освятил. Спел церковный хор. Все споры, размолвки, недосказанности отошли в прошлое. Во время церемоний царили мир и согласие. Мэр и губернатор пришли «в гости» друг к другу, вспомнили свои заслуги, отметили весомый вклад друг друга (каждого в свое) и поблагодарили всех причастных за отлично проделанную работу.

Г-н Хоронен 22 июля четыре раза повторил, что открытие памятника Ольге работы Зураба Церетели – это «доброе дело»: «И я благодарю главу администрации Псковской области за помощь в организации этого доброго дела, этого проекта».

Г-н Михайлов оба дня говорил про усилия. 22-го июля: «Когда Зураб Константинович Церетели обратился ко мне с предложением об этом прекрасном даре, то, естественно, я принял решение объединить усилия, и вот плод наших совместных усилий вы видите здесь». 23-го июля: «И то, что мы имеем сегодня возможность видеть этот прекрасный памятник – это результат совместных усилий широко известного в России скульптора Вячеслава Михайловича Клыкова и городской администрации». Оный скульптор также выразил благодарность мэру: «…за его последовательную и, я бы сказал, мужественную позицию».

Договорились и насчет «сразу двух». Заместитель полномочного представителя Президента в СЗФО Евгений Макаров на открытии памятника св. Ольге работы Клыкова развеял последние сомнения: «Может быть, кого-то и удивляет, что в дни празднования 1100-летия упоминания Пскова открывается два памятника княгине Ольге. А что здесь удивительного? Возьмите Санкт-Петербург – там памятники Петру исчисляются сотнями. Вопрос лишь заключается в том, насколько велика фигура, историческая личность, которой ставится памятник. Я думаю, в Пскове может быть не только два, но и 22 памятника такому человеку, как великая княгиня Ольга».

Фигура княгини Ольги действительно велика, тут и говорить нечего. Вячеслав Клыков связал открытие своего памятника с началом духовного и нравственного процветания России, обретения страной своего национального пути. Ну и с Богом.

Памятники уже слились с городским пейзажем, едва ли не каждый турист на их фоне отфотографировался. Пройдет немного времени – и памятники Ольге (или все-таки памятник?), наверное, станут для Пскова таким же символом, каким стал для Новгорода Памятник тысячелетию Руси.

А через десяток лет, когда окончательно развеется праздничное возбуждение и пройдет первая радость от «не было ни гроша, да вдруг алтын», псковичи забудут про обстоятельства, при которых у них появились сразу Ольга Евгеньевна и Ольга Михайловна. И будут стоять два памятника на двух берегах реки Великой не только как памятники княгине Ольге, но и как памятники смутному, странному и веселому времени начала ХХI века, когда примирить даже политических конкурентов только она и могла, святая и благоверная княгиня Ольга.

Светлана ПРОКОПЬЕВА.

1 Петербургский Рериховский сборник. Выпуск II-III. 1909.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3824
Оценок:  5
Средний балл:  9.8