Статья опубликована в №31 (803) от 17 августа-23 августа 2016
Экономика

На дне стакана

В нынешнем году рынок легального алкоголя впервые с 2012 года стал отыгрывать позиции у «теневого» конкурента
Павел ДМИТРИЕВ Павел ДМИТРИЕВ 22 августа 2016, 19:45

Антиалкогольные законы дали «зелёный свет» рынку нелегальных «градусов», теперь правительство с переменным успехом «откатывает» ситуацию назад. Принятая в ноябре прошлого года дорожная карта улучшает ситуацию, впервые за несколько лет повышаются сборы акцизов. Но ситуация осложняется тем, что в нелегальном обороте могут быть замешаны предприятия, напрямую аффилированные с Росалкогольрегулированием.

Удары по рынку

О том, что противоалкогольные меры вредят не столько бизнесу, сколько гражданам России, говорят не только специалисты и участники рынка. Проверить действенность госрегулирования производства и оборота спиртосодержащей и алкогольной продукции решила и Счётная палата РФ. Отчёт за 2014–2016 годы, представленный коллегией под председательством Татьяны Голиковой, вряд ли порадовал.

По данным Росстата, с 2013 по 2015 год объёмы производства алкогольной продукции сократились почти на 11%, однако в розницу за тот же период алкоголя продали на 7% больше, считает аудитор Счётной палаты Бато-Жаргал Жамбалнимбуев. Это должно было бы сказаться на бюджете, причём со знаком плюс: ставки акцизов на крепкий алкоголь с 2012 года выросли в два раза, с 254 до 500 рублей за литр безводного спирта. Однако сумма начислений, наоборот, снизилась к 2015 году на 2,5%. Всё это «может свидетельствовать о росте оборота нелегальной алкогольной продукции», сказал аудитор СП. Убрать из речи неуверенное «может» он, увы, не в силах: официальных статистических данных о производстве и потреблении нелегального алкоголя в России нет. И всё же СП заявила: по результатам проверки алкогольный рынок в России как минимум с 2014 года стал уходить в тень.

Аудитор Счётной палаты Бато-Жаргал Жамбалнимбуев полагает, что алкогольный рынок в России как минимум с 2014 года стал уходить в тень.

В пресс-службе пивоваренной компании «Балтика» (входит в холдинг Carlsberg Group) заявили, что их отрасль — одна из самых прозрачных, поскольку производство контрафактного пива невыгодно с экономической и невозможно с технологической точки зрения. «Производство пива — сложный многоступенчатый процесс, который невозможно воспроизвести в кустарных условиях», — уверяют в компании. Тем не менее пиво всё же уступает позиции контрафактному алкоголю других видов.

«В 2014–2015 годах легальные производители переживали результаты резкого роста ставки акцизов на крепкий алкоголь, который шёл подряд с 2012 по 2014 год, — напоминает председатель правления Союза производителей алкогольной продукции (СПАП) Дмитрий Добров. — В 2015 году после наших бесконечных просьб ставку акцизов заморозили на уровне 500 рублей за литр чистого этилового спирта. Резкое увеличение ставки акциза привело к такому же заметному увеличению цены на легальный крепкий алкоголь. Поскольку уровень доходов населения оставался — да и остаётся — прежним, резко вырос спрос на дешёвый нелегальный алкоголь. Часть этого алкоголя продавалась через легальные алкогольные точки. Этим и объясняется [связь] между снижением производства и увеличением продаж в розницу».

Разработанная в 2009 году государственная антиалкогольная концепция приравняла к алкоголю и пиво, акцизы на него были постепенно увеличены в 10 раз, в результате подобного подхода система регулирования и налогообложения пивной отрасли в России оказалась одной из наиболее жёстких в Европе, замечают в компании «Балтика». Это сделало пиво неконкурентоспособным в сравнении с различным контрафактным алкоголем и уже «закрыло» 12 крупнейших и нескольких десятков средних и малых пивоваренных предприятий, лишив тысячи людей работы, а бюджеты регионов — миллиардов рублей акцизных отчислений, уверены в компании. По данным Росстата, с 2008 года пивоваренная индустрия уже на 30% сократила объёмы производства и розничных продаж.

«В современной экономический ситуации любое увеличение доли акциза в цене пива наносит сильнейший удар по пивоваренной индустрии. Все эти факторы в свою очередь приводят к существенному падению рынка пива в стране, негативно сказываются на бюджетных отчислениях, не уменьшая при этом общий уровень алкоголизации населения», — уверены представители «Балтики».

Данные компании «Балтика» о динамике рынка пива в России.

Кроме повышения акцизов, на алкогольный рынок влияет и продолжающееся ухудшение общей макроэкономической ситуации, девальвация рубля и рост продовольственной инфляции. Кроме этого, уже не первый год на него влияет усилившееся законодательное давление, в том числе дополнительные региональные ограничения в области продаж, считают в пивоваренной компании.

Наглядным примером негативных итогов неэффективного и несбалансированного подхода к регулированию алкогольного рынка стало затяжное падение рынка: с 2008 по 2015 год он сократился более чем на 30%, знают в компании. Доля «Балтики» на «пивном» рынке с 2012 по 2015 год снизилась с 38,3% до 34,7%, розничные продажи при этом следовали за рынком. Неутешительна динамика рынка и других компаний – лидеров рынка: с 2014 по 2015 год доля компании «Efes» также сократилась с 13,4% до 13%, «Heineken» — с 13,1% до 12,9%, «SUN InBev» — с 13,2% до 12,8%. Для сравнения: «Балтика» в эти же сроки «упала» на 2,1%, бюджетные отчисления также снижались — в 2015 году компания перечислила в бюджеты всех уровней 60,4 миллиарда рублей налогов, из них 39,3 миллиарда рублей акцизов, а это на 14,7 миллиарда меньше, чем в 2014 году.

«Мы считаем, что акцизная политика должна быть сбалансированной: с одной стороны — содействовать снижению алкоголизации населения, с другой — обеспечивать поступления в бюджет. Сдерживание роста акциза в среднесрочной перспективе могло бы благотворно повлиять на развитие и выравнивание ситуации в отрасли», — подчеркнули в «Балтике».

«Мы не раз и не два говорили, что ставка акцизов должна быть всё-таки снижена, — согласен Дмитрий Добров. — Объективно уровень доходов населения один и тот же, он не менялся фактически, особенно по сравнению с увеличением ставки в два раза. Вопрос акцизов ещё будет обсуждаться, но сейчас мы видим позитивную тенденцию и надеемся, что она будет сохранена. Для государства в увеличении сборов акцизов, само собой, тоже прямая выгода».

Кажется, работает

Правительство, конечно, пытается улучшить ситуацию на рынке. В ноябре 2015 года кабмин утвердил «дорожную карту» для улучшения ситуации и развития конкуренции на алкогольном рынке. И к 1 июля выполнил 18 из 21 пункта, одним из которых было внедрение системы ЕГАИС среди как производителей алкогольной продукции, так и розничных продавцов уже в 2016 году.

Единую государственную автоматизированную информационную систему (ЕГАИС) впервые ввели в 2005 году. Да так ввели, что алкогольный рынок оказался в глубоком кризисе. Систему разработало подведомственное ФСБ ФГУП «Научно-технический центр «Атлас». Спустя год тогдашний премьер Михаил Фрадков фактически обвинил в коллапсе алкогольного рынка министра финансов Алексея Кудрина, тот направил ответное письмо Фрадкову. Он признал, что ЕГАИС так и не заработала, но предложил считать виновными Минфин, Минсельхоз, МЭРТ, ФСБ, ФТС и ФНС. В ноябре 2007 года было начато внедрение новой версии ЕГАИС, разработанной ФГУП «ГНИВЦ ФНС». Внедрить систему не получалось: несмотря на то что разработкой занималось более 500 человек, рынок постоянно находил недоработки, и она возвращалась во ФГУП.

Новое программное обеспечение фактически внедрили лишь к сентябрю 2009 года: стоило оно 650 тысяч рублей, ежегодная сертификация обходилась предприятиям ещё в 70 тысяч, обслуживание системы (включая зарплату новому персоналу) стоило ещё 300 тысяч рублей. При этом, по оценкам специалистов, то, что систему ввели, положительных результатов не принесло, а лишь повысило стоимость продукции небольших производств, да и — уже традиционно — увеличило долю контрафакта на рынке. В 2009 году контроль над системой ЕГАИС постепенно начал передаваться во вновь созданную федеральную службу — Росалкогольрегулирование (далее — РАР). Через три года РАР предложило использовать ЕГАИС при розничной торговле, чтобы полностью отразить сведения о движении алкогольной продукции от производителя к потребителю. Телеканал «Дождь» тогда же приводил оценки директора Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя Вадима Дробиза, по которым «ущерб от ошибок при внедрении ЕГАИС для участников рынка составил сотни миллионов, если не миллиарды долларов».

К 18 июля 2016 года автоматизированным учётом системы ЕГАИС было охвачено около 95% оптовых и розничных точек продажи алкоголя, что мгновенно повысило рост поступления акцизов в первом полугодии нынешнего года на 17%, сообщает Счётная палата. Участники рынка впервые за долгие годы начинают положительно оценивать систему.

«Цель внедрения системы ЕГАИС — обеспечение полного контроля и прослеживаемости на алкогольном рынке. Мы полагаем, что система позволит обеспечить как контроль, так и прозрачность учёта алкогольной продукции на рынке. Прослеживание движения продукции от производителя до покупателя позволит бороться с рынком нелегального алкоголя», — заверили в «Балтике». В настоящее время система на заводах компании функционирует в штатном режиме, все партнёры компании (дистрибьюторы и сети) подключены и работают в системе.

Поскольку акциз с 2015 года был заморожен, с 2016 года введена система ЕГАИС на оптовое и розничное звено, а также проведено много контрольных мероприятий, сейчас ситуация, в общем-то, благоприятная и тенденции на алкогольном рынке изменились к лучшему, уверен Дмитрий Добров. «У нас растёт объём легального производства, если сравнивать первое полугодие 2016 года с этим же периодом прошлого года. Розничные продажи при этом остаются неизменными, эта дельта, которая характеризует часть нелегального рынка, сокращается. Поэтому сейчас ситуация стала намного лучше. Да, в 2015-м, а тем более в 2014 году ситуация была очень тяжёлой. Основная причина этого — тот рост ставки акцизов, который имел место», — пояснил председатель правления СПАП.

По оценкам Доброва, за счёт введения ЕГАИС продажа легальными точками нелегального алкоголя сейчас постепенно сходит на нет. «Раньше люди миксовали: мешали легальный и нелегальный алкоголь: ящик легального, ящик — нет. Там миллион вариантов, — замечает он. — Для легальных предприятий ЕГАИС, безусловно, подействовала хорошо: доля нелегального рынка сокращается, у предприятий растёт объём производства, соответственно, растёт и объём продаж. Выгода, я бы сказал, прямее некуда».

«Ожидаем, что успешная работа в системе ЕГАИС и прозрачная отчётность позволит регулятору провести обещанную отмену справок, прилагаемых к ТТН (товарно-траснспортная накладная. – П. Д.), в 2017 году», — находят ещё один плюс представители «Балтики».

«Не исключая» коррупцию

Но до полного контроля над производством и оборотом этилового спирта ещё далеко: по некоторым оценкам, теневой рынок всё ещё составляет почти треть рынка. В отчёте Счётной палаты легко найти причины этого.

Не урегулирована процедура уничтожения некачественного алкоголя, который возвращается производителю. Декларировать этиловый спирт для технических и иных целей, если вы используете меньше 200 декалитров в год, не нужно. Не налажен контроль за перевозками спирта и алкогольной продукции ж/д, водным и авиатранспортом. Порядка в оснащении этого транспорта приборами учёта также нет.

И самое странное: в дорожную карту даже на уровне предложения не вносятся проекты, которые помогут пресечь «региональный протекционизм» производителей алкогольной продукции или введут прозрачные критерии, по которым выдают лицензии на розничную продажу алкоголя, беспокоится Счётная палата.

Впрочем, есть и объяснимые разногласия в цифрах. К примеру, РАР выявило тенденцию сокращения объёмов производства нелегальных «градусов» на 36% с 2014 по 2015 год, но МВД при этом в 2015 году возбудило почти на 10% больше дел по фактам нелегального производства и оборота алкопродукции.

«Количество результативных проверок — это одно, а доля нелегального рынка — другое. Условно говоря, это просто говорит о результативности проверок, — полагает Дмитрий Добров. — Если к вам в редакцию придут с проверкой относительно производства нелегального алкоголя, у вас ничего не найдут, потому что вы этим не занимаетесь. Если с такой проверкой придут на предприятие, которое раньше имело лицензию, а сейчас её потеряло и формально ничего не производит, то там вероятность того, что что-то будет выявлено, значительно выше. Но как это говорит об объёме нелегального рынка? Это просто говорит о росте результативности проверок. Я бы не стал выделять один орган — вообще результативность проверочных мероприятий РАР, МВД, ФСБ возросла, это факт», — уверен председатель правления СПАП.

Вопросы к Росалкогольрегулированию остаются. Ведомство за 2,5 года заключило 12 контрактов с ОАО «Росспиртпром», которое должно уничтожать или перерабатывать конфискованный алкоголь. Заказы производились в соответствии с федеральным законом № 44 и стоили ведомству почти 650 миллионов рублей, вот только заключались они с нарушением норм законодательства, утверждают специалисты Счётной палаты. Иногда Росалкогольрегулирование «забывало» указывать объём услуг, а начальная максимальная цена была взята, кажется, из чьей-то «светлой» головы: во всяком случае, обосновало её ведомство «через левое плечо». Для этого нужно было бы запросить информацию о стоимости идентичных услуг у других исполнителей, но чиновники решили не доверять чужому мнению и выдумали собственные, довольно затратные метод и расчёты.

«Росспиртпром» при этом допускал в документации пометки, исправления и уточнения фактического объёма полученной продукции, знает аудитор Счётной палаты, то же было и в калькуляции затрат, куда включались несвязанные с переработкой изъятой продукции расходы, что напрямую влияло на суммы, перечисляемые в федеральный бюджет.

Счётная палата проверила и «дочку» «Росспиртпрома», компанию с весьма оптимистичных названием «Эталон». Проверка нашла неучтённый продуктопровод без автоматических средств измерения, что «не исключает рисков несанкционированного доступа к производимому на предприятии этиловому спирту», — добавляет Счётная палата. В результате делом занялась ФСБ России, гендиректор и главный инженер «Эталона» уволены.

Территориальные органы РАР также не вызывают доверия: ООО «Стандарт Спирт», например, производило алкоголь без счётчиков, но Межрегиональное управление по Северо-Кавказскому федеральному округу лицензию компании не аннулировало. Это, осторожно добавляет СП, не исключает наличия коррупционных рисков в деятельности таких управлений.

Это далеко не все факты, найденные Счётной палатой. С остальными можно ознакомиться в опубликованном на сайте ведомства отчёте. Все они говорят о том, что оптимизм участников алкогольного рынка должен быть как минимум осторожным: векторов развития для нелегальных производителей алкоголя остаётся предостаточно. Но, в любом случае, легальный рынок, кажется, нащупал дно: ставки акциза заморожены, теневой рынок отступает. Что-то прогнозировать всё ещё сложно: федеральные и региональные чиновники неусыпно держат рынок под пристальным вниманием, периодически рапортуя о снижении потребления алкоголя в стране и выдумывая новые законопроекты (вспомним лишь псковскую инициативу запретить продажу алкоголя в кафе и ресторанах с 23:00).

А это значит, что «со дна» постучать могут в любой момент.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  590
Оценок:  9
Средний балл:  7