Статья опубликована в №1 (823) от 11 января-17 января 2017
Экономика

Кто сказал «коррупция»?

Антимонопольная служба начала разбираться с несостоявшимся конкурсом на охрану ОЭЗ «Моглино»
Павел ДМИТРИЕВ Павел ДМИТРИЕВ 13 января 2017, 09:40

Комиссия Псковского УФАС открыла дело по жалобе охранной фирмы «Стаф-Альянс Псков» на конкурс по выбору охранного предприятия для «Моглино». Первое заседание получилось жарким: представители фирм и особой экономической зоны обвиняли друг друга во лжи, и однажды даже прозвучало слово «коррупция».

 Что дело перенесут на середину января, стало понятно ещё в начале заседания. Замруководителя регионального УФАС Татьяна Бойко объяснила собравшимся, что «Моглино» вызвано на разбирательство в ведомство только по жалобе «Стаф-Альянса». Однако чуть позже антимонопольщики получили ещё одну жалобу от охранного предприятия «Маныч» и заявления от депутата Псковского областного Собрания Льва Шлосберга. Моглинцы подготовить ответы на новые заявления не успели: они поступили только 29 декабря, а уже 30 декабря экономическая зона отдыхала. Отметим, выходной был назначен не с бухты барахты: ОЭЗ работала 17 декабря, в счёт чего и ушла на каникулы раньше других. Однако выслушать 9 января комиссия УФАС решила всех заинтересованных лиц.

Гендиректор «Стаф-Альянс Псков» Дмитрий Капланский был многословен и возмущён. Он напомнил, что его фирму не допустили к участию в конкурсе из-за того, что у неё, по мнению комиссии «Моглино» не оказалось необходимого количества трудовых ресурсов для охраны ОЭЗ, и фирма не представила оригинал справки об отсутствии неисполненных предписаний и представлений. Однако кадры есть, да и справка предоставлена была, заявил Капланский. Он объяснил, что необходимый документ должна выдавать Росгвардия, но ведомство в декабре переезжало и разрешило фирме получить справку у лицензирующей организации. Что «Стаф-Альянс» и сделал. Что касается кадровых вопросов, то фирма по документам собиралась использовать в «Моглино» в общей сложности 13 охранников на постах и ещё 7 в автомобиле, который безвыездно находился бы на территории ОЭЗ. То есть необходимые 20 охранников у фирмы были.

Когда-то ОЭЗ «Моглино» будет большой и там найдётся, что охранять. Фото: Тимур Галимов / ПГ

«Моглино» на заседании представляли Екатерина Фёдорова и таинственный Максим Владимирович, который постеснялся назвать свою фамилию журналисту «ПГ». Они по очереди объяснили комиссии УФАС, что ОЭЗ хотела бы получить от охранников справку, предоставленную ведомством, а не каким-то человеком.

Бумага «Стаф-Альянса» действительно выглядит довольно невнятно: текст набран на простом листке, на котором даже нет печати. Другое дело, что выдавал её уполномоченный человек, но «Моглино» разбираться в этих хитросплетениях не обязано. Ещё ОЭЗ нужны просто 20 охранников на стационарных постах, учитывая график сутки через трое. И ещё, чтобы у фирмы был автомобиль быстрого реагирования, который постоянно находится на территории «Моглино» не обязан. Дмитрий Капланский в ходе объяснений периодически возмущался тем, что из формулировок контракта всех нюансов не понять, «моглинцы» против этого также горячо протестовали.

Зато Капланский представил комиссии УФАС интересный документ: у охранной фирмы по условиям торгов не должно быть долгов. А у победителя – фирмы «Гедеон-Псков» - долги есть. В доказательство этого Капланский предоставил УФАС выписку с сайта Службы судебных приставов. Представители «Моглино» парировали тем, что долгов не должно быть за прошлый (в данном случае 2015) год. И их не было.

Фирму «Маныч» на заседании представлял Алексей Васильев и ещё один юрист, который также кокетливо попросил имени своего не называть. У «Маныча» к «Моглино» было три претензии. Во-первых, они заявили, что во время вскрытия конвертов и при обсуждении того, какие документы представлены «Гедеоном», якобы была заминка. Значит, фирма не представила какой-то документ, сделали вывод в фирме «Маныч».

Ещё они опротестовали причину собственного отстранения от конкурса. Комиссия ОЭЗ не дала им поучаствовать в торгах потому, что «Маныч» снизил цену более чем на 10% и не обосновал этого. Охранники заявили, что они на самом деле цену снизили менее чем на 10%, потому что работают по упрощённой системе налогообложения, платить 18-процентный НДС не должны, а значит, имеют преимущество, которым и воспользовались. В-третьих, фирма хотела, что в «Моглино» объяснили, почему они не захотели воспользоваться услугами фирмы, представившей им самую низкую цену, не в этом ли смысл торгов? По условиям торгов, ОЭЗ могла отстранить фирму, снизившую цену на 10%, но всего лишь могла, а не обязана. Зачем пользоваться этим правом и платить больше, недоумевали представители предприятия «Маныч».

Заминку при вскрытии конвертов моглинцы отрицать не стали и даже пообещали предоставить комиссии УФАС аудиозапись декабрьского мероприятия. И да, одного документа у «Гедеона» не было: уже недействующих лицензий, подтверждающих опыт компании. Но комиссия «Моглино» сумела разобраться в проблеме: таких лицензий у фирмы нет в принципе, потому что она создана только в 2014 году, то есть, нарушений здесь нет. Остаётся другой вопрос: почему комиссия «Моглино» вместо того, чтобы попросту и без объяснений «завернуть» заявку «Гедеона» решила разобраться, почему необходимой бумаги в документации не представлено? И почему с другими фирмами и их недочётами разбираться не стали?

Про НДС и цену представители «Моглино» ответили просто: это преимущество и пользоваться им «Маныч» в данном случае не мог. Цена для всех фирм была одинаковой, и «плясать» надо от неё, а не отнимать 18% и высчитывать 10-процентный задел уже от меньшей цены контракта. Иначе был бы нарушен принцип равноправия и в УФАС пришёл бы «Гедеон», считают в «Моглино». Значит, по факту «Маныч» цену снизил более чем на 10%, этого не обосновал, поэтому и был не допущен к торгам.

Примерно здесь Татьяна Бойко устала от постоянных споров участников процесса, которые вместо того, чтобы выслушать позиции друг друга, попеременно вставляли противникам «шпильки» - и выгнала всех из зала заседания, чтобы принять решение.

За дверьми зала споры продолжились. Алексей Васильев припомнил Максиму Владимировичу, что тот бросил в его сторону фразу «Не надо врать» и потребовал извинений. Представитель «Моглино» в бутылку не полез и за эти слова извинился, но во всём остальном остался при своём мнении. Вообще, Максим Владимирович был единственным человеком, который в перепалке посреди заседания неожиданно обиженно заявил: «Вы нас тут в коррупции обвиняете». Однако заявление это слишком серьёзное и никто их участников процесса конкретно в коррупции «Моглино» не обвинял. Хотя и просили комиссию УФАС внимательно почитать документацию, которая, по их мнению, как будто специально составлена слишком сложно, дабы была возможность не допустить их к торгам.

Забавно, но уже за дверями арбитром в споре Максим Владимирович попросил быть Льва Шлосберга. Тот успел объяснить охранникам их главную проблему: по всем вопросам нужно было обращаться в «Моглино» с письменными запросами, устные претензии к делу не пришьёшь. Здесь Татьяна Бойко вновь вызвала всех в зал, где огласила единогласное решение комиссии: перенести рассмотрение дела на 17 января.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  511
Оценок:  4
Средний балл:  10