Статья опубликована в №3 (875) от 24 января-30 января 2018
Вернисаж

Судьба человека при социализме

Арнольд Ган: «Рисовать нужно неправильно. Тогда будет правильно!»
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 05 февраля 2018, 18:50

«Поражаюсь искусству ваших художников!»
Притчи о Ходже Насреддине.

Художественную выставку «Рисунки монументалиста» Арнольда Гана, открывшуюся в Малом зале картинной галереи Псковского музея-заповедника 18 января 2018 года, можно назвать исторической. В том смысле исторической, что знакомишься с работами художника, с его биографией, и одновременно перед глазами проходит биография страны, называвшейся СССР. Революция, строительство, репрессии, переселение, дружба народов, взлёты, падения, распад государства…

«Здесь бьют»

Заслуженный деятель культуры Узбекистана Арнольд Ган* родился на территории нынешней Псковской области. Но прожил он в наших краях совсем недолго. На открытии выставки дочь художника Зоя Ган рассказала: «Когда моему папе был годик – в 1929 году - его вывезли из Себежа в город Каширу, в Подмосковье». Причина отъезда была в том, что начиналась очередная волна преследований.

Происхождение семьи Ган по тем временам было неподходящее. У прадедушки и прабабушки Зои Ган под Себежем когда-то было имение – три деревни: Петуховщина, Дубровка, Наволоки. Прабабушка Мария Войцеховская до революции 1917 года не дожила, а вот прадед Виктор Николаевич Ган был жив, как и многие его дети, внуки…

Некоторые биографические подробности семьи Ган можно прочесть прямо на одной из графических работ Арнольда Гана. Они сделаны на полях каллиграфическим почерком.

Пока многочисленная публика рассматривала выставленные работы – 12 живописных и 56 графических – дочь художника рассказывала интересующимся о том, что происходило с семьёй Ган после того, как они спешно покинули Себеж: «В Кашире у дедушки Павла Викторовича** репрессировали родного брата – Станислава Гана. Он был главным инженером Каширской ГРЭС. Там топили бурым углём. Нельзя топить им, от этого оборудование портится. Станислав Ган об этом говорил, но его не слушали. Оборудование сломалась. Произошла авария. Репрессировали 40 человек. Дедушкиному брату дали 10 лет без права переписки. Однажды сестрам удалось навестить его в Бутырке. Он сказал: «Здесь бьют». С тех пор никто его не видел и о нём ничего не известно. После этого друзья сказали дедушке, что если вы отсюда не уедете, то с вами может быть то же самое. Они быстро собрали вещи и уехали в Ташкент. Прадед был ещё жив и умер в Ташкенте».

Автопортрет с отцом П. В. Ганом. Арнольд Ган.

Правда, в некоторых публикациях указано, что брата звали не Станислав, а Викентий (у Арнольда Гана было много братьев и сестёр, он был одиннадцатым ребёнком в семье). Впрочем, другие источники сообщают, что Викентий Викторович Ган был не инженером, а архитектором, и его красные расстреляли значительно раньше – во время Гражданской войны в Пензе.

В любом случае, непролетарское происхождение в «стране победившего пролетариата» усложнило жизнь семьи Ганов.

«Подсознание есть суть Искусства»

Когда пришлось покидать Подмосковье, будущему художнику-монументалисту Арнольду Павловичу Гану было лет шесть.

Ташкент в качестве места отступления выбрали не случайно. Туда ещё раньше вынуждено уехала одна из родных сестёр Павла Викторовича Гана. Это была ссылка из-за дворянского происхождения. Ей на выбор советские власти предложили Сибирь или Среднюю Азию. Она выбрала тёплые края. Так что семья Ган снова воссоединилась в Ташкенте, но уже не в полном составе.

Если взглянуть на списки репрессированных в СССР, то людей с фамилией «Ган» там много. Артур, Вольдемар, Герман, Рихард, Фридрих… Есть и Викентий, но другой – Викентий Юлианович, крестьянин из-под Гродно. Десятки имён русских немцев по фамилии Ган из Одессы, Саратова, Башкирии, Самарской области… Но в числе 2 миллионов 862 тысяч 259 человек, попавших в открытый список жертв политических репрессий в СССР, имя Станислава Гана не значится. Список неполный.

Чеканщик с женой. Арнольд Ган.

Про историю с «диверсией» на Каширской ГРЭС, снабжающей электричеством Москву, тоже мало что известно. Если почитать официальную хронику, то картина предстаёт исключительно благостная: «В 20-х - 30-х годах отрабатывались технологии использования местных видов топлива – бурый уголь, торф и пр., и наращивалась мощность станции до 205 МВт… Была разработана новая технология сжигания бурого угля, с её помощью ГРЭС стала лидером в стране по надёжности и экономичности оборудования. В 1939 году коллектив ГРЭС был награждён орденом Ленина «за успешное освоение нового типа энергетического оборудования и безаварийную работу». За цифрами и за бурым углём совсем не видно людей.

А вот в работах Арнольда Гана, представленных на выставке «Рисунки монументалиста», людей множество… Трогательные детские лица, старики… Много еле заметных деталей. Тонкая работа. «Канатоходец в красно-зелёном», «Босоногое детство», «Керамист», «Суворовец», «Старая женщина пьёт чай», «Играющая на металлофоне», «Беседа вокруг новостей», ещё одна «Старая женщина», «Художник-чеканщик с женой», «Девочка вышивает»… Но с мелочами надо быть осторожным (об этом чуть ниже).

Судьба коровы при социализме. Арнольд Ган.

Казалось бы, художнику-монументалисту такое умение не обязательно. Монументалисту вроде бы не до деталей. Он расписывает стены дворцов, станций метро… Крупная форма, огромный масштаб… В альбоме фотографий, который тоже имеется на псковской выставке, есть несколько изображений монументальных работ Арнольда Гана. Мозаики, фрески, рельефы, росписи. Художественное оформление станции метро «Проспект Космонавтов» и Дворца Искусств им. А.Навои, роспись в театре драмы в городе Джизаке, фреска по сырой штукатурке в театре драмы в городе Ургенче, мозаика «Древо Самарканда» и рельеф «Похождения Насреддина Афанди» в мемориальной чайхане «Самарканд-дарбаза», роспись в фойе концертного зала «Туркестан» и многое другое. Арнольд Ган много работал совместно с архитекторами Серго Сутягиным и Юрием Халдеевым и с братом Виктором Ганом (художником-монументалистом). Династия Ганов – художники в нескольких поколениях.

Младший брат Арнольда Гана художник Виктор Ган опубликовал заметки под названием «Принципы, которыми в своём творчестве пользовался мой брат Арнольд». Там есть такие строки: «Глядеть на натуру нужно краем глаза, боковым зрением. Таким образом, ты будешь видеть основу и не закопаешься в мелочах. Боковое зрение связано с подсознанием. Подсознание есть суть Искусства».

«Отец не очень воспринимал соцреализм»

Отец Арнольда Гана Павел Ган, оказавшись в Ташкенте в середине 30-х годов прошлого века, стал одним из основателей школы живописи в Узбекистане. С 1936 по 1957гг преподавал в РХУ им. П.Бенькова. Ещё в тридцатые годы какой-то «бдительный» студент донёс на Павла Гана, и Павла Викторовича задержали на несколько дней, но потом выпустили.

Зоя Ган упомянула имена других русских художников, живших в Ташкенте, с которыми советские власти обошлись более жестоко. Например, с Михаилом Курзиным. В 1936 году его осудили первый раз – за «контрреволюционную агитацию». Сотрудники НКВД изъяли его имущество. Большая часть его работ, скорее всего, погибла. Второй раз Курзина репрессировали в 1948 году за нарушение режима (он приехал в Ташкент навестить семью). На свободу Курзин вышел только в 1954 году по амнистии и через несколько лет умер.

Босоногое детство. Арнольд Ган.

«Сажали за шутки, за анекдоты, за всякую ерунду, - продолжила рассказ Зоя Ган. - Люди сильно боялись… Вы, наверное, слышали, что в почти высохшем сейчас Аральском море были острова прокажённых. И на некоторых островах были лагеря репрессированных людей».

О таинственных островах, в частности, об острове Барса-Кельмес, где был лепрозорий, в последние десятилетия появилось несколько публикаций. Один миф перекрывает другой миф. Остров, переставший быть островом, сейчас находится на территории Казахстана. Название переводится с казахского «пойдешь – не возвратишься». Для сотен тысяч людей в Советском Союзе такой дорогой в один конец стали тюрьмы и лагеря. Многие исчезли навсегда. Документы засекречены до сих пор.

Продолжительность жизни монументальных работ, несмотря на то, что они всегда на виду и украсть их затруднительно, часто короче, чем продолжительность жизни какого-нибудь скромного рисунка, сделанного на углём на бумаге. Так случилось с мозаикой Арнольда Гана в здании Ташкентского аэропорта. После реконструкции мозаику не восстановили. Утрачены и некоторые другие монументальные работы (пожар, расширение дороги).

Ирина. Арнольд Ган.

А небольшие живописные работы и графика – вот они. Привезены и выставлены в псковском музее-заповеднике. Живопись на досках, на каких-то картонках. Многое с явным восточным колоритом. Всё это явно не предназначалось для выставок. Арнольд Ган, несмотря на высокое положение (он был первым главным художником Ташкента) в КПСС не вступал и в своих работах старался избегать советского официоза. На выставке мы видим бытовые сцены, портреты, наброски, зарисовки… Дочь Арнольда Гана говорила, что «отец не очень воспринимал соцреализм и втихаря посмеивался над ним». Для себя он делал что-то, похожее на карикатуры. Склонность к юмору заметна даже в монументальных работах (рельеф в чайхане «Самарканд Дарбаза» на тему похождений Хаджи Насреддина). Или взять рисунок «Социальные отходы», или живописную работу «Судьба коровы при социализме». Глядя на выставленные работы Арнольда Гана трудно назвать советским художником. Есть даже работа «Вертинский в роли Пьеро». Это какая-то параллельная советской живопись.

Виктор Ган приводит принцип рисования, которым руководствовался его брат Арнольд: «Рисовать нужно неправильно. Тогда будет правильно!»

«А какие увлечения, кроме живописи, были у вашего отца?» - спросил я дочь художника. «В 90-е годы папа увлёкся вокалом. Он боготворил Шаляпина и выучил фактически весь его репертуар». – «У него был бас?» - «У него был бас-баритон. В юности он ходил в хор при консерватории. Всю жизнь хотел быть дирижёром. Не получилось, но когда вышел на пенсию, его позвали в любительской народных хор. Он покупал огромное количество старых нот. Половину времени посвящал вокалу».

***

У семьи Ган в дореволюционное время имелся свой герб. Герб был, разумеется, с петухами («ган»-«hahn» в переводе немецкого - «петух», оттого и родовая себежская деревня называется Петуховщина). Но на гербе был изображён ещё и кадуцей (жезл глашатаев из египетской, индийской, греческой и римской мифологии, обладавший способностью примирять). Советская, да и постсоветская история во многом основана на непримиримости. Примиряющий кадуцей утрачен.

Кроме того, в мифологии кадуцей использовали для усыпления людей и пробуждения ото сна.

Тем же занимается и искусство.


*Арнольд Павлович Ган (1928-2000), художник-монументалист, живописец, рисовальщик. Заслуженный деятель искусств Узбекистана. Учился в РХУ им. П.Бенькова у А.Волкова и В.Уфимцева с 1943-1948гг., затем с 1948-1954гг. в ЛВХПУ им. В.Мухиной. Его педагогами были Е. Белашова, А.Дейнека, В.Мухина, В.Фаворский. Преподавал в РХУ с 1955-1962гг. Был первым главным художником города Ташкента.

**Павел Викторович Ган (1894 - 1967), художник-живописец, пейзажист, педагог, один из основателей школы живописи в Узбекистане. До революции учился в Петербурге в Школе им. барона Штиглица (сейчас – Институт Прикладного Искусства им. Веры Мухиной), а потом в Москве, закончив студию Дмитриева – Кавказского при Московском училище Живописи, Ваяния и Зодчества. Его педагогами были мастера русской школы живописи: Л. Пастернак, К. Коровин, А. Васнецов.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  566
Оценок:  6
Средний балл:  10