Статья опубликована в №6 (828) от 15 февраля-21 февраля 2017
Колонки

Тариф универсальный «Яровой». Дорого

За тотальную слежку за гражданами России заплатят из кармана граждан России
Лев ШЛОСБЕРГ. Лев ШЛОСБЕРГ. 15 февраля 2017, 18:00

«С образами ли ходим, свадьба ли, или, положим, случай какой, везде он кричит, шумит, всё порядки вводит. Ребятам уши дерет, за бабами подглядывает, чтоб чего не вышло, словно свекор какой... Намеднись по избам ходил, приказывал, чтоб песней не пели и чтоб огней не жгли. Закона, говорит, такого нет, чтоб песни петь».

А. П. Чехов, «Унтер Пришибеев», 1885 г. 

На минувшей неделе стало известно, что ещё в июле 2016 года, подписывая скандально известный «антитеррористический» пакет «законов Яровой», президент Владимир Путин подписал поручение правительству поддержать операторов связи с «учётом необходимости недопущения роста тарифов на услуги связи выше уровня инфляции». Упоминание об этом поручении неожиданно появилось в начале февраля на официальном портале правовой информации (Минкомсвязь сослалась на закрытое поручение в дискуссии о подзаконных актах к «закону Яровой»).

Как только на упоминание поручения обратила внимание пресса и в министерство были направлены запросы средств массовой информации, комментарии министерства со ссылками на закрытое поручение уже вечером 6 февраля были удалены с портала. Причина секретности и нервозности проста: рост тарифов в связи с «пакетом Яровой» неизбежен, и заплатят за него, как нетрудно догадаться, сами граждане. Причём дорого. Эта простая и понятная с момента внесения закона в парламент мысль властям чрезвычайно неприятна, и обсуждать вопрос «Что делать?» они намерены только за закрытыми дверями.

Скандал в связи с принятием «закона Яровой» был в фокусе общественного внимания весной и летом 2016 года, когда парламент обсуждал новые «антитеррористические» инициативы.

«Антитеррористические поправки» обязывают операторов и интернет-компании хранить текстовые сообщения, голосовую информацию, изображения, звуки, видео, иные электронные сообщения пользователей вплоть до шести месяцев. Операторы связи также должны хранить информацию о фактах приёма, передачи, доставки сообщений и звонков (так называемые метаданные) в течение трёх лет, а интернет-компании («организаторы распространения информации в сети Интернет») — в течение года.

Интернет-компании будут обязаны сами, за свой счёт, декодировать все сообщения пользователей и без решения суда передавать ФСБ ключи к зашифрованному трафику.

Депутат фракции «Единой России» Ирина Яровая на пленарном заседании Государственной Думы РФ. Фото: Станислав Красильников / ТАСС

На коммерческие компании в приказном порядке возложили обязанности государства и обязали их обеспечить все работы за свой счёт. Что такое «свой счёт» коммерческих компаний? Это деньги потребителей.

Сами поправки вступят в силу с 1 июля 2018 года, и тогда граждане в полной мере ощутят их силу. Почти все пользуются мобильной связью, но далеко не все читали отзывы компаний-операторов мобильной связи о «пакете Яровой», направленные минувшим летом в парламент и правительство.

Перед обсуждением проекта закона в Совете Федерации главы МТС, «МегаФона», «Вымпелкома» и «Т2 Мобайл» обратились к председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко с просьбой не допустить принятия антитеррористических поправок. Операторы «большой четвёрки» попросили Совет Федерации отклонить принятый Госдумой законопроект, поскольку он «приведёт к многократному росту тарифов на услуги связи, деградации их качества и остановке развития сетей связи в России». Как мы знаем, не помогло, закон был принят.

Ведущие компании оценили объём затрат на реализацию закона примерно в 5 (пять!) триллионов рублей. Для сравнения и понимания ситуации: доходная часть всего бюджета России на 2017 год составляет сейчас 13,43 трлн руб.

По подсчётам «МегаФона», затраты на реализацию «антитеррористических» норм составят 938 млрд рублей, что превышает годовую выручку компании примерно в 3 (три!) раза. «ВымпелКом» («БиЛайн») оценивал затраты в 1 трлн рублей. «МТС» (совместно с «МГТС») оценили свои затраты в районе 1,7 трлн рублей, «Т2 Мобайл» (бренд Tele2) — более 1 трлн руб.

Для сравнения и понимания ситуации: в 2015 году выручка МТС в России составила 391 млрд руб., «МегаФона» — 308 млрд руб., «ВымпелКома» — 278 млрд руб., а «Tele2» — 94,6 млрд руб.).

Операторы мобильной связи в момент принятия закона прогнозировали повышение тарифов на услуги связи в 2-3 раза.

В январе 2017 года Фонд информационных технологий и инноваций (Information Technology & Innovation Foundation, ITIF) внёс «закон Яровой» в десятку худших мировых инициатив в области IT, препятствующих дальнейшему инновационному развитию индустрии.

Начало срока исполнения закона неумолимо приближается, и реализовать его без огромных дополнительных денег невозможно.

Более того, стало совершенно ясно, что принятый в угаре шпиономании закон в полном объёме физически неисполним. Шпионаж такого масштаба не организовывала ни одна страна, никакой бюджет и никакой рынок не в состоянии обеспечить такие расходы. Намерение организовать руками бизнеса тотальную слежку за гражданами столкнулось с объективной реальностью. Денег нет.

Что делают заказчики законодательной шизофрении?

Ищут выход, чтобы спасти свою иезуитскую задумку.

Что придумали?

Как всегда, ничего хорошего.

Замминистра экономразвития Николай Подгузов предложил компенсировать операторам избыточные расходы из… фонда универсальных услуг связи, который формируют своими взносами сами операторы.

Да, операторы ежегодно отчисляют в этот фонд 1,2% выручки, но, как нетрудно догадаться, на совсем другие цели. Средства из фонда поступают в бюджет, а государство должно выделять из этих средств деньги «Ростелекому» на т. н. «устранение цифрового неравенства»: компания тратит их на строительство оптоволоконных линий связи и точек доступа, финансирует оказание универсальных услуг связи — работу таксофонов и пунктов коллективного доступа в интернет, то есть тратит средства на общественные цели.

Как нетрудно догадаться, государство недофинансирует этот проект. В 2016 году в фонд универсальных услуг планировалось собрать 14,8 млрд руб., но «Ростелеком» получил из бюджета только 7,9 млрд. И в какое сравнение идут эти цифры с расходами, которые предстоят операторам мобильной связи в соответствии с законом? Сравните 7,9 млрд и 5 триллионов: песчинка и гора.

Совершенно очевидно, что средства фонда универсальных услуг связи абсолютно недостаточны для выплаты компенсации операторам, а социально значимые программы «Ростелекома» будут просто остановлены.

Минкомсвязь это понимает. Ведомство вышло на силовые ведомства с предложением о снижении в 10 (!) раз объёма трафика, который необходимо хранить. В частности, предлагается отменить хранение «избыточной информации» — интернет-видео, IP-TV, торрентов и ряда других «тяжёлых» ресурсов.

По версии министерства, при сокращенном объёме хранения трафика затраты операторов связи на реализацию «пакета Яровой» могут составить (всего) 100 млрд руб. Это четыре годовых бюджета Псковской области, напомню масштаб.

Но специалисты не согласны с чиновниками и полагают, что сумма затрат занижена в разы.

Соответственно, перед бюджетом (неважно, как будет называться статья расходов, откуда решат вытаскивать эти деньги) будет поставлена непосильная и — что очень важно — неразумная, неправильная по сути задача: компенсировать затраты бизнеса, причём это планируется делать в течение 10 (десяти!) лет.

Взносы в фонд универсальных услуг связи будут повышены, но эти деньги не пойдут на развитие отрасли, они пойдут на покрытие «шпионских нужд».

Никто сейчас не сможет предположить, каковы в итоге будет затраты.

Но очевидно, что бизнес потеряет в разы больше, чем предложит ему государство как плату за «яровую нагрузку».

Что будет делать бизнес в такой ситуации?

Выход у него один: повышать тарифы.

«Заройте ваши денежки…»

Что называется, приехали в самое начало. Кольцо замкнулось.

Для экономики это кольцо напоминает неуклонно затягивающуюся петлю.

* * *

Несвобода всегда обходится дороже свободы.

Полицейское государство тратит на политическую охоту за мыслями граждан намного больше денег, чем на развитие условий для человеческой самореализации. Чип в каждый человеческий мозг — вот идеал полицейщины.

Затраты на тариф «Яровой» не имеют реального отношения к обеспечению безопасности граждан: это затраты полицейского государства на подавление любого инакомыслия, это индустрия шпионажа и нагнетания страха.

Это закон не против кого-то персонально, это закон буквально против всех. И заплатят за него все, буквально все, потому что интернет и мобильная связь касаются уже практически всех так или иначе — как воздух.

Вот он и появился — так давно ожидаемый «налог на воздух».

Тариф «Яровой» заложен в результаты несвободных и сфальсифицированных выборов. Этот тариф — подушевая подать несвободы.

Несвобода собирает эту подать буквально со всех — и свободных, и несвободных.

Когда выбираете политический тариф для страны и себя, думайте об окончательной цене тарифа.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2519
Оценок:  18
Средний балл:  9.3