Колонки

Эта музыка будет вечной

Власти увидели в свободных музыкантах реальную угрозу своему беспределу
Лев ШЛОСБЕРГ. Лев ШЛОСБЕРГ. 06 декабря 2018, 16:40

По России идёт волна запретов выступлений музыкантов. Сорваны десятки выступлений. Запугивают организаторов, собственников залов, самих артистов. Дошло до задержаний и арестов. В организации запретов ведущую роль играют силовики: ФСБ, Росгвардия, полиция, прокуратура. Власть снова прячется за спины вооруженных людей, которым приказано не думать о последствиях.

Имена авторов и названия исполнителей, столкнувшихся в последнее время с запретами выступлений, трудно перечислить полностью: «Ляпис Трубецкой», «Порнофильмы», GONE.Fludd, IC3PEAK, Элджей, Хаски, Егор Крид, «Френдзона», Монеточка, Ганвест, Jah Khalib, Matrang, MC Doni,  Ольга Бузова, Фейс, «Пошлая Молли», Захар Май и другие, сорваны панк-фестиваль «Ледокол», концерт Punk’s not dead, панк-концерт «Дезертир-фест».

В стране зачищенной политической жизни самыми яркими общественными лидерами несогласия и протеста, просто самыми яркими свободными людьми оказались музыканты: их аудитория исчисляется миллионами, а их общественные связи никак не зависят от телевизора. Миллионы людей общаются между собой без цензуры на языке образов культуры, и для этого языка нет пределов, он распространяется вне зависимости от государственных институтов и холопских государственных СМИ.

Никак не связанные с публичной политикой музыканты оказались в прицеле опричников окостеневающей системы, когда уже казалось, что всё политическое пространство зачищено, на выборах ничто и никто не угрожает, всё живое закатано под асфальт, всё под тотальным контролем – и вдруг выясняется, что свобода и протест против несвободы никуда не ушли, они просто сменили образ и язык. Но осталась в общественном сознании как живая среда культуры. Трава снова пробилась сквозь асфальт.

В уже практически бескислородном обществе выяснилось, что музыка выживает и в такой токсичной среде, потому что музыкантам не нужны российский первый или двадцать первый каналы, их среда общения – вне сливных бачков российского государственного телевидения. Выяснилось, что в стране мёртвой политики есть живая музыка, и власти ничего не могут с этим сделать.

Так уже было – в советское время, когда свободное слово доходило до миллионов, будучи облеченным в песни. Певца Владимира Высоцкого не показывали по телевизору, только актёра. Настоящего, подлинного, неподцензурного Высоцкого не показывали по советскому телевидению  никогда. А его пела вся страна. Он шел по улицам города, а из окон домов его голос рвался в раскаленный от восторга воздух из выставленных на подоконники магнитофонов. Высоцкий пел правду о жизни, и делал это фантастически талантливо. Этой правды не было в газетах, на телевидении и радио. Она была в песнях. Можно ли было запретить Высоцкого?

Всем нам, кто жил в советское время, памятна та атмосфера азотной несвободы. Эта атмосфера морального насилия нашла своё точное лексическое определение – «совок». Те, кто жил тогда, ни с чем не перепутают этот гнилой и тухлый запах, поганый совок.

Телеграм-канал Льва Шлосберга

Мы сегодня возвращаемся в те времена, когда любая сволочь из кабинета райкома КПСС могла запретить любое свободное слово. И наказать. И сломать человеку жизнь. О, с каким сладострастием они это делали. Как они гордились своим всесилием, как они измывались над свободными творческими людьми, как втаптывали их в грязь, как верили в собственную политическую и даже личную шкурную вечность.

Их всесилие рухнуло на глазах у всей страны, всего мира, и они бежали с позором, пряча партийные билеты и прикрывая ветошью наворованное.

Группа IC3PEAK, дуэт Насти Креслиной и Николая Костылева. Официальное фото.

И вот 40 лет спустя история повторяется. Политика в России почти уничтожена, но уничтожить музыку оказалось невозможно.

Протест общества не просто ушёл в культуру, он ушел на единственно свободную территорию в стране – территорию музыкальной культуры и говорит с властью на этом языке. Слово поэта и музыканта более весомо, чем слово политика, и может двигать массами. Власти это увидели и поняли.

Результатом стал дикий страх власти. И всей силой своего аппарата насилия власти навалились на музыкальные группы и отдельных исполнителей.

Думали ли организаторы запретов, что всё пройдет тихо и аудитория не отреагирует? Скорее всего, нет, потому что при команде «фас!» овчарка не думает о последствиях, она выполняет команду.

Насколько высок политический уровень, на котором принимаются решения о травле и запрете музыкантов? Никто не знает сейчас, политические документы наглухо закрыты и неизвестно, есть ли они вообще. Из коридоров власти доносится только скрежет зубов.

Свободное творчество всегда является последним и одновременно первым бастионом свободы. Именно его и штурмуют сейчас российские силовики с УК РФ и дубинками наперевес.

Чем завершится это противостояние, в котором многие видят уже сейчас предвестие больших общественных волнений? Как это повлияет на политическую ситуацию в стране? Что ждет российскую свободную музыкальную культуру? Ответов на эти вопросы сейчас нет, но история даст их неизбежно, потому что такие вопросы никогда не остаются без ответов.

Залог этих ответов в том, что свободную музыку в нашей стране пишут и поют молодые люди. Они выросли при Путине, но они сделаны из другого химического состава, в их Системе периодических элементов нет страха. Их реальность – не параллельна, а перпендикулярна возвращающейся империи совка, и эта перпендикулярная реальность прошивает страх насквозь и разрушает стены, построенные из страха – стены осажденной крепости, стены ненависти и вражды, стены жлобства и скотства.

Этим молодым людям от природы свойственно чувство солидарности, которое является признаком нравственного здоровья. Они могут выйти на одну сцену вместе со своими недругами в знак солидарности с арестованным товарищем, потому что ценности свободы выше личных разногласий, неприязни и вражды.

«Я буду петь свою музыку», – открыто говорят музыканты, вместе, плечом к плечу, выходя на сцену перед тысячами людей в зале и миллионами зрителей в стране. И с этим движением гражданской солидарности власти ничего не могут сделать.

Новые музыканты формируют новую питательную общественную среду, где мысли и чувства человека сильнее политической воли государства. Вокруг этих людей по законам естественного притяжения добра формируется сейчас новое гражданское общество. «Я не боюсь». «Я не предам». «Я не отступлю». Вот постулаты этого общества. Именно эти постулаты разрушили совок. И они разрушат империю страха в новом веке.

Телеграм-канал "Псковской губернии"

Против таких людей ощерившееся совком российское государство пытается действовать так же, как 40 лет назад действовало советское государство против рок-музыкантов эпохи гниения СССР: запугивает, запрещает, угрожает. Но крах КПСС и СССР был предвосхищен и предсказан именно в музыке, а потом уже понимание неизбежности этого краха пришло в политику и общество.

Законы истории с тех пор не изменились и не могли измениться. Они не подчиняются дубинкам и даже пулям.

Музыка живого и честного сердца диктует нам завтрашний день. Её электричество оживляет потухшие глаза и серые лица униженных и разочарованных вечной жаждой настоящей жизни, возвращает смысл и веру в ежедневное человеческое усилие над собой и миром.

«Перемен требуют наши сердца…».

Этот пульс, в каких бы словах он ни был воплощен, делает время и судьбу.

Стучащему не в такт сердцу история открывает ворота и окна свободы.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  597
Оценок:  17
Средний балл:  8.4